Священномученик Кронид (Любимов). Слово Божие и сердце человеческое

Священномученик Кронид (Любимов). Слово Божие и сердце человеческое
Беседа в неделю 21-ю по Пятидесятнице

Голубая лазурь неба простерлась над бесконечной равниной пашен, веет тихий ветер. Одинокий труженик, ровно ступая по взрыхленной почве, вверяя ей трудом добытые зерна, приготовленное плугом пространство старается покрыть добрым семенем. Но здесь одни зерна падают у протоптанной тропы, скользят по поверхности отвердевшей почвы и быстро похищаются птицами или притаптываются прохожими; другие, едва спрятавшись в тонком слое сухой почвы, давши слабый росток, без влаги скоро увядают под палящими лучами солнца; иные упали, по-видимому, в более благоприятное место, зазеленели, но поднявшиеся кругом разные травы, терния скоро заглушили их. Некоторые же упали на добрую почву, как бы в покойную колыбель, и, питаясь обильными соками тучной почвы, пышно растут и приносят добрый плод.

Такую-то всем знакомую картину изобразил Христос пред Своими слушателями, чтобы живее и понятнее показать людям, как приемлет сердце человеческое слово Божие. Сам Он, как вечный добрый Сеятель, обильно сеял на ниве Своей среди избранного народа святое семя — слово Божие, и Сам же Он первый скорбел об ожесточении, подобно придорожной почве, сердец фарисейских, о мимолетном увлечении народных масс, готовых то восторженно встречать Его криками «осанна Сыну Давидову!» (Мф. 21, 9), то злорадно провожать Его на казнь с яростными воплями «распни, распни Его!» (Лк. 23, 21). Но Сам же Он с радостью благословлял всех тех, кои, подобно доброй почве, воспринимали Его слово, жили по оному, каковы были, например, апостолы, чуткие сердцем жены-мироносицы и все те, которым Он вещал при встречах: «Вера твоя спасе тя; иди в мире!» (Мк. 5, 34).

С обширного земного поля вознесся добрый Сеятель в Небесное Царство славы, но щедрая рука Его отверста, и оттуда льет она божественную благодать в сердца избранников, поставляя их продолжателями дела Христова — сеятелями среди людей слова Божия. Но и доселе люди по-разному воспринимают слово Божие. Одни совершенно отвергают его, не внемлют ему. Несчастные! Их сердца, как затвердевшая придорожная почва, не дают никакого плода, они открыты вечному хищнику — диаволу, который уносит из их небрежной души последнюю искру добра и света. Другие слушают, на время приемлют слово Божие, но при первом же испытании или искушении малодушно забывают его, и старый жалкий плод скоро засыхает в них. Другие же, по-видимому, охотно слушают, начинают как будто следовать слову Божию, но богатством, суетой житейской, разными соблазнами увлекаются и наполняют себя мыслями, чувствами низменными, плотскими, которые скоро и глушат доброе семя. Но, к счастью для человечества, есть и такие, что, подобно возделанной и удобренной ниве, пышной плодами своими, насыщены словом Божиим и проявляют действие его в добрых делах богоугодной жизни. Объясняя эту притчу, Господь сказал, что семя есть слово Божие, нива — сердца людей, а сеяние — самое проповедание слова Божия.

Не только, братие, слово Божие есть семя, но и всякое слово человека также есть семя, ибо заключает в себе какую-либо мысль, чувствование и желание. Не только проповедание слова Божия есть сеяние, но и всякая наша беседа, всякий разговор тоже есть сеяние, так как слова говорящего, западая в сердца слушающих, могут укорениться в них и принести свой плод по роду своему. Ввиду этого я хочу сегодня побеседовать с вами о том, какое глубокое значение имеет слово людское вообще, а также всякий разговор и всякая беседа в частности.

