Троице-Сергиев монастырь как центр почитания русских святых во второй половине XVI в.

Троице-Сергиев монастырь как центр почитания русских святых во второй половине XVI в.

Почитание святых являлось важной составной частью религиозной жизни в русских монастырях эпохи Древней Руси. Сказанное в полной мере относится и к Троице-Сергиевой обители. В недавнее время были рассмотрены некоторые существенные черты почитания русских святых ее насельниками в последней трети XV – первой половине XVI в. [1]. Предлагаемая работа в значительной степени продолжает это исследование. Она посвящена определению состава русских святых, почитавшихся в названном монастыре во второй половине XVI в., а также выяснению их статуса в представлении сообщества данной обители того времени.

К сожалению, на поставленные выше вопросы существующие источники редко отвечают прямо и определенно. Поэтому при раскрытии избранной темы приходится опираться, в основном, на их косвенные свидетельства. В настоящем исследовании использованы подробные описания книг, отражающих богослужебную практику упомянутого монастыря [2], указ о трапезах последнего или, иначе говоря, Обиходник 1590 г. [3], летопись и некоторые другие документы.

Определение состава всех или, по крайней мере, большинства русских святых, в той или иной степени почитавшихся в Троицкой обители второй половины XVI в., базируется на следующем предположении: если в указанном монастыре тогда имелись жития и службы, посвященные определенным подвижникам благочестия, то, значит, последние почитались в нем в рассматриваемое время.

Ниже приводится перечень этих русских святых: Авраамий Ростовский [4], Авраамий и Ефрем Смоленские [5], Александр Невский [6], Александр Свирский [7], Алексей Московский [8], Антоний Печерский [9], Антоний Римлянин [10], Арсений Тверской [11], Борис и Глеб [12], Варлаам Хутынский [13], князь Владимир [14], Григорий Пельшемский [15], Димитрий Прилуцкий [16], Дионисий Глушицкий [17], Евфимий Новгородский [18], Ефрем Перекомский [19], Зосима и Савватий Соловецкие [20], Иаков Ростовский [21], Игнатий Ростовский [22], Иоанн Новгородский [23], Иона Московский [24], Иона Новгородский [25], Исайя Ростовский [26], Исидор Ростовский [27], Кирилл Белозерский [28], Константин, Михаил и Феодор Муромские [29], Леонтий Ростовский [30], Макарий Колязинский [31], Максим Московский [32], Михаил и Феодор Черниговские [33], Михаил Клопский [34], Михаил Тверской [35], Никита Новгородский [36], Никита Переславский [37], Никон Радонежский [38], Павел Обнорский [39], Пафнутий Боровский [40], Петр и Феврония Муромские [41], Петр Московский [42], Петр царевич Ростовский [43], Прокопий Устюжский [44], Савва Вишерский [45], Савва Сторожевский [46], Сергий Радонежский [47], Стефан Махрищский [48], Стефан Пермский [49], Феодор, Давид и Константин Ярославские [50], Феодосий Печерский [51].

Как видим, в Троице-Сергиевом монастыре во второй половине XVI в. почиталось значительное большинство русских святых, имевших общецерковный статус, а также – часть местночтимых подвижников. Значит, тогда в этом монастыре ясно обозначилась тенденция по возможности знать обо всех прославленных отечественных угодниках Божиих и в той или иной форме их почитать.

Каковы же были предпочтения в отношении почитания перечисленных святых в данной обители? Иначе говоря, кого из них троицкие монахи особо выделяли и считали своими наиболее надежными небесными заступниками?

Приблизиться к ответу на поставленный вопрос позволяет Обиходник 1590 г. Согласно данному источнику, праздники лишь немногих из названных выше святых отмечались в Троице-Сергиевом монастыре особыми «кормами» или пиршествами. Группу этих угодников составляли Алексей, митрополит Московский, Борис и Глеб, Варлаам Хутынский, князь Владимир, Димитрий Прилуцкий, Кирилл Белозерский, Леонтий Ростовский, Михаил Черниговский, Никон Радонежский, Петр, митрополит Московский, Сергий Радонежский и Феодосий Печерский [52].

Практика указанных «кормов» свидетельствует об особом признании в монастыре названных святых. Они в глазах его насельников стояли явно выше всех остальных отечественных подвижников благочестия.

