Святитель Филарет (Дроздов). О духовном облике иноков

Святитель Филарет (Дроздов). О духовном облике иноков

Мир Вам, отец наместник, и братии.
Мир свышний да подастся Вам,
как насущный хлеб души, на всякий день;
да умножится Вам и да не отнимется от Вас...

Мир Вам и братии. Молитвам Вашим и их себя поручаю

(7:73, 31) [*]

Переходя к слову о духовном облике всех насельников монастыря, Святитель, прежде всего, делает очень важное замечание: «Знаю правило, что христианину и монаху должно поступать искренно и правдиво» (9:171-172). И первому и второму подобает приходить в храм Божий по совести и любви (7:7).

Монах – это смиренный слуга Бога и людей. – «О каком величии говорите Вы между монахами? "Болий в вас да будет вам слуга" (Мф. 23, 11). Куда же мы денем сие слово?» – вопрошает Святитель (7:4; 23:89). «Монаху надлежит думать о благочестии, а не об отличиях внешних. И если позволить думать о них – хорошо отличие данное, а не выпрошенное, как милостыня» (17:133). Истинный монах – как истинный христианин – «в естественном характере своем находит то, что нужно исправить и что трудно переломить, ... прибегает к Богу, прося в сем помощи. И если не скоро дается помощь» – не унывает, «но продолжает ударять в двери милосердия», подви­зается, «чтобы удерживать неблагоприятное движение сердца и воли» (20:28).

«Принесли жертву смирению, ... а теперь, – продолжает Святитель, – принесите "жертву послушанию"» – и учит сему (8:194). «Начальница желает, чтобы сестры и малости не могли принести ей в подарок, что бывало обыкновенно. Это хорошо. Растолкуйте и сестрам, что это хорошо, и что начальницу ничем лучше нельзя дарить как послушанием и любовью» (23:92). Упрекая непокорную монахиню. Святитель говорит: «Не одобрительно направление Магдалины действовать самостоятельно и независимо от настоятельницы и вводить торопливо изобретенные распоряжения, вместо того, чтобы охранять обыкновенный порядок» (8:256-257).

В послушании должен действовать определенный духовный закон: не отказываться от послушания, но и не желать большего. Выбирать на послушание надо не просто желающих, «а знающих дело и имеющих силу понести труды и немощи немощных» (3:39).

Нести чреду служения должны все иноки, невзирая на их другие обязанности. – Вот что наказывает Святитель наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандриту Афанасию: «Находящемуся в должности Лаврского эконома скажите, чтобы служил, и не редко. В Иверском о нем осталось мнение, как об охотнике бродить в город» (17:129). «В записке Вашей нашел я ризничего между неправящими череды. Почему? Я сего не заметил до сих пор в сей Лавре; и в другой сего нет. То же и об экономе. В Петербургской Лавре и эконом Академии правил череду» (17:4). Даже несущие подвиг безмолвия призываются к сему же: «Преподобный Макарий Египетский и Преподобный Сергий да благословят именем Господним отца Макария на подвиг безмолвия, на святую четыредесятницу, с возвращением к общению во дни субботные и воскресные, и ради чреды священнослужения. Господу помолимся о нем; и он да помолится о нас. Да дарует ему Господь... обрести истинный плод безмолвия» (8:387).

Трудолюбие всегда украшало и украшает монастыри и его нужно поддерживать «и по хозяйственным и по нравственным причинам» (19 – 2:96). Только болезнь инока служит основанием к облегчению и даже освобождению от послушаний. – «Если правильность и непрерывность лечения потребует иногда неслужения в праздник – примите сие в счет послушания, и правило врачебное исполните с точностью, имев уже опыт неудовлетворительных последствий от неточного исполнения» (8:256), – пишет Святитель архимандриту Антонию. И к нему же: «Бог да благословит и дарует быть всему благообразно и по чину, с послушанием и миром» (7:51).

Свято исполненное послушание, как важная добродетель, отмечалась и по кончине монахов – их погребали в святой Обители. – «Погребение в Лавре двум, помнится, монахам предоставил я, – сообщает Святитель, – отнюдь не по уважению вклада, а по уважению того, что они при добром поведении несли с пользой для Лавры послушания, а священством по безграмотству не награждены, потому я и согласился оказать им благодарность, удовлетворяя их желанию местом погребения. Вклад же монаха по смерти – дело не великое: монаху надобно, не откладывая, отдавать излишнее Богу или бедным» (7:17-18).

