Троицкая Лавра – центр русского Православия

С перенесением русской столицы в Санкт-Петербург Троице-Сергиев монастырь не мог уже играть прежней роли главного мо­настыря империи. Но его церковное значение было по-прежнему велико. После Петра I в правительственных кругах даже вынаши­валась нереальная идея о перенесении ближе к Северной столице в целях ее религиозного укрепления не только святынь, но и все­го Сергиева монастыря в целом. В течение десяти лет, начиная с 1726 г., эта мысль имела постоянную поддержку при дворе, и да­же велось строительство зданий на новом месте расположения монастыря. Но несбыточность данного мероприятия, требовав­шего огромных материальных затрат, с течением времени ста­новилась все более очевидной, и дело ограничилось основанием небольшой Троице-Сергиевой пустыни, бывшей до 1764 г. при­писной к Троице-Сергиевой Лавре. Эта обитель была основана в 1734 г. в двадцати километрах от Северной столицы архиман­дритом Троице-Сергиевой Лавры Варлаамом (Высоцким), который являлся духовником императрицы Анны Иоанновны. В середине XIX столетия над благоустройством Троице-Сергиевой пустыни много потрудился архимандрит Игнатий (Брянчанинов) — буду­щий святитель и духовный писатель, прославленный в лике свя­тых Поместным Собором Русской Православной Церкви в 1988 г.

05287_20150222_004010.jpg 
Свято-Троицкая Сергиева Приморская пустынь под Санкт-Петербургом

Находясь в удалении от новой столицы, Троицкий монастырь продолжал сохранять большое церковно-общественное значе­ние. Многие троицкие архимандриты входили в состав Святей­шего Правительствующего Синода, образованного в результате церковной реформы Петра I. О почитании Преподобного Сергия и основанной им обители свидетельствует тот факт, что, начиная с Димитрия Донского, русские великие князья и государи неод­нократно путешествовали сюда на богомолье. Эта традиция со­хранилась и в XVIII-XIX вв. Цари и царицы этого периода после коронационных торжеств считали своей первой обязанностью посетить Троице-Сергиев монастырь.

По заказу императрицы Анны Иоанновны московский ма­стер Давид Пиф по рисунку Каравакка изготовил серебряную сень над ракой с мощами Преподобного Сергия Радонежского, сохранившуюся до сих пор. Императрице Елизавете Петровне, в отличие от ее отца Петра I, было присуще подлинное благоче­стие и благоговение к русским святыням. Особым ее уважением пользовалась обитель Троице-Сергиева, которую она часто по­сещала. Именно она особым указом от 8 июня 1744 г. утверди­ла за Троице-Сергиевым монастырем наименование его Лаврой [1], а ее духовник Арсений (Могилянский) был назначен троицким архимандритом.

Екатерина II, соблюдая старый обычай, после коронации в ок­тябре 1762 г. совершила паломничество в Троице-Сергиеву Лавру, пробыв там с 17 по 19 октября. В ее правление была произведена секуляризация церковных земель. Все церковные имения с насе­лением около миллиона крестьян мужского пола были из духов­ного ведомства переданы в ведение особой Коллегии экономии. На содержание архиерейских кафедр и монастырей были назна­чены из казны денежные оклады [2].

Троице-Сергиева Лавра была самым богатым монастырем в России. По отзывам иностранцев, «этот монастырь не имел себе подобного не только в стране Московской, но и во всем мире» [3]. В XVII в. доходы монастыря достигали поло­вины царских доходов, а все его ценности по своей стоимости не уступали царским [4]. При секуляризации от Троиц­кой Лавры отошло государству 214 тыс. десятин земли и свы­ше 106 тыс. крестьян.

Откуда собрались такие богатства в Троицком монастыре?

