Притча о двух господах, или Служение миру и служение Богу

Притча о двух господах, или Служение миру и служение Богу

Два человека стояли на площади и ждали, не наймет ли их кто-нибудь себе в услужение. Они были родные братья, но имели весьма различные свойства: старший был рассудителен и опытен: младший был ветрен, легкомыслен и особенно склонен к забавам и удовольствиям. Оба они были бедны и потому должны были искать себе занятий и пропитания. В том же городе два господина искали себе слуг: один имел обширное хозяйство и, давая праздным людям дело у себя, хотел через то доставить и себе удовольствие, и им выгоду: другой же, хотя не занимался хозяйством, но был тщеславен и всегда завидовал первому, а потому собирал у себя в дом, как можно более слуг, чтобы блистать пышностью и великолепием.

Посланные от обоих господ, пришли на площадь и стали звать обоих братьев, каждый к своему господину. Один говорил:

– Идите служить к нам: наш господин богат и щедр: много у него работы, но велика и награда: надобно быть только прилежным и верным, и он сделает вас на век счастливыми.

Другой говорил:

– Нет, идите лучше к нам: у нашего господина совсем нет никакой работы, а нужны ему люди только для легких услуг в доме; у нас вы будете проводить время в удовольствиях; о содержании же и плате и говорить нечего: увидите сами, как он щедро награждает служащих ему.

Братья долго думали и не решались, куда им идти. Старший предпочел первого господина, а младший пленился описанием веселой и приятной жизни у последнего, и решился непременно идти к нему. Таким образом, братья, хотя с некоторым прискорбием, решили разлучиться. Впрочем, чтобы знать, кто удачнее сделал выбор, положили в каждую неделю один раз видеться и рассказывать друг другу о своем житье.

По истечении недели оба брата, по условию, увиделись.

– Как живешь, брат, – спросил младший, – каков твой господин, как тебя принял? Ты что-то не весел и уныл: видно, тебе не посчастливилось.

– Не знаю, что тебe сказать на это: я и доволен, и нет, – отвечал старший брат. – Господин наш, как видно, человек богатый и весьма добрый. Принял меня и важно, и ласково, обещал щедро награждать, если буду исправен и верен, и, не отлагая надолго, в тот же час назначил мне дело и велел идти на работу. Время дорого, говорил он, не надобно терять ни минуты. Содержит нас хорошо. О каждом печется, как о родном: сам наблюдает, все ли довольны и здоровы. Хорошо бы нам жить у него, да слишком много дела. Я немного пожил, а уж измучился от трудов. А ты как живешь?

– О, я не живу, а блаженствую. Наш господин самый любезный человек на свете. Какой у него богатый дом! Везде золото и серебро, либо мрамор. А как он меня принял! Это, кажется, не господин, а друг и товарищ. Все мое дело состоит в том, чтобы или провожать господина в театр, на охоту, в гости, или принимать гостей, доставлять им удовольствия, забавлять их, и только. Прошла целая неделя, а я и не видел ее. Какое содержание! Не только пища та же, какую сам употребляет, но и вино позволяет нам употреблять, сколько хотим... Я бы советовал и тебе к нам перейти.

– Посмотрю, что будет далее, – сказал старший брат, – если не будет мне легче, то я, кажется, решусь на это. Через неделю скажу тебе, что надумаю.

Неделя прошла, и братья снова увиделись.

– Что, решился ли ты оставить своего строгого господина? – спросил младший брат.

– Нет, – отвечал старший, – теперь и не подумаю никогда отходить от своего господина: я вижу, что живу в добром месте; господин наш самый добрый и благородный человек; какиe богатые подарки он нам делает.

– Но ведь ты говорил, что у него трудно; разве теперь вам меньше дела?

– Нет, не меньше, но я ныне привык к трудам. Теперь мне ничего не стоит встать с восходом солнца и заниматься весь день. Даже я не могу понять, как я прежде мог жить без занятия и труда, как и ты теперь живешь, – я, думаю, ты должен скучать.

– О, не заботься обо мне, отвечал младший брат. Я не вижу, как время бежит. У нас удовольствия столь разнообразны и столь их много, что скуке не может быть места.

– А ты отчего томен и бледен: уж здоров ли ты? – спросил старший.

– О, ничего, – отвечал младший, – это, конечно, оттого, что я ночью мало спал, потому что до самой зари веселился с гостями. Да и теперь мне время идти домой и приготовиться к принятию гостей. Прощай.