Много слов мы говорим без всякого отчета. Думаем мы, что слова, выбрасываемые нами ничего не значат. Нет, братие, слово человека не есть пустой звук, оно — живое зерно, способное принести свой плод, равно и беседы наши не есть пустое движение языка, но сеяние, могущее принести свой плод, полезный или вредный другим и нам, смотря как мы им пользуемся. Это можно выяснить из примеров обыденной жизни. Каждая вещь в нашей жизни приносит нам и другим пользу и вред, смотря по тому, как мы пользуемся ею. Например, огонь — вещь не только полезная, а и необходимая для человека. Между тем огонь может причинить и страшный вред или по неумению нашему обращаться с ним, или по неосторожности, или же по злобе человеческой... Нож, например, полезен и нужен нам, но тем же ножом совершаются ужасные преступления. Значит, вся сила не в вещи, а в том, как ею пользоваться. Без воды жить человек не может, и в воде часто кончают жизнь: топятся или даже других потопляют. И мало ли есть вещей, которые, если пользоваться ими разумно, приносят громадную пользу человеку, а если употреблять их во зло, крайне губительны для человека.

Подобно этому слова и разговоры наши могут принести нам пользу или вред. Так, если слова и разговоры наши исполнены здравой мысли, доброго чувствования и желания, если они истинны и полезны, то они, несомненно, должны принести добрый плод. Если же слова и разговоры наши исполнены зловредной мысли и гибельного желания, ложны и гнилы, то, без сомнения, таков и плод их.

Упрекают нынешних христиан в оскудении веры, в охлаждении любви сравнительно с первыми временами христианства и даже с недавними у нас. И есть за что. Мы видим, что нравственное зло усиливается с каждым годом все более и более, разрушает жизнь личную и семейную, извращает общественную, подрывает государственную, убивает церковную. Но отчего же, братия, происходит это печальное явление? Оттого, что у нас язык веры и благочестия существует, кажется, [лишь] в священных книгах да в церкви. В других же случаях редко, очень редко... В иной раз даже трудно узнать по речам, что мы христиане. Почти везде слышатся слова гнилые, вольномысленные, необдуманные, полные зависти и ненависти, злорадства, и эти слова приносят свой плод в сердцах слушателей: в беседах людских распространяется более семян нечестия, преступной холодности к горю ближних, неуважения к правильной доброй жизни и пренебрежения к закону Божию. А от такого сеяния всегда является дурной плод.

Вот какую страшную повесть передает святой Григорий Двоеслов в беседе с диаконом Петром.

«В нашем городе (то есть в Риме) один человек, всем известный, имел сына, лет пяти, которого очень любил и воспитывал без всякой строгости. Мальчик, которого во всем ублажали, привык произносить скверные бранные слова, и какая бы мысль ни приходила ему в голову, он тотчас же начинал по привычке злословить, бранил не только людей, но, случалось, дерзал хулить и, сказать страшно, Самого Бога, произнося хулы на святые предметы. А отец не запрещал ему говорить те хульные скверные слова. Во время моровой язвы, бывшей у нас за три года пред сим, мальчик тот разболелся к смерти, и когда отец держал его у себя на коленях, то, по рассказам лиц, которые там находились сами, пришли нечистые бесы взять окаянную душу мальчика. Мальчик, увидев их, затрепетал, закрыл глаза и стал кричать: “Батюшка, отыми меня у них! Отыми!” И со страшным криком спрятал свое лицо за пазуху своего отца, стараясь как бы укрыть себя. Отец, смотря на малютку, как он трепетал, спросил: “Что ты видишь?” Мальчик отвечал: “Пришли черные люди, хотят меня взять...” — и, сказав сие, стал произносить скверные и богохульные речи, к которым привык, — и тут же умер» [1].

Это мы видим в этой жизни, но гораздо яснее увидим в будущей, на Страшном Судище Христовом, когда явлены будут пред нами не только слова и дела наши, но и самые последствия их. Там мы увидим души, погибшие от сомнения в вере, и, быть может, скажут нам: «Это плоды ваших вольномысленных и кощунственных речей». Там увидим мы совесть многих с глубокими язвами плотских страстей, и, быть может, скажут нам: «Это плоды ваших соблазнительных, сладострастных бесед, обычного вам сквернословия и непозволительных шуток». Какую же страшную ответственность понесем за все это, страшно подумать. 