При основании Троице-Сергиева монастыря и в первый пе­риод его существования (XIV-XVI вв.) содержание монашеству­ющих могло быть в двух формах: через подаяние или в виде зем­левладения, ибо в это время при отсутствии денег «обеспеченное содержание могло представляться не иначе, как в виде владения земельной собственностью» [5]. Поэтому в то время зем­левладение стало основным источником содержания монастырей. Кроме того, русские люди старались обеспечить для себя и своих родных заупокойное поминовение имущественным или денеж­ным вкладом в монастырь. «Древнерусскому человеку вообра­зить себя на том свете без заказного поминовения на земле было так же страшно, как ребенку остаться без матери в незнакомом пустынном месте» [6]. Вклады имели разнообразные фор­мы, например, делались всевозможными церковными предмета­ми — колоколами, свечами, иконами, церковной утварью, а также богослужебными книгами, хозяйственным инвентарем, хлебом (зерном), домашним скотом, платьем, часто недвижимым иму­ществом, а позднее и деньгами. Причем чем известней был мо­настырь, тем больше вкладов шло в его казну и ризницу. Все это способствовало успешному становлению и процветанию про­славленных в народе монастырей. Таким же путем собирались земельные владения и богатства Троицкого монастыря.

Конечно, это земное богатство обременяло и тяготило решив­шихся на монашескую жизнь. Именно по этой причине в XVI в. в русском монашестве появилось движение нестяжателей, высту­павших против обильного монастырского землевладения. Но при наличии некоторых недостатков владения монастырями землей и имуществом, о чем было сказано выше, необходимо отметить и положительные стороны данного явления.

Во-первых, положение крестьян на монастырских землях было гораздо легче, чем крепостных на боярских и помещичьих вотчинах, часто страдавших от произвола своих хозяев. Поэтому крестьяне иногда оставляли своих немилосердных землевладель­цев и уходили на монастырские земли. Так, например, в 1552 г. власти Важского уезда, жалуясь в Москву на притеснения на­местников и тиунов, писали, что «крестьяне у них от такого насильства, продаж и татеб с посадов разошлись по иным горо­дам, а из станов и волостей разошлись в монастыри бессрочно и без отказу» [7]. Подобное явление перехода крестьян на монастырские земли наблюдалось и в XVII в. «Недаром в те­чение первой половины XVII в. помещики просили правитель­ство о полной отмене Юрьева дня (когда разрешался переход от одного хозяина к другому. — А.Л.), указывая при этом на неза­конное сманивание крестьян монастырями и Троицкой Лаврой в частности» [8].

Во-вторых, благодаря своим материальным ресурсам мона­стыри могли активно участвовать в христианской благотвори­тельности, составлявшей до XIX в. почти единственный источник помощи беднякам, жертвам стихийных бедствий, обездоленным вдовам и сиротам [9]. Получаемые излишки ма­териальных ресурсов обитель перераспределяла на богоугодные дела [10]. В годы неурожая и народных бедствий Троицкая Лавра кормила многие тысячи голодных и нуждающихся и от­крывала свои житницы для всего народа.

В-третьих, известно, что Троице-Сергиев монастырь не жалел своих средств для выкупа русских пленных и материальной помо­щи христианам, находящимся под гнетом правителей Османской империи. На протяжении столетий Троице-Сергиева Лавра спо­собствовала межправославному единству в духе братского молит­венного общения священноначалия Русской Церкви с предстояте­лями и иерархами других православных Церквей-сестер. Начиная с XVI в. обитель Преподобного Сергия многократно посещали вос­точные Патриархи. Так, после пребывания в Троице-Сергиевом монастыре Патриархов Антиохийского Иоакима в 1586 г. и Константинопольского Иеремии в 1589 г., здесь в XVII в. моли­лись Патриархи Иерусалимские Феофан (1619) и Паисий (1649), Константинопольский Афанасий (1653), Антиохийский Макарий и Сербский Гавриил (оба в 1655 г.) и Александрийский Патриарх Паисий (1668) [11]. В обители аввы Сергия всег­да тепло и радушно принимали единоверных гостей с Востока. Руководство монастыря считало своим христианским долгом ду­ховно и материально поддержать восточных христиан, терпев­ших тяжкий гнет от иноверных завоевателей. Поэтому прибывав­шие оттуда церковные делегации получали здесь богатые подарки [12]. Например, богослужебные облачения и предметы Церковной утвари из лаврской ризницы были посланы в 1838 г. в Александрийскую и Антиохийскую Церкви [13].

