Сергиев Посад. Страницы истории. Сергиевский Посад в 60-70-х годах XIX в.

Строительство Московско-Ярославской железной дороги совпало с двумя важнейшими событиями общегосударственного масштаба: отменой крепостного права и реформой городского управления. Перечисленные события оказали существенное влияние на развитие Сергиевского Посада.

В Сергиевском Посаде отмена крепостного права, прежде всего, непосредственно коснулась штатных служителей Троице-Сергиевой Лавры. С 1764 г. они относились к разряду государственных крестьян, но были приписаны к Лавре. Положение штатных служителей Лавры и российских монастырей вообще изучено крайне недостаточно. И все же известные факты позволяют утверждать, что в целом оно было лучше, чем положение большинства помещичьих крестьян. Лавра в отношении штатных не позволяла себе произвола, как многие помещики в отношении своих крепостных, при необходимости оказывала им материальную помощь, защищала от притеснений государственных чиновников и притязаний общества Сергиевского Посада на подключение их к исполнению городских повинностей и плате мирских сборов. Очень важен тот факт, что положение штатного служителя являлось добровольным. Так, в 50-70-х годах XIX в. всему Посаду известны были свободные художники И.М. и И.А. Малышевы. Штатные служители Лавры, они, не без помощи последней, еще до отмены крепостного права получили дипломы императорской Академии художеств, благодаря которым не только обрели личную свободу, но и вырвались из податного крестьянского сословия. И.М. Малышев прославился как талантливый живописец, И.А. Малышев работал в качестве лаврского архитектора. По его проекту в 1866 г. были построены единственное в дореволюционном Сергиевском Посаде здание аптеки на Красногорской площади, другие здания и храмы в Посаде и его окрестностях. В отношениях с Лаврой Малышевы выступали как свободные художники или наемные работники, а не зависимые штатные служители.

img021...jpg 
Вид Троице-Сергиевой Лавры.
Литография. 1871 г.

img021.jpg 
Всехсвятская—Штатная ул. Фото рубежа XIX—XX вв.
Одна из улиц Штатной слободы, где до отмены крепостного права
 прожи­вало большинство лаврских штатных служителей.

В 1861 г., на момент издания указа об отмене крепостного права, в Сергиевском Посаде проживало 515 штатных служителей и членов их семей. В их собственности находилось 95 дворов, сосредоточенных главным образом в Штатной слободе севернее Лавры [1]. В феврале 1863 г. обязательная служба и подчиненность штатных служителей Лавре как приписанных к ней государственных крестьян была прекращена, а земельные участки под их домами, с согласия митрополита Филарета, предоставлены в собственность хозяевам домов «как уже оплаченные их службою Св. обители Преподобного Сергия» [2].

С прекращением существования группы штатных служителей и общим уменьшением количества крестьян в Посаде после отмены крепостного права социальный состав населения Посада стал более однородным (купцы, мещане). Благодаря этому отошли в прошлое противоречия между купцами и мещанами, с одной стороны, крестьянами и штатными – с другой, раздиравшие Сергиевский Посад в конце XVIII – первой половине XIX в.

img022.jpg 
План Стрелецкой и Троицких (Кокуевских) слобод. 1862 г.

В начале 60-х годов XIX в. боль­шинство посадских крестьян про­живало за чертой Посада в кресть­янских слободах. Таким образом, Сергиевский Посад,
сформировав­шийся вокруг Лавры из ремеслен­ных слобод, сам оказался
 окружен­ным слободами, но уже крестьян­скими.

В 1863 г. в пределах Посада проживало всего 30 крестьян обоего пола [3]. Остальные крестьяне, включая бывших штатных служителей, – всего 1044 души обоего пола, расселились в крестьянских слободах: Стрелецкой, Клементьевской, Кокуевской и других. Таким образом, Сергиевский Посад, сформировавшийся вокруг Сергиевской Лавры из ремесленных слобод, в 60-х годах XIX в. сам оказался окруженным слободами, но уже крестьянскими.

