Преподобный Стефан Махрищский и Троице-Сергиева Лавра

Преподобный Стефан Махрищский, один из мно­гих почитаемых русских святых, являет собой «ревните­ля православия и наставника чистоты, ищущим спасе­ния  путеводительный светильниче... преподобного Сергия духовный собеседниче», как величает составлен­ный сему преподобному мужу тропарь [1].

~преподобный Стефан Махрищский Иконописная мастерская ТСЛ.jpeg
Преподобный Стефан Махрищский. 
Иконописная мастерская Свято-Троицкой Сергиевой Лавры 

Преподобный Стефан явился основателем Троицко­го Стефано-Махрищского монастыря, расположенно­го недалеко от Троице-Сергиевой лавры и его обитель стала одной из многих святых обителей Северо-Восточ­ной Руси, вошедших впоследствии в сеть пустынных монастырей школы преподобного Сергия.

Выбор данной темы нашего исследования не был слу­чайным. Представляется интересным показать взаимо­связь местного монашества с Троице-Сергиевой лаврой на примере отношений духовных братьев, поскольку учение монаха-пустынника, ушедшего от мира в пустынь, оказало на мир воздействие огромной преображающей силы, в том числе и на преподобного Стефана. Он, в свою очередь, явился духовным наставником монашеской жизни в нашем крае и за его пределами, непосредствен­но способствуя возникновению пустынных монастырей.

Показательно, что Троицкий Стефано-Махрищский монастырь на протяжении всего дальнейшего своего существования, вплоть до сегодняшнего дня постоян­но находился и находится в тесном соприкосновении с Сергиевой обителью. Определить, а по возможности и прокомментировать наиболее важные моменты взаимо­отношения двух святых обителей и является целью на­шего исследования.

Наиболее существенными источниками в изучении данной темы оказались жития святых: житие преподоб­ного Сергия Радонежского, написанное Епифанием Премудрым, Стефана Махрищского, Григория и Кассиана Авнежских, сохранившихся в списках XVI в.

Вполне понятно, что житие  источник очень спе­цифичный. Еще в 1871 г. В.О. Ключевский в своем тру­де «Древнерусския жития святых как исторический ис­точник» писал: «... во-первых, этот источник не так свеж и обилен, как о нем думают, во-вторых, его небогатым историческим содержанием нельзя воспользоваться без особого предварительного изучения его в полном объе­ме» [2].

К большому сожалению, очень часто невозможно проверить житие показанием другого источника. Что касается жития Стефана Махрищского, то его написа­ние относится к так называемому «Макарьевскому» вре­мени и написано оно иеромонахом Иоасафом, который в середине XVI в. был автором жития Григория и Кассиана Авнежских. Ключевский датирует время написа­ния жития Стефана Махрищского между 1580 и 1583 годами [3].

Таким образом, самая ранняя, дошедшая до нас ре­дакция жития святого появилась почти через полторас­та с лишним лет после смерти святого.

Судя по записи, Иоасаф при работе пользовался древними свитками и хартиями, которые были написа­ны современником Стефана Серапионом. «Они же принесоша мни из монастырская ксенодохия свитцы на хар­тиях написаны бяху прежде много времени из некоего старца саном суща священника тоя обители именем Серапиона» [4]. Этот факт дает нам основание с большим доверием относиться к житию святого, составленному Иоасафом, поскольку его написание основано на труде священника, знавшего лично преподобного Стефана. В.О. Ключевский к тому же утверждает, что при напи­сании Иоасаф пользовался сведениями из жития Сер­гия Радонежского, Кирилла Белозерского, современни­ков и друзей Стефана [5].

