Путешествие по Святой Земле. О спасении

Путешествие по Святой Земле. О спасении

Письмо 16-е архимандрита Софрония (Сахарова)
к Марии Семеновне Калашниковой (Сахаровой)

Путешествие по Святой Земле. О контрасте между величием человека и тем,
что он пред­ставляет собой в исторической действитель­ности.
О грани между «дозволенным покоем» и воздержанием для мирского человека.
О спасении

The Old Rectory,

июнь 1961 г.

Дорогая Мария! Мир тебе!

Я в большом долгу перед тобою. Вот и теперь, про­шло уже немало дней, прежде чем я собрался писать тебе. Но повторю уже не первый раз, потерпи меня, вернее, обстоятельства всей нашей жизни, и мое ино­гда молчание не приписывай «высоким» мотивам ас­кетической жизни. Бывает же, что просто у меня нет достаточно времени или сил на то, чтобы ответить на императивные требования повседневности.

Хочу сказать тебе, что мое путешествие прошло бо­лее благоприятно, чем можно было бы ожидать. Так­же сверх всяких ожиданий и физически я вынес все путешествие лучше, чем другие. В сущности только по возвращении я почувствовал усталость, утомле­ние – и физическое, и душевное. Но уже начинаю восставать.

Трижды я служил на камне Гроба Господня; од­нажды – на Голгофе. Эти места и исторически достовернее многих других. Впрочем, теперь благода­ря научным методам исследования и также благодаря раскопкам открыты многие места, с удивительной точ­ностью совпадающие с евангельским повествованием. Я вообще имел мысль, что неправильно ожидать «точности» географической указываемых мест. Мне, в сущ­ности, было не так уже важно, здесь ли точно произош­ло то [или] иное событие, здесь ли точно ноги Христа касались земли или немногими метрами дальше. Все равно, все освящено; все равно – Земля – Святая.

Началось мое пребывание в Палестине служением литургии в Дамаске, на той улице, о которой говорят «Деяния апостолов» [1]: «Востав поидй на стогну, на- рицаемую Правую, и взыщи в дому Иудове Савла именем, Тарсянина: се бо, молитву деет...»

От Дамаска путь лежал по автомобильной дороге через Восточную Палестину в Иерусалим, через мес­та, совсем близкие к Мертвому морю, через Амман, столицу Иордании, через Иерихон...

Замечательно то, что до сего времени возможно видеть многое таким, каким или почти каким было сие и во времена Христа, и даже до Христа, и даже до Авраама. Да, это удивительно, что до наших дней сохранились такие же палатки, в каких живали коче­вавшие со своими стадами наши предки. Те же жи­вотные, те же пейзажи, те же, надо полагать, силуэты людей, движения их, лица их, взгляды. Все это дает с удивительной силой войти в чувство эпохи Христа и Самого Христа воспринимать несравненно более «ощутительно» в Его воплощенной жизни, в Его ис­торической действительности. Отсюда странное впе­чатление, странное видение, пугающее душу. Хочу сказать, что контраст между Божественным величием Христа и в Нем человека, с одной стороны, и почти, почти животным состоянием многих людей, там жи­вется особенно сильно.

Когда мы были в Назарете, этом маленьком и страшно грязном городишке, то невольно в душе все время повторяются слова Нафанаила: «От Назарета может ли что добро быти?» (Ин. 1, 46). И вот из этих стран, где так много совершенно невообразимой бедности и примитивного убожества, из этих стран вышел наи­высший Закон Божественной Любви. Так Сын Божий и в Нем сыны Божии жили и, конечно, еще живут сре­ди этих обездоленных.

Странное впечатление, как через такой контраст между глубоким сознанием человека, сознанием себя чадом Отца Небесного [2], которому Сей последний рас­крывает всю Свою полноту, чтобы Ею исполнить чело- века-сына, и тем, что он, человек, представляет собой в исторической действительности, – из видения сего контраста, на Востоке более очевидного, исходит этот огонь [3]. На Западе, где люди живут в большем ком­форте, которым они удовлетворяются часто, слишком часто, этому Огню меньше места, и при повышенном уровне материальном у них СНИЖАЕТСЯ духовное со­знание. Этого, конечно, не должно было бы быть. То есть нормальным было бы для человека не остановить­ся ни на каком уровне материального благополучия, а искать своего Отца, и прежде всего именно Его.

