Рукописная Триодь Постная Свято-Троицкой Сергиевой Лавры № 25

Рукописная Триодь Постная Свято-Троицкой Сергиевой Лавры № 25

Указанная книга ныне хранится в Отделе рукописей Российской государственной библиотеки, в собрании рукописей Троице-Сергиевой Лавры [1]. Судя по ее самоназванию (Треод съ Богомь починаем от недели мытаря до всех святыхъ), она с самого начала задумывалась как полная Триодь, однако сохранилась лишь в виде первой части — содержащей богослужебные последования великопостного цикла.

Текст книги начинается со стихиры самогласной: Не помолимся фарисейскы, братье, ибо възносяйся смерится.., — поющейся на Вечерне в субботу перед Неделей (Воскресеньем) Мытаря, а оканчивается прокимном: Помилуй ны, Господи, помилуй ны, яко помногу исполнихомся оуничженья... — и стихом: Кто бе взведох очи мои живущему на н(ебеси).., которые возглашаются и поются после чтения паремии: От пророчества Исаи(на) (Ис. 66, 10-24) на 6 часе к в пятницу перед Лазаревой субботой. Таким образом, данная Постная Триодь по общему построению представляет собой разновидность, возникшую в Византии в XII столетии в связи с вводом в богослужебную практику Иерусалимского Устава и бытовавшую на Руси примерно с середины XIV в. вплоть до середины XVII в. (в 1656 г. справщиками патриарха Никона была введена в употребление — и используется до сих пор — другая разновидность Триоди, которая отражает более древнюю — до XII в. — греческую традицию) [2].

Рукопись исполнена уставом, характерным для конца XIV в. Ее формат — 26,2 x 19,5 см. Материал — пергамен добротной выделки, хотя местами с дефектами естественного происхождения: разрывами и дырами. В процессе создания книги многие из них были устранены посредством сшивки, нитки которой, однако, редко где сохранились.

Рукопись состоит из 215 листов или 27 тетрадей по 8 л. в каждой. Исключением является заключительная тетрадь — в ней 7 л.: отсутствует последний, внешний. Все листы имеют позднейшую — XIX в. — нумерацию арабскими цифрами в верхнем правом углу.

Текст переписан в два столбца по предварительной разлиновке. Уставное письмо очень близко к полууставному: подобное иногда называют «древнейшим русским полууставом» [3]. Его внешний признак — наличие точек над гласными буквами, но таковые проставлены непоследовательно и не всегда соответствуют ударным слогам. Кроме того, письмо отличается частым употреблением выносных — без титла — букв: а, в, д, ж, з, к, л, м, н, о, т, х, ч, ш, ы; только «с» регулярно встречается под титлом в сокращенных словах. Начерки некоторых строчных букв: в, ж, з, м, т, ф, ч, — а также некоторых лигатурных сочетаний: тв, ти, тн, тр, иц — типичны именно для конца XIV в. Наряду с основными бурыми чернилами в рукописи использована киноварь (заголовки, инициалы, заглавные буквы и отдельные строчные буквы в кратких уставных указаниях). Вся книга переписана одним, к сожалению, неизвестным мастером.

Миниатюр, заставок и сложных орнаментальных украшений в рукописи нет. Главным украшающим средством является киноварь и отчасти — графика. Так, в книге графически выделены заголовки последований каждого дня: буквы первой строки заголовка выписаны крупнее букв последующего текста, они занимают собой все пространство между линиями разметки, вместе с тем некоторые из них иногда выписаны в орнаментальной манере; в этом отношении наиболее характерны буквы В, М, О, Р, У, X. Выделены в книге также заглавные буквы, с которых начинаются тексты стихир, ирмосов, тропарей и т.п.: они чуть выше букв строчных, но не столь высоки сравнительно с буквами первой строки заголовков, многие из них вынесены на внутреннее поле или в пробел между столбцами. Наконец, работавший над книгой мастер отличительно выписал инициалы, с которых всегда начинаются паремийные, апостольские и евангельские чтения: они, как правило, имеют высоту в 4, 3 или чуть менее строки, наделены орнаментальными элементами и, подобно заглавным буквам, вынесены на внутреннее поле листа или в пробел между столбцами; наиболее характерными являются инициалы А, Б, В, Г, М, Р, С, Оу. Что же касается стиля орнаментации выделенных букв и инициалов, то последний сдержан, прост и близок то к геометрическому, то к растительному типам; лишь в одном случае, при написании буквы О в диграфе Оу, использована плетенка. К орнаментальным элементам следует отнести также и знаки конца какого-либо отдельного текстового фрагмента: крестик с точками; то же самое, но осложненное дужками, — как бы четверолистник; гирлянда или веточка. Они нередко выписаны, когда заключительное слово какого-либо тропаря или стихиры сталкивается на строке с началом следующего тропаря или стихиры, и означают, таким образом, границу между текстами.