Святитель Иосаф (Горленко).jpg 
Святитель Иоасаф (Горленко)

В-четвертых, мно­го средств расходовалось на построение и украше­ние храмов. «Располагая огромными материаль­ными средствами и авто­ритетом, он (Троицкий монастырь.— Л. 77.) мог привлекать для работы в монастыре выдающихся зодчих и художников, соз­дававших его замечатель­ную архитектуру, укра­шавших храмы росписью и иконами» [14].Наконец, необходи­мо подчеркнуть военное значение монастырей- крепостей. Духовная сила и нравственное влияние привлекали в монастыри и материаль­ные средства. Монастыри, становясь богатыми землевладельца­ми, имущество которых не отчуждается и не разделяется, имели возможность строить укрепления, возводить каменные стены, заводить артиллерию и благодаря этому получали возможность защищаться от неприятеля. «Так силы нравственные необходимо соединялись с материальными; в Смутное время Троицкий мона­стырь дал самый сильный отпор врагам, так как силы нравствен­ные были соединены с материальными» [15].

Часто Троицкая обитель свои богатства предоставляла на го­сударственные нужды. Она неоднократно безвозвратно давала деньги государству для его защиты и прогресса. При этом необ­ходимо отметить, что в благополучных материально монасты­рях, каким был Троице-Сергиев, возможно было духовное со­вершенствование и достижение спасения души, так как иноки, согласно монашеским обетам, вели подвижнический образ жизни.

Доказательством этому служит тот факт, что иночество и в исторически более близкое нам позднее время из своей среды явило много образцов святости и совершенства.

Одним из них был святой Иоасаф (Горленко), в 1745-1748 гг. являвшийся наместником Лавры. 17 мая 1746 г. в стенах обите­ли случился большой пожар, в котором сгорели все деревянные постройки, а в каменных храмах все деревянные перегородки и перекрытия. По указу священноархимандрита Лавры архиепи­скопа Тверского Арсения отец Иоасаф предпринял энергичные труды по восстановлению обители. Под его непосредственным руководством также построены Смоленская церковь [16], здание семинарской библиотеки, восстановлены монастырские стены и перестроено Троицкое подворье в Москве. В 1748 г. ар­химандрита Иаосафа посвятили в сан епископа Белгородского, в этом сане он нес подвиг архипастырского служения до самой своей кончины 10 декабря 1754 г. [17].

Начиная с 1775 г. настоятелями Троицкой Лавры становятся московские архиереи. Своей деятельностью они способствовали все возрастающему нравственному влиянию обители Преподоб­ного Сергия на русский народ. Первым Московским митрополи­том, являвшимся одновременно и настоятелем Троице-Сергиевой Лавры, был Платон (Левшин). Он известен как выдающийся про­поведник, богослов и историк. Много трудов пришлось положить преосвященному Платону для благоустройства Лавры, священно- архимандритом которой он был сорок шесть лет (1766-1812). С его именем связаны значительные изменения, происшедшие во внеш­нем виде монастыря. При нем закончено строительство лаврской колокольни, построена ризница, Серапионова палата и учебный корпус для лаврской семинарии. В храмах Лавры были установле­ны новые иконостасы и произведена настенная роспись.

митрополит Платон (Левшин).jpg 
Митрополит Платон (Левшин)

Заботами митрополита Платона 400-летняя годовщина пре­ставления Преподобного Сергия в 1792 г. была отмечена сооруже­нием в центре лаврской площади обелиска, на котором с четырех сторон сделаны надписи о достопамятных событиях, совершив­шихся в монастыре. В своей многообразной деятельности архи­пастырь особое внимание уделял устройству Спасо-Вифанского монастыря и семинарии при нем. Также большое значение ми­трополит Платон придавал преподаванию богословских наук в лаврской и Вифанской семинариях. 11 ноября 1812 г. митро­полит Платон преставился в любимой им Вифании и был отпет и погребен в Лавре.

