Троицкие листки № 151. Греховные привычки

Троицкие листки № 151. Греховные привычки

Напрасно думает иной: "Раз согрешу — и больше не ста­ну". Ты по себе-то, пожалуй, и не стал бы повторять греха, да грех-то потребует от тебя послушания себе. Верно слово Господа: творяй грех — раб есть греха (Ин. 8; 24). Раб — слышите, что говорит Господь! Пока не грешишь — ты свободный человек, и грех не имеет власти над тобою, а как согрешил, так стал рабом греха. Но вот где опас­ность великая: пока не грешишь, грех кажется таким пустым де­лом, игрушкой, забавой, и человеку думается: "раз согрешить — не велика беда". — Но это только пока: поддайся лишь этому лу­кавому обольстителю, согреши раз, и ты попал уже к нему на удоч­ку: грех потянет тебя к себе еще сильнее, и ты сам не заметишь, как, повторяя грех, ты попадешь к нему в тяжкую неволю, в жес­токое рабство... О, какое это мучительное рабство! Теперь грех манит тебя своею приятностью, а тогда будет повелевать тобою как властелин; теперь льстит — тогда будет тянуть насильно, и ты не в силах будешь противиться ему! — А мы, грешные, иногда думаем: "Вот стоит только захотеть, и — перестанем грешить, и святыми сделаемся!" О, если б это была правда! Но "посмотри­те, — говорит святитель Тихон, — на несчастных пьяниц: как они, протрезвившись, плачут, рыдают, окаевают себя, видя свою беду и души пагубу, но представился случай — и они снова хватаются за чарку, и как часто многие из них кончают свою жизнь в этом бедственном, воистинну плача достойном состоянии! Мы видим, что воров и лихоимцев ни стыд, ни страх человеческий, ни страх Божий не могут удержать от злодеяний: они скорее соглашаются все терпеть и погибать, нежели расстаться со своею гибельною привычкой" (т. II, стр. 125). А сколько раз жалкий развратник, изнуривший сам себя в отвратительном пороке, проклинал свою страсть, заклинал себя не грешить — и снова грешил, и снова му­чился... А обман? А божба? А сквернословие и пересуды?.. Спра­ведливо говорит Святой Иоанн Златоуст, что "привычка имеет великую, очень великую силу: она обращается даже в необходи­мость природы" (на 2 Кор. беседа, 7). "Иной согрешает немно­го, — говорит преподобный Дорофей, — а сколько времени он проводит потом, проливая кровь свою, пока исправит себя!" Имен­но — проливая кровь: ибо для того, чтобы вырвать из сердца гре­ховную привычку, должно понуждать себя до пота кровавого, не жалея самой жизни своей... Как тяжела борьба с греховною при­вычкой, показывает следующий рассказ преподобного Дорофея: "Однажды, — говорит он, — пришел ко мне некто из братии и сказал мне: "Прости меня, отче, и помолись о мне, я краду и ем". Я спросил его: "Зачем же? Разве ты голоден?" Он отвечал: "Да, я не насыщаюсь за братской трапезой, и не могу просить". Я сказал ему: "Отчего же ты не пойдешь и не скажешь игумену?" Он отве­чал мне: "Стыжусь". Говорю ему: "Хочешь ли, чтоб я пошел и сказал ему?" Он говорит: "Как тебе угодно, господине". Итак, я пошел и объявил о сем игумену. Он сказал мне: "Окажи любовь и позаботься о нем, как знаешь". Тогда я взял его и сказал келарю при нем: "Окажи любовь, и когда придет к тебе сей брат, давай ему, сколько он хочет, и ни в чем не отказывай ему". Услышав это, келарь отвечал мне: "Как ты приказал, так и исполню". Про­ведя таким образом несколько дней, брат этот опять приходит и говорит мне: "Прости меня, отче, я снова начал красть". Говорю ему: "Зачем же? Разве келарь не давал тебе, чего ты хочешь?" Он отвечал мне: "Да, прости меня, он дает мне, чего я желаю, но я стыжусь его". Говорю ему: "Что же, ты и меня стыдишься?" Он отвечал: "Нет". Тогда я сказал ему: "Итак, когда хочешь приходи и бери у меня, но не кради"; и он приходил и брал, что хотел. Но чрез несколько дней он опять начал красть, и пришел со скорбию и сказал мне: "Вот, я опять краду". Я спросил его: "Зачем, брат мой? Разве я не даю тебе, чего ты хочешь?" Он отвечал: "Нет, да­ешь". Говорю ему: "Что же, ты стыдишься брать у меня?" Он го­ворит: "Нет". Я сказал ему: "Так зачем же ты крадешь?" Он отвечал мне: "Прости меня, сам не знаю зачем; но так просто краду". Тогда я сказал ему: "Скажи мне по крайней мере по правде, что ты делаешь с тем, что крадешь?" Он отвечал: "Я отдаю это ослу". И действительно, оказалось, что этот брат крал куски хлеба, фи­ники, смоквы, лук, и вообще все, что он ни находил, и прятал это; одно под свою постель, другое на ином месте, и наконец не зная, куда это употребить, и видя, что оно портится, он выносил это вон и выбрасывал или отдавал безсловесным животным. Вот ви­дите ли, что значит обратить страсть в навык? — заключает пре­подобный Дорофей свой рассказ: — видите ли, какого это дос­тойно сожаления, какое это страдание? Он знал, что сие есть зло, он знал, что худо делает, и скорбел и плакал; однако увлекался, несчастный, дурным навыком". И хорошо сказал Авва Несторий: "Если кто увлекается страстью, то он будет рабом страсти". — Скажут: что же делать, чтобы избежать этого страшного раб­ства? — Ведь мы -— люди, а не ангелы, мы слабы и немощны; кто чист от скверны греховной, аще и един день жития его будет на земли? — В ответ на это выслушайте еще рассказ преподобного Дорофея. "Один великий старец прохаживался с учениками свои­ми на месте, где были различные кипарисы, большие и малые. Старец сказал одному из учеников своих: "Вырви этот кипарис". Кипарис же тот был мал, и брат тотчас одною рукою вырвал его. Потом старец показал ему на другой, больший первого, и сказал: "Вырви и этот". Брат раскачал его обеими руками и выдернул. Опять показал ему старец другой, еще больший: он с великим тру­дом вырвал и тот. Потом указал ему на иной, еще больший; брат же с величайшим трудом, сперва много раскачивал его, трудился и потел, и наконец вырвал и сей. Потом показал ему старец и еще больший, но брат, хотя и много трудился и потел над ним, однако не мог его вырвать. Тогда старец велел другому брату встать и помочь ему, и так они оба вместе едва успели вырвать его. И ска­зал старец братьям: "Вот так и страсти, или греховные влечения: пока они малы, то, если мы пожелаем, легко можем исторгнуть их из сердца; если же вознерадим о них, то они укрепляются, и чем более укрепляются, тем большего требуют от нас труда; а когда очень укрепятся в нас, тогда даже и с трудом мы не можем одни исторгнуть их из себя, ежели не получим помощи от некоторых святых, помогающих нам по Боге". — "Убивай врагов, — поучает святитель Тихон, — пока они малы, чтоб когда подрастут и укре­пятся, не убили тебя самого. Пусть они умирают, да живет душа твоя. Горе душе, которою завладеют сии супостаты — злые стра­сти и греховные привычки!" (т. IV, 186) Они и за гробом не дадут ей покоя. "Поверьте, братия, — увещевает преподобный Дорофей: если у кого-нибудь хотя одна страсть обратилась в навык, то он подлежит муке. Орел, если весь будет вне сети, но запутается в ней одним когтем, то чрез эту малость низлагается вся сила его; ибо разве не может ловец схватить его, лишь только захочет? Так и душа: если хотя одну только страсть обратить себе в навык, то враг, когда ни вздумает, низлагает ее, ибо она находится в его ру­ках, по причине той страсти".