В 1862 г., на следующий год после отмены крепостного права и в год открытия железнодорожного сообщения с Москвой, население Сергиевского Посада, по данным городских властей, насчитывало 13 091 человека обоего пола. Из общего числа жителей домовладельцев было 5656 человек, постоянно проживающих, но не имеющих собственности – 326 человек. Остальные 7109 человек – приписанные к Посаду пришлые люди [4]. В Посаде насчитывалось 869 жилых домов, в том числе 54 каменных, 10 церквей, 2 богадельни, 2 гостиницы и 14 постоялых дворов, 1 трактир, 5 харчевен и 10 съестных лавок [5]. Кроме перечисленных торговых заведений, в Сергиевском Посаде начала 1860-х годов имелось 13 заводов и фабрик, их годовой оборот составлял 60 120 руб. [6]. Как и в начале XIX в., несложная промышленность Посада 60-х годов не требовала от их хозяев больших познаний и средств. Тем более что основную долю рабочих, которых было всего 62 человека, составляли пришлые крестьяне. Коренные посадские жители по традиции предпочитали заниматься игрушечным промыслом. Игрушки сбывали приходящим в Посад богомольцам, отправляли на все значительные ярмарки России. Годовой оборотный капитал игрушечного промысла в Посаде не уступал обороту фабрично-заводского производства [7].

img024.jpg 
Вид на церковь Обновле­ния Храма Воскресения Хри­стова (Петропавловскую) с лаврской крепостной стены.
Фото конца 90-х годов XIX в.
На переднем плане труба водокачки лаврского водопровода (60-е годы XIX в.) и капустный огород.

Управление Сергиевским Посадом строилось на основе городового положения 1785 г. Во главе Посада – ратуша и смотритель полицейской части в чине капитана, последний в XIX в. сменил расправного судью [8]. Распоряжениям ратуши и полицейского смотрителя подчинялись городской голова и посадская дума. В число важнейших задач думы и головы входили организация уплаты налогов, изыскание средств на содержание городского управления. В 1862 г. в доход Посада поступило 4130 руб. Большую часть указанной суммы составили сборы с трактирных заведений и оценочный сбор с посадской недвижимости (с жилых домов, лавок и других зданий) [9]. Основная часть собранной суммы, по примеру остальных российских городов, ушла, как уже было сказано, на уплату государственных и земских налогов, на содержание посадского управления. На общественные нужды средства выделялись в последнюю очередь. По этой причине Сергиевский Посад начала 60-х годов, подобно большинству других городов России, был городом неблагоустроенным. Вот каким вспоминал Сергиевский Посад того времени профессор Московской Духовной Академии A.JI. Катанский: «Троице-Сергиев Посад, прекрасное место для серьезных ученых занятий, был, однако, очень скучен в часы отдохновения от них, в особенности для молодежи. Мы, молодые, положительно не знали, куда деваться в свободное от занятий время. Негде было даже погулять, во всем Посаде совсем не имелось тротуаров, приходилось совершать прогулки по немногим грязным или пыльным улицам: Переяславской, Вифанской или около вокзала железной дороги» [10].

Московско-Ярославская железная дорога, пройдя через Сергиевский Посад, без сомнения, значительно увеличила количество богомольцев и приезжих в городе. Для их удобства акционерное общество железной дороги провело мощеную улицу от станции Сергиево до Ярославского шоссе у церквей на Подоле [11]. Новая улица была названа Сергиевской (сейчас Вокзальная).

По-своему отреагировала на постройку железной дороги Троице-Сергиева Лавра. Еще в 1862 г. она заложила на Красногорской площади здание нового торгового ряда с гостиничными номерами на втором этаже, но в том же году по совету «сведущих до хозяйства людей, по случаю проводимой железной дороги в Посад» было решено надстроить третий этаж, чтобы увеличить число гостиничных номеров в расчете на умножение числа приезжих [12]. Таким образом, первоначально проектировавшийся торговый ряд с началом строительства железной дороги был превращен в гостиницу с торговым рядом в нижнем этаже. В 1864 г. здание построили и назвали «Новой гостиницей». Гостиница же, построенная на Красногорской площади в 20-х годах XIX в., стала называться «Старой».

img026.jpg 
Вид на Лавру с Сергиев­ской улицы. Фото конца XIX в.