Мы в своем изучении данного вопроса пользовались одной из самых ранних редакций жития Стефана Махрищского. Это: «Жития святых русских. Апокалипсис толковый» XVI в., хранящийся в РГБ в отделе рукопи­сей. Фонд 304/1 № 692. Здесь же хранятся служба Сте­фану Махрищскому и более поздние редакции жития 1632 и 1677 годов [6]. При сравнении житий XVI-XVII вв. с изданиями текста жития XIX в. мы обнаружили некото­рые разночтения. Так в работе Филарета, архиепископа Черниговского, «Русские святые, чтимые всею церко­вью или местно» [7], а затем и в работе Д.И. Протопопова «Жития святых, чтимых православною российскою цер­ковью» [8], цепь событий жизни святых изменена, упоми­нание об основании Авнежского монастыря Стефаном в их изложении идет прежде описания прихода препо­добного Сергия в Махрищскую обитель, а в житии XVI в. Стефан с Григорием уходят в вологодские земли после того, как его монастырь посетил Сергий Радонежский [9]. Кроме того архиепископ Филарет уточняет, что посвя­щение в игумены Стефана не могло быть при митропо­лите Феогносте (как это сказано в житии), а случилось оно при митрополите Алексии. Вызывает интерес вопрос о времени обретения мо­щей преподобного Стефана. В работах Н.П. Барсукова «Источники русской агиографии» [10], Л.И. Денисова «Пра­вославные монастыри российской империи» [11] это собы­тие датируется 1550 г., у М.В. Толстого «Книга глаголемая описание о российских святых» [12]  1654 г. (скорее всего это опечатка). В житии XVI и XVII вв. обретение мощей относятся к времени постройки каменной церкви Живоначальной Троицы, то есть к 1557 г. Имея в виду раз­ночтения, в сфере нашего изучения оказались жития со­временников Стефана Махрищского, поскольку самые первые документы, характеризующие хозяйство, монас­тыря относятся к 30-м годам XV в.

Акты из монастырского архива, относящиеся к XV-XVI вв., подразделяются на категории: жалованные вели­кокняжеские и царские грамоты, то еесть акты государ­ственной власти, и частные акты. Последние в зависимости от характера совершаемой сделки, делятся на данные, то есть фиксирующие дарение, купчие, меновые и выкуп­ные. Особую категорию составляют докладные, разъез­жие, судные грамоты монастырской администрации [13]. Важные сведения имеются и в материалах Вкладной кни­ги Махрищского монастыря, относящихся ко второй по­ловине XVI-XVII вв. [14]

Среди изданий XIX-XX вв. занимают работы, непос­редственно касающиеся истории жизни Стефана Махрищского и его обители. В 1852 г. вышла небольшая работа С.К. Смирнова «Историческое описание Махрищского монастыря» [15], к 500-летию кончины преподобного из­дана небольшая брошюра «Преподобный Стефан Мах­рищский» [16] (1906). Наиболее полное описание жизни преподобного имеется в работе А. Воскресенского «Свя­тыни Стефано-Махрищского общежительного мужско­го монастыря» [17]. Издана в 1914 г.

Иллюстративным материалом к данному сообщению явилась житийная икона Стефана Махрищского XVII в., хранящаяся в фондах музея-заповедника «Александров­ская Слобода», а также гравюра Шелковникова «Препо­добный Стефан встречает преподобного Сергия» и фо­тографии Троицкого Стефано-Махрищского монасты­ря дореволюционного времени.

Основатель Махрищской обители Преподобный Сте­фан начало своему иноческому житию положил в Киево-Печерской лавре, основанной в 1051 г. Антонием и Феодосием Печерскими. Становление Стефана как ино­ка было обусловлено порядками и законами данной оби­тели, старающейся поддерживать суровое аскетическое житие, и соблюдать общежительный устав. По мнению исследователя А.В. Карташова, «Киевский Печерский монастырь был в подлинном смысле монастырем мона­шеского строения, воздвигнутым без предварительных денежных средств, одним трудом и подвигами братии» [18]. Именно здесь, при необходимом испытании, принял иноческое пострижение Стефан.