Братия христиане! И святое Евангелие говорит, что за каждое слово праздное нам придется дать ответ Господу в день Страшного Суда Его. От слов своих мы оправдимся и от слов своих мы осудимся. Потому запомним раз навсегда, что слово наше не есть пустой звук, а живое зерно, способное принести свой обильный плод, и наши разговоры — не пустое движение языка, но сеяние.


Притча о Сеятеле. Фото: Православие.Ru

Как у земледельца бывает посев и жатва, так и у христиан есть свой посев и своя жатва. У земледельцев есть семена: рожь, пшеница, ячмень и прочее; у христиан есть свои семена: покаяние, печаль ради Бога, воздыхание, слезы, молитва, благодарение, дела милости, терпение и прочее. У земледельцев семена от семян же рождаются, так и у христиан духовные семена рождаются от семени слова Божия, которое падает на сердце человеческое. Земледельцы знают время, когда надобно сеять; так и для христиан есть время сеять свои семена — это время настоящей жизни. Се, ныне время благоприятно, се, ныне день спасения! (2 Кор. 6,2). Разумные земледельцы не пропускают времени, когда должно сеять, и трудятся тогда и сеют; так и мудрые христиане не пропускают времени настоящей жизни, а трудятся, каются, приносят плоды покаяния, творят дела милости и прочее. Только настоящее время — время сеяния, в будущей жизни сего не будет. Ныне время благоприятное, чтобы плакать о грехах, молиться, творить всем добро, в будущей жизни все это кончится. Земледельцы трудятся, и сеют в надежде собрать плоды, и собирают их во время жатвы, и радуются; так и христиане трудятся, и сеют добро в надежде милостивого от Бога воздаяния, и пожнут плоды трудов своих при кончине века, и возрадуются в день всеобщего воскресения. Сеющии слезами, радостию пожнут (Пс. 125, 5). А земледельцы ленивые и нерадивые в свое время не сеют, зато и плодов во время жатвы не собирают. Так и неразумные, небрежные, ленивые христиане в сей жизни добра не сеют, зато при кончине века никаких плодов не пожнут и явятся бесплодны пред Господом. Ибо что они пожнут тогда, когда теперь ничего не сеют? Потрудимся, братие, посеем ныне семена наши, чтобы тогда с радостью пожать плоды трудов наших!

Кто из земледельцев больше сеет, тот больше и собирает во время жатвы, а кто меньше сеет, тот меньше и собирает. Так и христиане: кто больше в сей жизни посеет добра, тот больше и плодов пожнет в последний день — день Суда Христова, а сеяй скудостию, скудостию и пожнет (2 Кор. 9, 6). Ибо праведен Господь наш: Он воздаст каждому по делам его (Рим. 2, 6). Вот почему и апостол увещевает: «Дондеже время имамы, да делаим благое ко всем, паче же к присным (своим) в вере» (Гал. 6,10). Брат христианин! Напишем на сердцах наших сие апостольское слово: дондеже время имамы. Это время — время настоящей жизни; только теперь мы можем добро творить, милостыню подавать, верой и молитвой к Богу можем приобрести себе великое благо для вечной жизни. Но горе лютое нам, если вознерадим о спасении своем и погубим время, данное нам для небесного воспитания своей души.