В рукописи имеются и два рисунка — на обороте последнего листа. Это — оплечное изображение юноши и изображение бегущего зверя (возможно, гепарда). Оба рисунка исполнены пером и чернилами. Последний отличается тонкостью, изяществом и динамикой. Время рисунков не поддается определению.

Переплет книги поздний. По-видимому, лишь на рубеже XVIII-XIX вв. она была заново сшита и перепле­тена. При этом переплет изготовлен по образцу переплетов XVII в.: доски со скосами выступают над обрезом, обтянуты кожей и снабжены двумя ременными застежками (под штырьки). На коже переплета имеется тиснение золотом — по краям верхней и нижней кры­шек, а также по корешку, однако орнамент тиснения стилистически соотносится не с древнерусской тради­цией, но, скорее, с французской эпохи Просвещения. На корешке, внутри зеленого прямоугольника, вытис­нено название книги: «Триодь постная» — гражданским шрифтом. Обрез книги неровный, негладкий; блок прочный, утрат и выпадающих листов нет.

Рукопись на своих листах хранит различные пометы, пробы пера, записи. Прежде всего, следует отметить приписки на полях к Покаянному канону св. Андрея Критского в последовании Утрени четверга 5-й седмицы Великого поста. Эти приписки — полууставом XV в. — являются текстуальным дополнением песен 1-й, 4, 5, 6, 7, 8, 9 и представляют собой тропари из Канона св. Марии Египетской.

В плане истории бытования книги важна владельческая запись на л. 1 киноварью и полууставом, вероятно, рубежа XVI-XVII вв.: «Триодь Бгоявления Га нашего Ис͂ Ха͂ и прпдбнаго оц͂а Сергя на Москве оу цр͂ева двора и патрнарша», — свидетельствующая о принадлежности данной рукописи библиотеке Богоявленского Троицко-Сергиева монастыря в Кремле. Как известно, начало этому монастырю положил святой и благоверный великий князь Димитрий Донской, пожаловав «на Москве, в городе, место под церковь и под кельи близ своего государева двора» [4]. Основание монастыря случилось до 1392 г. [5] и, возможно, не без ведома великого подвижника земли Русской преподобного Сергия Радонежского. Известно также, что означенный монастырь все последующее время был подворьем Свято-Троицкой Сергиевой обители [6]. Имея в виду датировку рассматриваемой рукописи, вполне можно предположить, что она либо создана была на этом подворье, либо попала сюда из патронального монастыря. Так или иначе, но рукопись, таким образом, оказывается связанной со школой Радонежского чудотворца. На л. 1 привлекают внимание еще две — позднейшие — пометы: «№ 4» и чуть ниже «1795 года № 10» (цифра 10 написана поверх другой, не различимой теперь цифры). Это — типичные пометы, которые оставлялись на рукописях библиотеки Свято-Троицкой Сергиевой лавры во время инвентаризаций ее состава в 1767 и 1795 гг. [7]. Таким образом, рукопись попала в лаврское книжное собрание, по крайней мере, до 1767 г. На л. 1 имеется еще одна владельческая запись курсивом, повторяющаяся и на других листах: «Сiя рукопись принадлежитъ Свято-Троицкой Сергиевой лаврской библиотеке 1856 года». Подобную помету оставляли насельники Лавры — Иларий (Москвин) и Арсений (Лобовиков) — в годы работы над описанием ее рукописных книг [8].

Среди всех записей в книге наиболее интересной и загадочной является, несомненно, древнейшая запись на обороте 1-го листа. Она исполнена киноварью и полууставом прямо над заголовком ко всей рукописи. Текст ее прост и типичен для Древней Руси: «Гс̂и, помози рабу своем(у) Пахом(ию) Левоно(ву)». Графические особенности этой записи отличны от графики всей рукописи и, скорее, характерны для начала XV в.. Смущает лишь киноварь: она очень близка по цвету к киновари основного текста книги. Ничего нельзя сказать, к сожалению, и о личности автора записи: кто он, этот Пахомий, — писец, работавший над книгой, ее владелец или читатель, монах или мирянин, насельник Богоявленского монастыря или Троицкой обители? Ясно одно: по его почерку можно судить, что он был опытным и искусным писцом.

