Советы и размышления архимандрита Софрония (Сахарова) о духовной жизни. Главы 20–27

Советы и размышления архимандрита Софрония (Сахарова) о духовной жизни. Главы 20–27

Глава 20

О монастырях в наше время

Все злоречия людей, правда, губят наше церковное дело, но о них Сам Господь предупредил нас: «Рекут всяк зол глагол на вы лжуще» (Мф. 5, 11). Я думаю, что бесы страшно восстают сейчас против монастырей и они возмущают людей против нас, монахов... Конечно, наша жизнь полна трудностей. Не всякий может вытерпеть «монашескую скуку»...

Не всякий может подолгу молиться и затем весь день быть в работе, без всяких человеческих «утешений». Но все же мы не разбойники, и почему люди так сильно нас ненавидят, понять по-человечески невозможно. Значит – это дело бесов, а люди глупые слушают внушения их, то есть бесов... Разговоры о моей жестокости, даже до того, что я якобы бью монахов, – полная клевета. Могу ли я ударить человека? Посмотри в Евангелии; там некоторые обвиняли Христа в том, что Его слово - «жестоко». В моей книге я пишу о том, что слово святого человека может показаться «жестоким» для того, кто не хочет бороться со своими страстями. И правду сказать: я боюсь, что со мною происходит то, чего я не могу принять в помысле моем, чтобы не дать места гордости: если люди поносят кого-либо незаслуженно, на том, видимо, почивает Дух Святой (1 Пет. 4,12-19).

Глава 21

О поношениях

Очень возможно, что Вы, проведя многие годы на Патмосе и, быть может, вообще в Греции, вовсе не знаете, сколько «осуждений» вынес я со времени моего приезда (с Афона. – Примеч. сост.)... Большинство из моих судей никогда не видели меня, тем более никогда не говорили со мною, не молились даже в храмах. С самого начала моих попыток создать нечто вроде монастыря я не встречал содействия...

Мне как монаху в плане спасения «выгоднее», чтобы меня поносили, ибо часто таким путем поддерживается огонь молитвы человека, погружая его в глубокие воды смирения. Но, как говорил еще св. Иоанн Кронштадтский, работа пастыря не может быть плодоносною, если о нем идет дурная слава. Пастырь живет в разрыве между сими двумя полюсами: поношение полезно мне, добрая слава – другим, тем, кому служу я. «Неопытные», выражаясь афонским языком, священники нередко говорят отрицательно о своих собратьях. И это разрушает доверие верующих к пастырям, давая возможность врагу таким путем разрушать Церковь вообще. Говорить о священнике: он сердитый, он гневливый, он такой-сякой... еще более того: он «прельщенный», вокруг него люди становятся сумасшедшими, – отпугивает верующих, и они остаются без пастыря.

Прп. Серафим, сей великий муж, всю свою жизнь, по смерти своих первых покровителей, провел в атмосфере гонений против него. Когда же он, скрывавшийся от всех то в пустыне, то в затворе, стал одним из старейших в монастыре, только тогда получил он Свыше благословение выйти из затвора на служение людям, но давление извне, включая и со стороны епископов, не прекращалось. Вы знаете, что настоящие монахи не выбирают себе подвига. Они в подавляющем большинстве вынуждаются к той или иной форме подвига давлением окружающей их среды, внешними условиями их жизни. Многим пришлось удалиться подальше с глаз; многие уста закрылись, чтобы не порождать кривотолков: св. Арсений Великий – на долгие годы до его кончины; св. Иоанн Лествичник – на год, и подобное.

Возможно, что мое к Вам письмо породило в Вашей душе неблагоприятные по отношению ко мне суждения, но вот один из величайших подвижников нашей Церкви, св. Варсануфий, в своем ответе некоему отцу Иоанну («Ответ 23»), писавшему: «Прошу тебя, отец и учитель мой, не прогневаться на меня за то, в чем погрешаю, и дать мне правило...», сделал ему выговор: «Брат, если бы ты вникнул в слова твоих прошений, то мог бы уразуметь силу смысла, заключающегося в них. Признавая меня отцом и учителем, зачем в то же время считаешь и гневливым?»... И это не единственный раз сделал так великий муж.

Глава 22

О выборе монашеского пути

Ваше письмо я читал с самым глубоким вниманием. Оно напомнило мне то время, когда я сам проходил через подобный Вашему кризис. Это было более сорока лет тому назад, в Париже. В то время я оставил мою профессию (я был художником) и поступил в Богословский институт Парижа, но и там слушать курсы по разным церковным наукам скоро показалось мне нестерпимо далеким от того, что я в действительности ищу, и я бросил все и отправился в Грецию на Афон. Помимо всяких raisonnements (франц. – «рассуждения»), для меня было ясно: насколько я хочу иметь Бога с собою, настолько я должен отдать Ему себя. Покидая Францию, я все делал, как бы сжигая позади себя все мосты, чтобы гарантировать себя от возможных колебаний в будущем, чтобы отрезать себе пути к отступлению. Но должен Вам сказать, что, действуя так, я всю ответственность брал на себя лично, и только на себя. Такого рода вопросы решаются внутри самого человека пред Лицом Бога, и, полагаю, никто посторонний не должен и не может даже войти туда до конца.

