Советы и размышления архимандрита Софрония (Сахарова) о духовной жизни. Главы 28–30

Глава 28

О радости Воскресения

Шлю Вам мои наилучшие пожелания в эти святые и великие дни, когда все, воспринявшие помазание Свыше и печать дара Духа Святого, следуют за Христом, «куда бы Он ни пошел» (Откр. 14, 4), будь то триумфальный вход во Иерусалим, будь то Сионская горница, Его последняя вечеря на земле среди преданных в присутствии предателя, будь то Гефсимания, неправедный суд архиереев и старцев, Пилата и прочее. Затем Голгофа и, наконец, если и сие дано – Воскресение.

7735cb9cc.jpg

Да пребудет Свет Его с Вами: и во все дни жизни Вашей; да умножается на Вас благословение Отца Небесного; да почивает на Вас благодать Святого Духа. Да не коснется Вас и никого вообще ужас потерять обетование Отца по предвечному Его о нас Замыслу.

Что сказать? Не будь с нами радость о Воскресении Господнем, никто из нас не смог бы последовать за Ним, ни у кого из нас недостало бы ни мужества, ни терпения носить имя Его в мире сем... Да будут благословенны у Бога те, которые передали нам веру во Христа и любовь к Нему. В этом наше несравненное богатство и ничем не заслуженная «привилегия» избрания. Избрания, совершившегося «прежде мир не бысть» (Ин 17, 4).

Глава 29

О смерти

Ко дню Ангела Вашего мужа я имел обычай писать вам. Этот день был для меня моментом усиленного контакта с ним, с вами. Я вас вспоминал в моих молитвах, особенно на проскомидиях и во время сугубой ектении на Литургии и всенощной, но и обмен словом все же приносит нередко нечто новое.

И теперь еще я вспоминаю с неослабевающей скорбью его неожиданный и преждевременный уход. Сам я на Афоне «помнил» смерть действительно на каждый день и ждал ее иногда со страхом, иногда с душевным миром. Теперь же, утомленный бесплодным усилием создать монастырь, вот уже несколько лет, как я жду «разводящего», который снял бы меня с моего мучительного караула, казалось бы, что если для себя я жду этот час как самый важный, самый торжественный, самый великий момент из всей нашей земной жизни, то и кончина близких мне не должна была бы меня поражать так глубоко...

По человеческой немощи нашей мы иногда впадаем в такую скорбь, когда уже никто из людей не в силах помогать. В такие дни я усиливаю мою память о необходимости для всех нас, возлюбивших пришествие Христа, пройти, если возможно, все страдания земли, чтобы полнее постигнуть трагедию мира, чтобы глубже войти в скорбь Христа за наш мир. Я мыслю: всякое мое страдание не есть только мое, узко во мне замкнутое. Нет, через меня проходят волны все той же космической жизни, которые пронизывают и множество миллионов других людей. Эта мысль помогает мне сильнее молиться за весь мир; содействует углублению моего чувства при служении Литургии; дает мне возможность полнее «причащаться» Христовых Таин не только в виде Тела и Крови Его, но и в иных измерениях.

Теперь... я умножаю молитву мою за Вас, прося Бога ниспослать на Вас новое благословение, дать Вам новую жизнь, новый опыт, расширить сердце Ваше силою Божественной любви до тех пределов, когда в нем не тесно вместится весь мир.

39de184.jpg

Архим. Софроний (Сахаров)