Достаточно зрелым, с определенным запасом зна­ний, опытом монашеской жизни св. Стефан в годы го­нения на православие при короле польском Казимире вынужден был покинуть Киев [19]. Преподобный Стефан направился на север Руси к Москве: «Исходит блажен­ный тогда из Киева и пути водящего к северным стра­нам пресловущаго града Москвы касается...» [20] Можно предположить, что его выбор не был случайным. Имен­но в то время происходила острая борьба за единство русской митрополии, сам митрополит Алексий приез­жал в Киев, и вполне вероятно, что Стефан был пригла­шен в Москву, поскольку у него было четкое представ­ление об отношении московского князя к христианской вере... «слыша тамо непоколебимую христианскою благостию, христианскую православную веру» [21]. Естествен­но, что Стефан был носителем традиций Киевско-Печерской лавры. И тот факт, что его, монаха, лично принимает московский князь Иоанн Иоаннович Крот­кий говорит об авторитете, которым Стефан обладал еще в Киеве. Судя по житию, великий князь имел с ним ча­стые беседы. Но «Блажен же Стефан из младенчества ненавидя славы и любя безмолвие и смирение и зазираша себе о сем и начал молити самодержца...» [22].

Получив разрешение на поселение в пустыне в пре­делах московского княжества, Стефан прежде всего на­правился, видимо, в обитель Сергия Радонежского. Встреча двух святых была просто неизбежна. В службе Стефану Махрищскому XVI-XVII вв. преподобный Сте­фан назван собеседником св. Сергия «И во благодеянии прекрасного преподобного Сергия спостника же и со­беседника божественного в пустынных удолиях» [23]. В то время Троице-Сергиев монастырь становится оплотом духовной мощи нашей земли. Высокая добродетельная жизнь преподобного сделалась известной не только в России, но и за пределами нашего государства. Именно преподобного Сергия выбрал Стефан себе в собесед­ники, поскольку он привлекал и вдохновлял его муд­рым, глубоко назидательным словом и примером. Жажда совершенного уединения влекла преподобного Стефа­на в безмолвие пустыни. Таким образом, в 35 верстах от Сергиевой обители, в волости Кинельской, в лесном урочище, именуемом «Махрище», появилась пустынь с устоями во многом сходными с устоями и Киево-Печерской лавры и Троице-Сергиева монастыря: служение Богу, скромность, нестяжание, постоянный физический труд.

Преподобный Стефан, так же как и преподобный Сер­гий Радонежский, представлял собой основной тип рус­ского монашества, как он сложился еще в Киеве XI в. В них обоих проступает образ Феодосия Печерского. Фе­одосия напоминают и телесные труды преподобных, и сама их телесная сила и крепость и «худые ризы». Сми­ренная кротость  основная духовная сила личности святых Стефана и Сергия.

Когда к св. Стефану собралось достаточное количе­ство иноков, он построил храм «в славу Живоначальная и неразделимая Троица» [24], братские келии и общую тра­пезу. Митрополит посвятил его в игумены и в иеромона­ха. Это было, вероятно, в 1354-1358 гг., по житию  св. Стефан посвящен митрополитом Феогностом, но так как Феогност умер прежде великого князя Иоанна, то посвящение его в игумены было при митрополите Алек­сии [25]. В монастыре был введен общежительный устав. И одним из значимых деяний Стефана Махрищского, так же как и Сергия Радонежского, является восстановле­ние общежития. Троицкий Стефано-Махрищский мо­настырь становится достойным сотрудником святой обители Сергия, и преподобный Стефан проповедовал иноческое служение не словами, а делами.

