Троицкий синодик. 28 июля – день памяти иеромонаха Питирима (Полухина, † 1960)

«Светом Божественным осияемь,
и со ангелы ныне на небесех водворяяся,
поминай верою чтущих память твою».

Канон Преподобному Сергию Радонежскому




Отец Питирим (в миру – Степан Яковлевич Полухин) родился 15 августа 1871 года в поселке Рассказово Рассказовского района Тамбовской области в крестьянской семье. Окончил два класса сельской школы. Горя желанием послужить Богу в ангельском чине, он в 1897 году поступает послушником в пустынь Параклита [1] в Александровском уезде Владимирской области. 8 марта 1903 года настоятель пустыни игумен Нифонт совершает постриг Степана Полухина в монашество с именем Питирим в честь святителя Питирима, Тамбовского чудотворца. В пустыни отец Питирим сначала нес послушание нарядчика, а потом надсмотрщика над каменщиками.

С 1905 году отец Питирим подвизается в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой Лавры, неся послушание пономаря, а с 1911 года – в Симонове  (Успенском) ставропигиальном мужском монастыре г. Москвы. Там же в 1922 году архиепископ Астраханский Филипп рукополагает его в иеродиакона. В 1920 году по указанию советской власти монастырь закрывается, в 1923 году в монастыре размещается музей, но директором музея В.И. Троицким разрешаются службы в одном из храмов. В мае 1929 года был закрыт и последний храм монастыря. С этого времени отец Питирим работает сторожем в совхозе г. Орехово Московской области.

В 1946 году отец Питирим принимается в насельники вновь открытой Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Вскоре, 27 апреля 1947 года, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий I (Симанский) совершает его хиротонию в сан иеромонаха. В Лавре отец Питирим сначала нес послушание гробового иеромонаха у мощей преподобного Сергия (совершал молебны с акафистом), потом служил в Михеевской церкви, в последние годы был дежурным у свечного ящика в Троицком соборе. 

Отец Питирим мирно преставился ко Господу 28 июля 1960 года и был погребен на монастырском братском кладбище.



Сохранились воспоминания о нем архимандрита Тихона (Агрикова), описанные в его книге "У Троицы окрыленные": 

Иеромонаху Питириму было восемьдесят девять лет, когда он закрыл свои очи на этот грешный мир. Целых восемьдесят девять лет он шел по земному пути через трудности, превратности и скорби. Он, как путник, пустился в дальнюю дорогу, как мореплаватель – в большое морское плавание. Восемьдесят девять долгих лет он учился одной науке, такой большой-большой науке...

Иные мудрые люди учатся земным наукам. Ну что же, тоже ведь дело, бывает, и большое дело. Но есть мудрецы, что всю свою земную жизнь учатся бессмертным наукам: как лучше любить (конечно, любить только достойное), как лучше благотворить, как лучше терпеть, как лучше умереть и прочее. А вот отец Питирим все восемьдесят девять лет учился, как лучше смиряться. О, какая это светлая наука, какая благородная, какая возвышенная!

Есть сокровища, доставая которые люди рискуют жизнью. Они бросаются в глубину моря, чтобы на дне его найти драгоценный жемчуг. Лазают по горам и вершинам, пропастям и стремнинам, чтобы там найти редкий драгоценный цветок; уходят в непроходимые пустыни, дабы там отыскать редкие металлы. Словом, люди идут на все, рискуя здоровьем, покоем и самой жизнью, чтоб только обладать теми или иными сокровищами, той или иной драгоценностью. А мы какой приняли на себя труд, чтобы научиться смирению? Чтобы приобрести эту редкую драгоценность, которая ведет не к славе, не к богатству, не к величию, а к вечной, нетленной, бесконечной жизни?

Смирение – это неземное сокровище, оно принесено с неба Господом. Противоположный ему порок – ордость – тоже принесен оттуда, но диаволом. Гордость с неба низвержена, а смирение утвердилось там навсегда! Поэтому смирение – это высокая добродетель, высокое качество. Оно свойственно и высоким благородным душам. О Преподобном Сергии сказано, что он «смирением возвышаемый, в вечныя кровы возлетевый» [2]. Таким образом, смирение возносит, воскрыляет, несет на крыльях веры в безбрежную высь голубых небес, и там смиренный блаженствует. Как-то даже странно и таинственно получается: чем ниже ставит себя человек в смирении, тем выше он возносится. И, наоборот, чем выше человек себя мнит, тем глубже он низвергается. «Всякий возвышающий сам себя унижен будет» (Лк. 14, 11; 18, 14). «Смиритесь пред Господом, и вознесет вас» (Иак. 4, 10).