Рассуждает святой Филарет и о лечении монахов: «До сих пор наша братия находили здоровье дома. Но если врач требует от больного путешествия за границу – пусть будет просьба и будет рассмотрена» (19 – 1:169). «Бывало, монахи веровали и исцелялись, а болезнь терпели: особенно новоначальные не ходили в мир лечиться. Но если нужно, отпустите» (17:50).

Святитель приветствует ревность иноков, хотя говорит и о соблюдении умеренности: «Ревности братии скита и увеличению молитвенного подвига радуюсь. Но по лености моей, рассуждая о других, забочусь, постоянна ли будет сия ревность, и не будут ли некоторые сперва принужденно идти за другими, а потом отставать? Мне сказывали, что в Саровской пустыне на великое правило немногие ходят; по моему мнению, лучше бы умеренное правило исполняли все, а ревнующие дополняли оное в кельях» (8:193). «Не надобно по лености делать меньше, нежели требуют; но не надобно делать и больше по произволу. В келье можно молиться сколько угодно – для церкви есть порядок более строгий. Как могут спросить: зачем не молятся? Так могут спросить: зачем молятся?» (7:61; 23:89). Да и келейное правило не столько надо увеличивать, «сколько внимательно исполнять» (21:30). Ношение же вериг, хотя и под одеждой незаметно для других, зависит не только от самого подвижника, но и «от разрешения духовного отца его. Явное же оказательство разных странностей притворной набожности подходит под правило архиерейской присяги, которым архиереи обязаны притворно беснуюшихся, в колтунах, босых и в рубашках ходящих, отсылать к градскому (гражданскому) суду» (34:628-629).

Пишущим монастырский устав Святитель советует «умереннее законополагать для всех, чтобы исполнение было вернее. А ревнующие могут втайне приносить особые добровольные жертвы, под особым руководством» (8:154). «Три дня без масла в пост, не строго ли, особенно для новоначальных? – вопрошает Святитель. – Пусть бы в понедельник была пища с маслом» (8:161). Сама пища должна быть «хорошо сделана и здоровая, по обычаю монастырскому не всегда единообразная» (8:162).

Для облегчения подвигов иноков в монастыре должны быть и трудники. «Без людей что будет с монастырем? Надобно, чтобы нашлись на первый раз немногие, которые бы поусердствовали восстановить место» (33:437).

Святой Иерарх не закрывает глаза на то, что в обществе монашеском есть недостатки и о сем глубоко скорбит. «Нынешние люди не постоянны, – читаем в его переписке. – Сначала усер­дны и берегут себя, чтобы заслужить монашество или священство, и потом обленяют» (23:93)... «Деяния Апостолов не показывают ни послушания, ни честности» (7:374)... Отметив, что некоторые монахи пропускают службы, Святитель заявляет: «Скажите моим именем, чтобы ходил в церковь. Если не будет – не допускать и за трапезу, ибо соблазнительно; а в келью давать ему хлеб, квас и не более, как одно кушанье, ибо нездоровому многие кушанья не на пользу» (17:15)... До Святителя дошли сведения, что «на правом клиросе смеются, у гроба ссорятся, а в больнице кто-то престарелый читает так, что разобрать нельзя, и сам худо разби­рает» (17:44, 45). Более того, некто «книги писал, а дела обязанности не исполнил. Прискорбно думать, что меньше ожидать от него можно, нежели казалось прежде» (10:458). Иной занимался «латинскими стихами, а мало имел «монашеского и архимандричьего» (7:57). А в Угреше «негде укрыться. Все почти сгнило – и здания, и люди. Да простит меня Бог за сие слово» (17:64). Некий «живущий не в монастыре, но монастырски, слышал в видении: монастыри плачут и вопль их восходит на Небо. Я думаю, – поясняет Святитель, – что монастыри плачут о том, что живущие в них много строят стен каменных, а мало пекутся о создании дома душевного, от них же первый есмь аз. Спасайтесь о Господе и молитесь о мне» (17:115).

Глубокой скорбью звучат слова Святителя, направленные архимандриту Афанасию: «Очень странно для меня, отец на­местник, что как Вы пишите, посетители от раки Преподобного Сергия отходят без удовлетворения, за тем, что Иона молчит. Чего же Вы смотрите? Если он молчит, то должно было не допускать его к мощам, а если не слушается, то удержать в келье» (17:135).