Теперь мои мысли идут к Вам в ином порядке. Живо представляя себе, чем явился для Вас внезапный уход Вашего мужа, я в эти годы усиленно вспоминаю Вас, поставленную Богом в положение человека, пред которым отверзлась бездна. Все, возлюбившие пришествие Христа, непременно должны перейти через эту бездну. И все мы имеем нужду, чтобы некая незримая рука толкнула нас на этот страшный путь, на который сами мы никогда не решились бы. В момент «толкания» рука эта представляется жестокой, но затем она становится рукою, держащей нас над бездной. Без нее никто не сможет устоять, никто не в силах сохранить равновесие в условиях тех бурь и превратностей, которые в подобное время обступают душу. Переход через бездну совершается по некоему незримому канату, который протянулся над нею, связав ее концы, подобно тому, как святые Руки Христа, распростертые на Кресте, связали воедино расходящиеся концы горизонталей мира. Тот, на чью долю выпала страшная привилегия идти по сему канату, неизбежно сохранит о сем молчание, потому что все равно рассказать об этом словами нельзя. И те, что ушли от нас, не пытаются своими явлениями или словами рассказать еще пребывающим во плоти о том, что раскрывается пред ними в новом плане. Два конца бездны – это два мира, настолько различных по своему характеру, по своим «измерениям», что не находишь для выражения сего никакого образа. Раньше, в молодые годы начала моего монашества, я был склонен иногда прибегать к постулату Лобачевского. В последние года неким бледным образом сего представлялся мне переход твердого тела, выброшенного из пределов притяжения земли в условия «небесной механики». Но прибегать даже к таким образам в подобных случаях не хочет душа, ибо отрывается она от созерцания вещей, недоведомых раньше.

Уверен, что любовь Ваша ко Христу, всегда горячая и крепкая, все же возрастает еще и еще, и душа Ваша благословляет Бога по-новому, с большей силой и глубиной, и что крик ее достигает слуха нашего Отца, Иже на небесех.

Глава 30

О монашестве и браке

Год тому назад о. Ν. мне предложил участвовать в издании тома, посвященного Афону в связи с празднованием тысячелетия Лавры св. Афанасия, но я счел неудобным для меня это дело. Почему? Да потому, что сам я, будучи монахом, не могу «воспевать» или восхвалять монашество. Всякое слово в похвалу Афона ли, монашества ли вообще в моих устах звучало бы как вызов всем немонахам. Когда я написал мою брошюру «Об основах православного подвижничества», появившуюся затем во французском переводе, то мои слова о том, что в представлении святых отцов с первых веков христианства девство почиталось более великим и святым, чем брак, вызвали несколько резких протестов, главным образом со стороны лиц с богословским образованием и даже священнослужителей. Один богослов писал мне, что если судить о взгляде Церкви на девство и монашество по иконографии, то чин «Де́исиса» [1] показывает, что и девство, и брак поставлены в одну линию, «рядом», как равные между собою. По мнению этого богослова моя идея о превосходстве монашества и девства над браком – неправильна и вредна. Другой богослов (говорю это без иронии о лицах, известных всем во Франции и Париже особенно) писал мне: «И как возможно постигнуть тайну единства Святой Троицы, не имея экзистенциального опыта брачного двуединства?»

Когда Достоевский, или В. Лосский, или П. Евдокимов и другие пишут свои прекрасные статьи о монашестве, тогда никто не посмеет обвинить их в «пристрастии» или в чем-либо подобном. И я самым серьезным образом радуюсь этому явлению, то есть что женатые и замужние пишут о монашестве с некоторым пониманием дела. Действительно, литература по вопросам исихазма, умной молитвы и монашества обогатилась прекрасными трудами за последние десять-двадцать лет.

Однако, и в данном случае возможно отметить парадоксальный характер истории: теперь, когда мы имеем столь целые трактаты об «эсхатологическом максимализме» православного монашества, о его чрезвычайном значении в мистической жизни Церкви, именно теперь наше православное монашество находится в таком «забросе», окружено таким невниманием к нему, что можно быть уверенным, что через немного лет оно совсем исчезнет с лица земли... Впрочем, совершенно возможно, что вдохновленные труды наших современников о монашестве и исихазме в последний момент, самый критический, найдут себе отзвук в каких-то душах и послужат возрождению монашества.


Источник: Софроний (Сахаров), архим. Главы о духовной жизни. – СТСЛ, 2018. С. 60-64.


Примечание

[1] Де́исис (от греч. δέησις – прошение, моление), встречается также неправильная русская форма Деису́с – композиция из трех икон: в центре икона Иисуса Христа Пантокра́тора (Вседержителя), слева икона обращенной к Нему Богородицы, справа – Иоанна Крестителя, представленных в традиционном жесте молитвенного заступничества.

Деисисный чин – ряд икон иконостаса, в котором помещен Деисис. Размещение образов в деисисном чине: посредине Христос, направо Богоматерь, налево св. Иоанн Креститель, архангелы, апостолы и святые.


21 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...