Улица устроена в 60-х годах XIX в. для сокращения расстояния между желез­нодорожной станцией и Лаврой. Из путеводителя по Лавре и окрест­ностям (М.,1897 г.): «От станции к мо­настырю идет мощеная дорога, она ... спускается оврагом к мосту на Мос­ковскую улицу. По обеим сторонам оврага тянутся дома, а в самой его низине, под Красной горой, стоит ча­совня над колодцем Преподобнаго Сергия, окруженная сорным кустар­ником, в чаще котораго течет загряз­ненный ручей — речка Кончура».

img026...jpg 
Сергиевская (Вокзальная) улица.
Открытка рубежа XIX—XX вв.

За чистоту, удобства и относительную дешевизну номеров лаврские гостиницы особо отмечены в исследовании об имуществе и доходах российских монастырей за 1864 г.: «Относительно гостиниц Московская Лавра едва ли не занимает первое место между монастырями. В ней их две под названием: «Старая» и «Новая» гостиница ... И кому случалось ночевать в ее гостиницах, тот, вероятно, говорил спасибо за ночлег. Плата за номера по 40-75 коп. для небогатых людей очень умеренная; богачи, заплативши 2-3 руб., останутся благодарными за простор и удобство квартиры. В номерах, даже дешевых, соблюдается чистота и опрятность» [13].

img027.jpg 
«Новая гостиница». 1862—1864 гг. Фото конца XIX в. По-своему отреагировала на пост­ройку железной дороги Троице-Сер- гиева Лавра. Еще в 1862 г. она зало­жила на Красногорской площади здание нового торгового ряда с гос­тиничными номерами во втором этаже. Но вскоре, по совету «сведу­щих до хозяйства людей, по случаю проводимой железной дороги в По­сад», решила надстроить третий этаж, чтобы увеличить число гости­ничных номеров в расчете на умно­жение числа приезжих после откры­тия железнодорожного сообщения. В 1864 г. здание было построено и с тех пор называлось «Новой гостини­цей».

«Новая гостиница», новая Сергиевская улица способствовали оживлению торговли на и без того многолюдной и оживленной Красногорской площади, принадлежавшей Троице-Сергиевой Лавре. Между тем торговля на городской Вознесенской площади после открытия железной дороги стала приходить в упадок: богомольцы, сойдя на станции Сергиево, обходили эту площадь стороной, направляясь по Сергиевской улице прямо к Лавре. В 1868 г. городской голова Кириллов попробовал административным способом приостановить упадок городского рынка. По докладу головы губернское правление в октябре 1868 г. распорядилось о «переводе с монастырской Красногорской на посадскую Вознесенскую площадь торговли сеном, овсом, лесным материалом, бревнами, дровами, зерновым хлебом, рогатым скотом и другими подобными предметами» [14]. Торговцы, по-видимому, игнорировали распоряжение, и в декабре полиция попыталась палками согнать их с Красногорской площади. Действия полиции вызвали протест жителей, которые заявили думе, что находят перевод базара на Вознесенскую площадь обременительным. Как показало дознание губернского правления, «ходатайство бывшего городского головы Кириллова и гласнаго Пикунова и Телицына о переводе с монастырской на Вознесенскую площадь базарной торговли ... было принято не в видах приращения городских доходов, а в видах собственных выгод, так как они имеют близ Вознесенской площади свои дома» [15]. Дело кончилось тем, что губернское правление разрешило всем желающим торговать на Красногорской и Вознесенской площадях. Так экономические интересы большинства оказались сильнее административного принуждения. Желающих торговать на Вознесенской площади было немного, и торговля лесом, сеном, овсом, рогатым скотом вскоре вновь перешла на Красногорскую площадь, поближе к Лавре.

img028.jpg 
Вознесенская церковь.
Фото конца XIX в.
После открытия железной дороги торговля на Вознесенской площади, принадлежавшей Посаду, стала при­ходить в упадок,
так как богомоль­цы обходили ее стороной, направ­ляясь по новой Сергиевской улице от станции прямо к Лавре.