Скорбит святой Иерарх, «что царство монахов, Афон, разделился на ся (в себе), и не только между греками и русскими, но и между малороссиянами и великороссиянами нет единства!.. Пойму их стремления, если узнаю, что там есть старцы, которых любовь не тесна, чтобы вместить и греков и русских» (4:314-315). Увы! и пещерники некоторые отступают «от церковного чиноположения в молитвословиях» (8:369). Находятся и такие, которые дерзают даже оскорбить обитель (8:390). И Святитель делает вывод: «До какой степени надобно шалить слабость человека, когда обитель надобно беречь более, нежели одного человека» (9:391)- «Надобно... строже наблюдать за подобными» (9:56).

Дабы рассеять тень, омрачающую духовную жизнь инока, святой Иерарх рекомендует:

– «Чтобы предстоящие не осуждали отсутствующих, а изнемогшие от дневного дела в отдохновении своем помышляли, что и за них предстоят другие. – Бог да устроит полезное, с снисхождением к немощи, без утраты усердия» (7:232).

– «Берегитесь самонадеяния, берегитесь поступать по первым движениям собственной воли; рассуждайте о всяком деле со вниманием: очень мало дел, которые безопасно было бы делать как случится; советуйтесь часто со старшими и благонамереннейшими из братии; любите слушать правду и умейте не гневаться за правду грубую» (23:86; 17:126).

– Не спешите с представлением к рукоположению. – «Вчера неудержимо слабый, а сегодня иеродиакон – какое тут уважение к Таинствам? Какое наставление для братии? Не со­блазн ли это? Не искушение ли самому, кому поблажают?» (7:39).

– «Отсекайте старые соблазны, чтобы лучше сберечь но­вых монахов» (17:11).

– «Ограничьте светские посещения. – «Не довольно ли для нас монахов тех светских посещений, которые нельзя миновать, и надобно ли умножать оныя (их) произвольно?» (7:112).

– Не исходите из монастыря без видимой нужды. – «Для московских монахов получено строгое предписание Святейшего Синода относительно исхождения из монастыря. Сие дозволяется «только должностным», и то с запиской в книгу, в которой, между прочим, велено записывать «в каком виде» возвратились» (9:90-91). И уже совсем неприемлемо долгое от­сутствие в монастыре монаха. – «На полгода отпускаете мо­наха. Отвыкнет от монастыря» (9:232). «Пчелы улетают и возвращаются, принося мед – монахи выходят из монастыря и часто возвращаются, потеряв немало меда, и принося что-нибудь не так хорошее как мед» (5:20; 23:88). И Святитель заявляет: «Лаврского монаха, не утвержденного в поведении, не пушу я бродить по чужим епархиям на вред его душе и на стыд Лавре. Пусть перейдет, или переведен будет в другой монастырь здешней епархии и покажет исправление – тогда добрый путь! Или из стольких монастырей Московской епархии нет ни одного, который был бы достоин иеродиакона Л.?» (7:12).

– Не вступайте в брань не только между собой, но не допускайте брани и с приходящими в монастырь. – «Стали жаловаться, что бранится (послушник. – К.С.) с приходящими в церковь. За один такой случай я велел ему чрез эконома положить поклоны – он не послушал, оправдываясь тем, что богомолица сама его бранила. Я принужден было призвать его и сказать ему, что если она и виновата, но он тем не менее виноват, что отвечал бранью, и в другой раз виноват, что не послушался. Засим я удвоил ему поклоны» (10:269).

– Наконец, аккуратно и справедливо делайте расписание послушаний. – «Расписание на будущий год сделано так небрежно, что скучно рассматривать. Исполняйте и думайте, что настоящий хозяин Преподобный Сергий видит небрежности и те, которых я не вижу», – пишет Святитель архимандриту Афанасию (17:131).

К числу пожеланий Святителя монахам относятся также его советы:

· заниматься в монастыре церковными песнями, а не «мятежной театральной музыкой» (21:15);

· не решать важные вопросы метанием жребия, а испросить раньше мнение духовника. «Вы, – пишет Святитель, – берете жребий по недоумению, а мне, может быть, известны причины, решающие дело ясно, без надобности в жребии» (7:256).