Если хочешь стяжать красоту смирения, то окинь своим взором окружающий нас мир. Ведь когда ищут сокровище, то изучают окружающие условия, чтобы легче было найти искомое. А вот мы решили искать смирения. Что же мы видим везде и всюду, что находим? Прежде всего мы видим, что в нашем грешном мире становится все меньше и меньше смирения, мир беднеет смирением. А раз он беднеет этим сокровищем, то, следовательно, наш мир не возвышается, а принижается, то есть своими идеалами и делами падает все ниже и ниже.

Как это может быть, спросишь ты, ведь всюду прогресс, всюду движение вперед, всюду жизнь принимает все более и более совершенные формы? Да, это верно. Внешние условия жизни улучшаются, совершенствуются, а вот сам человек с каждым днем, годом, десятилетием все больше беднеет внутренне, духовно падает, или, правильнее сказать, ниспадает, и идеалы его принижаются. Он в моральном отношении делается все хуже и грубее.

Отец Питирим всю свою жизнь ломал в себе гордость и учился смирению. Был он красив и строен, ловок и умен. И ученость имел приличную. И все-таки он пришел в Лавру и стал монахом. Пред ним были большие пути и дороги, но он избрал один – тернистый монашеский путь. И когда отец Питирим пошел по нему, то дух гордости стал преследовать его каждую минуту. Будучи умен и учен, монах Питирим прекрасно понимал, что с этим спутником – с гордостью – далеко не уйдешь, дела не будет. Гордость – советник плохой. Тогда он вступил в непримиримую, смертельную борьбу с бесовской гордостью.

Мы не будем входить в подробности, как монах Питирим боролся с гордостью. Да об этом и трудно говорить, так как мы не знаем всей внутренней жизни этого Божьего человека. Но, несомненно, монах Питирим боролся с гордостью по-святоотечески, то есть, как учат этому святые отцы. Оружием непобедимым против гордости он избрал смирение. Он пред всеми смирялся, пред всеми умолкал, всех считал лучше себя и всех просил о себе помолиться.

«Э, брат, да ты сам-то молитвенник неплохой, – говорили ему братия, – ты лучше о нас помолись». А он, потупя взоры долу, тихо отвечал: «Прах я и пепел, и моя молитва, как дым, стелется по земле».

Отец Питирим стремился иметь смирение истинное. Это истинное смирение выражается в исключительной покорности Богу, в полной Ему преданности. Что бы с ним ни случилось, что бы ни произошло – хорошее или плохое, радостное или скорбное – он всё-всё принимал как от Господа, как происшедшее только по Его святой воле и только с благой для человека целью.

Батюшка отец Питирим чувствовал сердцем – чтобы жить умно и правильно, надо смиряться пред Богом. И он смирялся. Так, идя путем смирения, руководствуясь этой дивной добродетелью, он быстро поднимался по духовной лестнице все выше и выше.

В возрасте шестидесяти одного года он был уже опытным иеромонахом. К нему обращались за духовными советами, и многие находились под его мудрым руководством. Благодаря неустанной борьбе с духом гордости он украсил свою душу благодатным смирением. Смирение было стихией его жизни, ее дыханием. Как воздух нужен был для его тела, так смирение нужно было для его души. Когда он, бывало, по оплошности поступал по духу гордости, то всю ночь плакал, омывая свой грех слезами.

Как известно, враг не терпит смирения, и вот он ополчился против отца Питирима, не давал ему никакого покоя. И днем, и ночью он преследовал его – искушал, соблазнял и строил ему всякие неприятности, огорчения, а ночью совершенно не давал спать, лишая отдыха. Его келия (маленькая клетушка) была недалеко от моей. Вот однажды, идя в свою келию, встречаюсь со старцем Питиримом. Тогда он был уже плохонький, старенький, седенький.

– Как поживаешь, старчик Божий? – спрашиваю его.
– Слава Богу, – отвечает старец. – Да вот по ночам что-то плохо, сна у меня нет.

Оказывается, враг не дает ему покоя: стучит в дверь его келии, голосит то плачем, то воплем или начинает шатать что есть мочи стены, пол, потолок, д то и заберется прямо в уголок, где жил старец.