Московско-Ярославская железная дорога стала дополнительным благоприятным фактором развития Сергиевского Посада, что, прежде всего, сказалось на росте числа его жителей. В 1873 г., через три года после окончания строительства железной дороги, городской голова Е.В. Амфитеатров в своем докладе посадской думе отмечал, что «в Сергиевом Посаде имеют постоянное жительство до 1000 лиц купеческого сословия, около 5000 мещан, число которых постоянно и значительно прибывает вследствие желания приписных мещан иметь оседлость в Посаде, и таких приписных в нем более 20 000 душ. Кроме того, в Посаде за исключением крестьян, число которых простирается до 1000, проживают многие потомственные и личные дворяне, некоторые по делам службы, но огромное большинство живут здесь по влечению к святыне места, прославленного подвигами Преподобного Сергия» [16]. Таким образом, если число постоянных жителей Посада в 1873 г. едва ли превышало 7000 человек, увеличившись с 1862 г. не более чем на 1000 человек, то число приписных к Посаду мещан (бывших крепостных, приехавших из самых разных областей России) в Посаде увеличилось с 1862 по 1873 г. на 13 000 человек. Пришлое население, без сомнения, привлекали близость Сергиевского Посада к Москве, оживленные пути сообщения, другими словами, хорошие возможности для занятия ремеслами и торговлей.

img029.jpg 
Е.В. Амфитеатров.
Фото конца XIX в.

Профессор словесности и истории литературы Московской Духовной Академии. По воспоминаниям сту­дентов, один из «почетнейших» профессоров, лекции которого •при мастерском изложении, были точны и немногословны, а по со­держанию... возбуждали живейший интерес». Пост городского головы Е В. Амфитеатров занимал с 1873 г. до своей кончины в 1888 г.

Окончание строительства Московско-Ярославской железной дороги в 1870 г. совпало с введением нового городового положения, которое заменило городовое положение 1785 г. Не вдаваясь в анализ положения 1870 г., отметим лишь, что на его основе посадские органы управления были приведены в соответствие с системой управления любого другого российского города, т. е. устроены по городскому образцу. Вспомним, что с 1782 г. система управления Сергиевского Посада строилась на сочетании как городского, так и сельского типов управления. Таким образом, начиная с 1870 г. о Сергиевском Посаде можно говорить не как о посаде, а как о настоящем российском городе, лишь по традиции называющимся Посадом.

img030.jpg 
Здание «Сергиевской» Сергиево-Посадской мужской прогимназии. 1875—1877 гг.
Фото 80—90-х годов XIX в.

Честь открытия прогимназии в Сер­гиевском Посаде принадлежит ЕВ. Амфитеатрову, благодаря кото­рому, при поддержке всего город­ского общества, были найдены необ­ходимые деньги, выкуплен удобный участок земли на приходившей в запустение Вознесенской площади, построено само здание прогимна­зии. В 1880 г. в здании прогимназии, на средства ее почетного попечите­ля — купца И.П. Мамаева — устрое­на домовая церковь во имя св. князя Александра Невского.

В соответствии с положением 1870 г. ратуша в Сергиевском Посаде была упразднена, а ее судебные и административные функции разделены между городским судом и городской управой. Последняя стала исполнительным органом думы, благодаря чему повысилось значение как думы, так и ее председателя – городского головы, тем более что он стоял также и во главе управы. Управе и голове была предоставлена широкая самостоятельность в ведении городского хозяйства, включая право определения новых доходных и расходных статей городского бюджета.

Расширением своих полномочий не замедлил воспользоваться городской голова Е.В. Амфитеатров [17]. Вступив в 1873 г. в должность городского головы, профессор не мог не обратить внимания на отсутствие в Посаде общеобразовательных учреждений. Не могло удовлетворить его и то, что городское управление не имело собственного здания. Совместными усилиями «отцов города» и всего городского общества были найдены необходимые средства, на которые удалось выкупить старое двухэтажное каменное здание с обширным пустым двором. Усадьба располагалась на углу Вознесенской площади и Московского шоссе. В 1875-1877 гг. старый дом отремонтировали, в нем разместили городское присутствие. На месте двора возвели каменное двухэтажное здание четырехклассной мужской прогимназии [18]. Обосновывая необходимость открытия в Сергиевском Посаде прогимназии, Е.В. Амфитеатров между прочим ссылался и на железную дорогу, благодаря которой «наставники заведения могут быть в живой связи с учеными лицами и учреждениями Москвы» [19].

Таким образом, Московско-Ярославская железная дорога и городская реформа 1870 г. дали толчок к развитию Сергиевского Посада.

