Рукопись путевого распева №436 из собрания Троице-Сергиевой лавры

На рубеже XV и XVI вв. в русском богослужебном пении происходило обновление музыкального языка, рождение новых распевов — демественного и путевого. Они были призваны выделить особые моменты храмового действа: либо подчеркивали особую сосредоточенность великопостного богослужения, либо расцвечивали праздничную службу. В обоих случаях происходило «дление» определенного состояния, пребывание в нем, поскольку новые распевы отличались большей длительностью как основной меры распева — крюка, так песнопений в целом за счет внутрислоговой распевности.



Расширение пространства богослужебного пения шло не только по горизонтали, но и по вертикали, поскольку в это время возникло раннее русское многоголосие. Демественный и путевой распевы стали основными голосами соответственно демественного и путевого (оно же строчное или троестрочное) многоголосия. Интересно, что современные исследователи независимо друг от друга допускают возможность, что эти распевы с самого начала создавались не как новые одноголосные стили пения, а как основные голоса нового рода пения - многоголосного, на что указывают ремарки певческих рукописей «демество», «низ», «пут», «верх» [1]. Источники показывают, что эти три явления — возникновение демественного и путевого распевов и первоначальные опыты фиксации многоголосия — приходятся примерно на одно и то же время. Первоначально новые распевы фиксировались старой знаменной нотацией, которая была плохо приспособлена для фиксации их дробного ритмического рисунка. Такого рода запись путевых песнопений - так называемый «путь столповой» — встречается во многих рукописях лаврского собрания конца XVI - начала XVII в. В 70-х годах XVI в. была создана новая специальная нотация, которой стали записываться песнопения путевого, демественного распевов, а затем и раннее многоголосие. Долгое время вопрос о правильном названии этой нотации (путевая, демественная, путно-демественная, казанская, греческая) вызывал разногласия среди специалистов. Но он потерял свою актуальность после того, как М.В. Богомолова доказала, что все они являются по сути одной и той же нотацией, а различия между ними обусловлены мелодическими особенностями фиксируемых песнопений. [2]

20121005-H010.jpg
Спевка будничного хора Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

Из 43 крюковых певческих рукописей собрания Троице-Сергиевой лавры (РГБ. Φ.304/1) лишь 10 рукописей конца XVI — начала XVII в. частично или целиком записаны путевой нотацией.

В сборнике №426 70-80-х годов XVI в. (Ирмологий, Октоих, Обиход, Стихирарь, Азбука) преобладает знаменная нотация, особенно в начале. Встречающиеся в Обиходе отдельные путевые песнопения не имеют указаний на распев [3]. Лишь начиная со Стихираря, среди знаменных регулярно появляются стихиры путевого распева, также без указания на распев [4]. Подборка знаменных и путевых стихир на каждый праздник требует отдельного объяснения. Так, из 9 стихир на Рождество Богородицы только одна путевая, на Воздвижение, Благовещение, Вход в Иерусалим, Усекновение главы Иоанна Предтечи все выписанные стихиры путевые, служба Сергию Радонежскому почти вся путевая, кроме последней стихиры. В других двунадесятых праздниках лишь часть стихир путевые, в основном славники. Из 10 стихир службы на Рождество Христово только 4 путевых, причем внутри одного микроцикла стихир «Слава» может быть путевой, а «И ныне» — знаменной.

Стихирарь №427 конца XVI в. в первой половине записан знаменной нотацией. Начинается рукопись со стихираря месячного «Дьячье око», а то, что позже стало называться «Трезвонами», вынесено в отдельный раздел [5]. «Путь столповой» встречается чаще всего без указания на распев, но иногда с пометкой на полях в виде киноварной буквы «п» (путь), например, на л.377 возле прокимнов в неделю Пасхи. В первой части рукописи можно найти отдельные песнопения путевой нотации, например, на л.377об. стихира на погребение иноков «Духовная моя братия», на полях буква «п» [6]. Начиная с л.685 преобладает казанская нотация, которой изложен весь Обиход обычный и постный, затем отдельные стихиры праздникам и святым (с л.709), Светильны и Евангельские стихиры, воскресные стихиры на 8 гласов. Весь конец рукописи представляет собой дополнение, где песнопения излагаются бессистемно, с повторениями, без выделения заглавных букв и часто без заголовков, из-за чего их трудно описывать; неразборчивость усугубляется скорописью и просвечивающей бумагой.

