Сергиев Посад. Страницы истории. Открытие Московско-Ярославской железной дороги. 1860-1870 гг.

До открытия железной дороги расстояние в 70 верст от Москвы до Сергиевского Посада можно было преодолеть в собственном, наемном или почтово-пассажирском экипаже. Последние при­бывали из Москвы четыре раза в неделю. Согласно «Почтовому дорожнику» за 1852 г., скорость движения почтово-пассажир­ских экипажей составляла: летом — 10, осенью — 8 и зимой — 12 верст в час [1]. Стоимость проезда, без оплаты багажа, — 2,5— 4 коп. серебром за версту, в зависимости от места в карете. Сверх этого пассажир должен был дать 6 коп. ямщику на водку. Наиболее дешевым видом транспорта были обыкновенные кре­стьянские телеги. В середине XIX в., по свидетельству совре­менника, в летние месяцы, когда приток богомольцев в Лавру особенно велик, только ленивый крестьянин из окрестностей Сергиевского Посада не мог заработать извозом. В крестьян­скую телегу помещалось от четырех до шести человек. Стои­мость такого проезда от Москвы до Лавры составляла 40—50 коп. серебром с седока [2].

img021.jpg 
Сергиевский Посад. Дорога из Москвы.
Открытка рубежа XIX—XX вв.

Большинство простого народа, не говоря уже об истово веру­ющих, предпочитало ходить в Лавру пешком. Именно так, по примеру простых людей, летом 1830 г. совершил паломничест­во в Троицкую обитель 16-летний М.Ю. Лермонтов. Яркие дет­ские впечатления о путешествии из Москвы в Лавру составили основу повести И.С. Шмелева «Богомолье».

img021...jpg 
Богомольцы

Открытка рубежа XIX—XX вв. До открытия железной дороги большинство богомольцев ходило в Лавру пешком. Пеший путь из Москвы в Лавру занимал 2—4 дня. По пути паломники обязательно за­ходили в Покровский Хотьков мо­настырь поклониться родителям Преподобного Сергия

Пеший путь из Москвы в Лавру занимал 2—4 дня. Паломни­ки обязательно заходили в Покровский Хотьков девичий монас­тырь поклониться родителям Преподобного Сергия. От Хотько­ва монастыря начинался последний 10-верстный отрезок пути до Сергиевского Посада и Лавры. Вот как описан этот путь оче­видцем в начале XX в.: «Утром мы ... около 9 часов утра отпра­вились в путь — последний десятиверстный переход до Лавры Преподобного ... молодыя березки и осинки, змейкой извиваю­щаяся проселочная дорога ничего особенного сами по себе не представляли; но необычны были эти мелькающия на тропин­ках между деревьями толпы богомольцев. Уже и раньше, начи­ная с Мытищ, нам приходилось встречать их и чем дальше, тем больше; но от Хотькова до самой Лавры эти толпы шли почти непрерывающейся лентой; шли они партиями ... по большей ча­сти в пять, шесть, десять и даже двадцать человек. В большин­стве это были простолюдины ... больше женщин, в самых разно­образных костюмах, очевидно, из самых разноконечных губер­ний, но непременно все с котомками за плечами и посошками в руках.

Но вот, как-то совершено неожиданно для нас, лес окончил­ся, и мы оказались на большой открытой возвышенности, с которой, как на ладони видна была на далекое пространство рас­стилающаяся равнина, местами покрытая лесом и по середине ея, на невысоком холмике, именно как бы на какой «маковке», Святая Лавра во всей ея благолепной красоте — с окружающим ее посадом и за ним — справа от него принадлежащими ей ски­тами ... Длинной сплошной лентой от нас по направлению к Ла­вре по склонам совершенно открытой возвышенности спуска­лись богомольцы, а мы стояли еще на самой вершине этой воз­вышенности, именуемой в народе, и не напрасно, «поклонной горой»... От того ли, что дорога к Лавре от этой «поклонной го­ры» шла все понижаясь уступами, или от того, что заветная цель нашего путешествия так отчетливо ясно стояла перед глазами, не чувствовалось как будто усталости, и ноги переступали ско­рей, и чем ближе подходили мы к Лавре, тем быстрее шли. По сторонам дороги начинают попадаться какие-то торговцы с рас­положенными на раскинутой прямо на земле клеенке образка­ми, картинками, листочками и тому подобное, а по местам ни­щие калеки с деревянными чашечками в руках. Вот уж и солдат­ская слобода, примыкающая к Лавре с юго-восточной стороны; вот и Келарский пруд и рядом с ним лаврский, так называемый Пафнутьевский сад... Вот, наконец, и базарная площадь у лавр­ской стены с нескончаемыми, кажется, рядами лавок и пала­ток... и так вплоть до самых Святых ворот, ведущих во оби­тель» [3].