Положительные результаты обнаружились очень быстро, о чем свидетельствует статистическое исследование, проведенное московским губернским земством по пятнадцати уездным городам Московской губернии в 1878-1879 гг. [20]. Анализ статистических таблиц, содержащихся в исследовании, позволяет сделать следующие выводы:

1. В 1879 г. число жилых домов в Посаде, по сравнению с 1862 г., увеличилось более чем в 2 раза (1724). Здесь Посад уступал только Серпухову (2042 жилых дома).

img032.jpg 
Московское шоссе. Вид с колокольни Вознесенской церкви.
Открытка начала XX в.
На переднем плане слева фрагмент гимназического сада, посаженного на части Вознесенской площади. За садом — двухэтажное каменное зда­ние городской управы, построен­ное в 1875-1877 гг.

2. В 1879 г. почти в 2 раза, по сравнению с 1862 г., выросло число торговых заведений Посада (255). По количеству их Посад уступал лишь Коломне (513) и Серпухову (457). К торговым заведениям Посада причислялись 12 постоялых дворов [21], больше было только в Коломне (31).

3. Не имея крупных фабрик и заводов, Сергиевский Посад в губернии стоял на первом месте по количеству мелких ремесленных и промышленных заведений. Согласно земской статистике, в Сергиевском Посаде работали 20 игрушечных, 1 сусальная, 1 чеканная, 1 ватная мастерские и 11 блинниц, в других подмосковных городах таких предприятий не было вовсе. Показательно, что, кроме блинниц, в Посаде насчитывалось 25 булочных и пекарен – более, чем в каком-либо другом городе московской губернии.

4. Лидируя среди городов губернии по количеству ремесленных заведений, Сергиевский Посад обгонял их и по числу ремесленников. В 1879 г. среди мужского населения Посада, согласно земским статистикам, ремесленников насчитывалось 1742 человека. Более, чем в каком-либо другом подмосковном городе, в Сергиевском Посаде было портных и скорняков (184), столяров канщиков (19), фольговщиков (10), токарей (35), извозчиков (77), поваров (14), печников (16).

img033.jpg 
Вознесенская улица на спуске с Блинной горки.
Фото 80—90-х годов XIX в. На среднем плане деревянный ряд посадских блинных.
Из путеводителя по Лавре и ее ок­рестностям (М.,1897 г.): «За часов­ней лепятся в два ряда деревянные, закопченные дымом балаганы, где услужливыя блинницы предлагают прохожим помянуть своих родите­лей горячими блинками и другими кушаньями».

img033...jpg 
Вид Московского шоссе и южной части Посада с лаврской колокольни.
Фото 1892 г.

5. Среди остальных городов Московской губернии Сергиевский Посад в 1879 г. особо выделялся тем, что имел господствующий и специализированный, рассчитанный только на рыночный спрос промысел – игрушечный. В 1879 г. игрушечников в Посаде насчитывалось 782 человека. Если к ним прибавить живописцев, чеканщиков, фольговщиков, сусальщиков и токарей, то получится, что производством игрушек, икон и сувениров занималось до 900 человек, или более половины всех ремесленников города, а вместе с их семьями – до половины всего коренного населения Сергиевского Посада. Показательно, что по числу представителей перечисленных выше специальностей, кроме сусальщиков, Посад обгонял все остальные города Московской губернии. Развитию господствующего игрушечного и – шире – сувенирного промысла в Сергиевском Посаде способствовали уже знакомые нам факторы: расположение города вокруг Лавры, относительная близость к Москве, Московско-Ярославское шоссе и железная дорога.

6. Кроме торговли в многочисленных лавках, производства игрушек и сувениров, важным источником доходов значительной части коренных жителей Посада служила сдача помещений и зданий внаем. В 1879 г. в Сергиевском Посаде из 1724 жилых строений внаем сдавались 355 домов и 285 квартир, или до четверти всего жилого фонда.

