Советы и размышления архимандрита Софрония (Сахарова) о духовной жизни. Главы 7-9

Советы и размышления архимандрита Софрония (Сахарова) о духовной жизни. Главы 7-9

Глава 7

Об общении со священником

Лучше нам, священникам, иметь такие короткие встречи, когда в страдании своем человек открыт нашей молитве, как и вообще восприятию Божьего слова. Люди после того вспоминают эту «встречу» с благодарностью и любовью к священнику. Но все гибнет, если люди ищут затем более постоянного контакта с духовником. Почему? Мне кажется, что люди страшно скоро забывают полученную ими помощь в момент кризиса, в их отчаянном положении; как только им становится «лучше» в смысле самом обычном для людей, так они снова возвращаются к своим прежним желаниям и исканиям. Всякое напоминание им об ином мире – тяготит их, так как «мешает» им легко идти на всякого рода удовольствия мира сего. Напряжение, с которым связана молитва, особенно христианская молитва, их обременяет, и они ищут отдыха, «свободы», веселия и подобное. В таком состоянии они начинают влечь и самого священника или духовника к «нормальной» жизни, к участию в повседневной «реальности» (как будто Бог нереален...). И если духовник не идет им навстречу в подобных мирских исканиях, то наступает отягощение и они отходят от духовника к мирскому обществу, мирским удовольствиям, естественной жизни... При этом часто отталкиваются от священника, вернее, отталкивают его холодно, резко. Уже сотни раз я переживал такие ответы на нашу службу им, людям. И знаю, что так будет до «конца мира», до «Второго пришествия», до «Страшного суда». Такие холодные отталкивания привели меня к тому, что я и сам стал «избегать» общения с людьми. Я вообще никогда не имел расположения ходить к людям в дома, как бы навязывать им себя. Всегда я сидел у себя дома, и если кто приходил, особенно в горе, я принимал с любовью. Если они затем возвращались и снова искали меня, то я снова и снова принимал их с добрым расположением. Когда же они хотели войти в мою жизнь теснее и начинали разделять мои нужды, то есть помогать мне «материально» (обычно самым ничтожным образом), тогда менялось положение страшно. Свою малую материальную помощь они не считали уплатой за потерянное священником время и силы, но «милостыней», подачкой, и начинали уже требовать от священника делать то, что им кажется правильным и нужным. Люди не ценят оказываемую им духовную помощь. Они ценят только материальное. Господь сказал: «Даром получили, даром давайте» (Мф. 10, 8). И мы, священники, даем даром полученное от Бога... далеко не даром, то есть подвигом всей нашей жизни... По сравнению с даром Свыше, наш подвиг – ничто, но по-человечески это труд всей нашей жизни, плод страданий многих десятков лет, непрестанное изучение слова Божия, постоянное служение в храме, совершение Литургии, ночные молитвы, болезнь сердца за всякого человека, за все человечество... И все это для людей – ничто. Если они дадут священнику совсем малую сумму денег, то этого дара своего они никогда не забывают... И требуют от священника благодарности и... послушания. Горе священнику, если он не послушается их. Они бросят его без сожаления. Они забудут все молитвы его, все его заботы. И так они теряют священника, а вместе и Бога... Ибо в таких случаях действительно вступают в действие слова Христа: «Отвергающийся вас Меня отвергается; а отвергающийся Меня отвергается Пославшего Меня» (Лк. 10, 16).