Не склонен Святитель к тому, чтобы из Лавры брали нужных ей самой иноков, хотя бы и для высших служений. «Вы писали мне, – обращается он к архимандриту Антонию, – как много из Лавры заимствовано в настоятели, а также и в миссионеры... Должна ли Лавра быть учебным полком, всегда обучать людей, и всегда ослаблять себя утратой обученных? – Желаю знать Ваше о сем рассуждение» (10:460).

Строг и мудр Великий Иерарх к тем, кто так или иначе бросил тень на Святую Обитель:

«Человека, который в двух городах осрамил собой Лавру, надежно ли тотчас вновь пускать, куда хочет?.. Не скажет ли иной слабый брат: можно колобродить в Посаде без опасения епитимий и еще с надеждой, что отпустят гулять?.. Ваше распоряжение хорошо для Вас, потому что смиренно и человеколюбиво, но едва ли хорошо для искушаемого, для которого полезно было употребить осторожность. Да поможет Преподобный Сергий, чтобы оправдалась Ваша надежда, а не мое опасение» (9:335).

«Выслать раздраженного опасно, чтобы не возвратились припадки отчаяния. Нельзя как-нибудь проводить с миром, или хотя с неудовольствием, но, как можно, легким и растворяемым надеждой» (17:5).

«Келейника вора не из кельи только, но из штата выгнать должно. Я знаю, что штатные и за грех не почитают воровать в Лавре – надобно показать им, что это грех» (17:89).

«Вы говорите: что будет, если примитесь искоренять худшее? – Но это наипаче искоренять надобно» (20:8). И паки взывает: «Не изнемогайте от того, что есть трудности. Не удивительно, что на добрые предприятия сердится враг душ: из сего естественно приходят искушения. Но Бог – верный исправитель благих намерений. Роптания были иногда и против Преподобного Сергия, но он был великодушен и непобедим; и его терпение благословилось благословением непоколебимым» (20:8).

Не умалчивая о теневой стороне иночества и изгоняя ее. Святитель радуется, что в подвиге иноков преобладает хорошее, великое, святое. «В Екатеринбургской пустыни, – пишет он, – порядочно» (17:64). Или: «Братия Лавры, великим общим собором, таинственно очищенными совестями, причастились Животворящей Трапезы Господней. Сорадуюсь и молю Посетившего души Ваши, да имеет в них Свою обитель всегда Ему благоугодную» (10:480). Радуется сам и утешает других: «Рассудите, что искушение перенести можно, яко не даст Господь искуситися паче, еже мощи, если мы терпим и на Него уповаем; – что перенесенное искушение приносит пользу, а желание из­бежать искушения не всегда может быть успешно» (20:30).

Хотя мимоходом, но Святитель выразил свое отношение и к гостям Лавры. На замечание ее наместника архимандрита Антония, что «Преподобный Сергий не заботился о принятии гостей, даже и высших», Святитель отвечает: «Правда. Он был не то, что мы; и гости иначе расположены были; не те были обычаи, которых нельзя же совсем пренебрегать. Позаботимся, как умеем, от доброго расположения к добрым гостям» (10:103). И гости должны помнить, где они находятся: «Вы писали, что в гостинице нашей останавливаются иногда люди, которые приехали веселиться, а не молиться. Нельзя ли несколько смотреть за сим и скромно напомнить, что в доме Преподобного Сергия надобно вести себя так, как Ему угодно?» (9:316).

* * *

Особое слово Московского Иерарха об уединенном подвиге монаха – скитской жизни, келейной, схимнической.

«О пользе пустынножительства нет спора. Но думаю, – пишет Святитель, – нелегко оному правильно устроиться» (8:366). К тому же, «когда Бог велит нам пришельствовать между людьми, будем пришельствовать, примечая, доколе Он велит» (36:2). – «Кто призван послужить в обществе, не должен уходить от сего без особенного указания Провидения Божия» (23:89).

Допускать в пустынь следует «не поспешно и не многих» (10:326). Сюда должны идти «не на пробу («Надеешься ли, что эта жизнь будет по тебе? Попробую?»), а по твердому жела­нию» (8:171). На вопросы: «Как будет жить игумен в ските? Можно ли быть ему начальствующим?» – Святитель отвечает: «Нельзя угадать, а игумен не начальствующий при начальствующем иеромонахе не уменьшил бы единства в обществе» (8:199).