митрополит Филарет (Дроздов).jpg 
Митрополит Филарет (Дроздов)

Другим не менее известным священноархимандритом Тро­ицкой Лавры в XIX в. был митрополит Филарет (Дроздов). Где бы ни находился и какие бы труды ни нес этот святитель, он всегда считал себя «от дому Преподобного Сергия» [18]. Московский владыка, перед которым благоговели современники, в свою очередь особенно почитал память Преподобного Сергия Ра­донежского. Исполненный благоговения к святому Сергию, лавр­ский священноархимандрит и постриженник митрополит Филарет называл его в своих письмах «великим игуменом и великим аввой», а себя «послушником Преподобного Сергия». В письме от 2 сен­тября 1847 г. к наместнику Лавры архимандриту Антонию он пишет: «Припадем, отец наместник, к ис­тинному настоятелю нашему Пре­подобному Сергию с молитвою, чтобы он устроил и сохранил нас послушниками своими единомысленными» [19].

По молитве святителя Фила­рета Преподобный Сергий помо­гал ему в церковном служении. Так, известен случай об отка­зе Московского святителя освя­щать в Первопрестольной триум­фальные ворота с изображением языческих богов, что вызвало гнев императора. Тогда взволнованному владыке, находящемуся в Троице-Сергиевой Лавре, ночью явился авва Сергий и словами «Не сму­щайся, все пройдет» успокоил его. И действительно, царский гнев прошел без последствий [20].

Архимандрит Антоний (Медведев).jpg 
Архимандрит Антоний (Медведев)

За время своего пребывания на Московской кафедре митро­полит Филарет был для Троицкой Лавры заботливым хозяином, пекущимся о нуждах братии и о благоустройстве обители. Он с пристальным вниманием входил во все подробности ее жизни. До самого конца своих дней мудрый и заботливый архипастырь неустанно трудился в винограднике Христовом и был примером в деле служения Церкви Божией. По своей кончине Высокопреос­вященный Филарет — глубокий почитатель Преподобного Сер­гия, согласно завещанию, был погребен в стенах его монастыря.

Одним из великих благодеяний, оказанных митрополитом Филаретом Лавре Преподобного Сергия, было назначение в 1831 г. ее наместником архимандрита Антония (Медведева). В его лице он нашел достойного сотрудника и советника в деле управления

Лаврой. В период почти полувекового своего наместничества отец Антоний привел обитель в цветущее состояние во всех отноше­ниях. При нем были восстановлены и укреплены монастырские стены, на запущенных местах разбиты сады и цветники, отремон­тированы и благолепно украшены лаврские храмы.

Гефсиманский Черниговский скит.jpg 
Гефсиманский Черниговский скит

Помимо внешнего благоустройства отец Антоний, близко знавший преподобного Серафима Саровского и знакомый с аске­тическими творениями святых отцов, стремился поднять нрав­ственность и благочиние среди троицкой братии на должную вы­соту. Недалеко от Лавры по благословению и под руководством митрополита Филарета в 1843 г. он устроил Гефсиманский скит, который привлек к себе многих иноков. Сюда приходили строгие ревнители подвижничества, искавшие уединения или совершен­ного безмолвия, а также желавшие проводить иноческий подвиг в строжайшем посте и лишениях. Для этой же цели в наместниче­ство отца Антония были основаны и открыты Черниговский скит, пустынь Святого Духа Параклита и Боголюбивая киновия. Архи­мандрит Антоний пользовался большой любовью лаврской бра­тии и многочисленных паломников. Со всех концов России к нему приходили люди разного общественного положения за советом, утешением и помощью. Многие, в том числе и сам митрополит Филарет, избирали его своим духовным отцом.

Но кроме устроения внешней и внутренней жизни обители отец Антоний развил также широкую благотворительную деятель­ность. Он с сожалением видел, что заповедь Преподобного Сергия о принятии и питании странников, с исполнением которой сое­динялось обетование Преподобного о том, что обитель ни в чем не оскудеет, в то время не исполнялась. Во время управления от­ца Антония в Лавре утвердился обычай обеспечения питанием богомольцев на особо выделяемую для этого сумму. Заботами от­ца архимандрита за стенами Лавры были открыты больница для заболевших странников и училище для девочек. В Лавре им были открыты школа иконописания и училище для мальчиков, в кото­ром обучалось до ста человек на полном монастырском обеспече­нии. Шестнадцать студентов Московской духовной академии бы­ло принято на полное содержание Лавры. Наместник Лавры даже позаботился о заключенных в тюрьме Сергиева Посада. Для них был построен новый корпус с церковью в честь иконы Божией Ма­тери «Утоли моя печали».

