Троице-Сергиева обитель в Смутное время. События, предшествовавшие осаде монастыря

Троице-Сергиева обитель в Смутное время. События, предшествовавшие осаде монастыря

Сын Грозного Феодор Иоаннович вступил на царский пре­стол в совершеннолетнем возрасте, но был «младенцем по способностям» [1] и поэтому нуждался в регент­стве. Умело используя взаимные противоречия московских бо­яр, Борис Годунов при поддержке сестры-царицы устранил всех своих конкурентов и в 1587 г. стал фактически править государ­ством, пользуясь положением царского шурина. Четырнадцати­летнее царствование Феодора было для Руси временем умиро­творения и отдыха от погромов Опричнины и разорительной Ливонской войны. Осторожный и умный Борис Годунов, обла­давший большими способностями, успешно правил государ­ственными делами. Выждав удобный момент, он в 1590 г. на­чал войну со Швецией, в результате которой отвоевал русские города Корелу, Иван-город, Ям, Копорье и другие, потерянные при Грозном [2]. При Борисе активизируются диплома­тические отношения Русского государства с Англией, Франци­ей, Германией и Данией.

Вместе с ростом могущества Русского государства возрос ав­торитет и Русской Церкви. Для многих в конце XVI в. стала оче­видной несообразность отношений Московского митрополита к восточным Патриархам. Возвышение и процветание автоке­фальной Русской Церкви ставило вопрос об уравнении ее с вос­точными Патриархатами, которые, страдая под игом неверных, нуждались в ее помощи. К тому же католическая пропаганда че­рез иезуитов часто критиковала зависимость русской иерархии «от раба султанова» [3], как они с насмешкой именова­ли Патриарха Константинопольского. Все эти причины способ­ствовали учреждению Патриаршества в Русской Православной Церкви. В 1589 г. Константинопольский Патриарх Иеремия, на­ходившийся в Москве, совершил поставление Московского ми­трополита Иова в Патриарха Московского и всея Руси. В 1591 г. восточные Патриархи признали за русским Патриархом пятое по чести место среди поместных Церквей.

В конце XVI в. заканчивается и правление Рюриковой дина­стии. Годунов, бывший правителем государства по имени, а царем по власти, готовился к занятию престола после смерти бездетно­го царя Феодора. 15 мая 1591 г. в Угличе, где находилась с семьей последняя жена Иоанна IV Мария Нагая, трагически погиб де­вятилетний царевич Димитрий. Сведения о причине смерти ца­ревича были разноречивы. Но народная молва обвинила Бориса в убийстве невинного царственного отрока, так как через это преступление ему освобождался путь к царской власти. И дей­ствительно, после смерти Феодора Иоанновича Земский собор, созванный Патриархом Иовом в 1598 г., избрал на царство Бо­риса Годунова.

Первые два года Борис царствовал мирно и спокойно. Но это обманчивое затишье, как перед бурей, скоро прошло. У Годуно­ва было много врагов, особенно среди знатных бояр, считавших его, потомка татарского рода, недостойным царского престо­ла. В народе стали распространяться слухи, что Борис незакон­но взошел на царство, что законный царевич Димитрий жив, а вместо него люди Годунова убили другого мальчика. На этом фоне характер правления Годунова сильно изменился — из до­брого и щедрого царя он превратился в подозрительного и же­стокого гонителя.

Чтобы избавить себя от козней бояр и народных слухов, царь Борис установил целую систему полицейского надзора и доносов. Клевета и доносы стали страшным общественным бедствием. В первую очередь Годунов решил расправиться с детьми Ники­ты Романова [4], в которых он видел своих соперников. Пять бра­тьев Романовых были оклеветаны и сосланы в далекие северные места. Близких к Романовым князей Черкесских, Сицких, Шестуновых, Репниных и других подвергли опале и также сослали в дальние города. Холопы опальных бояр, оставшись без средств к существованию, стали заниматься грабежами [5]. Ко все­му этому прибавилось стихийное бедствие: моровое поветрие и страшный трехлетний голод (1601-1603).

Народ возненавидел царя Бориса, которого за его престу­пления считал виновным во всех случившихся несчастьях и сти­хийных бедствиях. Его все более настойчиво стали обвинять в убийстве царевича Димитрия. Вместе с тем распространился слух, что царевич жив и скоро придет из Литвы, чтобы вернуть себе родительский престол.