Приглашать посетителя в скит не подобает. – «Скит для уединения, а не для показывания. И тех, которые сами желают посетить скит, надобно допускать с рассуждением, чтобы сие не было в рассеяние безмолствующим. А приглашать никого не должно» (8:161). «Да дарует Господь, чтобы пустынножитель утвердился в добром пребывании и безмолвии, и чтобы беседа с посещающими его скитянами споспешествовала взаимно успеху духовному» (8:233).

Падение в скиту считается более тяжким, чем в монастыре. «Когда из монастыря человек падает в мирское, можно еще иметь его в монастыре и пещись о его исправлении, а когда из пустыни в мирское, не надобно оставлять его в пустыне, а разве в монастыре сделать опыт исправления. Соблазн, когда монах падает в мирское, а когда пустынник – соблазн вдвое и втрое» (9:311).

«То же достоинство», какое имеет молитва в пещере, может иметь в келье (3:26). И потому келья для инока имеет огромное значение. – «Не надобно ли вспомнить отеческое слово, что монахи вне кельи, а особенно вне монастыря, как рыбы вне воды, скоро умирают» (3:58; 5:10). Святитель призывает усилить «надзор, чтобы братия не оставались поздно вне своей каждый кельи» (8:192). Келью – не выбирать, «а надобно принять, какую дадут. Чем скромнее, тем полезнее» (17:12). И «не надобно засматриваться на живущих в жилищах благолепных и великолепных – надобно чаще вглядываться на живущих в пещерах и в хижинах. Пусть будут, какие случатся, рукотворенные храмины – забота о том, чтобы в них обрелись помещенными нерукотворенные храмы Божии» (3:64).

Предусмотрительно святой Отец запрещает проводить исповедь в келье. – «Относительно приходящих в Лавру на исповедь лиц женского пола, надобно взять за правило, чтоб исповедь была в церквах, а не в кельях, и требующим из сего исключения сказывать, что сие есть общее правило обители. Сим убавится пищи для языков» (7:154).

Подвиг в одиночестве спасителен, если «умеют им пользоваться. Не хорошо ли, когда никто и ничто в мире не останавливает человека? Тогда, если он знает и помнит Бога, прямо идет к Нему. Одиночество на земле ведет в общество Небесное» (5:7). И вот что пишет Святитель архимандриту Антонию «об отделении дней на безмолвие»: «Желательно, чтобы не запустевал путь совершенного безмолвия, но имел ходящих по нем и подвизающихся и ради нас обуреваемых морем житейским. Только было бы удобнее, если бы безмолвствовали не призванные к общественному деланию, а когда призванный к общественному деланию, оставив свое место, заключается в безмолвие собственное, как стрещися (храниться) будет общественное безмолвие? – С благословением Преподобного Отца нашего Сергия возмите себе сутки в месяце на уединение в Вифании, а продолжать оное три дня непрерывно едва ли было бы удобно, разве изредка, и с тем, чтобы, в случае надобности, тотчас имели Вы извещение и возвращались к делу, которое Вас потребует. Господь же да приосенит (покроет) сие благодатью Своей и да покроет покровом Своего Провидения» (7:253). «Довольно... в молчании поклониться безмолвию» (7:308).

Святитель сетует, что «схимонаха у нас ни одного не осталось. А хорошо было бы, чтобы не прекращался рол сей» (8:245). И приводит важное свидетельство: «Сказывал мне иеромонах Серафим, что на Афоне схиму носят не часто, чтобы не обращать внимание людей, а чаше ходят в простом монашеском. Мне кажется, это не худо» (9:59).

* * *

Выводом ко всему сказанному о монашестве служат: отеческие пожелания Святителя, выражение радости о спасительном служении Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, благодарение Бога за хранение ее, молитва о продлении к ней милости Господней и глубокая надежда на Промысл Божий:

Желаю, чтобы обитель «Ваша была не изысканным устройством красна, но благоугодна Богу простотой и чистотой Божией, тихим и безмолвным житием» (3:13). Ему, «у Которого обители многи на Небесах, поручайте и обитель земную. Он, взирая на намерение и веру, распорядит ее сохранение чрез того или другого. Мы можем обещать попечение, но Он только может даровать успех» (3:14).

«Радуюсь, что многие притекают в обитель во дни покаяния и приступают к Трапезе Господней» (7:311).

«Богу благодарение воздадим, отец наместник, что хранит Лавру и братию; и помолимся, да продлит Господь сию милость к месту, которое Он ради Угодника Своего благословил, и да помилует искушаемых» (17:139).