Стихирарь №428 80-х годов XVI в. «доместика» Троице-Сергиевой лавры Лонгина (Шишелова) является уникальной рукописью, требующей специального изучения [7]. Постоянно встречающиеся знаки «Э», ремарки «захват», «низ», «захват верхом» свидетельствуют о принадлежности стихир к путевому распеву, при этом нотация в целом знаменная, но с элементами путевой (голубчик с двумя очками, соседствующий со знаменным голубчиком борзым). Стихирарь известен стихирами митрополиту Петру с ремаркой об авторстве Ивана Грозного. Н.С. Серегина отмечает особую певческую редакцию многих песнопений стихираря, «отличную от типовых певческих редакций тех же стихир в массиве рукописей того же времени» [8] .

Нередко в конце знаменного сборника помещаются несколько дополнительных песнопений, записанных путевой нотацией, как в сборнике №425 третьей четверти XVI в. (стихиры в Великую субботу «Днесь ад стеня вопиет» и на Воздвижение, л.293об.-295), №442 последней четверти XVI в. (с л.510). В рукописи №430 первой половины XVII в. находим песнопение «Воскресение Твое» путевой нотации (л.244), а также песнопения пути столпового (л.241, 242), в том числе в указанием на тип распева (л. 166 об.). В рукописи №434 первой половины XVII в. находим одно путевое песнопение — стихиру на Вход в Иерусалим «Днесь благодать Святаго Духа» (л.217), вписанную в конце Октоиха. Сборник первой половины XVII в. №433 содержит последний раздел — задостойники путевого распе¬ва и нотации (л.424). Отдельные песнопения пути столпового есть во всех перечисленных рукописях.

Сборник второй четверти XVII в. №449 в основном записан казанской нотацией. По мнению Богомоловой, рукопись фиксирует нижний голос троестрочия [9]. Это единственная рукопись собрания, где мы находим краткую путевую азбуку-перечисление.

Интересующая нас рукопись №436 70-80-х годов XVI в. (Стихирарь постный, Обиход, Светильны воскресные и Евангельские стихиры) — единственная в собрании, целиком записанная путевой нотацией. Она интересна для исследователя раннего русского многоголосия, поскольку в ней имеется ряд фрагментов, где крюки расположены над текстом в два ряда, как в партитуре [10]. Если считать их фрагментарным двухголосием, то это второй по времени известный гипотетический образец партитурной записи [11]. В рукописи №436 встречаются также листы, где на полях выписаны иные варианты распева отдельных текстовых фрагментов [12]. Кроме того, эта рукопись является одной из двух, где употребляется термин «казанская» (в 7 местах), о чем подробно писала Богомолова [13]. Все разы ремарка «казанская» соответствует появлению либо второго ряда крюков в тексте песнопения (л.7об., 31об., 109об.), либо выписанному на полях отдельному фрагменту из песнопения с другими крюками (32об.,75, 107об., 109об.). Богомолова, проанализировав музыкальное содержание второго ряда крюков, сопровождающихся ремаркой «казанская», пришла к выводу, что второго голоса здесь нет, а выписано вариантное разночтение путевого распева, который, таким образом, мог называться и казанским .[14]

И все же многоголосие в рукописи присутствует, но не в виде партитуры, а как указание на появление второго голоса — «верха», более высокого по отношению к путевому. Пение с верхом, описанное еще в известном «Чине церковном архиепископа Великого Новгорода и Пскова» 1529-1533 гг., зафиксировано в рукописи №436 в виде ремарки «верх» на л. 136 об., в последней стихире Пасхе «Воскресения день», Слава и ныне 5-го гласа, перед словом «возопиемо». Эта пасхальная стихира записана в рукописи в двух вариантах распева, первый — более сложный и протяженный, с большим количеством аненаек и ремаркой «верх» в конце, а второй распев - «ин перевод» — попроще. В обоих вариантах есть сокращенная фита на слове «братии», двух разных начертаний.