О том, как это необходимо для христиан и вообще для каждого человека, лучше всего может показать следующий чистосердечный рассказ одной моей духовной дочери. Она — вдова генерала. К вопросам веры и жизни вечной всегда относилась довольно равнодушно. А покойный супруг ее, генерал, был почти неверующим человеком. И вот когда он умер, убитая горем вдова задумалась над тем тяжелым и больным вопросом, как лучше воспитать ей свою единственную горячо любимую дочь-малютку: воспитать ли ее в истинах веры или дать ей лоск современного светского образования. В тяжелых и долгих размышлениях об этом она засыпает и видит своего дорогого супруга. Скорбный и грустный, заливаясь слезами, говорил он ей: «Прошу тебя! Воспитай нашу дочь в духе святой православной веры и научении слову Божию, если желаешь ей блага». — «Как ты говоришь это, — возразила она ему, — когда ты в Бога не веришь и Церкви не признаешь?» — «А разве я не раскаиваюсь в этом, — ответил он ей и, вздохнув глубоко, прибавил: — О, если бы вы знали, как тяжело и невыносимо мне теперь! Ты не сказала бы мне этих горьких слов укоризны!..» Видение исчезло — жгучий вопрос был решен.

Позаботимся, други мои, посеять ныне, чтобы было что пожать тогда с радостью; потрудимся теперь в доброделании, чтобы тогда успокоиться; подадим в руки убогих что есть у нас, чтобы тогда с избытком получить сие от Христа Господа. Не бойся, христианин! Верен бо есть Обещавый (Евр. 10, 23). Ты подаешь в руки нищему, а отплатить тебе за сие обещал Сам Христос. Блажени милостивии, яко тии помиловани будут (Мф. 5, 7). Несчастны немилостивые, ибо лишатся милости: суд бо без милости не сотворшему милости (Иак. 2, 13). Тогда милостивые, сотворившие дела милости, услышат от праведного Судии: «Приидите, благословенный Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира!» А немилостивые, расточившие Божие добро не на убогих, а на свои прихоти, услышат тогда: «Идите от Мене, проклятии, во огнь вечный, уготованный диаволу и аггелом его!» (Мф. 25, 34, 41). Христос не нуждается в нашем добре: Он Сам подает нам все. Не нуждается Христос, но нуждаются христиане, наши братия, и что подается христианам, то по Своему человеколюбию Христос вменяет Себе, как Сам говорит: «Понеже сотвористе единому сих братий Моих менших, Мне сотвористе», а в чем отказывают христианам, в том отказывают Самому Христу, по реченному: «Понеже не сотвористе единому сих менших, ни Мне сотвористе» (Мф. 25, 40, 45). И как пагубно жестокосердие для нашей души, мы видим из следующего примера. 

В 1864 году в большом сибирском городе Омске хлеб был так дорог, что бедные люди едва не умирали с голоду. К таким беднякам принадлежала одна вдова благородного сословия с дочерью, уже взрослой девицей. Вдова эта долгое время страдала тяжкой болезнью и сама не в силах была снискать себе пропитание: дочь питала ее продажей своего рукоделия. Бедные сироты кое-как перебивались и в лучшие годы, а в неурожайные совершенно бедствовали. Наступил Великий пост 1864 года — самый тяжелый период времени этого памятного для сибиряков года. Хлеб, бывший до того в высокой цене, чрезвычайно вздорожал, особенно к концу поста, когда по случаю распутицы приостановился привоз его из деревень. Упомянутая мать с дочерью на шестой неделе поста решительно не имели никакой возможности купить себе даже полфунта хлеба и два последних дня этой седмицы буквально сидели голодные, потому что продать или заложить было нечего; работы, а следовательно, и выручки от нее не имелось, идти же просить милостыню [им казалось] стыдно. Но два дня, проведенные без куска хлеба, способны были заглушить чувство стыдливости. И вот бедная дочь, скрепя сердце, в самое Вербное воскресенье, пред обедом, пошла к одному богатому торговцу мукой — купцу, на семейство которого она иногда работала, и, рассказав ему откровенно свое безвыходное положение, просила у него ради Христа дать ей хоть несколько фунтов муки или немного печеного хлеба в счет платы за работу, какая впоследствии может быть заказана ей семейством. Что же сделал этот богач? Он с презрением сказал: «Много вас ныне, голодных! Если всех буду кормить, то сам, пожалуй, умру с голоду. Идите откуда пришли...»

Бедная девушка, полагавшая в помощи этого богача последнюю надежду на спасение себя и своей матери от голодной смерти, в порыве отчаяния произнесла такие слова: «Господь вас накажет за это!» — и вышла.