«Бог, труд и добродетель поддержат общежитие: так думали встарину» (3:8).

«Род преходит. Слава Господу за то, что род и приходит, такожде и монашеский род. Да дарует Господь новому роду придти в меру Отцев подвигами и добродетелями» (9:178).


Источник: Скурат К.Е. Алфавит духовный. Избранные советы и наставления святителя Филарета Московского. – М.: Ковчег, 2010. С. 197-208.


Литература:

2. Письма Московского и Коломенского митрополита Филарета к Гавриилу, архиепископу Рязанскому и Зарайскому. – М., 1868. – IV + 94 с.

3. Письма митрополита Филарета к игумении Спасо-Бородинского монастыря Марии (Тучковой). – М., 1868. – 86 с.

4. Письма митрополита Московского Филарета к А.Н.М. – К., 1869. – XII + 692 с.

5. Московский митрополит Филарет в письмах своих к разным лицам. (Сост. Н.В. Сушков). М., 1870. – 50 с.

7. Письма митрополита Московского Филарета к наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандриту Антонию. Т. I. – М., 1877. – XI + 433 + 11 с.

8. Письма митрополита Московского Филарета к наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандриту Антонию. Т. II. – М., 1878. – XV + 510 с.

9. Письма митрополита Московского Филарета к наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандриту Антонию. Т. III. – М., 1883. – 433 с.

10. Письма митрополита Московского Филарета к наместнику Свято-Троицкой Сергиевой Лавры архимандриту Антонию. Т. IV. – М., 1884. – 534 с.

17. Письма Филарета, митрополита Московского, к наместнику Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Афанасию. – М., 1886. – 142 с.

19. Письма Филарета, митрополита Московского и Коломенского к высочайшим особам и разным другим лицам. Собраны и изданы Саввою, архиепископом Тверским и Кашинским. Части 1-ая и 2-ая. – Тверь, 1888. – VIII + 207; 342 с.

20. Письма Московского митрополита Филарета к игумении Спасо-Бородинского монастыря Сергии. Изданы Саввой, архиепископом Тверским и Кашинским. – Тверь, 1890. – IX + 41 с.

21. Письма митрополита Московского Филарета, хранящиеся в собрании автографов Императорской Публичной Библиотеки. СПб., 1891. – 2 + 77 с.

23. Сборник мыслей и изречений митрополита Московского Филарета, извлеченных из переписки его с разными лицами. – М., 1897. – 127 с.

33. Переписка митрополита Филарета с архиепископом Каменец-Подольским Кириллом. «Душеполезное Чтение». 1888. Декабрь. С. 407-441.

34. Письма Московского митрополита Филарета (к и.д. Московского обер-полицмейстера С.Н. Муханову и к Московскому военному генерал-губернатору князю Д.В. Голицыну). «Душеполезное Чтение». 1895. Март. С. 628-629.

36. Письма Филарета, митрополита Московского:

а) К преосвященному Евлампию (Пятницкому). «Чтения в Обществе любителей Духовного Просвещения». Год пятнадцатый. Часть 111. Отдел III. – M., 1878. С. 1-23.

б) К ректору Санкт-Петербургской Духовной Семинарии архимандриту (впоследствии епископу Пензенскому) Иннокентию. Там же. С 32.

в) К Парфению, архиепископу Владимирскому. Там же. С 33-34.

г) К ректору Одесской Семинарии архимандриту (впоследствии епископу Енисейскому) Никодиму. Там же. С. 34-35.

д) К казначею Тверского архиерейского дома в Санкт-Петербурге иеромонаху Платону. Там же. С. 35-37.

е) К Тверскому гражданскому губернатору, д. ст. сов. Николаю Сергеевичу Всеволжскому. Там же. С. 37-38.

ж) К министру императорского двора П.М. Волконскому. Там же. С. 38-39.

з) К Синодальному обер-прокурору графу Н. А. Протасову. Там же. С 39-43.

и) К Московскому гражданскому губернатору И.В. Капнисту. Там же. С. 43-44, 81.

ПРИМЕЧАНИЕ

[*] Сноски в тексте оформлены в виде цифр в круглых скобках и разделенных двоеточием. Цифры перед двоеточием – означают порядковый номер источника в приведенном списке литературы, после двоеточия – страницы данного источника.


4 Августа 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...