Глава 8

О духовной встрече

Моя мысль была, между прочим, обращена и на то, что встреча духовная совсем не так просто дается. Я желал Вам помощи от Бога, потому что горький опыт показал, какая чрезвычайная осторожность и усиленная молитва нужны, чтобы встретиться к пользе духовной, а не к умалению любви и веры. По мере нашего возрастания – все меньше и меньше случаев нового приобретения; все строже и строже становится наше требование. Зато каждая «мелочь» (назовем так), каждая новая деталь в нашем познании о Боге и о путях к Нему, после многих лет скорбей и опыта, приобретает особую ценность, большую, чем вначале даже самые яркие и глубокие впечатления. То же самое и в науке, и в искусстве. Возможно даже такое положение, когда на земле будут лишь единицы, если будут, таких, которые действительно могут нам помочь в верном продолжении нашего пути. В мире не так уж много живых познаний Бога. Стремление к Нему всеми силами души, всем существом, не слишком часто встречается. Но и так бывает, что кто-то стремится «всеми силами», но не в правде, не в истине. Возможно и иное: так как духовное познание находится часто в большом противоречии с нашим «человеческим» мышлением (Мф. 16, 23), то для безошибочного распознавания – где есть воистину воля Божия – нужно иметь сердце, просвещенное Духом Святым. Значит опять усиленная молитва. Опасность падения тем больше, чем выше поднялся человек. И здесь есть некоторое подобие с законами естественного мира: тело, поднятое на высоту, когда сила стремления его будет препобеждена силою «притяжения земли» и оно начнет падать, то с каждым моментом возрастает сила падения и «встреча с землею» становится сокрушающей и даже смертельной. Нужно иметь в виду, что сила стремления в нас должна возрастать до конца нашей жизни, так, чтобы, в конце концов, вывести нас из сферы притяжения земли. Но и опять, когда выйдет тело из сферы притяжения и начнет лететь в свободных пространствах, то не будет ли его движение «дурною бесконечностью»? Значит, и после выхода остается еще нечто, что можно назвать необходимостью преодоления и этой «дурной бесконечности». Я думаю, что неизбежна «дурная бесконечность» на путях интеллектуального стремления к Богу. Но преодолевается она следованием за Христом, то есть на путях познания, свойственных «сыну человеческому». «Отец любит Сына и все показывает Ему, что творит Сам... и как Отец имеет жизнь в Себе Самом, так и Сыну дал иметь жизнь в Самом Себе» (Ин. 5, 20-26). Когда Господь говорит о Себе как о Сыне человеческом, то, будучи единственным, непостижимым образом, по которому сотворен человек. Он вместе с тем говорит и о каждом из нас, ибо все мы «сыны человеческие». Это выражение часто встречается у пророков.

Глава 9

О пути священника

Можно сказать, что в нашу эпоху создалось положение, когда священнику приходится найти «линию поведения». Идти людям «навстречу», «привлекать» их в Церковь, говорить им о Боге и спасении – стало бесполезным. Многие священники и пасторы полагают, что они должны пойти в самую гущу этого мира, найти с ними понятный для них язык, разделять с ними их драмы и радости и подобное... Но я глубоко убежден, что такая акция бесполезна. Единственный путь к тому, чтобы помогать людям, даже современным, это самому идти путем Бога, Бога живого. Нужно, чтобы мы стали носителями вечной жизни, стали сынами воскресения, и уже после того проповедовать Евангелие, которое есть, прежде всего, проповедь о Воскресении... не только Христа, но всех умерших от века. Какую пользу может иметь слово человека, который сам не знает по опыту этого воскресения? Все, что он будет говорить людям, будет мертвым, какими-то догадками, какой-то полуслепой верой. Для самого человека и эта полуслепая вера есть уже дар Свыше и может стать действительной надеждой, но для других это вовсе не убедительно. Мои монахи начинают понимать это и уже спокойно относятся ко всем экуменическим призывам идти в мир. Они знают, что если у них самих есть внутри дыхание Божие, то эта сила Божия все равно скажется и без слов. А если этого нет, то вместо спасения мира единственный результат – их собственная гибель с этим, отвратившимся от Бога, миром. Итак, мы стараемся жить в нашем маленьком кругу. Но это не значит, что мы «замыкаемся» в себе, безразличные к судьбам мира. Такое безразличие было бы и для нас смертельным. Мы совершаем Литургию с горячим стремлением пережить всю трагедию мира, мы умоляем Бога за живых и умерших, мы сострадаем больным, бедным, униженным, скорбящим, отчаянным, и все сие приносим Богу от глубины сердца в молитвах и совершении Литургии. Так жили наши отцы-пустынники Египта, Палестины и Святой Горы Афон. Так жили прп. Серафим Саровский, Сергий Радонежский и другие святые.


Источник: Софроний (Сахаров), архим. Главы о духовной жизни. – СТСЛ, 2018. С. 27-31.


16 Января 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...