Путевой распев был создан как новое прочтение, «ин вариант» знаменного распева и унаследовал от него универсальный средневековый принцип организации — распределенную по восьми гласам систему попевок и фит, то есть систему осмогласия. Каждой попевке знаменного распева была поставлена в соответствие определенная попевка путевого распева, что было запечатлено в своеобразных учебниках — согласниках [15]. Таким образом, отдельной путевой попевке присваивалось то же название и та же роль в песнопении, что и знаменной. Путевые попевки и фиты все еще изучены гораздо хуже, чем знаменные.

Рукопись №436 насыщена тайнозамкненными начертаниями путевых фит. В путевых Азбуках-перечислениях в конце обычно приводятся начертания и названия 5 путевых фит, что намного меньше реальной картины их бытования в певческих рукописях [16]. Мы можем найти их в Азбуках первой половины XVII в. №449 Лаврского собрания (см. пример 5), в Азбуке иеромонаха Тихона №1160 Синодально-Певческого собрания ГИМа (л.17об.).
Мы сравнили ряд избранных стихир трем двунадесятым праздникам (Вход во Иерусалим, Вознесение, Пятидесятница) по путевым и более поздним троестрочным рукописям, чтобы посмотреть, насколько изменился способ записи путевых фит и попевок. Выявилось, что ряд стихир практически не изменяется от списка к списку, а некоторые стихиры весьма различаются. К последним относится стихира 6-го гласа «Преже шести дене Пасхы» на Вход в Иерусалим, исполняется как последняя стихира перед Славой на Господи воззвах и затем еще раз на Хвалитех, как Слава и ныне.

Так, попевка «Большая кулизма» встречается в стихире дважды, на текст «и приступиша ко Нему» и «Он же посыла я». Сравнивая ее начертания в разных путевых рукописях конца XVI — начала XVII в., мы видим различия в отдельных знаках [17]: Пример 1

Примекр 1.jpg

Сравним Большую кулизму из ранних путевых рукописей с тем ее вариантом, который она приобрела в путевом (среднем) голосе троестрочной партитуры [18]: Пример 2

Пример 2.jpg

Очевидно, что в одних случаях попевка записана более детализировано, а в других — более схематично, тайнозамкненно, признаком чего является последовательность трех статей [19]. По-видимости, все формы записи, приведенные в примере 1, являются вариантами фиксации одного и того же мелодического оборота.

В троестрочных рукописях Большая кулизма всегда содержит мутацию [20] в конце распева, на полутоновом нисходящем «фригийском» обороте. После окончания попевки следует возвращение в основной звукоряд через восходящий ход в среднем голосе. Иногда возвращение и отмена мутации происходит скачком путевого голоса, в этом случае верхний голос обычно вступает «захватом», то есть скачком вверх одновременно с метрическим опережением двух других голосов. При этом «верх» на несколько долей раньше произносит следующей слог текста. В стихире «Преже шести дене» мутация используется 4 раза. Трижды возвращение выполнено пос- тупенным ходом, как в примере 2. Один раз происходит скачкообразное возвращение в основной звукоряд, после окончания фиты на слове «Господи» (см. пример 6). В более поздних источниках при этом мы видим выписанную ремарку «захват верхом», а в рукописи №436 этой ремарки нет, присутствует только знак «Э».

Существуют и другие расхождения в записи стихиры «Преже шести дене». Так, попевка «Площадка» в рукописи №436 проводится дважды, на словах «глаголюще Емоу» (как подход к фите, см. примеры 3 и 6) и «во преднюю весе», а в других путевых рукописях только единожды [21]. Различаются также отдельные знаки на уровне списков, так, периодически знак «столица с сорочьей ножкой» заменяется «переводкой непостоянной», однако эти различия не столь существенны.

