Троицкие листки, № 789. О том, как жили наши предки в старину

Троицкие листки, № 789. О том, как жили наши предки в старину

От веков древних православные русские люди привыкли на­зывать свою родную страну – Святою Русью, Русью пра­вославною. И воистину достойна была наша древняя Русь этого имени, достойны были ее сыны называться сынами Руси Святой. Благословенное отечество наше и теперь – та же Святая Русь, но достойны ли мы, сыны великой Русской земли, име­новаться сынами Руси Святой?..

Перенесемся мысленно за 200-300 лет назад, и посмотрим, как жили наши предки в старину, чтобы сравнить: так ли мы живем?..

"Не ведаю, – говорит один чужеземный путешественник древнего времени: — не ведаю, какие люди на свете благочестивее Русских чтут имя Божие..." И действительно, любили наши предки храмы Божии, по­всюду их строили и благолепно украшали; и со всем усердием их посе­щали. Вот как поучал, например, детей своих благочестивей князь Вла­димир Мономах: "Первое к церкви, да не застанет вас солнце на посте­ли! Тако бо деяше отец мой блаженный и вси добрии мужи совершеннии: заутреню отдавати Богу хвалу и потом, узревше солнце восходящее, прославити Бога с радостию... Слезы своя испустите о гресех своих, и в церк­ви то дейте, и ложася в постель. Не опускайте ни одной ночи без покло­нов земных, не забывайте того, не ленитеся... Даже и на коне едучи, если других молитв не умеете молвити, взывайте втайне безпрестанно: "Гос­поди помилуй"; всего лучше творить такую молитву вместо того, чтобы помышлять о нелепостях". – В том же духе поучал своего сына извест­ный иерей Сильвестр, живший при царе Иоанне Васильевиче Грозном: "Прибегай всегда с верою к святым Божиим церквам, заутрени не про­сыпай, обедни не прогуливай, повечерницы, полунощницы и часы каж­дый день следует пети у себя в доме – это долг всякого христианина.