Святитель Филарет высоко ценил благотворительную де­ятельность отца Антония. Од­нажды он писал наместнику: «После Преподобного Сергия Вашему попечению, отец на­местник, обязан я тем, что заве­щанное Преподобным Сергием человеколюбие распространя­ет свой дух и свои действия» [21].

По смерти святителя Фи­ларета архимандриту Антонию довелось быть наместником в Лавре и при его преемни­ке по кафедре святителе Ин­нокентии (Вениаминове). Но­вый Московский архипастырь также высоко ценил труды отца Антония на этом посту и не отпустил его на покой. Впоследствии оба святителя и архимандрит были погребены рядом в приделе лаврской церкви Святого Духа [22].

Архимандрит Леонид (Кавелин).jpg 
Архимандрит Леонид (Кавелин)

Преемником отца Антония, умершего в 1877 г., стал архи­мандрит Леонид (Кавелин), также личность выдающаяся. До на­значения в Троице-Сергиеву Лавру он возглавлял Русскую Духов­ную Миссию в Иерусалиме, был настоятелем посольской церкви в Константинополе, а затем настоятелем Воскресенского Новоие­русалимского монастыря. Архимандрит Леонид известен своими учеными трудами по церковной истории и археологии, в 1881 г. он даже был избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук. Находясь на должности наместника, отец Лео­нид занимался разбором и подробным описанием древних руко­писей, хранившихся в лаврской библиотеке. Оставив после себя много сочинений, он преставился в 1891 г. и погребен на терри­тории Лавры [23].

Конец XIX в. ознаменовался большим лаврским торже­ством, еще раз показавшим великую любовь и глубокое почи­тание русским народом Преподобного Сергия. В 1892 г. испол­нилось 500 лет со дня его преставления. Празднование, казалось бы, сугубо лаврской памятной даты превратилось в великий все­народный праздник.

20131004-002.jpg 
Празднование 500-летия преставления преподобного Сергия 
в Троице-Сергиевой Лавре. Фотография 1892 г.

Конечно, особенные торжества прошли в обители Преподоб­ного Сергия. Никогда до этого она не видела в своих стенах такого значительного количества архиереев, духовенства, иноков и вели­кого множества православных христиан, как в эти праздничные Дни. В самый день праздника «вся стомиллионная Русь вознесла горячие молитвы своему благодатному заступнику. По всем кон­цам ее необъятной шири пронесся торжественный звон, пошли крестные ходы, раздались молебные пения. Но нигде, конечно, этот мощный подъем народного духа, этот высокий религиозный порыв не выразился с такой силой, как в сердце России — первопрестольной Москве и возле той святой обители, которую Пре­подобный Сергий избрал местом трудов своих подвижнических и своего упокоения» [24].

Накануне праздника 24 сентября из Москвы прибыл крест­ный ход. По своим необычайным размерам этот крестный ход представлял собой такое величественное зрелище, какое редко выпадает не только на долю скромному Посаду, но даже и столи­цам. Троице-Сергиева Лавра не смогла вместить в своих стенах многотысячные толпы паломников, прибывших в основном пеш­ком из Москвы и других близлежащих городов и сел. Празднич­ные богослужения возглавил Высокопреосвященный митропо­лит Московский Леонтий. 25 сентября, в самый день праздника, в соборах и храмах Лавры было совершено восемь ранних и че­тыре поздние литургии. По окончании поздней литургии состо­ялся крестный ход вокруг стен обители.

CJzAnzr2xbI.jpg 
Встреча крестного хода из Москвы. 1892 г.