В стихире «Преже шести дене Пасхы» мы видим три фиты, на словах «Господи», «оу тобе», «сотворю Пасхоу». Две последние фиты находятся в конце стихиры и следуют подряд друг за другом, образуя кульминационную зону песнопения. В рукописи №436 первая и третья фиты по записи одинаковые, это касается ядра фитного начертания, начинающегося со знака «стрела двоечельная с крыжом». В других рукописях все три фиты записываются различно.

Первая фита на текст «Господи» в рукописной традиции неустойчива по начертанию, но устойчива по распеву. Сравним ее вид по рукописям №436 (верхняя строчка) и №767 (нижняя) [22]: Пример 3. 

пример 3.jpg


В путевой Азбуке иеромонаха Тихона (ГИМ. Син.-певч. №1160) эта фита с названием «Громная» приводится дважды, сначала в фитнике-перечислении на л. 17об., а затем еще раз на л.26 с разводом и подзаголовком «в вербенскои преже шести дней»: Пример 4

пример 4.jpg

Такое же начертание фита «Громная» имеет в Азбуке из рукописи Ф.304. №449. Л.329: Пример 5

пример 5.jpg

Приведем троестрочный вариант распева фиты «Громной» и предшествующей ей попевки «Площадка» на текст «глаголюще Ему» из стихиры 6-го гласа «Прежде шести дней Пасхи» по рукописям конца XVII — начала XVIII в.[23] В это время все троестрочные тайнозамкненные обороты в рукописях были разведены дробными знаменами, вследствие чего из обращения исчезли фитные начертания: Пример 6

пример 6.jpg


Последняя фита в стихире «Преже шести дене Пасхы» на текст «сотворю Пасху» является вариантом фиты «Громной» с другим начальным оборотом. Распевы совпадают после черты. Вообще, об-разование новых фит от того же ядра-окончания с помощью присоединения к нему слева нового «приступа» является типичным приемом путевого распева. В одной из поздних путевых азбук конца XVII в. эта фита получила название «Скорбная» [24]. Приведем разные начертания фиты, сначала из упомянутой Азбуки (1), а затем из ря-довых рукописей на текст «сотворю Пасху» (2-6). Мы видим, что эта фита может записываться как тайнозамкненно (1-4), так и в разводе дробным знаменем (5). В рукописи №436 представлен особенно редкий вариант начертания фиты (6), где начальный фрагмент раз¬водится, а неизменное ядро записывается тайнозамкненно: Пример 7

Фита скорбная

Фита скорбная.jpg


Приведем вариант путевого голоса данной фиты из троестрочных рукописей. Знак «диез» в конце распева подлинный, он выполняет функцию отсутствующего в практике того времени знака «бекар» [25]: Пример 8

пример 8.jpg

Вторая фита стихиры на текст «у тобе» не содержит мутации и от-носится к типу «больших» фит типа а) по нашей классификации [26]. Ее начертание и распев достаточно устойчивы: Пример 9

пример 9.jpg

Интересно сравнить способ записи стихиры «Преже шести дене», представленный в рукописи №428 (л.392об.-393), написанной Лонгином, о которой мы упоминали в начале статьи. В ней мы видим 4 знака «Э», стоящих на тех же местах, что и в рукописи №436. Совпадает количество и местоположение фит. Более того, начертание фиты на словах «у тобе» совпадает с путевым. Однако в целом нотация иная — знаменная, за исключением одного знака. В рукописи №428 трижды употребляется путевой знак «голубчик с двумя очками», и все три раза он соответствует моменту отмены мутации и плавному возвращению в обычный обиходный звукоряд восходящим ходом из двух четвертей: Пример 10

пример 10.jpg

Такой ход можно было бы записать в рамках знаменной нотации знаком «голубчик борзый», которых также используется в рукописи №428 многократно. Однако в этих особенных случаях отмены мутации Лонгин использует другой знак, выходящий за рамки знаменной нотации.

