Троицкий синодик. Иеросхимонах Паисий (Гришкин, † 1969)

Иеросхимонах Паисий (в миру – Павел Дмитриевич Гришкин) родился 8 декабря 1879 г. в селе Гусевка Людиновского уезда Калужской губернии в крестьянской семье. Благочестивая семья Гришкиных была достаточно обеспечена и часто приезжала на богомолье в Оптину пустынь. С малых лет сердце Павла горело любовью к Богу и к жизни иноческой. Господь еще в детстве даровал ему многоопытного духовного наставника. Им стал бывший келейник преподобного Амвросия, известный впоследствии Оптинский старец Анатолий (в миру – Александр Потапов). После кончины скитоначальника Оптиной пустыни о. Иосифа (Литовкина) именно он выделился среди всех учеников старца Амвросия и пользовался всеобщим уважением. По отзывам современников, «на нем ясно чувствовались дух и сила первых великих Оптинских старцев», а по своему «стремительному, радостно-любвеобильному и смиренномудрому обращению с людьми он напоминал преподобного Серафима Саровского. По благословению о. Анатолия Павел в 1898 г. после окончания сельской школы, поступил в Оптину пустынь. Послушание он проходил при рухлядной, к старцу своему ходил ежедневно сначала в скит Оптиной пустыни, затем в храм Владимирской иконы Божией Матери, при котором была келлия о. Анатолия. Старец очень почитал святителя Тихона Задонского и часто давал своим духовным детям читать его творения. Поучения же самого о. Анатолия всегда указывали Павлу верный путь к достижению духовного совершенства, а весь строго подвижнический уклад жизни обители не давал ослабеть его ревности.

Иеросхим. Паисий (Гришкин). Фото 1957 г.jpg

Иеросхимонах Паисий (Гришкин). Фото 1957 г.

В 1918 г. Павла постригли в рясофор, а в 1920 г. в монашество с именем Полиевкт. Вместе со своим старцем он пережил в обители все трудности военного времени, революции и гражданской войны. Советы старца и его наставления о. Полиевкт не только с благоговением хранил в своем сердце, но и делом исполнял их до самых последних дней своей жизни. Особенно запомнились ему слова о пользе откровения помыслов, которое постепенно приводит человека к истинному смирению, рождая в душе сознание своей греховности и болезнование о ней.

За долгие годы жизни в монастыре при полном отсечении своей воли и своего «я» о. Полиевкт достиг высокой степени чистоты сердца и мудрости духовной. Строгость к себе, недоверие к своему мнению и полное послушание были его отличительными чертами.

После закрытия Оптиной пустыни монах Полиевкт работал чернорабочим в Днепропетровске, затем в Козельске, с 1940 по 1943 г. жил на родине. В 1943 г. он переехал в Новочеркасск Ростовской области, где в 1945 г. епископом Смоленским Стефаном был рукоположен во иеродиакона, а в 1949 г. епископом Ростовским Вениамином – во иеромонаха. До 1954 г. он служил в Новочеркасске, затем в селе Петровское Ростовской области.

В 1955 г. о. Полиевкт направил прошение архимандриту Серафиму (Амелину) о принятии его в Глинскую пустынь. Об этом же просил епископа Евстратия митрополит Ростовский и Каменский Вениамин, который писал: «Отец Полиевкт – бывший монах Оптиной пустыни, хорошо знающий монастырскую жизнь; он скромен, любит церковные службы и доброго поведения».

В мае 1955 г. иеромонах Полиевкт был переведен в Глинскую пустынь на покой. Здесь он жил на первом этаже бывшего больничного корпуса в одной келлии сначала с иеросхимонахом Иларионом (Щастным), затем со схимонахом Варсонофием (Середой). Превозмогая болезни, о. Полиевкт много трудился в обители, не позволяя себе никаких послаблений. Настоятель архимандрит Серафим писал о нем епископу Евстратию: «Иеромонах Полиевкт, несмотря на престарелые годы и сердечную болезнь, зарекомендовал себя послушным и трудолюбивым старцем, участвуя в физическом труде и отправлении церковных треб. В 1957 г. епископом Евстратием он был награжден набедренником.