Если возможно – хорошо прибавить и к этому правилу". Еще подроб­нее учит он в своем "Домострое": "По вся дни муж с женою и детьми и с домочадцами, кто умеет грамоте, должны отпеть вечерню, повечерие, полунощницу, с молчанием и со вниманием, и с кроткостоянием, и с по­клонами... Ложася спати всякому христианину по три поклона в землю перед Богом положити, и в полунощи всегда, тайно встав, со слезами, прилежно, к Богу молитися, елико вместимо, о своих согрешениях, а ут­ром отпети заутреню и часы, а в неделю и в праздник молебен... А где некому пети, молитися довольно вечером и утром, а мужам отнюдь не опускати церковного пения: вечерни, заутрени, обедни... А женам ходити в церковь Божию, как вместимо, по совету с мужем. А в церкви стояти – ни с кем не беседовати, с молчанием слушати, никуда не обзиратися, ни на стену не приклонятися, ни к столпу, ни с посохом не стояти, ни с ноги на ногу не переступати, и до отпения из церкви не уходити, а приходити к началу... И дома, и везде, всякому человеку всякое дело начинати, рукодельничати, или ести, или пити, или пищу варити, прежде святым поклонитися трижды в землю; а по нужде до пояса, кто умеет — "Достойно" проговорити до конца, да молитву Иисусову проговоря, да перекрестяся, молвя: "Господи, благослови, Отче", и тако начата всякое дело: тогда Божия милость поспешествует, Ангел невидимо помогает, а бесы отбегают..." И эти заветы, эти правила – были не пустые слова. Правда, люди простые не могли часто ходить к богослужению, сравни­тельно редко ходили и женщины, занятые домашним хозяйством; но сам Царь со своими боярами каждый день бывал на всех церковных служ­бах; другие, более или менее состоятельные люди, старались тоже не про­пускать служб, особенно по пятницам, субботам, воскресным и празд­ничным дням; иные же ходили в церковь только к обедне, а прочие служ­бы отправляли дома. Кто мог, имел свою домовую церковь и наемных священников. Добрые люди старого времени стояли в церкви благого­вейно; постоянно осеняя себя крестом, преклоняли главу, били себя в грудь, падали на колена и повергались ниц, ударяя челом о пол, так что на челе появлялись знаки. Иные, чувствуя свое недостоинство, не входи­ли в храм, а становились у его дверей. Домашняя молитва и крестное знамение употреблялись так часто, что, по отзывам иностранцев, нелег­ко было найти, кто бы в этом равнялся с русскими. Вставая от сна, при­нимаясь за какое-либо дело, выходя из дома и входя в него, проходя мимо церки, часовни, иконы, или встречаясь с крестным ходом, слыша звук колокола, садясь за трапезу, вкушая то или другое блюдо и питье, отходя ко сну и вставая ночью, наши предки полагали на себе крестное зна­мение, делали поклоны, произносили молитву, чаще всего: "Господи по­милуй" или "Господи Иисусе..." Многие, от царя до простолюдина, по­добно монахам, являлись всюду с четками в руках и, когда было свобод­но, перебирали их, шепча молитву. В важных случаях, например, собираясь в дальний путь, призывали священника и служили молебен, а кто познатнее, ходили к епископу и вместе с благословением получали от него икону; перед посевом и после посева зерно освящали в церкви. Святыню чтили с великим благоговением. Иконы и кресты ставились на городских воротах, площадях, на дорогах, на воротах домов и в каж­дой комнате; у богатых людей были особые крестовые комнаты или мо­лельни, уставленные рядами икон и крестов. Русские брали с собою свя­тые иконы при путешествии в чужие края, при выступлении в поход, употребляли при защите города от врагов, при заключении договоров, при болезнях и других народных бедствиях, подносили царям, патриар­хам и другим лицам; с крестами в руках встречали священники проез­жих на больших дорогах в переездах через реки, чтобы благословить их путь. В домах святые иконы ставили благолепно, с разными украшения­ми, закрывали завесами от пыли, обметали чистым крылышком, отира­ли мягкою губкою, остерегались касаться их нечистыми руками, с нечи­стой совестью; зажигали перед ними свечи и лампады, кадили благовон­ным ладаном, после молитвы, перекрестясь, целовали их, "дух в себе удержав, губ не разеваючи"; считали неприличным касаться лика свято­го на иконе, вешать икону на гвоздь, говорить о ней, что она "куплена" вместо "выменена", или "сгорела" вместо "выбыла". –Подобным об­разом относились и к просфоре и другим священным предметам. Антидор и просфору вкушали бережно, с благоговением, как бы не проро­нить крохи на землю; кусать зубами ее считали неприличным: ломали маленькими кусочками и клали в рот; есть просфору с чем-либо, кроме воды и благословенного церковного вина, или есть после другой какой- либо пищи считали за грех. Святой водою окропляли себя, помазыва­лись, пили ее на освящение душе и телу; поэтому ее употребляли во вре­мя повальных болезней и голода. Царю и Патриарху ее присылали ото­всюду как священный дар, и духовник каждое утро окроплял ею Царя. С особенным усердием древние русские люди делали пожертвования на храмы Божии, постились и творили милостыню. Они крепко верили, что сими добродетелями исцеляются недуги и прощаются грехи. Лю­ди набожные шли в церковь с приношением: со свечою, с просфорою, с ладаном, с кутьею, с милостынею. Жертвовали в церкви и монастыри книгами и иконами, деньгами и всем, чем кто мог, или за здравие, или на помин по душе. Посты, особенно Великий, соблюдали наши предки с особенною строгостью: вкусить мясную или молочную пищу постом счи­тали за такой тяжкий грех, что скорее согласились бы умереть, чем сде­лать это, и не дозволяли послаблений ни больным, ни детям. Находи­лись такие постники, которые во весь Великий пост не вкушали горячей пищи, или вовсе не ели ничего по понедельникам, средам и пяткам в этот пост; а другие вкушали только по субботам и воскресеньям. Кроме установленных Церковью постов, многие налагали на себя доброволь­ные посты. При общественных бедствиях прибегали иногда к всенарод­ному посту, чтобы очиститься и умилостивить Бога: так было в 1607 и 1611 годах, когда Русь страдала от внутренних смут и польских грабе­жей. О милостыне иерей Сильвестр так заповедует сыну: "Нищих, и ма­ломощных, и бедных, и скорбных, и странных пришельцев призывай в дом свой и по силе накорми, и напои, и согрей, и милостыню давай от своих праведных трудов и в дому, и в торгу, и на пути: тою бо очищают­ся греси, те убогие ходатаи Богу о гресех наших". Оттого и было всегда много милостивцев. О каждом добром князе летописи говорят, что он был милостив к бедным, не щадил для них своего имения. Люди богатые посещали богадельни и тюрьмы, кормили нищих, странных и юроди­вых, раздавали милостыню особенно в праздники и в поминовенные дни. – С любовью принимали благословение наши предки у лиц, обле­ченных благодатию священства. Монастыри считали они домами свя­тых угодников Божиих и усердно посещали их...

Вот как жили наши предки благочестивые. Так ли мы живем? Дер­жим ли предания, ими нам завещанные? Достойны, ли мы именоваться сынами Руси православной, Руси святой?... Загляни каждый в свое серд­це, спроси у своей совести, не лукавя пред Богом, не обманывая самого себя... О, как полезно нам в этом проверить себя!..

Источник: Троицкие листки. Духовно-нравственное чтение для народа.  М.: ОАО «Молодая гвардия». С. 781-784.


31 Июля 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Визит императорской семьи
Визит императорской семьи

6 июня 1913 года во время торжеств в честь 300-летия Дома Романовых на станцию «Сергиево» поездом железной дороги прибыла императорская семья. В Лавру отправился только император с дочерьми и наследником Алексеем.

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В. И. М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Визит императрицы
Визит императрицы

1 июня 1763 года (н.ст.) в Троице-Сергиевой лавре состоялось торжественное освящение надвратной церкви святого Иоанна Предтечи. Храм был возобновлен после пожара 1746 года. На торжества в обитель прибыла сама императрица Екатерина II.

Издание Указа Павлом I о возведении Вифанской пустыни в степень монастыря 2-го класса и утверждении при нем Духовной семинарии
Издание Указа Павлом I о возведении Вифанской пустыни в степень монастыря 2-го класса и утверждении при нем Духовной семинарии

Указом императора Павла I в 1797 году Спасо-Вифанской пустыни был дарован статус мужского монастыря 2-го класса со штатом в 16 монашествующих. Тогда же был устроен порядок, согласно которому настоятелем Вифанского монастыря считался наместник Лавры, а непосредственное управление монастырем осуществлял Вифанский казначей.

Уволен на покой
Уволен на покой

22 мая по 1694 года по указу царей-соправителей Иоанна и Петра Алексеевичей уволен на покой во Владимирский Рождественский монастырь архимандрит Лавры Викентий.