монах.jpg

В силу этого Вы поймете меня, если я скажу Вам, что и Вы должны решить Ваш вопрос лично, один, внутри себя. Никаких советов не может быть в подобных случаях, хотя в истории русской духовности и было немало случаев, когда старцы определенно указывали вопрошавшим – куда они должны пойти. Таким «старцем» для Вас может быть только Ваш духовный отец, и с моей стороны было бы непозволительно выступать в качестве «советчика» Вам. Вам предстоит решение слишком большой важности. В те годы я обратился с горячей молитвой к Богу; я стремился открыть Ему всего себя до конца; я умолял Его указать мне воистину Его путь, Его волю; дать мне «разум» и силу познавать Его; спасти меня от всякого заблуждения, могущего меня отвести от Него...

Нет нужды говорить о том, что я включил Вас немедленно в число тех лиц, за которых усиленно прошу Бога, и Вы можете быть уверенным, что я долго буду помнить Вас как моего близкого брата, ибо проходимый Вами кризис роднит меня с Вами самым крепким образом.

Призываю на Вас благословение Божие в полной надежде, что Он услышит Вас, и наставит Вас на истинный путь, и встретит Вас как Отец с распростертыми объятиями.

Глава 23

Как действуют бесы

О том, как являются бесы «видимо», я не могу сказать обстоятельно, потому что сам я не проходил этого опыта в такой форме. Я много пострадал от бесов, и еще страдаю, но нападения их на меня почти никогда не принимали форму «видимых», и беседы мои с ними также проходили и еще проходят в плане ума, а также в чувстве сердца, ибо атакуют бесы и ум, и сердце.

Отсюда необходимость «умно-сердечной» молитвы. Но разговоры с бесами у многих святых подвижников принимали форму, похожую на обычный разговор людей. Однако голоса бесов, возможно, в большинстве случаев передаются в порядке «внушений», а не через звуковую беседу. И последнее возможно, но как, об этом трудно сказать. Научно – это называется или зрительной, или слуховой галлюцинацией, но это есть «галлюцинация» по действительной натуре, природе, этого еще не разрешила и наука. Научный подход – эмпирический, внешний –рассматривает человека как некий «автономный аппарат», но наука не склонна серьезно отнестись к существованию «духов», личных, способных входить в непосредственный контакт с духом человека, влиять на сердце и на мысли человека, внушать ему те или иные мысли, чувства, создавать для него некие «видения» и подобное.

Глава 24

О мужчине и женщине

Помни, что главная разница между мужчиной и женщиной в том, что мужская натура склонна больше жить «чердаком» (то есть мозгом), а женская натура склонна к внутренней жизни в сердце, этом центре любви, в этом «седалище» Духа. У первых «логика» в голове, у вторых – она в сердце. Ты сама уже это заметила. Итак, думаю, что сердце у тебя нежное, чуткое, полно желаний духовных и движений к высшему миру. И это я в тебе полюбил, и это дает мне надежду на тебя в будущем, то есть твоем будущем, для тебя самой, прежде всего, и для других, на кого будет изливаться твоя нежность и твоя любовь, любовь мудрая и глубокая.

Глава 25

О гонениях

Болезнь понуждает на молитву, и человек молится сосредоточеннее, молится в полной мере. А когда болезнь отходит, тогда – словно исчезает нужда в Божией помощи, и тогда слабеет и бледнеет молитва.

Это совершенно верно. Поэтому многие подвижники любили свои немощи, дорожили «гонениями» и «бесчестием», потому что при этом душа становится чуткою в молитве, а молитва выше всего, ценнее всего во всем мировом бытии.

Глава 26

Об истинной культуре

Меня очень и даже очень опечалило отношение Ν. к тебе, молодой девушке, по существу, беззащитной во всем этом «жестком» мире. Это мне напомнило шуточный репортаж одного англичанина из Москвы: он взял такси в то время, как один русский рабочий тоже предполагал взять то же самое такси. Шофер-женщина плюнула прямо в глаза этому рабочему и затем, отъезжая, объяснила пассажиру-англичанину, что «это некультурный человек». По ее понятиям, некультурному человеку можно плюнуть в глаза вместо всякого иного объяснения. Как будто ее жест свидетельствует о ее культурности. Нередко мнящие себя культурными поступают подобно этой женщине-шоферу. Но оставим их... Старец Силуан пишет: «Душа смиренного, как море: брось в море камень, он на минуту взволнует поверхность, затем утонет в его глубине. Так в глубине смиренной души утопают все скорби, потому что с ней милость Господня»... Кроме того, я, кажется уже говорил Тебе, что нам необходимо терпеть оскорбления от людей, потому что иначе мы не сможем найти силу для молитвы.

