Цена времени

Цена времени

Священник Г. Петров

Мы не умеем распоряжаться временем. Кто-то прекрасно сказал: «Еще не родился человек, который дорожил бы, как следует, каждым часом своей жизни». Мы легкомысленно, как неопытный юноша, тратим золотое время, полагая, что в будущем его еще неистощимый запас, что нашему богатству в этом отношении нет конца. Мы на начало и на конец жизни смотрим, обыкновенно, словно в зрительную трубу, которая с одной стороны увеличивает и приближает предметы, с другой – уменьшает и отдаляет. Когда мы оглядываемся на начало жизни, оно нам кажется близким; когда на конец, он нам представляется страшно далеким. По словам же псалма: «Число дней наших семьдесят лет, при большой же крепости сил – восемьдесят». Для большинства жизней, это – очень щедрая оценка. Многие из нас умирают, не дожив и до пятидесяти лет. Но предположим, что все мы доживем до семидесяти лет. В таком случай 20-летним остается жить 18.250 дней, 25-летним – 16.425, 30-летним – 14.600, 35-летним – 12.775 и 40-летним – 10.950 дней. Это весь наш запас времени, наш жизненный капитал, который, однако, не приносит процентов, с годами не нарастает, а уменьшается с каждым днем и часом. Мы проживаем самый капитал. Значительная часть его при этом идет еще на уплату долгов: треть отнимает сон, немало берет болезнь.

Если бы у нас было 16 тысяч рублей, мы могли бы считать это хорошим капиталом; но если к этим деньгам ничего нельзя прибавить, а приходится только проживать запас, да еще добрую половину отдать на уплату долгов, то придется бережно обращаться с остающейся половиной. Точно так же необходимо бережно хранить время. Мудрый Сенека сказал: «Быть скупым относительно времени – добродетель». Нет клада драгоценнее времени, нет растраты вреднее. Про бесплодную трату времени справедливо было бы печатать такое объявление: «Потеряны между восходом и закатом солнца несколько золотых часов, каждый из них украшен 60 бриллиантовыми минутами», – причем, к сожалению, все поиски были бы напрасны, так как эта потеря без возврата.

Все можно вернуть, только не время. Можно нажить вновь потерянное богатство, умелым леченьем восстановить пошатнувшееся здоровье, вернуть утраченную дружбу, возможно даже снова заслужить опороченное, было, доброе имя, – время же вернуть никак нельзя. С каждой минутой нить жизни становится короче и короче. Сегодняшний день, только что окончившийся с закатом солнца, никогда уже не вернется. Вновь будет восходить и заходить солнце, но это будут уже новые дни; минувший – невознаградимая потеря в нашем жизненном капитале. Впрочем, есть средство продолжить нашу жизнь.

Приходилось ли вам когда-нибудь, стоя на берегу, смотреть в водную даль? Водное про­странство тянется на 15-20 верст, а вам кажется, будто тут не более 2-3 верст расстояния; но вот показываются лодки, корабли, пароходы – один, другой, третий. Один в версте от берега, другой – в трех, третий – в 6-8, четвертый – в 10, пятый – в 15. Теперь вы замечаете, что водная даль словно отошла от вас. Чем больше судов на поверхности, тем яснее вы видите ее отдаленность. Так и время. Жизнь, полная труда и важных событий, кажется длиннее, чем жизнь унылая, однообразная. В безделье отдельные часы кажутся длинными, тянутся без конца; но вся жизнь такая, когда оглянешься на нее, – коротка, как даль, задернутая серым туманом. Нечего вспоминать. Кипучая же деятельность, производительность работы ставит на вид, делает заметным каждый день, и число их от этого как бы вырастает.

Когда припоминаешь, что сделал на земле Господь Иисус Христос за три года Своей проповеди, кажется, что Его деятельность продолжалась десятки лет. Жизнь апостола народов, св. Павла, обошедшего с проповедью чуть не половину тогдашнего мира, представляется длиннее жизни Мафусаила. 50 лет жизни Петра Великого могли бы заполнить десять жизней других государей. Жизнь, в которой всякий день и час занят трудом, кажется очень долгою, когда мы оглядываемся на нее. Деятельный работник жизни, окидывая взором прошлое, может сказать: «Так мало прожито, Так много пережито».

Если же время – сокровище, необходимо учиться беречь его. Правила хранения времени те же, и что и для хранения денег. Надо беречь время от воров. У нас много времени крадется. Часть времени каждодневно очень часто похищает сон. Семь-восемь часов сна это наш долг усталому телу; эти часы необходимы. Но как часто люди спят более 9-10, даже 12 часов в сутки. Лишние часы сон крадет у нас.

Другой наш грабитель – леность. «Дело не медведь, – говорим мы, – в лес не убежит». Дело-то, конечно, не убежит. Не сделанное оно будет стоять или лежать хоть сотню лет, – но время?.. Оно ведь убежит, и его уже никакими силами не остановишь и назад не вернешь. Никогда не откладывай на завтра, что надо сделать сегодня; на после обеда, что следует сделать до обеда. «Завтра» и «после обеда» имеют свое дело, свои занятия, свои обязанности.