На третий день праздника в Московской духовной академии прошло торжественное собрание, посвященное памяти Преподоб­ного Сергия. Открыл собрание ректор Московской духовной ака­демии архимандрит Антоний (Храповицкий), который в память Преподобного Сергия, посвятившего всю свою жизнь и деятель­ность служению и прославлению Святой Троицы, выступил с ре­чью «О значении догмата Святой Троицы для нравственной жизни человека». Затем профессор И. Н. Корсунский ввиду болезни ав­тора прочитал статью профессора Е. Е. Голубинского «О значении Преподобного Сергия в истории русского монашества». В заключе­ние профессор-историк В. О. Ключевский сделал доклад «О значе­нии Преподобного Сергия для русского народа», который впослед­ствии вышел отдельным изданием. Кроме этих докладов в 1892 г. Е.Е. Голубинский написал и издал книгу «Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра» [25].

500-летний юбилей Преподобного Сергия был отмечен цер­ковными торжествами в Петербурге, Харькове, Одессе, Ярослав­ле, Ростове Великом и других городах. Во многих крупных горо­дах были совершены крестные ходы с молебным пением святому.

Помимо праздничных богослужений и торжественных собраний, посвященных памяти игумена Сергия, во многих местах в честь юбилейной даты было открыто много благотворитель­ных, просветительных и богоугодных заведений. У стен Троицкой Лавры в этом году начали работу большой трехэтажный стран­ноприимный дом, а затем больница и богадельня с церковью. Стоимость этих благотворительных учреждений, построенных Лаврой, равнялась 220 тыс. рублей [26]. В Сергиевом Посаде благотворительное общество во имя Преподобных Сергия и Никона открыло приют для бедняков, нуждавшихся в жилье и уходе.

В Москве при Высоко-Петровском монастыре открыли шко­лу для мальчиков; в Петербурге чествование 500-летия преставле­ния Преподобного Сергия Радонежского было ознаменовано на­чалом работы Дома трудолюбия, бесплатных столовой и чайной. На Родине Игумена Русской земли Ростовский Варницкий мона­стырь по примеру Троице-Сергиевой Лавры приступил к устрой­ству странноприимного дома. В Зосимовой пустыне, состоявшей в ведении Троицкой Лавры, была совершена закладка каменного здания для больницы и странноприимного дома. В Риге закладкой храма и здания для общины был основан Троице-Сергиев жен­ский монастырь. В начале XX столетия в лесу неподалеку от Ри­ги была основана пустынь во имя Преподобного Сергия Радо­нежского, находящаяся в ведении Рижского монастыря. Обе эти обители не закрывались в советские годы и действуют в насто­ящее время. Даже в далекой Америке юбилейная дата была от­мечена открытием школы для молодых американцев православ­ного вероисповедания, получившей название Сергиевской [27].

В конце Синодального периода, уже в XX в., состоялось зна­менательное событие в духовной жизни России. С 5 по 13 июня 1909 г. в стенах Троице-Сергиевой Лавры проводил свою рабо­ту Всероссийский съезд монашествующих под председатель­ством известного церковно-общественного деятеля, архиепи­скопа Вологодского и Тотемского Никона (Рождественского). Почетным председателем съезда являлся митрополит Москов­ский Владимир (Богоявленский). Съезд обсудил многие акту­альные вопросы монашеской жизни, часть которых нашла свое отражение в деяниях Поместного Собора Российской Церкви 1917-1918 гг.

Владыка Никон, еще будучи казначеем и заведующим лавр­ской типографии, стал инициатором издания знаменитых «Тро­ицких листков», в которых излагались истины православной ве­ры. «Троицкие листки» по содержанию и по цене были доступны для простого народа и поэтому пользовались популярностью среди православных паломников по всей России. Особенно из­вестен труд владыки Никона «Житие и подвиги Преподобного и богоносного отца нашего Сергия Радонежского и всея России чудотворца» [М., 1885], который признан современниками как одно из самых полных и удачных изданий о Преподобном [28]. Он также является автором Троицкого патери­ка. По своей смерти 12 января 1919 г. (по новому стилю) архие­пископ Никон был погребен в лаврском некрополе.