Однажды он мне рассказал. «Лежу этак я ночью на своей коечке, дверь у меня закрыта на крючок. Кругом тихо и спокойно. Только лампадочка мерцает у святых образов. И вот что-то не спится, какое-то предчувствие на сердце. Вижу: кто-то стоит на пороге моей келии. Кто он такой и когда прошел через дверь, я не знал. Только стоит он у двери, высокий, в черной одежде, лица не видно. Потом тихо двинулся ко мне. Я немножко испугался, заробел, особенно когда он подошел к моей койке. Как будто гигант какой заслонил от меня весь свет луны и лампады. Быстро перекрестившись, я вскричал: «Кто здесь?» Вместо ответа что-то заскрежетало, и темная тень скрылась в окно». Подобных случаев у отца Питирима было очень много, но он о них молчал. Смиренный был старичок. Все скрывал, поступая по смирению.

Вместе со смирением старец Питирим украсил свою святую душу еще и терпением. Как мы все знаем, терпение тоже есть великая добродетель. Без терпения нельзя стяжать ни одной другой добродетели. Ну, например, тебе захотелось приобрести любовь к Богу и ближним. Без терпения этой любви ты не приобретешь. Поскольку любовь сразу не дается, а постепенно возрастает в сердце человека, то как же без терпения ты ее усвоишь в полноте? К тому же еще враг, узнав о твоем намерении, будет вместо любви внушать тебе ненависть к Богу и ближним, раздражение, нетерпение и все такое, что противно любви. И как, я спрашиваю тебя, ты можешь все это перенести без терпения? Так и во всякой добродетели без терпения тебе не обойтись. Поэтому отец Питирим, борясь с гордостью и другими страстями и приобретая смирение, совершенствовался и в терпении. Терпение нужно особенно и для того, чтобы доверить Богу все свое будущее и не любопытствовать, что будет с тобой, например, завтра или через неделю.

Отец Питирим последние свои дни провел в изоляторе. Свою старческую слабость и болезни он переносил со смирением и терпением. Он никогда не роптал, никогда не обижался ни на Бога, ни на людей. Он во всем смирился перед Богом и за все Его непрестанно благодарил. А людям, которые приходили его проведать, – братиям, родным, знакомым, духовным детям – всем он тихо улыбался и говорил одно и то же назидание: «Учитесь смирению, оно вас спасет. Смиренных любит Бог, а гордым противится. Учитесь, учитесь терпению, учитесь смирению. С ним и жить-то хорошо, и спасаться-то легко, и награда-то великая смиренным».

Последние дни своей жизни отец Питирим провел в каком-то благодатном забытьи. Он лежал на своей постельке, никого будто не видел и не слышал, и только левая рука его перебирала четочки.

Угас он, как тихий благодатный день, когда солнце прячет свои лучи за горизонт и пламенеющий запад предвещает темную, длинную ночь. Гробик его унесли на кладбище, завалили сырой земелькой, и тихий ветерок гуляет теперь над его могилкой (иеромонах Питирим похоронен на кладбище в с. Деулино). Только крест как символ бессмертия возвышается над ней. Он напоминает, что старец Питирим, окрыленный, украшенный смирением и терпением у Сергия Преподобного, совсем и не умирал, что он и теперь жив, что дух его смиренный, как голубь светозарный, молниеносно возлетел к Богу. «Смирением возвышаемый, в вечныя кровы возлетевый» [3].


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Пустынь основана наместником Троице-Сергиевой Лавры прп. архим. Антонием (Медведевым) как отшельнический скит Лавры во имя Святого Духа-Утешителя (Параклит – греч. Утешитель). Каменная ограда и надвратная колокольня выстроены в кон. 1890-х, деревянные и каменные корпуса келий 2-й пол. XIX в. Один из самых уединенных скитов Лавры, доступ в него женщинам был запрещен. После революции превращен в артель, окончательно закрыт в 1927. Вновь восстановлен в 1998 как скит Лавры, современный адрес: Московская обл., Сергиево-Посадский р-н, пос. Смена.

[2] Акафист Преподобному Сергию Радонежскому, икос 8.

[3] Тихон (Агриков), архим. У Троицы окрыленные. Воспоминания. – 2-е изд., испр. – СТСЛ, 2012. С. 303-323.

28 Июля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...