Никогда не оставайся без дела. Как досадно бывает, когда над изнуренной от зноя стороной проносится громадная туча, не проронив ни капли дождя и обрушившись ливнем в море! Поля и нивы томятся в засухе, ждут благодетельной влаги, а туча проходит мимо, и дорогие струи падают напрасно в воду. То же самое досадно бывает видеть бездельничающего человека. Столько везде дела, неустройства, запущенности! Столько надо умелых и бодрых работников, а люди бездельничают и сами изнывают от скуки, от праздного безделья. Подумайте только, если бы все люди делали что-нибудь доброе, разумное, общеполезное, – разве жизнь могла бы быть так плоха, как она есть в настоящем виде? Сколько людских сил, способностей, ума, сколько добрых чувств и порывов пропадает напрасно! Громадные тучи проносятся мимо, а земля изнемогает от жажды.

Я думаю, что самое жалкое зрелище в этом мире, это – человек, которому нечего делать. Как нечего делать? Столько кругом всякой работы. Не умеете работать? Учитесь: читайте, думайте, размышляйте, вникайте в жизнь. Подготовка к работе – та же работа. Берегите сокровище – время – от воров: от лености, бездельничанья, долгого сна.

Второе правило хранения – не тратить, не мотать самому. Мы ужасно мотаем время. Самое обычное, – мы не дорожим остатками, крохами времени, как не дорожим отдель­ными копейками. Крупную монету мы бережем. Мы часто говорим: «Я не хочу менять большую бумажку: разменяешь, разойдется по мелочам». Мелочь же мы тратим с легким сердцем, как будто это не те же деньги.

Во время моей поездки за границу мне приходилось несколько раз переезжать из одного иностранного государства в другое. При отъезде в новую страну надо было менять деньги на монеты следующей страны. В кошельке всегда оставалось несколько серебряной мелочи из покидаемой страны. Думалось, стоит ли возиться из-за нескольких четвертаков, полтинников, – ходить в меняльную лавку, беспокоить людей из-за пустяков. Дело обыкновенно оканчивалось тем, что мелочь, за ненадобностью, отдавалась прислуге гостиниц. На обратном пути домой попалась нужная редкая книга; стоила дорого, более 20 рублей. После всех дорожных расходов было не по карману. Подсчитал все записанные расходы, и тогда оказалось, что на границе разных государств я по мелочам роздал зря как раз нужные 20 рублей. Тогда по четвертакам деньги казались невеликими, а теперь, в общем, они бы очень пригодились. То же и со временем. Смотрите на каждую свободную четверть часа – как на свободный четвертак или полтинник; не бросайте его без нужды. Эти, как будто ненужные, минуты могут очень и очень пригодиться. Один занятой ученый врач написал несколько ученых книг карандашом на лоскутках бумаги во время своих разъездов в карете по больным. После насыщения 5 тысяч голодных, Спаситель сказал: «Соберите оставшиеся куски, чтобы ничего не пропадало» (Ин. 6, 12).

Другой вид расточительности состоит в том, что мы платим за дешевую вещь дорогую цену. Вещь стоит рубль, мы платим 5 и 10. На иное дело следовало бы потратить времени много-много 2-3 часа в неделю, – мы тратим целые дни. Возьмите наши удовольствия, потехи, развлечения. Сколько на них уходит времени! Никто, конечно, не скажет, что всякие удовольствия и всегда не нужны. Добрые, разумные развлечения, приятная беседа с друзьями, прогулка – полезны: они то же, что приправа к еде; но ведь нельзя же весь обед готовить из одних приправ, нельзя всегда питаться сладкими блюдами, нельзя значительную часть времени отдавать на развлечения. Делу – время, а потехе – час.

В одном только случай мы никогда не должны скупиться на время, это – в делании добра, в устроении Царства Божия в своей душе. Никто не имеет права говорить, что он достаточно поработал уже на своем пути. Тут для нас лучшим уроком могут служить слова поэта, который говорить:

О, мой Господь, моя надежда, 
Моя и сила и покров! 
Тебе хочу я все мышленья. 
Тебе всех песен благодать, 
И думы дня, и ночи бденья, 
И сердца каждое биенье, 
И душу всю мою отдать!


Нам Господь поручил великое дело. Послал нас в мир, дал нам жизнь, способности, силы, чтобы мы устроили Царство Его. Дело Божие стоит, а время идет и уходит без возврата. «Смотрите, поступайте осторожно, но не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы» (Еф. 5, 15-16).


Источник: Беседы о Боге и Божией правде. Священник Г. Петров. Типография Т-ва И.Д. Сытина. Валовая ул. свой д. Москва.- 1903


Источник: STSL.Ru
12 Января 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...