По составу и построению рассматриваемая Триодь относится, согласно классификации М.А.Моминой, видимо, к VIII — «Евфимиевскому» — типу, возникшему в XIV в. как отражение Иерусалимского устава [9]. Но поскольку этот тип, несмотря на большую распространенность в болгарских и русских списках XV-XVII вв., был неустойчив, Троицкая Триодь, соответственно, имеет свои особенности.

Прежде всего, это имеет отношение к составу рукописи. Так, она содержит ряд текстов, исключенных впоследствии из богослужебной практики. Например:

1. В пятницу 1-й седмицы Поста, на вечерне, по заамвонной молитве — канон «благодарныи» 6-го гласа; «Пес[нь] 1. Ирмос. Волною морскою скрывшего древле гонителя мчт͂ля...» и (троп.1) Гс̂и Бе͂ мои, радстную пес̂ и блг͂одарное пенье тобе поимъ...» (л. 62г-65в); в печатной Триоди вместо него помещен канон св. Иоанна Дамаскина св. Феодору 8-го гласа [10].

2. В Неделю 1-ю, на утрене, — канон «о православьи» 4-го гласа: «Пес̂ 1. Ирм. Отверзу оуста моя и наполнятся дх͂мь...» и «Играюще с весельем днс̂ь вернии взопьем...» (л. 69г-72а); в печатной Триоди вместо него помещен канон Феофана Начертанного «Воскрс̂ный, и бдцы» 4-го же гласа [11].

3. В Неделю 1-ю, на повечерии, — канон Германа, патриарха Царьградского, «ст͂х прр͂къ» 3-го гласа: «Пес̂ 1. Ирмос. Избавльшаго из͂ля от работы...» и «Боглс̂нии законнаг блгочс̂тья...» (л. 73в-75в), который встречается и в других древних Триодях [12]; в печатной Триоди вместо него помещен канон Святым Пророкам Феофана Начертанного 5-го гласа [13].

4. В Неделю 2-ю, на утрене, — канон 4-го гласа: «Пес̂ 1. Ирм. Въспою ти Гс̂н Бе͂ мои, яко изведе люди из работъ...» и «Постивъся Гс̂ь члвч͂скы и образ нам пода... (л. 9бг-98в), также встречающийся в других древних Триодях [14]; в печатной Триоди вместо него помещены: «Канώн ȯсмоглáсника воскрс̂нъ» 8-го гласа и «И́ный канώнй стáгω» 4-го гласа [16].

5. В субботу 5-й седмицы, на утрене, читается другая сравнительно с печатной Триодью редакция Акафиста Пресвятой Богородице («Възбранной воеводе победнтельная, яко избавльшеся от бед, бл͂годарьственная вспнсую ти рабъ твои Бц͂е...» — л. 1856-1906), возникшая, как известно, под влиянием литературной школы Евфимия Тырновского [16].

6. В Неделю 5-ю, на утрене, поется канон «на богатаго и Лазаря» 8-го гласа: «Пес̂ 1. Ирм. Мнсеиск.» и «Ко вратом ба͂таго прихожаше оубогии Лазарь...» (л. 1936-195а); в печатной Триоди вместо него помещен совсем другой канон на данный сюжет, а также канон преподобной Марии Египетской [17].

Отличия рукописи касаются и структуры содержащихся в ней последований приуготовительных недель Поста и Четыредесятницы. Состав чтений и песнословий Утрени, 6-го часа, Вечерни и Литургии в рассматриваемой Троицкой Триоди в целом подобен современной печатной Триоди, в рукописи имеются: стихиры — самогласны, подобны, светильны, седальны, троичны, богородичны, мученичны, каноны будничные и воскресные, в полном виде или в виде трипеснцев и четверопеснцев (при этом положенных теперь по 6-й песни синаксарных чтений, как и уставных указаний относительно последних, в книге нет, хотя известно, что еще в первой половине XIV в. они были переведены с греческого на древнеболгарский и включены в состав Триоди [18]); наконец, паремийные, апостольские и евангельские чтения. Все эти тексты отличаются заметным содержательно-композиционным своеобразием. Так, сравнительно с употребляемой ныне Триодью они варьируются либо по расположению, либо текстуально.

