Сердце России

Сердце России

О.В.Синюк

«Мы живём в России»… Несколько лет назад эта строчка стала слоганом, ворвавшимся в наши дома с экранов телевизоров, окончательно обесценив её значение и смысл. А понимаем ли мы сами до конца, на какой земле живём? Ощущаем ли мы её как дар и ценность? Что защищали наши предки, поливая своей кровью эту землю? Для возвращения утерянных смыслов я предлагаю вам остановиться, оглянуться… Есть немало мест на нашей необъятной Родине, которые, как окошки в вечность, позволяют – вдруг – ощутить единство с теми, кто уже ушёл и кто придёт потом. В этих особых местах иначе течёт время, иначе ощущается пространство, иначе видится прошлое и прозревается будущее. С одним из таких мест я хочу вас сегодня познакомить. Вернее, не столько с местом, сколько с человеком, сама жизнь которого сделала это место особым и значимым.

Речь пойдёт о Сергии Радонежском и Троице-Сергиевой Лавре. Нет нужды подробно пересказывать здесь ставшие уже хрестоматийными факты его биографии, жития, написанного почти сразу же после смерти, пока всё ещё помнилось, пока жива была память о звуке его голоса, тепле взгляда, пока помнились слова и поступки. Что же такое было в этом человеке, что мы спустя 700 лет не просто помним о нём, но и продолжаем включать эту память в круговорот нашей стремительной жизни? И здесь мы вплотную приближаемся к тайне, которая чудесным образом перестаёт быть тайной, а становится знанием – по мере приближения к самой личности Сергия Радонежского.

За последние пару десятилетий мы успели привыкнуть к тому, что можем свободно зайти в любой храм, поставить свечи у икон, сделать пару быстрых поклонов, быстро обежать глазами калейдоскоп икон всех видов и размеров, отметив при этом приятное глазу разноцветье одежд и золото фона… Но, по большей части, мы редко задумываемся над таким вопросом: «А кто все эти люди, изображённые на иконах?» Простой вопрос, вы скажете? Простой, да не очень… Как-то за узорными киотами потерялась очень важная мысль: на иконах изображены не просто святые, а святые ЛЮДИ. Эти люди жили на нашей Земле, ходили по ней, готовили пищу, трудились, воевали, женились, выходили замуж, строили города, - да много ли чего может сделать на этой земле человек! Но вот время расставило всё по своим местам. Память об одних, как говорили наши предки, «изгладилась», а память о других, ставших СВЯТЫМИ, живёт в веках, и нет ей конца.

Чем же отличается святой человек от обычного? Тем, что не грешит, ответите мне вы. И будете правы и неправы одновременно. Неправы, потому что грехов у него действительно меньше, но они есть. И правы, потому что, сотворив худое, человек святой, не может в этой худости жить, она жжёт его хуже огня. И, покаявшись, человек святой снова поднимается на уготованную для него высоту. И там, на этой высоте он получает всё, что ему необходимо для того, чтобы остаться здесь на земле – в житиях, иконах, преданиях и легендах.

И мы, как к чистому роднику, приходим к этим лицам, вглядываемся в глаза на иконах, шепчем о самом затаённом, о том, что болит и саднит. Приходим с грузом обид , недоумений и переживаний. И они, наши молчаливые слушатели – слышат и помогают. Кто как может – сдвигают горы наших обид, утирают реки наших слёз и выбрасывают камни, лежащие во множестве за пазухой… Вместе с нами они просят Бога о наших нуждах, ходатайствуя перед Ним за каждого, кто просит о помощи.

А что же Сергий Радонежский? Чем он отличается от сонма других святых? Наверняка, вы в встречали в рассказах об этом святом выражение «игумен земли русской» Не просто «один из...», а «игумен», начальник, поставленный высшей властью. Власть эта не политическая, не «от людей», а от Бога – духовная. Это та власть, которая посылается как дар за сердечную молитву в тиши, за слёзы, пролитые не за себя, а за других, за труд не для своего обогащения, а для людей – близких и дальних, знакомых и не знакомых. Именно эти качества души как магнитом притянули сюда в непроходимые в XIV веке леса вокруг горы Маковец людей, ищущих в монахе Сергии наставника, друга, учителя и брата. И на всех его хватило – на собратьев, на крестьян окрестных, на князей враждующих. И хватило сил идти в Рязань, мирить двух будущих святых – князей Димитрия и Олега. И хватило мужества отпустить двух чад и собратьев на гибель верную на поле Куликовом. И хватило смирения трудиться за кусок хлеба. И хватило веры и полагания на Бога мёртвого воскресить. И хватило чистоты встречать в своей келье Богоматерь. Потому что если с Богом, всё возможно…

Как стая белых птиц, явленная Сергию в чуде, разлетелись по всей Руси его ученики, основали другие монастыри, освятили молитвой землю. Но у каждого в сердце было памятование о заветах учителя и наставника. Каждый помнил, что храм во славу Пресвятой Троицы был поставлен на горе Маковец «дабы упразднилась ненавистная мира сего рознь». Это и нам, потомкам, завет. Нам, не умеющим находить общий язык не только с дальними, но и с ближними, нам, воюющим не с теми и не за то…

Спешат каждый день к Преподобному Сергию ученики всех видов и мастей – чинно проходят слушатели Духовной Академии, торопятся воспитанники Духовной семинарии, легко скользят девушки-регенты… А перед экзаменами – наплыв школьников и студентов:«Помоги, преподобный Сергий, тебе ли не знать, как трудно грызть гранит науки!» Слышит всех. И всем помогает. Действительно, ему ли не знать! От отрока Варфоломея, неспособного к учению, до игумена земли Русской - один шаг. Только шаг этот – к Богу. Иной тысячи шагов сделает, а всё впустую, суета и бег по кругу. А святые потому и святы, что любое усилие – ввысь…

И ещё одно выражение есть – «келья Преподобного Сергия». Это сейчас мы так говорим – все те, кто в Лавре трудится, учится, молится. Мы все – в его келье. Кто-то у порога стоит, кто-то прямо перед самим Преподобным, а кто-то только войти собирается. И всем места хватает. Стоит, как свеча, белокаменный Троицкий собор, под узорной сенью мощи Преподобного – как живое свидетельство, как явное присутствие и живое чудо. Что-то происходит со временем и пространством, когда входишь под эти древние своды. Подходишь к мощам Преподобного Сергия – как к живому и живущему сейчас святому. И слышит, и чувствует, и помогает… Стоит только попросить о помощи. И помощь эта приходит. Всегда.

Как яркий камень в драгоценной короне – Троицкий собор среди других храмов в стенах Лавры. Свято-Троицкая Сергиева Лавра… Здесь бьётся сердце России и той, другой, незримой земли, которую наши предки назвали святой Русью…

STSL.RU


23 Сентября 2014

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...