В рукописи №428 прослеживается несколько повторяющихся знаковых комплексов, которые, по-видимому, являются полевка¬ми, отличными от обычных попевок знаменного распева:

1) комплекс знаков с двумя змиицами и хамилой на тех же мес¬тах, где в путевом варианте рукописи №436 стоит попевка «Пло¬щадка» (на словах «Ему», «весе»);

2) комплекс знаков «сложитья с запятой и две статьи» на местах, соответствующих путевой попевке «Большая кулизма»;

Повторяются также другие попевки, о которых мы не упоминали в анализе путевой стихиры:

3) на словах «шести дене Пасхы» и «во Вифанию» в путевой рукописи используется попевка «Хелейомеса», а в рукописи №428 ей дважды соответствует одинаковый комплекс знаков, который при¬близительно повторяет мелодию путевого распева: Пример 11

Полевка Хелейомеса

Полевка Хелейомеса.jpg


4) в путевой стихире трижды повторяется попевка «Скачек», на словах «ученицы Его», «воду носяща», «ученики Моими», в последнем случае она завершает всю стихиру. В рукописи №428 попевке Скачек соответствует повторяющийся знаковый комплекс: Пример 12

Попевка Скачек путевого распева

пример 12.jpg

5) в путевой стихире два раза проходит попевка «Стрела застенная», на словах «вследуите ему» и «владыце рецыте», в рукописи №428 ей соответствует следующий повторяющийся комплекс знаков: Пример 13

пример 13.jpg

6) в путевой и знаменной рукописях совпадает употребление попевки «Кулизма двоечельная» на словах «и обрящете человека»: Пример 14 


пример 14.jpg

Таким образом, мы можем утверждать, что в стихираре №428 80-х годов XVI в. записан тот же распев стихиры «Преже шести дене Пасхы», что и в путевой рукописи №436 70-80-х годов XVI в. Рукопись №428 представляет собой свод певческих книг (Стихирарь месячный, Октоих, Обиход, Стихирарь постный), зафиксированный однородной нотацией, которую мы классифицируем как знаменную с элементами путевой. Перед нами песнопения всего годового круга, записанные нотацией, которую по внешним признакам (по набору используемых знамен) можно определить как «путь столповой», это несколько сотен или даже тысяч песнопений. Однако «путь столповой», по сведениям Богомоловой, имел весьма ограниченный репертуар всего в несколько десятков песнопений [27]. Следовательно, рукопись фиксирует какой-то другой способ записи путевого распева, отличный от «пути столпового». Действительно, как было показано на примере стихиры «Прежде шести дней», распев в рукописи №428 не разводится дробными столповыми знаками, но записывается с использованием тайнозамкненных формул — попевок и фит, боль¬шая часть которых не имеет аналогий ни в знаменной, ни в путевой нотации. Из-за этих особенностей А. Лукашевич считает рукопись образцом «альтернативной путевой нотации», современной появлению настоящей путевой нотации [28], то есть своего рода тупиковой ветвью эволюции, не получившей дальнейшего развития. Зададимся вопросом: могли ли существовать две разных путевых нотации в такой традиционной системе, как древнерусское богослужебное пение? Почему автор рукописи Лонгин, один из ведущих распевщиков своего времени, головщик и уставщик лаврского хора, знаток певческого репертуара, человек с феноменальной памятью, не использовал для фиксации путевого распева уже созданную к 1580-м годам путевую нотацию? Возможно ли представить, что он с его памятью и эрудицией не владел «настоящей» путевой нотацией? Или по каким- то соображениям просто не хотел ее использовать?