Так, пешком, в экипажах, на телегах, по тряским дорогам добирались богомольцы и прочие путешественники до Сергиев­ского Посада и его средоточия — Троице-Сергиевой Лавры. На­чиная с 60-х годов сообщение между Москвой и Сергиевским Посадом значительно облегчилось благодаря построенной в 1860—1870 гг. Московско-Ярославской железной дороги — од­ной из первых железных дорог в Российской империи.

img024.jpg 
Вид на Лавру с полотна железной дороги
Открытка рубежа XIX—XX вв.

Некий путешественник, скрывший себя под инициалами «С. Як-в», направляясь летом 1860 г. из Сергиевского Посада в Александров, записал свой разговор с посадским ямщиком, выходцем из Тверской губернии:

— Давно здесь живешь?

— С самой чугунки, как наш петербургский тракт прекратился.

— Вот скоро и здесь пойдет чугунка.

— Слышал.

— Что же вы тогда будете делать?

— В ямщики пойдем, в другое место. В Амери­ку, — прибавил ямщик, захохотав.

— В какую Америку?

— За морем есть страна, говорят, там нашего брата нет; а не то в Сибирь пойдем; собачьей езде конец положим [4].

В Америку ли, в Сибирь ли ушел из Сергиевско­го Посада веселый ямщик, неизвестно, но что ушел он скоро, это точно; железная дорога, угрожая ям­ской гоньбе между Москвой и Посадом, строилась очень быстро. Быстрота строительства не случай­на: Московско-Ярославская железная дорога была необходима как один из путей для доставки това­ров из Москвы через Ярославль на Нижегородскую ярмарку [5].

img025.jpg 
Станция Сергиево. Вокзал.
Открытка рубежа XIX—XX вв.

Деревянный вокзал был построен в 1862 г. Кроме залов ожидания, в зда­нии вокзала имелись: помещение для жандармов, квартира начальни­ка станции, комната выставки-про­дажи игрушек и других изделий по­садских кустарей. Вокзал украшала икона «Явление Богоматери Препо­добному Сергию», перед которой в праздничные дни лаврские монахи совершали всенощные службы для станционного персонала.

Сергиевский Посад в процессе строительства железной дороги рассматривался как важнейший промежуточный пункт между Москвой и Ярослав­лем [6]. Участок железной дороги между Москвой и Посадом протяженностью 66 верст заложили в ап­реле 1860 г. В ходе работ, одновременно с проклад­кой рельсов, была построена станция Сергиево. Станция, отнесенная ко 2-му классу, представляла собой деревянное на каменном фундаменте здание типовой планировки и архитектуры. В здании, на­ряду со служебными помещениями и квартирой на­чальника станции, имелись два зала ожидания для пассажиров 1-го, 2-го и 3-го классов, буфет. Фаса­ды здания, декорированные обильной пропильной резьбой, были решены в «ропетовском стиле». Как и при любой станции 2-го класса, при станции Сергиево имелись: паровозные депо, большой паровоз­ный круг, водоподъемное здание и дровяной склад. При станции построили два жилых дома для служа­щих, больницу и гостиницу на 18 номеров.

img027.jpg 
Станция 2-го класса Сергиево.
Открытка рубежа 19-20 века

18 августа 1862 г. состоялось открытие железно­дорожного сообщения между Москвой и Сергиев­ским Посадом — первого участка Московско-Ярославской железной дороги. Одним из первых высо­копоставленных пассажиров новопостроенной же­лезной дороги стал митрополит Московский Фила­рет (Дроздов). 20 сентября 1862 г. в 3 часа попо­лудни он выехал из Москвы на станцию Сергиево специальным поездом. Поезд, остановившись нена­долго на станции Хотьково, в половине пятого при­был на станцию Сергиево. Таким образом, поездка специального поезда с одной остановкой в пути продолжалась полтора часа. Уже в Лавре митрополит Филарет сказал встречав­шим его: «Рекомендую железную дорогу. Сколько употреблено искусства, усилий и средств для того, чтобы вместо пяти ехать полтора часа» [7]. Известно, правда, и другое высказывание знаме­нитого владыки о железных дорогах: «Бывало, по обыкновенным дорогам ехали тихо и тряско, но были целы; теперь по железной дороге летят с опасностию каждую минуту потерять голову» [8].