Не только близость расположения двух монастырей и близость уставов, но и духовная дружба связывала преподобного Стефана и Игумена Земли Русской пре­подобного Сергия. Преподобный Стефан принимал в своем монастыре преподобного Сергия. Описание этой встречи имеется и в обоих житиях святых. Сопостав­ляя оба рассказа, мы получаем содержание происходив­ших событий. Когда на преподобного Сергия воздвиг­лась внезапно буря искушений в его собственной обители от родного брата, он решил удалиться из мо­настыря. И скорее всего, не случайно св. Сергий при­шел в Махрищскую обитель, именно там он мог встре­тить понимание и поддержку. Узнав о прибытии Сергия, преподобный Стефан велел ударить в било и со всей бра­тией вышел навстречу к нему. Пробыв в обители не­сколько дней, преподобный Сергий с иноком Симоном отправился дальше в путь и на берегу р. Киржач по бла­гословению митрополита Алексия положил основание Благовещенской обители, в которой прожил около трех лет.

Важно то, что каждый вновь основанный Сергием и его последователями монастырь был ростком будущего города. Вокруг монастыря возникал поселок, селились ремесленники, приезжали купцы.

Как правило, монастыри подчиняли себе окрестные земли и население. Источниками роста монастырского землевладения были покупки, обмены, вклады «по душе». Монастыри получали право сбора пошлин в свою пользу. Формирование вотчин Махрищского мо­настыря происходило в результате перераспределения земли среди различных землевладельцев-феодалов, будь то купля, дарение или какая-либо другая форма отчуж­дения. Одно из первых упоминаний о земельных вкла­дах в монастырь мы находим в житии Стефана Махрищ­ского: событие это можно продатировать концом 60-х годов XIV в.[26] Некто Григорий передал в монастырь свое имение, усадьбу с засеянными полями, находящимися в версте с небольшим от монастыря: «Дает тот Григорий селитву свою с настоянными нивами преподобному Стефану и молит его же сотворите инока» [27]. Соседи Гри­гория из с. Юрцева Алексей, Федор, Иван, Петр вос­противились этому, опасаясь, что князь Дмитрий Ива­нович, покровитель Стефана, передаст в монастырь их землю. Они угрожали Стефану смертью.

Преподобного ожидала судьба во многом сходная с Сергиевой, хотя по другим причинам. Святой Стефан пытался успокоить «тревоги корысти», но не смог. «Бог да простит вас, чада, и не вы сие творите, но лукавый диавол» [28]. Вручив управление монастырем старейшему из иеромонахов Илии, преподобный Стефан со своим учеником Григорием ушел из обители. Это случилось около 1370 г. Как можно объяснить эти поступки пре­подобных? Оставить свой пост, оставить наставниче­ство? Вероятно, здесь ясная святая вера, что так будет лучше. Если зажглись страсти, зависть, ненависть, то их нужно устранить: «Пусть я уйду, не сооблазняю и не раз­жигаю. Если меня любят, то любовь свое возвиет  пусть медленно. Если Бог так повелевает, значит, он уже знает  нечего раздумывать» [29].

Стефан с Григорием отправились в вологодские зем­ли. Около 1370 г. преподобные основали новую Авнежскую обитель, «...крест водрузиша, потом же под нех пении церковь поставляют во славу святыя живоначальныя Троица» [30].

Далеко разнеслась слава о новом монастыре. Достиг­ла она и князя Дмитрия Ивановича, приславшего на ус­троение обители богатые вклады (а Стефану повелел явиться в Москву). По великому уважению к святому старцу великий клязь пожаловал Махрищской обители многие урочища, озера и реки, указав Стефану снова вступить в управление ею. Преподобный Стефан, так же как и преподобный Сергий, вернулся в свою обитель, к искренней радости братии. Несомненно, это возвра­щение было огромной победой, но победой простой и тихой, без насилия. И действия преподобных были не как начальников, а как святых. И этим они освятили еще больше свой облик, вознеся и само православие, пред­почтя внешней дисциплине  свободу и любовь.