В отношении текста, например, показателен тропарь из 5-й песни Покаянного канона св. Андрея Критского. Согласно данной рукописи он таков: «яко Моисни великый, егvпетьскаго оума оубнвающа оканная сообнла еси и душе. И како населишн, глаголи, пустыню страстнн покаянья ради?» (л. 171г.). Интонационно близкий вариант читается в Триоди XV в. из собрания Ундольского № 1196 (РГБ): «яко Моисии великий египтянина, оума оуязвивши ωканная оубила еси душе. И како ωбитаеши, глаголн, в пустыни бестрастня покаяниемь?» (л. 37об.-38). В обоих случаях первая часть тропаря является утвердительной: здесь убиение «душой» «ума» (то есть некоего в себе состояния, настроения и т.п.) сопоставлено как прямая аналогия с тем, что сделал некогда Моисей. Однако в современной печатной Триоди данная строфа выражает иную мысль: «Я́кω? Mωvсéй велн́кЇй ėѓvптянина, ȯу́мà ȯу́язви́вши ȯкая́нная, не ȯу́би́ла ėси душè: и кáкω всели́шися, глаго́ли, въ пустыню страстéй покая́нЇемъ?» [19]. И это, между прочим, близко тексту из Триоди первой половины XIV в. из Вологодского собрания № 41 (РГБ): «ЯКО МОНСНИ ВЕЛИКИИ, ѤГVПЬТЬСКА ОУМА БЬЮЩН ОКАНЬНЫН НЕ ПОГУБИ, ДУШЕ, РЦИ, КАКО ВЪСЕЛНШИСЯ ВЪ ПУСТЫНЮ СТРАСТИ ПОКАЯНИЯ РАДИ?» (л. 43 об). В двух последних случаях первая часть тропаря является отрицательной: здесь действование «души», вернее, ее бездеятельность противопоставляется поступку Моисея. Нет необходимости продолжать анализ текстуальных расхождений в представленных вариантах. Это задача совсем другого исследования. Приведенных примеров достаточно, чтобы продемонстрировать своеобразие Троицкой Триоди № 25.


Кириллин В.М.


Источник: Троице-Сергиева Лавра в истории, культуре и духовной жизни России: Материалы Международной конференции, 29 сентября – 1 октября 1998 г. / Сергиево-Посадский гос. историко-художественный музей-заповедник; Сост. Т.Н.Манушина, С.В.Николаева. – М., Подкова», 2000. С. 147-155.


Примечания

[1] Арсений; Иларий. Описание славянских рукописей библиотеки Свято-Троицкой Сергиевой лавры. - М., 1878. 4.1. С. 38.

[2] Мамина М.Л. Постная и Цветная Триоди // Методические рекомендации по описанию славяно-русских рукописей для Сводного каталога рукописей, хранящихся в СССР. - М., 1976. Вып. 2.4.2. С. 392.

[3] Щепкин В.И. Русская палеография. - М., 1967. С. 118-119.

[4] Голубинский Е.Е. Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра. Изд. 2. - М., 1909. С. 339.

[5] Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. - М., 1995. Кн. 3. С. 655.

[6] Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных монастырях в Российской империи. - СПб., 1897. Ч. З.С. 29.

[7] Рукописные собрания Гос. библиотеки СССР им. В.И. Ленина: Указатель. - М., 1986. Т. 1. Вып. 2. С. 213-214.

[8] Там же. С. 211, 214.

[9] Момина М.А. Типы славянской Триоди // Язык и письменность среднеболгарского периода. - М., 1982. С. 116.

[10] Триодь Постная. 4.1. - М., 1992. Л. 132-134.

[11] Триодь Постная. 4.1. Л. 145 об.-154 об.

[12] Момина М.А. Постная и Цветная Триоди... С. 399.

[13] Триодь Постная. 4.1. Л. 152 об.-154 об.

[14 Момина М.А. Постная и Цветная Триоди... С. 399.

[15] Триодь Постная. 4.1. Л. 155-193 об.

[16] Момина М.А. Постная и Цветная Триоди... С. 414-416.

[17] Триодь Постная. 4.1. Л. 336 об.-341.

[18] Попов Г.О. О наличии древнеболгарской гимнографической части в Триоди // Язык и письменность среднеболгарского периода. - М., 1982. С. 123.

[19] Триодь Постная. 4.1. Л. 303.


STSL.Ru


20 Марта 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...