Существенно, что «кормы» в дни празднования памяти этих святых не были одинаковы, напротив, они отличались по количеству и качеству блюд и напитков. Самый скромный «корм» составляли «рыба да пиво сычено» [53]. Он полагался в праздники святых Михаила Черниговского, Димитрия Прилуцкого и Феодосия Печерского [54]. Очевидно, немногим отличался стол в праздник князя Владимира – «ества, рыба да пиво сычено» [66].

Более богатый «корм» - «колачи да рыба, по три меры меду» [56] – подавался в праздники святых Варлаама Хутынского и Алексея Московского [57]. По-видимому, сходный по богатству стол – «ества, рыба и по три меры меду» [58] – бывал в праздники святых Леонтия Ростовского, Кирилла Белозерского, Бориса и Глеба [59].

Несколько более обильный «корм» подавался в праздник Петра митрополита – «колачи да изъеда, да рыба и по три меры меду» [60].

Наконец, самые богатые столы имели место в праздники св. Сергия Радонежского – «корм большей, колачи и рыба, пироги и оладьи, да по пяти мер меду» [61] и св. Никона Радонежского – «калачи да рыба, да икра, пироги и оладьи, да по четыре меры меду» [62].

Надо полагать, чем более значим был святой в глазах троицких монахов, тем более богатый «корм» полагался вдень его праздника.

Для избранной темы важно, что в Обиходнике 1590 г. указаны виды богослужений, полагавшихся в праздники святых, – либо «бдение» (всенощное бдение), либо «большая вечерня» (великая вечерня). Конечно, всенощное бдение обозначало более высокий статус святых по сравнению с подвижниками благочестия, в праздник которых отправлялась великая вечерня. В день памяти одного из святых – Михаила Черниговского – вид богослужения вообще не отмечен.

В Обиходнике 1590 г. явно прослеживается соответствие между видами богослужений и богатством «кормов». Так, святым (князь Владимир, Димитрий Прилуцкий, Михаил Черниговский, Феодосии Печерский), в дни памяти которых подавался самый бедный «корм», полагалась лишь «большая вечерня». В праздники же остальных упомянутых подвижников благочестия, отмечавшихся более обильными «кормами», осуществлялось всенощное бдение.

Следовательно, по разнице в видах богослужений и в богатстве «кормов» можно определить различия в степени почитания упомянутых святых или, иными словами, их иерархию в представлении монастырского сообщества.

Исключительную значимость некоторых святых для этого сообщества обозначали посвященные им храмы в Троице-Сергиевом монастыре. В нем имелись церкви Сергия Радонежского (1512-1513) [63] и Никона Радонежского (1548) [64]. Кроме того, в своем вотчинном селе Кеясове монастырь построил в 1547 г. церковь Алексея Московского [65]. Последний случай обозначает очень высокий статус данного святого в глазах троицких монахов, что позволяет несколько скорректировать отмеченное выше соответствующее свидетельство Обиходника 1590 г.

Суммировав все приведенные выше свидетельства, иерархию особо почитаемых в Троицком монастыре русских святых во второй половине XVI в. можно представить в следующем виде. На ее низшей ступени находился святой Михаил Черниговский. На более высокой ступени стояли Димитрий Прилуцкий, Феодосий Печерский и князь Владимир. На еще более высокой ступени – Борис и Глеб, Варлаам Хутынский, Кирилл Белозерский и Леонтий Ростовский. Еще выше – Петр и Алексей Московские. И на вершине иерархии – Сергий и Никон Радонежские.

Всех этих святых сообщество Троицкого монастыря особо выделяло и почитало еще в первой половине XVI в. [66]. Как и тогда, в данной обители рассматриваемого времени наивысшим статусом обладали «свои» святые Сергий и Никон. По-прежнему на второй ступени в иерархии стояли святители Петр и Алексей Московские. Положение же в названной иерархии некоторых из остальных подвижников несколько изменилось. Но изменения эти не носили принципиального характера.

Следует отметить также, что если в Троицкий обиходник, составленный между 1533 и 1547 гг., были внесены имена святых Исаии, Исидора и Игнатия Ростовских, Феодора Ярославского и Стефана Пермского [67], то в Обиходнике 1590 г. какие-либо упоминания о них отсутствуют. Значит, названные пять святых выпали к 1590 г. из числа избранных подвижников, особо почитавшихся в Троице-Сергиевой обители.

Не попал в это число и ни один из многочисленных святых, которых, как установлено выше, стали почитать в том же монастыре во второй половине XVI в.