Преподобный Сергий был родоначальником ново­го направления монашеской жизни, а преподобный Стефан его достойным последователем. Сразу огово­римся, что учеником в подлинном понимании этого значения Стефана назвать трудно. Его мировоззрение сложилось еще в Киеве, и вряд ли выбор пустыни в Махрище обусловлен прямым влиянием Сергия. Но препо­добный Сергий был величайшим из святых Древней Руси. Большинство святых XIV и начала XV вв. являют­ся его учениками или «собеседниками», то есть испы­тавшими его духовное влияние. Тем не менее справед­ливость требует указать, что аскетическое движение пробуждается одновременно в разных местах и препо­добный Сергий как бы возглавляет его. И новое подвиж­ничество со второй половины XIV в., существенными чертами отличается от древнерусского. Это подвижни­чество пустынножителей. Все известные нам монасты­ри Киевской Руси были городские или пригородные. Большинство святых XIV в. уходят из городов в лесную пустынь, «Излюбивши пустынь; они явили большую от­решенность от мира и его судьбы, чем подвижники ки­евские: в этом могло сказаться культурно-общественное потрясение татарской эпохи, но, взяв на себя трудней­ший подвиг, и притом необходимо связанный с созер­цательной молитвой, они поднимают духовную жизнь на новую высоту, еще не достигнутую на Руси» [31].

Изучая и сравнивая жития преподобных, мы нахо­дим между ними много общего, духовную взаимосвязь, и видим, насколько влияние Сергия было огромным и всеобъемлющим, что и позволило отнести преподобно­го Стефана к плеяде последователей.

Возвратясь в Махру, Стефан продолжил духовную жизнь, как жил всегда. Предчувствуя приближение кон­чины, Преподобный собрал братию, преподал им пос­леднее наставление, как проводить богоугодную жизнь, облекся в великую схиму и 14 июля 1406 г. предал дух Господу. С течением времени память о преподобном Стефане не исчезла, несмотря на то, что в конце XV в. пожар уничтожил все постройки Махрищского монас­тыря. Согласно житию, это было наказанием за не со­всем благочестивую жизнь его насельников [32]. В первые годы после смерти Стефана в обители ежегодно отмеча­ли день преставления Первоначальника. Было установ­лено почитание его памяти как чаемого святого» [33]. За­тем забыто и восстановлено после совершившихся при его гробе чудес и утверждено игуменом Троице-Сергиева монастыря Арсением Сахарусовым (1525-1527), о чем в житии сказано: «В то же время приде живоначальная Троице-Сергиева монастыря игумен Арсений на Махрище ... и повеле поставити гробницу (палатку) над фобом преподобного Стефана, и гроб покрыли покровом и све­шу велику поставити, сам совершив божественную служ­бу соборные и братию вельми учередив, и устави паки о том преподобному Стефану» [34]. Празднование памяти Стефана как святого было установлено несколько позже.

При игумене Варлааме (1557-1570 гг.) совершилось обретение мощей святого Стефана, и он составил служ­бу и житие преподобного, которые представил царю Ивану Васильевичу и митрополиту Макарию. Именно в этот период в русской церкви была проделана огром­ная работа по канонизации русских святых. Причисле­ние Стефана Махрищского к лику святых относится к времени от Макарьевских соборов 1547 и 1549 гг. до уч­реждения св. Синода (1721).

Митрополит Макарий после представления ему игу­меном Варлаамом жития и службы Стефану поручил иеромонаху Данилова монастыря Иоасафу придать это­му житию литературную форму, что им и было испол­нено. Высшая церковная власть контролировала состав­ление служб и житий «по подобию» то есть чтобы они были составлены более или менее удовлетворительно по своим литературным качествам. Многочисленность под­вижников, причтенных к лику святых для местного и общего почитания за вторую половину XVI и весь XVII в. объясняется большой миссионерской активностью рус­ской церкви с ее монастырями и строгой школой мона­шества.