В то время в Польше королевский престол занимал Сигизмунд III (1587-1632), бывший ревностным католиком и послуш­ным орудием в руках папы и иезуитов. При Сигизмунде польские паны надеялись, объединив силы Польши и Швеции, захватить Московское государство. Невзирая на то, что польский канцлер Лев Сапега подписал в Москве в 1601 г. перемирие на двадцать лет, поляки искали удобного случая для вмешательства в русские дела. Такой подходящий для них момент представился в 1604 г. Русский царь был окружен общей ненавистью своего народа, раз­ные слои и группировки общества в лице бояр и дворян враждо­вали между собой, трехлетний голод и болезни подорвали эко­номику государства. Но, не рискуя сразу начать войну, польские паны решили сначала выдвинуть своего ставленника на московский престол. Для этой цели решили использовать популярное в народе имя царевича Димитрия, таинственные обстоятельства смерти которого более всего соответствовали задуманно­му плану.

В Польше к этому времени появился человек, объявивший себя царевичем Димитрием, чудом спасшимся от убийц в Угли­че. «Тайна происхождения этого "царевича Димитрия" до сих пор остается неразгаданной. Очевидно лишь то, что он был самозван­цем и русским уроженцем» [6]. По официальной версии, опубликованной правительством Годунова, самозванец был беглым монахом Чудова монастыря Григорием Отрепьевым. Этого человека решили использовать поляки для вторжения на русскую территорию. Но так как польский король и сейм не решались открыто поддержать столь явную авантюру, то это вторжение было организовано как частное предприятие польских панов и магнатов. Чтобы заручиться могущественной поддержкой Римской Церкви, Лжедмитрий тайно принял католичество и обещал приве­сти к подчинению папе Римскому не только православных на Руси, но и магометан и язычников, живущих в пределах Русского государства [7]. В благодарность за поддержку самозванец, еще не достигнув власти, начал раздавать королю Сигизмунду, панам Мнишекам и Вишневецким русские земли и города и обе­щал осыпать их золотом и деньгами.

16 октября 1604 г. Лжедмитрий с трехтысячным отрядом польских шляхтичей и казаков перешел русскую границу и дви­нулся на Москву. Несмотря на победу в сражении под Добрыничами, царские войска не смогли остановить его продвижение. Успехи самозванца обуславливались широкой поддержкой народ­ных масс, недовольных деятельностью Бориса Годунова и возла­гавших большие надежды на улучшение жизни при воцарении «законного царевича Димитрия».

Весной 1605 г. скоропостижно умер царь Борис. Его наследник шестнадцатилетний Феодор был не в силах удержать власть. Вое­воды со всем войском перешли на сторону «царя Димитрия». По­сле этого поход самозванца к Москве превратился в триумфальное шествие. 1 июня жители Москвы, взбунтовавшиеся под действи­ем «прелестных грамот» Лжедмитрия, ворвались в Кремль. Па­триарха Иова схватили и сослали в Старицкий монастырь. Фео­дор Годунов был низложен и вместе с матерью умерщвлен. Тело царя Бориса выкопали в Архангельском соборе Кремля и, поло­жив в простой гроб, погребли вместе с женой и сыном в мало­известном Варсонофьевском монастыре на Сретенке. 20 июня 1605 г. самозванец торжественно вступил в столицу.

На место сосланного Патриарха Иова Лжедмитрий назначил Рязанского архиепископа Игнатия, грека по национальности, ко­торый первый из русских архиереев признал власть самозван­ца, а также разделял его веротерпимость и склонность к Западу. 30 июля новый Патриарх венчал Лжедмитрия на царство.

С самого начала новоявленный царь показал свое пренебре­жительное отношение к православной вере и старинным рус­ским обычаям. В кремлевских храмах во время церковного пения играла музыка, крестился царь не по-православному, перед обе­дом не молился, нарушал посты. Московская знать, духовенство и простые русские люди более всего были недовольны пристра­стием царя к католической вере и западным обычаям.

После коронации Лжедмитрий написал поздравительное письмо новому папе Павлу V. Кардинал Валенти писал в Польшу папскому нунцию Рангони, что папа в восхищении от успешных дел Димитрия и благодарит Бога, Который «соблаговолил уте­шить его надеждою видеть во время своего первосвященства об­ращение московских отщепенцев к религии католической» [8]. Самому же Лжедмитрию папа писал: «Мы уверены, что католическая религия будет предметом твоей горячей заботли­вости… убеждаем и умоляем тебя стараться всеми силами о том, чтобы народы твои приняли римское учение» [9]. Все это показывает, какие большие надежды возлагал папский престол на воцарение Лжедмитрия в Москве, которым, однако, не суж­дено было сбыться.