Это был строгий и ревностный исполнитель иноческих обетов. По отношению к глубоко уважавшей его братии обители он также был строг, требователен и взыскателен. Часто напоминал он инокам об их обещании служить Христу верой и правдой, о том, что совесть есть внутренний мздовоздаятель всех дел и поступков христианина, и желающий достигнуть вечного спасение не только должен бороться с грехом, но обязан не соглашаться с порочными мыслями и пожеланиями, которые нарушают спокойствие его совести.

Имея глубочайшее смирение и самоукорение, он в то же время мог обличить любого, кто не исполнял монашеских обязанностей, – и старшего, и младшего.

За советом к о. Полиевкту обращались многие священнослужители. Старец говорил, что добрая жизнь пастыря должна заключаться в полном отречении от самого себя, от своих личных интересов и стремлений, в самоотверженной любви к Богу и исполнении Его благой воли. Господь Иисус Христос, проходя общественное служение, единственной целью для Себя поставил: «Да сотворю волю Пославшего Мя» (Ин. 4:34). Это было «брашно» Спасителя, т.е. духовная настроенность всей Его земной жизни. Послушание воле Небесного Отца – самая главная черта характера Пастыреначальника: «Не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк. 22:42). Послушание Божественной воле должно быть также целью пастыря Церкви Христовой. Он обязан жить согласно с учением Христовым.

Братия Глинской пустыни. Фото 1950-х гг.jpg

Братия Глинской пустыни. Фотография 1950-х гг.

У о. Полиевкта было очень много почитателей среди богомольцев. Он обладал молитвенным даром так воздействовать на человека, что тот, чувствуя невидимое присутствие всемогущего Господа, со всей откровенностью исповедовал старцу самые потаенные движения своего сердца. Людей, живущих в миру, о. Полиевкт учил созидать свое спасение в мелочах будничной жизни так, чтобы все дела были сделаны Господа ради и во славу Его.

Он наставлял всех во время пребывания в храме не развлекаться и не разговаривать, внимать чтению и пению, так как Слово Божие, как Слово самой Божественной Истины, благодатной своей силой просвещает разум, очищает совесть и сердце, делает их способными к восприятию благодатных внушений. Сила благодати, сокровенная в Слове Божием, возбуждает и укрепляет волю к исполнению закона Божия, к борьбе с искушающим злом и демонами. Слово Божие, по словам святителя Тихона Задонского, насаждает и укрепляет в нас веру, утверждает надежду, насаждает и укрепляет в нас любовь к Создателю. Словом Божиим вся Святая Церковь в вере пребывает, утверждается и спасается.

Несмотря на строгость, о. Полиевкт всегда принимал самое теплое участие в скорбях ближних, а поэтому он особенно мог утешить приходящих к нему. Он не отчаивался ни в чьем исправлении, умел ободрить и поднять дух у людей нерадивых и малодушных, вселить надежду в унывающих. Старец старался довести до сознания своих духовных детей, что исполнение воли Божией и надежда на Него доставляют не только облегчение в телесных и душевных скорбях, но и утешение, исключающее возможность всякого уныния.


Могила иеросхимонаха Паисия (Гришкина, †1969) на старом кладбище Сергиева Посада (Северный поселок)

В возрасте 80-ти лет, по прошению, он был пострижен в схиму с именем Паисий и с присущей ему ревностью подвизался в схимнических трудах. После закрытия Глинской пустыни о. Паисий перешел в Троице-Сергиеву Лавру, где также пользовался большим уважением братии. В скором времени он почил там о Господе.

Упокой, Господи, душу раба Твоего, приснопоминаемого иеросхимонаха Паисия, и сотвори ему вечную память.

Источник: Иоанн (Маслов), схиархим. Глинский патерик. Изд. 2-е. М.: Самшит-издат, 2009. Т. 3. - С. 644-648.


25 Мая 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года

В память о спасении императора
В память о спасении императора

28 июня (н. ст.) 1868 года наместник Лавры архимандрит Антоний освятил устроенный в Вифании при митрополичьих покоях домовый храм в честь Нерукотворенного Спасова образа. Надпись над входом гласит: «Устроися храм Всемилостивого Спаса в память двукратного дивного сохранения от опасности Государя Императора Александра Николаевича 1866 г. Апреля 4-го и 1887 г. Мая 25-го дня».