Время канонизации Стефана Махрищского совпа­ло с временем правления царя Ивана Васильевича IV Грозного, загородная резиденция которого находилась в 12 верстах от Махрищского монастыря, в Александро­вой Слободе. Царь Иван IV благосклонно относился к монастырю, делая пожертвования на восстановление обители. Согласно записям Вкладной книги царь лич­но был в монастыре на богомолье 5 раз, делая при этом богатые вклады, в том числе и 200 рублей на строитель­ство каменной церкви в 1557 г. [35]

В 1571 г. монастырю Иваном Васильевичем дана несудимая грамота на все владения Махрищского монас­тыря при игумене Гурии, которую затем подтвердили цари Федор Иоаннович в 1584 г. при игумене Антонии и Борис Федорович в 1599 г. при игумене Порфирии. Милостями царскими была обеспечена обитель.

Во время польско-литовской интервенции Махрищ­ский монастырь был разорен, разграблен и почти дотла сожжен. Сохранился до сегодняшнего дня рассказ о том, как «злодейская святотатственны руки, прикоснувши­еся к гробнице преподобного Стефана, попалены были огнем и как враги церкви Божией, устрашенные этим чудом, разграбив монастырь, разбежались и оставили святую обитель...» [36].

Со временем основания Махрищского монастыря постоянно существовала неразрывная связь с Троице- Сергиевой лаврой: в 1615 г. по указу царя Михаила Фе­доровича обитель поступила в ведомство Троицкой лав­ры, вместе с монастырем Авнежским.

«... И ныне де по нашему указу тот монастырь веле­но ведать и строить имъ Троицы Сергиева монастыря Архимандриту Дионисию, да Келарю старцу Аврамию Палицыиу...»

Монастырь после разгрома не мог оправиться, Тро­ицкая лавра была занята устройством своей обители, после того же польского погрома. И только при митро­полите Платоне, который обратил внимание на Мах­рищский монастырь, приступил к устройству св. хра­мов и ограды этой обители. Обитель обнесена высокой каменной оградой, и в монастыре устроено несколько храмов. Наибольший расцвет монастыря связывают с именем о. Саввы, которого в пятидесятых годах XIX в. Учрежденный лаврский собор назначил в Махру строи­телем.

В 1922 г. монастырь был закрыт. В 1993 г. епископом Владимирским и Суздальским Евлогием на территории монастыря был водружен деревянный крест в честь 600-летия со дня представления преподобного Сергия, бы­вавшего в этой обители. Вслед за этим в разрушенном корпусе, примыкавшем к храму апостолов Петра и Пав­ла, поселились первые насельницы со старшей сестрой монахиней Елисаветой, ставшей вскоре их настоятель­ницей.

В настоящее время в монастыре проживает 35 насельниц, несущих повседневные монастырские послу­шания. Служащий священник и настоятель храма свя­тых апостолов Петра и Павла игумен Порфирий  в прошлом насельник Троице-Сергиевой лавры, где в те­чении 20 лет нес монашеское послушание. Духовник монастыря  насельник Лавры преподобного Сергия, архимандрит Варфоломей.

Полным ходом идет восстановление храма преподоб­ного Сергия. 18 июля 1998 г., в день обретения мощей св. Сергия, был проведен первый молебен. Освящение храма планировалось на 8 октября 1998 г.

И до сего времени не ослабевает влияние Лавры на Троицкий Стефано-Махрищский монастырь, основа­теля которого можно поставить в один ряд крупных ду­ховных и политических деятелей таких, как Сергий Ра­донежский, Кирилл Болозерский, Стефан Пермский.


Источник: Соснина Е.В. Троице-Сергиева лавра в истории, культуре и духовной России. – М.: Покрова, 2000. С. 70-84.


Примечания

[1]  Служба преподобному Стефану игумену Махрищскому чудотвор­цу. Тропарь. Глас 8.  М., 1887. Л. 4 oб.

[2] Ключевский В.О. Древнерусские жития святых как исторический источник.  М., 1871. С. 1.

[3] Там же. С. 279.

[4] Жития святых русских и Апокалипсис толковый. Рукоп. XVI в. С. 709-709 об. Ф. 304/1. № 692.

[5] Ключевский В.О. Древнерусские жития... С. 281.