Но как бороться со грехом, когда он стал уже привычкою? — А вот как учит о сем святитель Христов Тихон: "Во-первых, — говорит он, — неотменно нужно познать свою греховную при­вычку, ибо она ослепляет человека так, что он не видит своего погибельного состояния. Для сего читай или слушай Священное Писание, смотри, как живут добрые люди, и сличай с их жизнью — свою жизнь, и усердно моли Господа Иисуса Христа, просветите­ля слепых, дабы Сам Он просветил твои духовные очи; ибо пока Он не коснется слепых наших очес, мы будем блуждать во тьме греховной. Когда познаешь свои греховные привычки, спеши ско­рее бросить их: трудно будет — что и говорить? Но призывай на помощь Господа и борись. Страсть подобна псу: кто поддается ей, того она гонит, а кто не уступает ей, от того она сама бежит. Доброе желание, старание и труд с помощью Божиею все преодо­левают. Разве мало было разбойников, блудниц и других грешни­ков, которые из рабов греха — соделались рабами Христовыми? В сем подвиге много помогает и укрепляет частое размышление о смерти, о страшном суде, о Царстве Небесном и муке безконечной. Наконец, когда, с помощью Божией, одолеешь худую при­вычку, то бойся как огня возвращаться к ней. Вспоминайте, гово­рит Спаситель, жену Лотову (Лк. 17; 32), которая оглянулась на Содом, откуда вышла, и обратилась в столп слан..."


Источник: Троицкие листки. Духовно-нравственное чтение для народа. ОАО «Молодая гвардия». С. 633-636.


STSL.Ru


15 октября 2014

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.