2 мая 1606 г. в Москву из Польши на свадьбу с самозванцем приехала Марина Мнишек в сопровождении двух тысяч поля­ков. Лжедмирий не захотел придерживаться церковного устава и, грубо нарушив его, венчался с Мариной 8 мая накануне пят­ницы и Николина дня [10]. Несмотря на ропот, самозванец разре­шил иезуитам Чиржовскому и Лавицкому совершить в Крем­ле католическое богослужение [11]. Поляки вели себя в Москве как в завоеванном городе. Пьяные шляхтичи скакали по улицам, стреляли, давили народ, врывались по ночам в до­ма мирных жителей. Они издевались над русскими, их языком и обычаями. Самозванец хотел запугать москвичей наказани­ем и казнями. Исаак Масса [12] свидетельствует, что «каждодневно доносили на многих лю­дей, которые слишком много болтали, и их устраняли, и то были по большей части мо­нахи» [13]. Кроме того, из родственников и сторонников бывше­го царя было подвергну­то опале и сослано 74 се­мейства.

В результате воз­мущение в народе воз­растало с каждым днем. Сложившейся обстанов­кой воспользовались бо­яре во главе с Василием Шуйским. Они состави­ли заговор и 17 мая под­няли восстание против самозванца и поляков. Лжедмитрий был убит, а его труп по­сле поругания сожгли. Вместе с ним 17 мая в Москве погибло 1500 поляков.

После одиннадцати месяцев царствования Лжедмитрия I к власти пришли бояре. Новый царь был избран не Земским со­бором, а собравшимся на Красной площади населением столицы, где подготовленные боярами люди «выкрикнули» в цари Васи­лия Шуйского. Шуйский дал боярам крестоцеловальную запись о том, что все будет делать только с согласия боярской думы. Та­ким образом, московские бояре, которые некогда боролись про­тив Иоанна Грозного, затем интриговали против Бориса Годунова, помогали самозванцу свергнуть правительство Годуновых, а затем организовали свержение самозванца, наконец, увидели на престоле такого царя, какой им был нужен. Василий Шуйский являлся настоящим боярским царем.


Протоиерей Анатолий Лазарев. Троице-Сергиева обитель в истории Русской Церкви и государства. - М., Издательский дом «Никея», 2015.  


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Соловьев С. История России с древнейших времен. Т. 7. Изд. 4. - М., 1879.

[2] Краткая история СССР. Ч. 1. Изд. 2. АНН СССР. - Л., 1972.

[3] Соловьев С. История России с древнейших времен. Т. 7. Изд. 4. - М., 1879.

[4] Никита Романов, или Никита Романович Захарьин-Юрьев (1522-1585 или 1586), — брат Анастасии Романовны Захарьиной, первой жены Ивана IV Грозного и дядя царя Феодора Иоанновича. Его внук Михаил Феодорович Романов стал первым царем династии Романовых в 1613 г. (Прим. Ред.)

[5] Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. 1-3. Изд. 4. - М., 1916

[6] Краткая история СССР. Ч. 1. Изд. 2. АНН СССР. - Л., 1972.

[7] Костомаров Н.И. Собрание сочинений. Кн. 2. - СПб., 1994.

[8] Соловьев С. История России с древнейших времен. Т.8. Изд. 4. - М., 1883.

[9] Соловьев С. История России с древнейших времен. Т.8. Изд. 4. - М., 1883.

[10] Устав Православной Церкви воспрещает венчание накануне постных дней — среды и пятницы, то есть во вторник и четверг, а также в субботу — на­кануне воскресного дня, и в дни, предшествующие престольным, великим и дву­надесятым праздникам. Есть и ряд других ограничений. (Прим. Ред.)

[11] Костомаров Н.И. Собрание сочинений. Кн. 2. - СПб., 1994.

[12] Исаак Масса (1586-1643), голландский подданный, находился в Москов­ском государстве в 1601-1609 гг. Вернувшись в Голландию, составил описание исторических событий в Московии при смене царствующих династий. В 1612 г. Масса вернулся в Москву и с тех пор не прекращал дипломатическую и торго­вую деятельность. Его книга «Краткое известие о Московии в начале XVII ве­ка» основана на собственных наблюдениях. Рукопись Исаака Массы хранится в Гааге, первый русский перевод появился в 1874 г.

[13] Масса Исаак. Краткое известие о Московии в начале XVII века. - М., 1937.



Источник: STSL.Ru
2 Октября 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...