[6] Минея-четья. Рукоп. 1632 г. Ф. 304/1 № 679. Службы и жития св. Серапиона архиеп. Новг. и Стефана Махрищсксго. Рукоп. 1677. Ф. 304/1 № 637.

[7] Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Русские святые, чтимые всею церковью или местно. Опыт описания жизни их.  СПб., 1882. Т. 2.

[8] Протопопов Д.И. Жития святых, чтимых православной российской церковью.  М., 1884.

[9] Жития русских святых и Апокалипсис... Л. 713, 715 об.

[10] Барсуков Н.П. Источники русской агиографии.  СПб., 1882.

[11] Денисов Л.И. Православные монастыри российской империи.  М., 1908.

[12] Толстой М.В. Книга глаголемая описание о российских святых.  М., 1995.

[13] Шумаков С. Обзор грамот коллегии-экономии.  М., 1917. Вып. 4.

[14] Леонид, архим. Махрищский монастырь. Синодик и Вклад­ная книга.  М., 1878.

[15] Смирнов С.К. Историческое описание Махрищского монастыря.  М., 1852.

[16] Преподобный Стефан Махрищский.  Сергиев Посад, 1906. б/а.

[17] Воскресенский А. Святыни Стефано-Махрищского общежительно­го мужского монастыря.  Сергиев Посад., 1914.

[18] Карташов А.В. Очерки по истории Русской Церкви.  М., 1992. С. 225.

[19] Еще в 1320 г. Киевское княжество попало под власть великого кн. литовского Гедемина (1316-1341), который поставил в Киеве своего наме­стника. С1339 г. Галицкая земля и Волынь находятся под властью польского короля Казимира. При нем усилились притеснения православных.

[20] Жития святых русских и Апокалипсис... С. 710 об.

[21] Там же. С. 710 об.

[22] Там же. С. 711.

[23] Службы и житие свв. Тригория и Кассиана Авнежских.  Служба июля 14 св. Стефану Махрищскому. Рукоп. XVII в. Ф. 304/1 № 635. Л. 12 об. Жития святых русских и Апокалипсис толковый... С. 712.

[24] Жития святых русских и Апокалипсис толковый... С. 712.

[25] Митрополит Феогност умер 2 марта 1353 г. Московский князь Си­меон Гордый умер 26 апреля 1353 г. Московский кн. Иван Иванович Кроткий правил (1353-13 ноября 1359 г.).

[26] Данное событие происходит перед уходом Стефана и Григория в вологодские земли. Основание Авнежского монастыря датируется 1370 г. По житию московским князем в это время был Дмитрий Иванович (1359-1389).

[27] Жития святых русских и Апокалипсис... С. 714 об.

[28] Там же. С. 715.

[29] Зайцев Б. Преподобный Сергий Радонежский // Сергий Радо­нежский.  М., 1991. С. 178.

[30] Жития святых русских и Апокалипсис... С. 317.

[31] Федотов Г. Преподобный Сергий Радонежский // Сергий Радо­нежский.  М., 1991. С. 402.

[32] Жития святых русских и Апокалипсис... С. 719 об.

[33]  Голубинский Е. История, канонизации святых в русской церкви.  М., 1903. С. 113.

[34] Жития святых русских и Апокалипсис... С. 720 об.

[35] Леонид, архим. Указ. соч.  М., 1878. С. 5.

[36] Владимирские епархиальные ведомости. 1882. № 16. С. 451.


27 Июля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года

В память о спасении императора
В память о спасении императора

28 июня (н. ст.) 1868 года наместник Лавры архимандрит Антоний освятил устроенный в Вифании при митрополичьих покоях домовый храм в честь Нерукотворенного Спасова образа. Надпись над входом гласит: «Устроися храм Всемилостивого Спаса в память двукратного дивного сохранения от опасности Государя Императора Александра Николаевича 1866 г. Апреля 4-го и 1887 г. Мая 25-го дня».