Эти слова, без определенной цели вырвавшиеся из уст глубоко огорченной и убитой горем девушки, были пророческими: наказание Божие жестокосердному богачу не замедлило. После ухода девушки он с семейством сел обедать и, евши пирог с рыбой, подавился костью, отчего чрез несколько часов умер. Все семейство признало в этом ужасном событии наказующий перст Божий, и вдова несчастного вскоре после похорон мужа, желая искупить его жестокий поступок с бедными сиротами, взяла их обеих к себе в дом для пропитания. Вот как карает Бог жестокосердных! Да, видно, каждая слеза нашего ближнего, которую мы могли осушить, но не хотели, много-много значит в очах правосудного Бога. Рассуждай о сем, человече, скупой на подаяние милостыни, щедрый на прихоти свои. Теперь ты жалеешь рубля или милостыни подать бедняку, жалеешь подать от Его же, Христова, добра, ибо все, что имеем, не наше, а Христово: Господня земля, и исполнение ея (Пс. 23, 1). А тогда, во второе пришествие Христово, будешь жалеть и плакать о том, что не подал, но уже будет поздно и бесполезно. Постыдишься и посрамишься тогда и восплачешь и возрыдаешь, когда увидишь добрых христиан, пожинающих плоды семян своих, а себя — бесплодным и в крайней нищете. А ты, благословенный христианин, христолюбивая душа, не переставай творить добро: во время бо свое пожнешь, не ослабеюще (Гал. 6, 9). Подражай земледельцу, который в свое время сеет в надежде собрать плоды; сей и ты в настоящей жизни, чтобы потом, во время жатвы — кончины века, пожать с радостью. Еже бо аще сеет человек, тожде и пожнет (Гал. 6, 7). Вожделенно и сладко будет услышать «приидите, благословеннии!», страшно и ужасно — «идите от Мене, проклятии!»

Брат христианин! Пусть всегда звенят в ушах наших сии два слова: приидите, отъидите! Помилуем братию нашу, да и сами помилованы будем; подадим, да и нам подастся. Земледелец трудится и сеет, взирая на будущие плоды. Возлюбленный христианин! Подражай и ты сему труженику! Он трудится, взирая на добро тленное и скоро преходящее, а ты оком веры воззри на вечные блага, ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его (1 Кор. 2, 9). И трудись, и сей в надежде получить оные блага. Воззри на жатву оную, которая будет в последний день, — жатву, в которой не земные, временные, тленные, но небесные, вечные, нетленные собираются плоды. Сей теперь, пока время не ушло, сей семена добра, чтобы было что пожать во время оной жатвы. Земледельцы часто обманываются в надежде своей, ибо не всегда бывает урожай, а кто ищет вечных благ с верой, надеждой, усердием, тот никогда не обманется, но непременно получит их: верен бо есть Обещавши (Евр. 10, 23).

Святой Василий Великий в «Слове на богатящих», беседуя о пользе милостыни, между прочим говорит: «Милости к дающим возвращаются; дал богатый алчущему — о своей пользе постарался, ибо что ты дал, со избытком получишь. Великое дело есть милосердие, ибо приемлет Сам Христос, на небеси сидящий, что получает от рук твоих бедный, на земле лежащий» [2]. Подобно сему о пользе милостыни учит и другой вселенский учитель — святой Златоуст. «Великая вещь — человек, — говорит он, — и драгоценная — муж милосердый (Притч. 20, 6). Сие есть большая благодать, нежели мертвых воскрешати, ибо здесь ты благодетельствуешь Христу, а там — Он тебе» [3]. Справедливо же ли так учат святые отцы? Правда ли, что когда мы подаем что-либо нищим, то о своей пользе стараемся? И когда что отдадим, то и опять с избытком получаем?