005(139).jpg 
"Житие и подвиги Преподобного и богоносного отца
нашего Сергия Радонежского и всея России чудотворца"

В XVIII и XIX вв. еще более усилилось церковное значение Троице-Сергиевой Лавры. Она становится главным духовным центром России. Паломничество в обитель Преподобного Сергия считалось нравственным долгом православного христианина. Сюда стекались богомольцы со всех концов огромной страны. В любое время года, а особенно летом, по дороге от Москвы до Лавры можно было видеть людей раз­ных званий и состояний, воз­раста и пола, идущих на «бого­молье к Троице». Построение железной дороги и благоустро­енного шоссе в середине XIX в. еще более способствовало уве­личению числа паломников и посетителей Лавры. Им бы­ли созданы благоприятные ус­ловия для молитвы. В начале XX в. в Троице-Сергиевой Лавре действовало 13 храмов. При ней имелись столовая, больница, странно­приимный дом, дома призре­ния, приюты, училище, две го­стиницы для паломников [29].

1370547114_ggg-9.jpg 
"Троицкие листки". 1854 г.

Вместе с простыми людь­ми посещали Лавру видные де­ятели науки и искусства. Исто­рики Н.М. Карамзин и И.Е. Забелин поражались древностями Троицкой обители и ее историей. Художники И.Е. Репин, В.И. Су­риков, И.И. Шишкин, В.М. Васнецов находили здесь богатый Материал для своего творчества. Русские писатели Н.В. Гоголь, А.П. Чехов, Ф.М. Достоевский, бывавшие здесь, с восхищением отзывались обо всем, что они видели в стенах Троицкой обите­ли [30].

Преподобный Сергий являлся покровителем русского воин­ства. Среди русских ратников всегда жила вера в то, что он — мо­гучий соратник тем, кто обнажает меч во имя справедливости. Поэтому иконой «Явление Богородицы Преподобному Сергию Радонежскому», написанной на доске от гроба святого иконопис­цем Евстафием Головкиным в 1591 г., благословляли полковод­цев и брали ее во все военные походы Иоанна Грозного, Петра I, А. В. Суворова, М. И. Кутузова и русско-турецких войн [31].

В трудные военные годы XIX столетия Троицкая Лавра не ограничивалась благословением воинов и молитвой за них. Она и после передачи своих земель государству оказывала ему посильную материальную помощь. Так, в 1807 г. священноархимандрит Лавры митрополит Платон внес на нужды государ­ства 20 тыс. рублей. А во время Отечественной войны 1812 г. Лавра пожертвовала 70 тыс. рублей ассигнациями, 2,5 тыс. ру­блей серебром и более пяти пудов серебра в слитках и серебря­ных вещах [32]. При настоятельстве святителя Филарета (Дроздова) в связи с Крымской войной из лаврской казны было отпущено на военные нужды 50 тыс. рублей, и еще 15 тыс. рань­ше выдано на выкуп пленных единоверных греков [33].

Замечательную оценку значения Троице-Сергиевой Лав­ры и ее основателя в жизни и истории русского народа и госу­дарства дал известный проповедник архиепископ Херсонский и Одесский Никанор (Бровкович). «Преподобный Сергий, — пи­шет он, — уподобил и продолжает уподоблять своей духовной природе всех близко соприкасавшихся к нему людей. Будучи сам высшим носителем христианского православного духа, он примером, назиданием, молитвами своими много содействовал и содействует напитанию этим духом всего православного рос­сийского народа, — духом, который составляет руководительное начало, крепость и славу русской жизни. Потому-то к прп. Сергию, как к неиссякаемому роднику крепкого русского духа, утекают на поклонение и до сего дня многие тысячи народа, один вблизи путешествующий инок не минет обители прп. Сергия. Редкий из иерархов Русской Церкви не припадал до праха земного пред ракой прп. Сергия. Все до единого из венценос­цев России приносили у раки Преподобного свои молитвы, осо­бенно при вступлении на царство» [34].

Неоднократно паломничал в обитель игумена Сергия по­следний российский император, будущий святой страстотерпец, Николай II. Особенно запомнилось современникам посещение Лавры августейшей семьей 24 мая 1913 г. Этот приезд царских паломников явился частью их путешествия по русским городам, связанных с историческими событиями 300-летия династии Ро­мановых и окончания Смутного времени.