В 1868 г. строительство Московско-Ярославской железной дороги продолжилось. Исходным пунктом стал теперь Сергиев­ский Посад, а конечным — Ярославль. Начало работ 2 июля 1868 г. освятил настоятель Троице-Сергиевой Лавры митропо­лит Московский Иннокентий [9]. Первая же верста дороги, пере­секающая пойму реки Кончуры, оказалась очень сложной. Здесь потребовалось возвести насыпь высотой около 10 сажен и сделать кирпичную трубу длиной 25,4 сажен для пропуска реки через насыпь. На все это потратили немалую по тем временам сумму в 26 390 руб. 07 коп. [10] 1 января 1870 г. железная дорога соединила Сергиевский Посад с Ростовом, а 18 февраля 1870 г. было открыто железнодорожное сообщение с Ярославлем [11].

Московско-Ярославская железная дорога значительно облег­чила путешествие паломников в Троице-Сергиеву Лавру. Гладкие чугунные рельсы заменили для многих вечно ухабистую и тряс­кую грунтовую дорогу, пыльную летом, грязную весной и осенью. Время в пути между Москвой и Посадом сократилось в 3—5 раз. При этом стоимость проезда не возросла и даже уменьшилась. Так, билет в вагоне 3-го класса стоимостью 80 коп. был вдвое де­шевле самого дешевого билета в почтово-пассажирской карете.

И все же с открытием железной дороги поток пеших бого­мольцев к Троице Преподобного Сергия не прекратился. Исто­вые богомольцы, бедняки, главным образом крестьяне, как и встарь, брели по натоптанной Троицкой дороге, распевая духов­ные псалмы, любуясь видом Лавры с «поклонной горы».


Источник: Сергиев Посад. Страницы истории. XIV-начало XX века. Текст: К. Филимонов. Составители Н. Соловьёв, К. Филимонов. Предисловие: Т. Манушина. - М., ИД "Подкова", 1997. 


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Почтовый подорожник Россий­ской империи. - СПб., 1852. С. 112, 508.

[2] Обозрение местности близ Сергиева Посада и Спасо-Вифанской семинарии в сельско-хо­зяйственном отношении. - М., 1851. С 28-30.

[3] Соловьев И., протоиерей. От Москвы до Ростова Великаго. - Харьков, 1911. С 15-17. «Поклонная гора», вид на Лавру с которой так живо описан И. Соловьевым, находится на северной границе современного поселка Семхоз. В 11 верстах от Лавры, непосредственно на Московском шоссе, у Крестов­ской часовни (д. Рязанцы) су­ществовала еще одна "поклон­ная гора". Здесь поклонился Преподобному Сергию и его обители преподобный Стефан Пермский. С этой поклонной горы Лавра открывалась не зри­тельно, а духовно, что доступно немногим. См.: Шмелев И.С. Богомолье. - М., 1994. С. 153.

[4] С. Як — в. Подмосковные до­рожные заметки. - М., 1862. С 77-78.

[5] Из Ярославля в Нижний това­ры доставлялись по Волге.

[6] Отчет по постройке участка Московско-Ярославской желез­ной дороги от Москвы до Сер­гиевского посада. - М., 1863; Со­брание чертежей сооружений Московско-Ярославской желез­ной дороги. - М., 1872.

[7] Григорий, архимандрит. Вос­поминания о высокопреосвя­щенном митрополите москов­ском Филарете // Православное обозрение. 1888. Декабрь. С. 731-732.

[8] Письма митрополита москов­ского Филарета к наместнику CTCЛ. Архимандриту Антонию. (1831-1867). - М., 1884. Т. 1. С. 324.

[9] Доклад правлению общества Московско-Ярославской желез­ной дороги Главного инженера по постройке дороги от Троиц­кого Посада до г. Ярославля. - М., 1869. С. 11.

[10] Там же. С. 34-35.

[11] Там же.



3 Июля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года

В память о спасении императора
В память о спасении императора

28 июня (н. ст.) 1868 года наместник Лавры архимандрит Антоний освятил устроенный в Вифании при митрополичьих покоях домовый храм в честь Нерукотворенного Спасова образа. Надпись над входом гласит: «Устроися храм Всемилостивого Спаса в память двукратного дивного сохранения от опасности Государя Императора Александра Николаевича 1866 г. Апреля 4-го и 1887 г. Мая 25-го дня».

Пожар в Деулине
Пожар в Деулине

15 (27) июня 1865 года в селе Деулино сгорела деревянная церковь во имя преподобного Сергия Радонежского. Она была сооружена в 1619–1620 годах архимандритом Троицкого монастыря преподобным Дионисием (Зобниновским) в память заключенного в селе в 1618 году перемирия между Россией и Польшей.