В Иерусалиме жил человек именем Созомон. Проходя однажды по городу, он встретил нищего и, сжалившись над ним, снял с него рубище, отдал ему вместо его свою одежду и продолжал свой путь. Вскоре после этого, однажды во время жатвы, вечером, когда Созомон задремал, то увидал себя в некотором чудном доме, в котором был великий свет, а около дома были сады, наполненные благовонными растениями, ветви которых склонялись до земли. Разнообразные птицы, сидевшие на верху их, наполняли воздух своим пением, и оно было настолько громогласно, что, казалось, можно было слышать оное от земли до неба. И легкий ветерок колебал деревья в этих садах. Когда Созомон созерцал все это, подошел к нему некто и сказал: «Следуй за мной». Созомон пошел, и они пришли к столпу, покрытому золотом, а от него увидали двери, которые вели к другим прекрасным палатам, украшенным драгоценными камнями. И вот из этих [палат] вышли четыре ангела, блиставшие, как солнце, и каждый из них держал по ковчегу. Ангелы подошли к Созомону и, став против него, поставили пред ним те ковчеги. И муж прекрасный вышел из палат тех и сказал ангелам: «Покажите человеку сему, что принесла ему одежда, которую он отдал нищему». И ангелы открыли один из золотых ковчегов и, разложив пред Созомоном драгоценные одежды, сказали: «Господине Созомоне, нравятся ли тебе эти одежды?» Он отвечал: «Я недостоин взглянуть и на тени их». И показали ему еще множество разнообразнейших и драгоценных одежд числом до тысячи. И еще сказали ему: «Дающий нищему сторицей приимет и живот вечный наследует». И сказал также ему Повелевавший ангелам: «Вот сколько, Созомон, Я приготовил тебе благих за одну одежду, которой ты одел Меня, видев нагим! Итак, иди и поступай так же, и воздастся тебе сторицей». Созомон со страхом и радостью воскликнул: «Неужели, Господи мой, столь великое воздаяние ожидает тех, которые творят милостыню?» Повелевавший ангелам сказал: «Да, всякий подающий милостыню сторицей приимет и жизнь вечную наследует. И еще говорю тебе: не раскаивайся о розданной милостыне и не укоряй нищего, чтобы не лишиться награды». Услышав это, Созомон пробудился и дивился бывшему ему страшному видению. Вставши со своего ложа, он сказал: «Если так сказал мне Господь, то и другую одежду отдам нищему». В следующую ночь видение повторилось, и после сего последнего Созомон роздал имение свое нищим «и, оставив мир, бысть, сказано, черноризец чуден».

Итак, несомненно, правду говорят святые отцы, что когда мы подаем что-либо нищим, то о своей пользе стараемся и когда что отдаем им, то и опять с избытком получаем. Да, впрочем, и может ли быть иначе, когда, подавая что-либо бедному, мы в то же время вручаем оное и Самому Богу? Может ли что за Ним пропасть? Может ли что Он не возвратить? Нет, ибо слушайте, что говорит блаженный Августин от лица Божия: «Аз, рече Господь, восприял — Аз воздам; взалкахся бо, и дасте Ми ясти (Мф. 25,35) и прочее. Землю Я восприял — воздам небо; временное восприял — воздам вечное; хлеб получил — хлеб отдам, но небесный, вечный; гостиницу получил — дом отдам; находясь в болезни, посещен был — спасение воздам; в темнице был и посещен был — воздам свободу» [4]. Поэтому если будете милостивы, то знайте, что Сам Бог вам будет порукой, что ваше не пропадет, все воспомянется Им на Суде Его, за все примете сторицею и живот вечный наследуете. И как сладостно будет услышать всем милостивый вожделенный оный глас: «Приидите, благословенный Отца Моего, наследуйте уготованное вам Царствие от сложения мира!» (Мф. 25, 34). Трудись же и ты и сей ныне, сей с верой и надеждой. Не бойся: твое семя не пропадет напрасно. Ты даешь в руки нищих, но твое добро оказывается в руках Христовых и возвратится к тебе с большой прибылью. Положи в уме твоем и затверди в памяти твоей, что Отечество твое есть на небеси. Итак, скрывайте же себе сокровище на небеси, идеже ни червь, ни тля тлит, и идеже татие не подкопывают, ни крадут (Мф. 6, 20). Не опасайся: там твое сокровище все цело будет изнесено, и в последний день пред целым светом будет изнесено, и показано, и отдастся тебе, и останется при тебе на веки веков. И услышишь тогда от Христа Бога: «Возлюбленный! Вот твое сокровище, которое сокрывал ты не на земле, а на небе, вот оно в целости возвращается тебе. Получи его, и утешайся им, и будь богат сим нетленным богатством». О Иисусе, свете наших душевных очей! Открой наши душевные очи, чтобы мы увидели те блага, которые Ты уготовал любящим Тя, и мы с желанием и усердием поищем их. Возлюбленный христианин! Если бы ты увидел хотя малую частицу оных благ вечных, то ты забыл бы все в мире и устремился бы к сим благам. Но поверь неложному Божию слову, которое достовернее всякого видения, и ты будешь искать их. 