7. Гораздо меньшее значение в качестве источника дохода для жителей Сергиевского Посада имело земледелие. Лишь 71 домохозяин сделал этот род деятельности основным источником существования, из них 21 человек занимался огородничеством и 51 хлебопашеством. Сборник земской статистики не сообщает, к какому сословию относились эти люди, но можно уверенно предположить, что это были крестьяне из примыкавших к Посаду крестьянских слобод. В самом Посаде, как упоминалось выше, постоянно проживающих крестьян насчитывалось всего 30 человек. Для посадских крестьян, не говоря уже о купцах и мещанах, земледелие, точнее огородничество и садоводство на приусадебных участках, служило всего лишь подспорьем в семейном хозяйстве.

img035.jpg 
Петропавловская улица.
Фото рубежа XIX—XX вв.
И в конце 70-х годов XIX в. Серги­евский Посад оставался сугубо про­винциальным городом. Жизнь, дви­жение ощущались лишь вокруг Лав­ры, на железнодорожной станции и вдоль Московско-Ярославского шоссе. Остальные улицы города бы­ли тихи, не замощены и мало чем отличались от сельских.

Вышеприведенные наблюдения и выводы, сделанные на основе сборника статистических сведений московского губернского земства за 1878-1879 гг., освещают положение, занятия и источники доходов коренных жителей Сергиевского Посада, но оставляют в стороне приписанное к нему мещанство, т.е. 20 ООО человек, которые осели в Посаде после отмены крепостного права и быстрое увеличение числа которых еще в 1873 г. отмечал Е.В. Амфитеатров. Очевидно, что большинство приписанных мещан добывало хлеб насущный в Москве. Относительно остальных в сборнике статистических сведений читаем: «Вследствие недостатка заработков от промыслов городское мещанство... поневоле тянет к перекупке, барышничеству и кулачеству на базарах... и спешит зашибить копейку, чтобы с нею как-нибудь промаячить до следующего базара» [22].

Подводя итог положению Сергиевского Посада в 70-х годах XIX в., отметим, что это был один из крупнейших городов Московской губернии с обширным рынком арендного жилья, с оживленной торговлей и развитым ремесленным производством, господствующая часть которого, благодаря соседству с Троице-Сергиевой Лаврой, близости к Москве и удобным путям сообщения, ориентировалась не на нужды горожан, а на рынок, производя игрушки, иконы и сувениры.

img037.jpg 
Вид западной части Посада с лаврской колокольни.
Фото 80—90-х годов XIX в.

И все же степень развития Сергиевского Посада не следует преувеличивать: и в конце 70-х годов XIX в. он оставался таким же, как и в 1862 г., сугубо провинциальным городом. Жизнь, движение ощущались лишь вокруг Лавры, на железнодорожной станции и вдоль Московско-Ярославского шоссе. Остальные улицы города, тихие, не замощенные, мало чем отличались от сельских. Вот каким вспоминал Сергиевский Посад 70-х годов XIX в. уроженец Москвы, бывший студент Духовной Академии В.Я. Соколов: «В провинциальной глуши посада, между тем, наша академия мало могла доставить студентам средств, чтобы «разнообразить и подцветить» скучную жизнь... В нашем захолустье не было не только театров, но даже и мало-мальски порядочных улиц ... Мы бродили по нашим Вифанкам, Переяславкам и Кукуевкам по снегу, пыли или жидкой грязи, непременно по середине улицы, так как за отсутствием тротуаров хождение по незамещенным краям наших проспектов было часто очень рискованным. Предметом наших наблюдений были лишь посадские извозчики, крестьянские подводы базарных дней, да вереницы богомольцев и богомолок с котомками за плечами; а любоваться нам приходилось старыми, каменными торговыми рядами, мелкими лавчонками желто-фаянсовой посуды и игрушек местного кустарного производства, да единственным в то время колониальным магазином, витрина которого украшалась жестянками консервов, колбасами, виноградом и яблоками» [23].

Развлечения жителей Сергиевского Посада также не отличались большим разнообразием. По воспоминаниям В.Я. Соколова, зимой студенты Академии, местные жители катались на катке, который устраивался на льду Белого пруда [24]. Дам и барышень конькобежцы катали в специальных креслах с полозьями. Летом в обычае были прогулки и пикники, в частности на Тор-беевское озеро. Особой популярностью среди посадских жителей пользовались прогулки по «насыпи» – железнодорожному полотну. «Эта насыпь, – вспоминал В.Я. Соколов – была, можно сказать, единственным местом прогулки для посадской публики, которая могла здесь при желании сделать хотя бы несколько верст на хорошем воздухе, среди лугов, полей, перелесков» [25].