Еще совсем недавно мы очень мало знали о важнейших тенденциях в почитании святых в России XVI в. В последние годы этот пробел был частично восполнен. Поэтому теперь можно сопоставить данные, полученные в результате проведенного выше анализа, с соответствующими сведениями о других русских духовных центрах.

Выяснилось, что в монастырях России XVI в., особенно в его второй половине, явно обозначилось устремление почитать всех или, по крайней мере, большинство прославленных отечественных подвижников благочестия. Но со значительной долей последовательности это осуществлялось только в более или менее крупных обителях. Действительно же глубоким почитанием в последних пользовалось лишь ограниченное количество данных чудотворцев. Только они в представлении монастырской братии считались наиболее надежными небесными заступниками. И, конечно, самыми значимыми из них являлись те, мощи которых покоились в соответствующих обителях, то есть «свои» святые. Остальных же многочисленных подвижников благочестия почитали формально или, иначе говоря, на этикетном уровне [68]. В указанном столетии в различных центрах России особо выделяли и почитали московских святых [69].

Как видим, сообщество Троице-Сергиева монастыря во второй половине XVI в. в отношении почитания русских святых в общих чертах следовало в русле всех перечисленных выше ведущих духовных тенденций этой эпохи.


Источник: Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России. Сборник материалов VIII международной конференции. – Сергиев Посад.: Ремарко, 2013 – С. 49-55.


Примечания:

[1] Мельник А.Г. О почитании избранных русских святых в Троице-Сергиевом монастыре в последней трети XV – первой половине XVI в. // Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России. Материалы VI Международной конференции 29-31 октября 2008 года. Сергиев Посад, 2010. С. 15-23.

[2] Иларий, Арсений, иером. Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицкой Сергиевой лавры. М., 1878. Ч. 1; 1878. Ч. 2; 1879. Ч. 3.

[3] Указ о трапезах Троицкого Сергиева и Тихвинского монастырей // Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1846. Т. 1. С. 215-220.

[4] Иларий, Арсений, иером. Описание... № 604. С. 190; № 622. С. 199; № 630. С. 215; № 693. С. 56.

[5] Там же. № 619. С. 197.

[6] Там же. № 199. С. 194; № 622. С. 199; № 692. С. 53.

[7] Там же. № 269. С. 46; № 622. С. 199; № 627. С. 211; № 629. С. 212; № 632. С. 216; № 633. С. 216; № 651. С. 231; № 692. С. 53.

[8] Там же. № 269. С. 46; № 329. С. 103; №611. С. 192.

[9] Там же. № 611. С. 192; № 621. С. 198.

[10] Там же. № 692. С. 54.

[11] Там же. № 541. С. 175; № 542. С. 177.

[12] Там же. № 611. С. 192; № 692. С. 55; № 715. С. 109; № 717. С. 110.

[13] Там же. № 269. С. 46; № 329. С. 103; № 604. С. 190; № 768. С. 184.

[14] Там же. № 568. С. 182; № 597. С. 188; № 693. С. 56.

[15] Там же. № 693. С. 56.

[16] Там же. № 315. С. 92; № 321. С.; № 651. С. 231; № 692. С. 53.

[17] Там же. № 321. С. 99; № 692. С. 55; № 693. С. 56.

[18] Там же. № 541. С. 174; № 542. С. 177; № 620. С. 197; № 621. С. 198.

[19] Там же. № 619. С. 196.

[20] Там же. № 611. С. 192; № 622. С. 199; № 627. С. 211; № 633. С. 216; № 692. С. 54; № 693. С. 56; № 788. С. 215.

[21] Там же. №630. С. 214.

[22] Там же. №611.С. 192; №620. С. 198; № 630. С. 214.

[23] Там же. № 329. С. 103; № 541. С. 176; № 604. С. 190; № 622. С. 199; № 629. С. 212; № 692. С.52.

[24] Там же. № 541. С. 177; № 542. С. 178; № 611. С. 192; № 620. С. 198; № 622. С. 199; № 692. С. 55.

[25] Там же. № 604. С. 190; № 692. С. 55.

[26] Там же. № 611. С. 192; № 630. С. 214.

[27] Там же. № 611. С. 192; № 630. С. 214.

[28] Там же. № 269. С. 46; № 329. С. 104; № 620. С. 198; № 764. С. 175; № 771. С. 189.

[29] Там же. № 611.С. 192.

[30] Там же. № 269. С. 46; № 329. С. 103; № 611. С. 192; № 620. С. 198; № 629. С. 212; № 630. С. 214; №712. С. 106.