Бедные земледельцы, у которых немного в запасе семян, хотя и нужду терпят, однако же берегут их, чтобы было что сеять и потом собрать плоды. Убогий христианин! Твори и ты так же, как делают оные убогие и разумные труженики. Немного у тебя имения, но не все издерживай его на твои домашние нужды. Береги, чтобы было что посеять, а во время жатвы собрать плоды. И от убогого удели часть Христу, Который отдаст тебе сторицей в свое время. Сей хотя немного семян в руки нищих, чтобы благодать Божия умножила плод твой. Давай и малое просящему у тебя, давай с усердием: от доброхотного дателя поданное и малое за великое почтет и примет человеколюбивый Иисус, как принял Он от убогой вдовицы две лепты: «Аминь глаголю вам, яко вдовица сия убогая множае всех вверже вметающих в сокровищное хранилище: eси бо от избытка своего ввергоша: сия же от лишения своего вся, елика имеяше, вверже, все житие свое» (Мк. 12, 43-44). Вметай же и ты хотя лепты в руки нищих, как семена в землю, и в свое время с радостью пожнешь. И чаша студеной воды, во имя Христово поданная, не будет у Него забыта (см.: Мк. 9, 41). Вечный небесный Сеятель Господь зрит из Царства славы на то, как души человеческие воспринимают Его святое семя, какой плод приносят они, зрит и блюдет Свое правосудие к страшному дню всемирной жатвы, когда все люди, пробужденные небесными жнецами (ангелами), восстанут из могильного ложа, предстанут на решительный суд, кто с добрыми плодами чуткого сердца, кто с совестью, обвитой терниями греха, кто с душой ожесточившейся, — и все получат воздаяние по достоинству своему. Аминь.

Источник: Преподобномученик архимандрит Кронид (Любимов). Беседы, проповеди, рассказы. СТСЛ, 2014. С. 130-139. 

Примечание

[1] Свт. Григорий Двоеслов. Собеседования о жизни италийских отцов и о бессмертии души. Кн. 4. Гл. 18. М., 1996. С. 243-244.
[2] Свт. Василий Великий. К обогащающимся//Творения. Репринт. М., 1993. Ч. 4. С. 99.
[3] Свт. Иоанн Златоуст. О милостыне и странноприимстве//Собрание поучений. ТСЛ, 1993. С. 76.
[4] Блаженный Августин. Трактат о скупости и роскоши.

Источник: STSL.Ru
19 Октября 2014

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.

Образ преподобного Сергия в искусстве
Образ преподобного Сергия в искусстве

Преподобный Сергий и созданный им Троицкий монастырь вдохновили не одно поколение мастеров – иконописцев, архитекторов и художников на создание шедевров.

Елизавета I ходила на богомолье в Лавру пешком за 52 км
Елизавета I ходила на богомолье в Лавру пешком за 52 км

Известно, что Елизавета Петровна ходила на богомолье в Троице-Сергиеву Лавру из Москвы пешком, правда, весьма оригинальным способом...