Так, Московско-Ярославская железная дорога, прошедшая через Сергиевский Посад, не только способствовала экономическому развитию города в 60-70-х годах XIX в., но и превратилась в источник развлечений для его жителей.

Источник: Сергиев Посад. Страницы истории. XIV-начало XX века. Текст: К. Филимонов. Составители Н. Соловьёв, К. Филимонов. Предисловие: Т. Манушина. - М., ИД "Подкова", 1997. – С. 97-114.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Экономическое состояние го­родских поселений Европей­ской России. СПб., 1863. ч. 1.С. 40— 41; См. также: РГИА СПб. Ф. 1287. Оп. 37. Ед. хр. 2163 (1862). Л. 257.

[2] РГАДА Ф. 1204. On. 1. ед. хр. 12535 (1878). Л. 8-9.

[3] Экономическое состояние... С. 40-41.

[4] РГИА. СПб. Ф. 1287. Оп. 37. Цд. хр. 2163 (1862). Л. 250—257.

[5] ЦИА. М. Ф. 21. Оп. 2. Цд. хр. 12 (1862). Л. 4.

[6] РГИА СПб. Ф. 1287. Оп. 37. Цд. хр. 2163 (1862). Л. 258 об.

[7] Там же. Л. 257.

[8] Hue трем Я. Указатель селе­ний и жителей Московской гу­бернии. - М., 1852. С. 754. Должность смотрителя полиции Посада была введена в 1845 г. для отделения посадской поли­ции от полиции сельской окру­ги, которой, как и Посадом, ру­ководил сначала расправной су­дья, а позднее становой пристав (РГИА. СПб. Ф. 1286. Оп. 9. Ед. хр. 83 (1845). Л. 19-20 об.).

[9] РГИА СПб. Ф. 1287. Оп. 37. Цд. хр. 2163 (1862). Л. 262.

[10] Катанский A. JI. Воспомина­ния старого профессора (с 1847 по 1913 гг.). - СПб., 1914. С. 212-213.

[11] ЦИАМ. Ф. 21. On. 1. Ед. хр. 481 (1861).

[12] РГАДА Ф. 1204. On. 1. Ед. хр. 9322 (1861). Л. 17.

[13] Ростиславов Д. И. Опыт ис­следования об имуществах и доходах наших монастырей. - СПб., 1876. С. 200.

[14] РГАДА Ф. 1204. Onl. Ед. хр. 10835 (1868). Л. 26-26 об.

[15] Там же. Л. 66-67.

[16] Лучинин П.В. Краткий исто­рический очерк Сергиевской, в Сергиевском Посаде, Москов­ской губ., шестиклассной про­гимназии (с 1876 по 1898 гг.). -  Сергиев Посад, 1898.

[17] О Е.В. Амфитеатрове см.: Из воспоминаний протоиерея С.С. Модестова. Прохождение академического курса (1852— 1856 гг.) // У Троицы в Академии. 1814—1914 гг. Юбилейный сборник исторических материалов. - М., 1914. С. 120.

[18] Лучинин П.В. Указ. соч.

[19] Там же. С 10.

[20] Сборник статистических сведе­ний по Московской губернии. - М., 1883. Т. 7. Вып. 3.

Несмотря на некоторую неточ­ность сведений, на что указали сами авторы сборника, послед­ний все же не теряет своей большой ценности, так как поз­воляет определить положение Сергиевского Посада относи­тельно других городов Москов­ской губернии.

[21] Не знаем, как в конце 1870-х годов, но до постройки железной дороги посадские постоя­лые дворы были очень грязны, а их постоянные жильцы (клопы), по свидетельству гостей, имели обыкновение вылезать из-под развешанных портретов и нападать на по­стояльцев. См.: С. Яков. Указ. соч. С 72.

[22] Сборник. - М., 1883. Т. 7. Вып. 3. С. 5.

[23] Соколов В. Я. Годы студенчест­ва (1870—1874). - Серг. Посад, 1916. С 53.

[24] Там же. С 56-57.

[25] Там же. С 57.


15 Июня 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...