С другой стороны, в современной медиевистике существует определенный пробел, удивляющий исследователей, касающийся истории возникновения путевой нотации. Так, М. Богомолова отмечает, что «путная нотация появляется сразу одновременно в графически сложившемся виде. Процесса постепенного формирования ее графики в недрах знаменной нотации не наблюдается» [29]. Возникает желание предположить, что нотация рукописи №428 представляет собой тот самый недостающий начальный этап в выработке путевой нотации на основе знаменной. (Причем фигура Лонгина вырастает до размеров одного из главных участников этого процесса). Свидетельства определенной работы над новой нотацией присутствуют в рукописи №428 в виде последовательно выполненной разметки текста стихир на строки точками (в том числе ненотированных, но подготовленных для нотации песнопениях, например, на л. 121). К сожалению, наша гипотеза о переходном характере нотации рукопи¬си №428 наталкивается на хронологическое противоречие, ведь по существующим представлениям путевая нотация возникла уже в 70-х годах XVI в., а рукопись №428 датируется 80-ми годами XVI в.

По сравнению с рукописью №428 современная ей рукопись №436 являет нам полностью сформировавшуюся путевую нотацию, включающую специальные путевые «признаки», указывающие на направление движения мелодии (используется только нижний признак у крюка, палки, запятой, статьи). При этом в ней практически отсутствуют указания на многоголосие, которыми изобилует рукопись №428.

Сравнение попевок и фит рукописи №436 с более поздними образцами путевого троестрочия показывает устойчивость традиции на протяжении более 100 лет, вплоть до начала XVIII в.. Близость исследованных мелодических образцов из разных по происхождению рукописей — из Лаврского фонда, или из Вологодского кафедрального собора — заставляет говорить о принадлежности этих песнопений общерусской традиции путевого пения.


ПРИМЕЧАНИЯ


[1] Несмотря на противоположные точки зрения на способ расшифровки раннего русского многоголосия, М.В. Богомолова и Г.А. Пожидаева в последних работах приходят к сходным выводам: «...песнопения пути изначально были связаны с многоголосным стилем пения. В силу этого монодийные рукописи путной нотации можно рассматривать как первую стадию нотационной записи строчного многоголосия, фиксирующую пока только основной путный голос» (Богомолова М.В. Знаменная монодия и безлинейное многоголосие на примере великой панихиды, М., Композитор, 2005. Вып. 2. С.138). Процитируем также Г.А. Пожидаеву: «Можно предположить, что однострочная запись путевого пения одноименной нотацией фиксировала не монодию, а партию пути. Основной голос путь вошел в письменную традицию уже на ран¬нем этапе, в то время как остальные партии еще не были записаны и бытовали изустно» (Пев¬ческие традиции Древней Руси. Μ., Знак, 2007. С. 333).

[2] Богомолова М.В. Указ. соч. С. 157.

[3] Например, на л. 224об. - путевое «Кресту Твоему», на л.238об. после знаменного величания Рождеству Христову — путевое песнопение по 50-м псалме «Всяческая днесь». Из обозна¬чений распева один раз встретилось указание на знаменный распев (л.360).

[4]Раздел озаглавлен «Стихиры и славники на Владычнии праздники и нарочитым святым», л.266-400.

[5] «Стихиры в двунадесятые праздники и некоторым Святым», л.389.

[6] В рукописи №427 есть также указания на демество (многолетия благоверному Царю и В. Князю Феодору Ивановичу, л. 790, 852об.); терминология, указывающая на раздельно запи¬санное многоголосие (Славословие л.694 путь, л.695 низ, Задостойник Пасхе л.854об. сначала демество, потом путь, л.733 стихиры на освящение воды - «низ»). Указание «Кирилловское» возле «Достойно есть», нотация казанская, л.742.

[7]Датировка рукописи по филиграням выполнена Н. Серегиной в статьях: Стихиры Сер¬гию Радонежскому как памятник отечественного п еснетворчества. ТОДРЛ. Л., 1985. Т. 38. С. 345; Отражение исторических событий в стихире о Темир Аксаке и в других песнопениях Владимирской иконе и проблема авторства Ивана Грозного. ΠΚΗΟ, 1985. Μ., 1987. С. 163.

[8] Серегина B.C. Песнопения русским святым. По материалам рукописной певческой книги XI-XIX вв. «Стихирарь месячный». СПб., 1994. С. 20.

[9] Богомолова М.В. Указ. соч. С. 124.