Глава 27

О монашеском постриге

День св. Агриппины памятен для меня по нескольким причинам, среди них – и Ваш постриг.

Вот уже десять лет! Можно сказать и иначе: всего только десять лет, а кажется, что Вы всегда были монахиней; и прошлое Ваше ушло куда-то в глубь веков, стало как бы «чужим».

Что пожелаю я Вам в этот день? Прежде всего – спасения Божия. Но это последнее желание наше связывается с другими частными пожеланиями и вместе с тем, конечно, с молитвою.

Много раз в моей жизни читал я последование пострига. Теперь уже давно, два года, как я не повторял сего таинства, поэтому читаю его просто для напоминания себе самому тех «обетований» (обещаний), которые я принес Богу, а также и тех молитв, которые я излил пред Богом за других, тех, кому я по промыслу Божию передал, как по золотой цепи, великое наследие отцов наших.

С самого начала монашества не только трудно, но даже и невозможно никому понять, сердцем уразуметь, каково содержание наших обетов. Лишь отчасти мы «чувствуем сердцем» или разумеем умом, о чем идет речь. Но когда вступает опыт самой жизни, тогда «открываются» очи наши, перед нами действительно живым образом предстает иная картина, несравненно более глубокая и даже «страшная». Тогда становится ясным, что в тексте пострига стоят не в порядке некой «литературы» такие страшные слова, как, например: «Сам Господь рече: аще кто хощет в след Мене идти, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и в след Мене да идет: еже есть готову быти присно, даже до смерти на всякое исполнение заповедей Его»... Итак, чтобы соблюсти заповеди Его, все мы неизбежно должны пройти через многие испытания... Сказано в «постриге»: «имаши алкати и жаждати, досаду же подъяти и укоризну, поношение же и гонение, и иными многими отяготитися скорбьми, имиже сущий по Бозе живот начертавается»...

Словом, если это не «литература», морем которой мы окружены в наши дни, а подлинная жизнь, если эти слова вставлены в последование пострига в результате векового опыта святых отцов, то приходится признать все эти испытания как «онтологически» связанные с нашим путем. Вот почему в этот день, знаменательный для Вас, я снова приношу Богу молитву за Вас:

«Да восприимет всещедрый Бог Тебя и да обымет, да защитит Он Тебя и да будет Тебе стеною твердою от лица вражия. Сам Он, Господь, все претерпевший, да будет Тебе камнем терпения, источником утешения, подателем крепости; да восстает и возлегает Он с Тобою, услаждая и веселя сердце Твое утешением Святаго Духа».

«Да приимет Господь Вас, как живую жертву, благоугодную Ему, да соблюдет Он Вас во святыне Своей и да сочетает во время благопотребно лику избранных Своих».

За Вас, как и за всех тех, кого я принял в монашество, я молился у Гроба Господа и на Голгофе. Говорю об этом не потому, что это был единственный случай, когда я молился, но потому, что сия молитва моя была принесена там, где Господь совершил великое дело искупления нашего. Я верю, что Господь не отверг этой молитвы моей. Не потому, что она сама по себе имеет цену, а потому, что Он милостив. В этой молитве моей я просил Бога простить меня за все те невольные грехи и ошибки, которые oпечалили всех моих чад о имени Его, которыми воспользовался враг, чтобы оторвать их от меня в эти страшные и трудные дни, наши дни. Да послужит всем им отрыв этот на пользу. Я так думаю, потому что все они нашли отцов и наставников о Господе, которым я недостоин омывать даже и ноги. В этом отношении я могу оставаться покойным, если не считать двух-трех из них, кто остался вне «града ограждения» и скитается теперь по миру.

Да, за себя я не перестаю благодарить Бога, за все те исключительные в наше время «привилегии», которыми Господь облагодетельствовал меня. И я могу сказать, как в свое время прп. Симеон Новый Богослов, что Господь отделил меня от мира и действительно чудесно защищал и защищает меня.

В какой-то мере и я понимаю, вслед за прп. Иоанном Лествичником и Старцем Силуаном, что если бы Бог открыл людям глаза духовные и дал им увидеть, что есть наша монашеская жизнь, насколько велик монах в очах Божиих, то все люди побросали бы все свои иные пути и стяжания и стали бы монахами. Но ныне, в наше время, уменьшилось число призваний до крайности.

Итак, да будет с Вами Господь на всяком месте, защищая и храня Вас, и мир Божий да исполнит сердце Ваше, и радость о Духе Святом да не покидает Вас никогда.


Источник: Софроний (Сахаров), архим. Главы о духовной жизни. – СТСЛ, 2018. С. 51-56.


19 Марта 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...