[31] Там же. № 542. С. 177; № 611. С. 192; № 622. С. 199; № 622. С. 199; № 651. С. 231; № 692. С. 54.

[32] Там же. № 604. С. 190; № 622. С. 199.

[33] Там же. № 467. С. 159; № 469. С. 159; № 470. С. 159; № 620. С. 197; № 771. С. 189.

[34] Там же. № 622. С. 199; № 629. С. 212. >

[35] Там же. №619. С. 196.

[36] Там же. № 629. С. 213; № 692. С. 53.

[37] Там же. №611.С. 192; №620. С. 198; №712. С. 106; № 789. С. 216.

[38] Там же. № 604. С. 190; № 622. С. 199, 200; № 647. С. 226; № 654. С. 233; № 692. С. 53; № 788. С. 214.

[39] Там же. № 315. С. 92; № 622. С. 19; № 692. С. 54.

[40] Там же. № 611. С. 192; № 622. С. 199; № 627. С. 211; № 692. С. 53.

[41] Там же. №692. С. 55.

[42] Там же. № 269. С. 46; № 321. С. 98; № 329. С. 103; № 789. С. 216.

[43] Там же. № 630. С. 215.

[44] Там же. №619. С. 196.

[45] Там же. № 622. С. 199.

[46] Там же. № 622. С. 199; № 692. С. 54.

[47] Там же. № 136. С. 100; № 269. С. 46; № 321. С. 99; № 466. С. 158; № 467. С. 159; № 469. С. 159; №470. С. 159.

[48] Там же. № 692. С. 55.

[49] Там же. № 315. С. 92; № 611. С. 192.

[50] Там же. № 469. С. 159; № 470. С. 159; № 541. С. 174; № 620. С. 197; № 647. С. 226; № 788. С. 214.

[51] Там же. №611.С. 192; №620. С. 198.

[52] Указ о трапезах Троицкого... С. 215-219.

[53] Там же. С. 115.

[54] Там же. С. 215, 217.

[55] Там же. С. 219.

[56] Там же. С. 216.

[57] Там же. С. 216, 217.

[58] Там же. С. 219.

[59] Там же. С. 219.

[60] Там же. С. 216.

[61] Там же. С. 215.

[62] Там же. С. 216.

[63] Краткий летописец Святотроицкия Сергиевы лавры // Историческое описание Свято-Троицкой Сергиевой лавры, составленное по рукописным и печатным источникам профессором Московской духовной академии А.В. Горским с приложением архимандрита Леонида. М., 1890. 4.2. С. 177.

[64] Там же. С. 178.

[65] Иларий, Арсении, иером. Описание... № 327. С. 103.

[66] Мельник А.Г. О почитании избранных русских святых... С. 16-20.

[67] Там же. С. 19-20.

[68] Мельник А.Г. Почитание русских святых в Соловецком монастыре в середине XV – XVI вв. // Соловецкое море. Историко-литературный альманах. Архангельск; М., 2008. Вып. 7. С. 47-53; Мельник А.Г. Кирилло-Белозерский монастырь как центр почитания русских святых в XVI веке // Вестник Поморского университета. Архангельск, 2010. Вып. 12. С. 67-72; Мельник А.Г. Антониев Сийский монастырь как центр почитания русских святых в XVI в. // Соловецкое море. Историко-литературный альманах. Архангельск; М., 2011. Вып. 10. С. 57-61.

[69] Мельник А.Г. «Ростовские и московские святые»: эволюция иконографии в XVI-XVII вв. // История и культура Ростовской земли. 2003. Ростов, 2004. С. 364-365; Мельник А.Г. Почитание русских святых в Соловецком... С. 53; Мельник А.Г. «Свои» святые Коломны в XVI в. // Коломна и Коломенская земля: история и культура: Сб. статей. Коломна, 2009. С. 262; Мельник А.Г. Почитание русских святых в Можайске в XVI веке // Макариевские чтения. Книжность и книжники древней Руси. Можайск, 2010. Вып. 17. С. 322; Мельник А.Г. Кирилло-Белозерский монастырь... С. 71; Мельник А.Г. Антониев Сийский монастырь... С. 61; Мельник А.Г. Самые популярные русские святые в XVI в. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2011. № 3 (45). С. 83-84; Мельник А.Г. Русские святые, почитавшиеся в Никольском Коряжемском монастыре во второй половине XVI в. // Ярославский педагогический вестник. 2012. Т. 1. С. 333-334.


STSL.Ru


5 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...