[10] Второй  ряд крюков в количестве от одного до трех находится на л.2, 5, 8, 8об., л.13об., 61об., 76-76об. (Вечери Твоея тайныя). Более продолжительные фрагменты со вторым рядом крюков можно видеть на лл.10, 50об. (величание Входу в Иерусалим), 132 (тропарь Пасхе).

[11] После рукописи 40-х гг. XVI в. новгородского происхождения (РГБ. Ф. 113. №240. Л. 394).

[12] Там же. Л. 25 об., 48.

[13] Богомолова М.В. Указ. соч. С. 142.

[14] Богомолова М.В. Указ. соч. С. 145.

[15] Согласники дошли до нас в количестве 9 штук, самый известный находится в «Ключе знаменном» инока Христофора 1604 г., опубликованном Бражниковым и Никишовым в серии «Памятники русской музыки», вып. 9, 1983 г. (лл.1003об.-1011об.).

[16] Названия путевых фит из Азбук: громная, постоянная, поводная, громозельная, чертожная.

[17] Кроме рукописи ф.304 №436, стихира «Преже шести дене Пасхы» найдена в путевых рукописях (ГИМ. Щук.767. Стихирарь инока Христофора 1602 г. Ф. 304. № 426. Л. 339-339об. и Ф. 304. № 427. Л. 710-710об).

[18] Пример не является расшифровкой, он скомпонован из двух источников конца XVII - начала XVIII в. Нотный текст из Троестрочника Одоевского, рукописи Вологодского Со¬фийского кафедрального собора (РГБ. Ф. 210. № 24. Л. 87об.) крюковой текст из троестрочных Праздников (СПДА. № 239/р. Л. 166об.-167).

[19] Вообще, три статьи подряд (с подверткой, закрытая и простая) часто используются в путевой нотации для тайнозамкненной записи самых разных попевок, о чем см. статью: Кондрашкова Л.B. Попевки троестрочия, по материалам Бражниковских чтений 2010 г., в печати.

[20] Мутации (изменения) в троестрочии выполняются методом сдвига звукоряда во всех голосах на тон вниз (или - гораздо реже - вверх).

[21] В рукописи (ГИМ. Щук.№767. Л. 338об. и Ф. 304 № 426. Л. 339) она выписана только о второй раз; в рукописи (Ф. 304. №427. Л. 710) эта попевка отсутствует оба раза, во второй раз она заменена фитой.

[22] РГБ. Ф.304 №436, л.47об.; ГИМ. Щук №767. Стихирарь инока Христофора 1602 г. Л. 338об.

[23] Нотный текст из Троестрочника Одоевского (РГБ. Ф. 210. № 24. Л. 88), крюковой текст из троестрочных Праздников (СПДА. №239/р. Л. 167).
 
[24] Азбука середины 90-х годов XVII в. (РГБ. Ф. 379. № 19. Л. 64).

[25] Нотный текст из Троестрочника Одоевского (РГБ. Ф. 210. № 24. Л. 89об), крюковой текст из троестрочных Праздников (СПДА. №239/р. Л. 168об,-169).

[26]На эту тему мною был прочитан доклад «Троестрочные фиты и их путевые прототипы» на конференции «Бражниковские чтения» в 2011 г.

[27] Она пишет о 39 бытовавших песнопениях пути столпового в конце XVI в., и 48 — во 2-й половине XVII в. См. Богомолова М.В. Указ. соч. С. 121-122.

[28] Уже после написания настоящей статьи нам удалось ознакомиться с только что изданной работой: Лукашевич А.А. «К прочтению нотации рукописи РГБ. Ф. 304/ I. №428», и в сб.: Актуальные проблемы изучения церковно-певческого искусства: наука и практика. Серия Гимнология. М., 2011. Вып. 6. С. 402-428.

[29] Богомолова М.В. Указ. соч. С. 120.


Л.В. Кондрашкова. Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной жизни России, Сергиев Посад, 2012 г., С.170-184

2 Декабря 2013

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...