Были такие дни, когда мои впечатления от увиден­ной мною жизни были так сильны, что мне вовсе не представляется возможным их описывать, их выра­жать. Некоторые из этих впечатлений я хотел бы уне­сти с собою в грядущий век. В некоторые моменты мне казалось, что окружающая Голгофу и Живоносный Гроб «мелкая», «рыночная» жизнь, назойливо тол­кающаяся в сознание посетителя этих мест, может заполонить вообще все внимание и помешать лучам Божественного света отразиться на экране глубо­кого сознания глубокого сердца. В этом отношении я не жалею, что я не живу в этих местах, потому что бороться за чистоту глубокого фона нашей души было бы еще сложнее, чем вдали от них. Достаточно нам слова Христа, что истинное поклонение вездесуще­му Богу совершается в Духе и Истине [4]. И я рад, что возвратился в мой тихий угол. Но я благодарен Богу за это путешествие, как за новый дар Его милости мне в дни моей старости. После долгого отрыва от прямого общения с миром, после в каком-то смысле затвора, или «изоляции», это путешествие было для меня но­вым опытом. Я увидел немалый кусок Земли и жизни на ней...

«Где грань для мирского человека между „дозво­ленным покоем и наслаждениями плоти“ и необхо­димым воздержанием?» [5] Все вопросы духовной жиз­ни в проведении их в жизнь становятся чрезвычайно сложными, потому что мы страшно сложны. Но если кратко выразить дело, твое дело, как я его понимаю, то я сказал бы, что тебе после всего пережитого необ­ходимо быть БЕРЕЖЛИВОЮ с твоим телом. Наслажде­ния плоти убийственны для души, когда они ищутся человеком именно как таковые, то есть наслаждения по страсти. Твои же лежания в постели никак не отно­сятся к этой категории. Не смущайся нисколько тем, что ты лежишь, что ты ешь или пьешь, что ты вообще заботишься о теле твоем. Для тебя жизнь драгоцен­на и важна. Если можно ее продлить, экономя тело свое, то нужно так и сделать. А главное, ты от этого только выиграешь и в плане молитвы. Что и показал тебе опыт.

В этом отношении было бы небесполезно прочитать письма епископа Игнатия (Брянчанинова) (издание: Сергиев Посад, 1913). Там он очень хорошо пишет о том, как ему было неполезно удручать себя непомер­ным постом, из-за чего он потерял много драгоценного времени, лежа в постели от слабости, и прочее (свт. Игнатий (Брянчанинов). Письма к разным лицам. Вып. 1. – Серги­ев Посад, 1913. С. 160-161).

Ты меня еще спрашивала о том, что значит спас­тись... Если говорить об этом просто, то надо сказать, что с нашей стороны это значит: всеми силами души нашей, всего нашего существа стремиться к тому, чтобы НЕ принимать участия в ГРЕХЕ, отталкиваться от греха. Негативный момент, единственно возможный для нас. А самое спасение, как уже новая жизнь, это дар Божий, который может быть дан во всякий момент всякому человеку, сделавшему себя способным вос­принять его. Поэтому мы сосредоточиваем наше вни­мание на том, чтобы сохранять заповеди Божии, что­бы не творить греха, чтобы жить по правде Божией. И ничего не ждем другого от себя. Ни от Бога, чтобы не впасть в заблуждение через это ожидание, когда мы можем счесть себя достойными дара Божия и за таковой принять то, что не есть дар Божий. Богослов­ски же – спасение есть обожение человека. Спасен­ный получает полноту Божественной жизни. И это – от Бога, дар...

Источник: Софроний (Сахаров), архим. Письма в Россию.  Изд 3-е.  СТСЛ, 2010. С. 101-106.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Деян. 9, 11.

[2] См.: Ин. 1, 12. Рим. 8, 14-15.

[3] См.: Лк. 12, 49.

[4] См.:Ин. 4, 23.

[5] Этот вопрос был задан Марией в ее ответном письме на пасхаль­ное поздравление о.Софрония в 1961 г. Она поясняет далее свой во­прос: «Вот в нашей жизни было так много лишений разного рода, и те­перь, когда они миновали, мы, достигши старости, стремимся к покою. В какой мере, скажем, мне простительно „беречь" себя? Или нужно жить при максимальном воздержании, которое, возможно, для каждого человека свое. Мне очень часто мешает немощь моя физическая, а ведь повсюду читаю, что она способствует и горячей молитве и богомыслию. Сознаюсь, что мне этот пост под конец был тяжек и я не приобрела то­го состояния духа, которое у меня бывало без такого строгого поста...» (письмо Марии от 12 апреля 1961 г.).


9 Августа 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...