Троицкие листки, № 558. Как постились наши деды и как постимся мы


«Недолго той земле стоять, где начнут уставы добрые ло­мать», – так говорили наши мудрые деды и прадеды. А что сказали бы они, если бы теперь встали из гробов своих и посмотрели, как мы нарушаем добрые уставы нашей матери Святой Церкви Православной? Навер­ное, с глубокой скорбью сказали бы они: «Тому ли мы учили вас, то ли вам заповедали? Куда у вас девалась прежняя строгость жиз­ни? Где то благоговение к заповедям церковным, к преданиям от­цов святых, которые мы свято соблюдали во дни оные древние? Вы ли наши потомки? Того ли мы ожидали от вас?» И со стыдом пришлось бы нам склонить повинную голову перед этим справед­ливым упреком наших предков благочестивых. Так далеко отста­ли мы от них в сыновнем послушании Церкви Божией и ее уста­вам святым. Безответны мы были бы (да и будем, конечно, при Втором пришествии Христовом) в том, что не храним святых за­ветов старины, заветов, не предками нашими выдуманных, а толь­ко принятых ими от времен стародавних, от времен святоотече­ских и апостольских, ими сохраненных и нам завещанных. 

Давно ли было время, например, когда в каждой православной русской семье тяжким грехом считалось есть в пост пищу скоромную? Помилуй Бог, бывало, в Великий пост разрешить себе – не гово­рю уж мясо, а и рыбу – такого своеволия наши деды даже на одре болезни себе не позволяли. «Как это можно? – говорил какой-нибудь старичок или старушка. – Разве я басурманин какой? Никто от поста не умирал еще: потерплю, ради Господа». И тер­пели, а постов не нарушали. И за это, конечно, от Господа венец подвижников получали. А ныне нередко всей семьей едят не только рыбу, но и мясо – в святые дни поста. Славу Богу, по селам и деревням простые русские люди еще соблюдают святые посты, хотя уже и не так строго, как бывало в старину, а в городах – горько и слышать, что творится.

Не говорим уже о тех, которые учились жить не по русскому, православному закону, а по иностранному, заморскому, – посты перестают соблюдать даже купцы и ремес­ленники. Это – новость, которую лет полсотни назад и услышать было нельзя. Посты тогда любили и почитали, и особенно Вели­кий пост – с какой радостью встречали! Бывало, настанет первая неделя этого поста, первый день его, чистый понедельник, и с каким усердием блюдут православные святыню поста! Помилуй Бог, бывало, до Часов воды напиться или кусок хлеба съесть, а чаю не пили вовсе во дни говения и в Страстную седмицу. Были и такие рабы Божии, которые по целой неделе ничего не вкушали и, славу Богу, были живы и здоровы, и ни на какие болезни не жало­вались. Крепко верили они в целительную силу святого поста и по вере их Бог подавал им доброе здоровье; пост не только не исто­щал их телесных сил, но и придавал больше бодрости духу и через это укреплял самое тело. Не по книгам, не по Четьи Минеи толь­ко знали наши отцы и деды, как полезен пост и сколько нужно человеку пищи, чтобы и не обременять себя ею, и быть бодрым и здоровым: они знали это по собственному опыту. И с каким, бы­вало, сердечным умилением идут эти постники, особенно старич­ки и старушки, в храм Божий, на долгую службу Великопостную, и с каким усердием кладут там поклоны великие – не то, что мы, грешные: только и думаем, как бы служба поскорее кончилась, да из церкви поскорее бы вон. 

В первые дни Страстной седмицы на Часах прочитывается Святое Евангелие – всех четырех еванге­листов, без пропусков; служба долгая, по четыре, по пять часов идет, а наши постники-молитвенники стоят себе в храме Божием, лицом светлы и радостны, внимают слову Божию; так и видно, что у них бодрый дух подкрепляет и плоть немощную. То ли те­перь? Много ли таких молитвенников в наших семьях? Где они? Оттого и не знаем мы тех светлых радостей, коими услаждали свою душу наши деды-прадеды в светлорадостные дни Пасхи Христо­вой, Христова Рождества и других великих годовых праздников. Оттого у нас – что будни, что праздник Христов, – все на душе пусто, на сердце сухо, пасмурно, нерадостно. Видно, что ни го­вори грешник в свое оправдание, а верно слово Божие: Несть радоватися нечестивым (Ис. 48, 22), – нет праздника для грешника! Не заглушить ему никакими самооправданиями упреков своей совести! Да и что за оправдания? Ссылаются, обыкновенно, на то, будто постная пища вредна для здоровья, но правда ли это? Люди ученые делали опыты: кормили людей одной постной пищей, без мяса, без молока, и оказывалось, что они были так же здоровы, как и те, кто каждый день мясо ел. 