Еще прошла неделя, и братья опять свиделись:

– Здоров ли, брат любезный? Ты бледен и худ, тебя едва узнать можно.

– Ах, я едва могу ходить. Кажется, ничего трудного не делал, проводил время в одних пирах и забавах, но и они меня так истомили и измучили, что я начинаю опасаться, чтобы не случилось со мной чего худого.

– Я предугадывал, что это случится с тобой, но только не посмел говорить тебе, потому что тогда ты бы меня не послушал. Но послушай теперь, брат любезный, послушай coветa искреннего: перемени образ жизни: оставь своего господина. Ты немного послужил у него, но так изнурился, а что будет после? Что будет, если он тебя сошлет от себя, когда ты не в состоянии будешь служить ему? Чем ты будешь жить тогда? Подумай об этом.

– Я уже сам это думаю и располагаю отойти от своего господина, – только теперь нельзя этого сделать, надобно кончить некоторые дела. На следующей неделе надеюсь быть свободен.

Через неделю старший брат пришел на место свидания, но младшего там не было. Долго ждал он его и, не дождавшись, наконец, решился идти к нему на дом. «Не болен ли он, надобно посетить его». Подходя к дому, он еще издали услышал там громкую музыку и, подумал, что брат его, конечно, занят приемом гостей, хотел идти назад. Но в какое он пришел изумление, когда на недалеком от себя расстоянии услышал стон и потом увидел своего брата, лежащего на голой земле:

– Что с тобой, брат? Каким образом ты очутился здесь, и в таком жалком положении?

– Увы, отвечал тот, – сколько я был безумен, что служил господину, который не имеет ни чувства, ни совести, который только обольщает бедных людей приманкой приятной службы, а после, вот видишь, как за нее награждает. Услышав о моей болезни, хозяин тотчас сказал мне, что более не имеет во мне нужды, и что, следовательно, я должен искать себе другое место. Я представлял ему мое усердие к служению, но он сделал знак слугам, и они насильно вывели меня за ворота и оставили здесь умирать от болезни и горести.

– Несчастный брат, – сказал старший, – твое легкомыслие погубило тебя. Но, если выздоровеешь, надеешься ли ты преодолеть свою склонность к забавам и неге и трудиться, сколько сил станет? В таком случае я бы сказал о тебе моему господину: он, по своему милосердию к бедным, верно не отринет тебя, несмотря на то, что ты служил у врага его, и приложит о тебе попечение, как отец. Только обещай вперед служить ему одному, сколько позволят твои силы: у нас тебе будет хорошо.

У бедного появились слезы на глазах. – Веди меня к нему, – сказал он, и тотчас же побрел, хотя и с трудом, опираясь на плечо своего брата, к новому господину. Милосердный господин милосердно его принял, обласкал, успокоил, скоро исцелил от болезней, приохотил к трудам и сделал его счастливым человеком.

Вот смысл этой притчи: братья – это все мы; господин, сперва принявший к себе столь ласково, а потом изгнавший от себя столь презрительно меньшего брата, – это мир, который обманывает людей ложным видом своего богатства, завлекает приманкой непрестанных забав и удовольствий, и потом оставляет на явную гибель; другой господин, строгий, но справедливый и благой, коему служит старший брат, – это Бог, Который, дав нам краткое время жизни, требует, чтобы мы все минуты ее без малейшего опущения проводили в трудах. Служение Богу сначала кажется тяжким и трудным, но потом легким и приятным, и оканчивается приобретением от Него богатейшего наследия – царства небесного. Блажен, кто в служении Богу проводит все время своей жизни. Счастлив и тот, кто хотя и служил миру, но увидел его обман и пришел к Богу с искренним раскаянием и готовностью впредь служить Ему одному. Но горе тому, кто всю жизнь свою служит миру и умирает слугой мира.


Из журнала «Христианское чтение»


***

Увы, душа моя! Зачем нерадишь ты о жизни своей? Зачем в рассеянии проводишь немногие дни ее? Не знаешь разве, что вот-вот позовут тебя?

прп. Ефрем Сирин


Наша обязанность – всегда, всю жизнь нашу вести себя так, чтобы, когда станут звать нас из этой жизни, немедленно сказать: готово сердце наше.

свт. Иоанн Златоуст


Источник: Вечное «L'Éternel». Православный журнал. № 2(14) февраль. – Аньер (Франция), 1949. С. 7-9.



19 Сентября 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...