Протоиерей Анатолий Лазарев. Троице-Сергиева обитель в истории Русской Церкви и государства. - Москва, Издательский дом «Никея», 2015. 


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Историческое описание Троице-Сергиевой Лавры. - М., 1882.

[2] Богословский М.М. Учебник русской истории. Ч. 3. Изд. 2. - М., 1918.

[3] Павел, архидиакон Алеппский. Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века. Вып. 4. - М., 1899.

[4] Скворцов Д. Дионисий Зобниновский. - Тверь, 1890.

[5] Соловьев С. История России с древнейших времен. Т. 5. Изд. 5. - М., 1882.

[6] Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. 1-3. Изд. 4. - М., 1916.

[7] Соловьев С. История России с древнейших времен. Т. 7. Изд. 4. - М., 1879.

[8] Греков Б. Краткий очерк истории русского крестьянства. - М., 1958.

[9] Журнал Московской Патриархии. 1946, № 5. С. 28.

[10] Борисов Н.С. Сергий Радонежский. - М., 2009. С. 222.

[11] Журнал Московской Патриархии. № 10. С. 19.

[12] Костомаров Н.И. Собрание сочинений. Кн. 1. - СПб., 1904. С. 33-34. 

[13] Центральный государственный архив древних актов. Фонд 1204. 1896. Дело 150034; 1836. Дело № 5207. № 5207, л. 1.

[14] Воронин Н. Троице-Сергиева Лавра. - М., 1968. С. 11.

[15] Соловьев С. История России с древнейших времен. Т. 13. Изд. 3. - М., 1878. С. 52.

[16] Павел (Пономарев), иеромон. Краткое историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. - СПб., 1782. С. 7.

[17] Настольная книга священнослужителя. Т. 2. - М., изд. Московской Патриар­хии, 1978. С. 22.

[18] Журнал Московской Патриархии. 1958, № 4. С. 63. 

[19] Григорий, архим. Благоговение Филарета, митрополита Московского, к па­мяти прп. Сергия // Душеполезное чтение. - М., 1892. Ч. 3. С. 556.

[20] Архимандрит Антоний, наместник Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. Изд. 2. - Сергиев Посад, 1907. С. 45.

[21] Архимандрит Антоний, наместник Свято-Троицкия Сергиевы Лавры. Изд. 2. - Сергиев Посад, 1907. С. 39.

[22] Журнал Московской Патриархии. 1998, № 12. С. 19-21.

[23] Толстой М.В. Патерик Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. - Сергиев Посад, 1893. С. 19.

[24] Соколов В. Торжество пятисотлетия со дня блаженной кончины препо­добного Сергия // Богословский вестник. - М., 1992. Декабрь. С. 445.

[25] Соколов В. Торжество пятисотлетия со дня блаженной кончины препо­добного Сергия // Богословский вестник. - М., 1992. Декабрь. С. 460-463.

[26] Центральный государственный архив древних актов. Фонд 1204. 1896. Дело 150034; 1836. Дело № 5207. № 150034,  л. 3.

[27] Прибавления к «Церковным ведомостям». 1892. № 38, 40, 44, 51. С. 1328, 1388, 1533, 1859.

[28] Журнал Московской Патриархии. 1993,  № 2. С. 102.

[29] Русские монастыри. Изд. «Очарованный странник». - М., 1995. С. 254.

[30] Сообщения Загорского музея. - Загорск. Вып. 2. 1958. С. 107-108.

[31] Воронин Н. Троице-Сергиева Лавра. - М., 1968. С. 97.

[32] Горский А. В., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры с приложением архим. Леонида (Кавелина). - М., 1890. С. 167.

[33] Горский А. В., прот. Историческое описание Свято-Троицкия Сергиевы Лавры с приложением архим. Леонида (Кавелина). - М., 1890. С. 171.

[34] Никанор, архиеп. Слово // Странник. - СПб., 1883. Сентябрь. С. 80.


STSL.Ru


8 Июня 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...