Видно, опыт трех святых отро­ков, которые жили при прор. Данииле, и теперь может оправ­даться: они тогда отказались от роскошной трапезы царской, пи­тались только овощами и водой, и однако же оказались красивее и полнее телом, чем их товарищи, которые питались яствами с царского стола (Дан. 1, 12-15). Да оно так и должно быть: Господь при сотворении человека дал ему в пищу только всякую траву се­менную и всякое древо, еже имать в себе плод семене семенного (Быт. 1, 29). В раю человек не знал мясной пищи. Да и после изгна­ния из рая, до самого потопа, люди питались только от земли, ко­торую возделывали в поте лица. Уже после потопа им было по­зволено употреблять в пищу и животных. Значит, мясное вовсе не есть необходимость природы нашей, а только прибавка к пище растительной. Когда люди дольше жили, – тогда ли, когда питались только зелием травным, или когда стали есть мясо животных? 

До потопа они жили век Мафусалов, считавший­ся целыми столетиями, а после потопа, когда разрешили мясо, их век сразу сократился наполовину, а потом стал и еще все меньше и меньше. Но что говорить о тех древних временах? Не признаем ли сами мы, что наши предки, соблюдавшие посты, были крепче и бодрее нас? Не жалуемся ли на наше поколение, что оно слабеет и хилеет и чаще болеет, чем болели тогда? Итак, не бойтесь поста: он скорее укрепит, чем расстроит ваше здоровье, скорее продлит, чем сократит вашу жизнь. Ты жалуешься на болезнь: хорошо, Церковь с больных поста не взыскивает. Но так ли ты болен, что не можешь поститься? Как часто на болезни жалуются люди утолстевшие и разжиревшие! И кого хотят обмануть они: себя или Бога Всеведущего? Им-то и нужно бы поститься, если не для спа­сения души, то хотя бы для облегчения своего тела. Говорят: «Пост – человеческое установление, а не Божее!». Неправда это. Пост – Божее узаконение, и притом самое древнее узаконение. «Почтите седину поста, – говорит свт. Василий Великий, – он узаконен еще в раю. Такую первую заповедь принял Адам: от древа же, еже разумети доброе и лукавое, не снесте (Быт. 2, 17). А это – не снесте – и есть узаконение поста и воздержания». 

Види­те, и в раю было не все позволено вкушать человеку. Были плоды, в пищу Богом благословленные, и был плод запрещенный. Не то же ли это, что пища постная и скоромная? И вы знаете, к чему привело вкушение плода запрещенного. Говорят еще: «Сказано в Евангелии: не входящее во уста сквернит человека, но исходящее изо уст (Мф. 15, 11)». Правда и это, но не грешно ли применять это слово Господа для оправдания своей прихоти? Это слово ска­зано фарисеям, которые в самом деле считали осквернением вку­шение некоторых мяс или даже просто ядение нечистыми руками, а мы вовсе не потому не едим мясо в пост, будто это может осквер­нить нас, а потому, что Церковь, наша благодатная мать и Христова невеста, так нам повелевает.

Есть у тебя дети? Положим, ты приказал им, для их же пользы, чего-нибудь не касаться, а они бы тебя не послушали, как бы ты посмотрел на это? Ужели ты не обиделся бы на их дерзкое непо­слушание? Как же смеем мы ни во что ставить волю Святой Церк­ви, нашей матери, которая устрояет наше спасение? Ты гово­ришь, что брашно же нас не поставляет (приближает) пред Богом (1 Кор. 8, 8), что гораздо важнее быть честным и добрым человеком, чем есть скоромную или постную пищу. Но, друг мой, разве нельзя уже быть тебе честным и добрым, если будешь соблюдать посты? Со­блюдай и то, и другое: и сия подобаше творити, и онех не оставляти (Мф. 23, 23). А я тебе скажу, что вот быть честным и добрым христианином и в то же время не слушаться Церкви уж никак нельзя. Ведь Сам Христос сказал: аще же и Церковь преслушает брат твой, буди тебе якоже язычник и мытарь (Мф. 18, 17). И уж лучше и безопаснее для спасения смиренно сознаться с на­шими предками, что мы «все посты постимся, а никуда не го­димся», чем с фарисеями выставлять напоказ свою честность и добродетель, которые без смирения перед Церковью действитель­но – никуда не годятся.


Источник: Троицкие листки: дух.-нр. чтение для народа. Т. 3. – М.: Молодая гвардия, 2001. С. 655-658.


4 Марта 2020

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.

Образ преподобного Сергия в искусстве
Образ преподобного Сергия в искусстве

Преподобный Сергий и созданный им Троицкий монастырь вдохновили не одно поколение мастеров – иконописцев, архитекторов и художников на создание шедевров.

Елизавета I ходила на богомолье в Лавру пешком за 52 км
Елизавета I ходила на богомолье в Лавру пешком за 52 км

Известно, что Елизавета Петровна ходила на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру из Москвы пешком, правда, весьма оригинальным способом...