Преподобный Сергий Радонежский в повести Ивана Шмелева Куликово поле

Преподобный Сергий Радонежский в повести Ивана Шмелева Куликово поле

Главная тема творчества Ивана Шмелёва — православная, ис­конная, патриархальная Россия. Мечте об этой ушедшей родине посвящена повесть «Куликово поле», написанная Шмелёвым в по­следний период творчества (в 1937—1947 годах) и лишь недавно из­данная в России. Московский театр русской драмы «Камерная сце­на» поставил по этой повести одноименный спектакль, в котором соединился творческий вымысел с реальными событиями.

В центре повести — образ Сергия Радонежского — святого за­щитника русской земли. Писатель обращается к личности Сергия Радонежского в один из сложнейших периодов русской истории — разгар сталинских репрессий, в Европе разгорается чума фашизма, война подбирается к границам оставленной в 20-е годы Родины, а в личной жизни — нищета эмигрантского существования. Действие произведения тоже происходит в смутное время 20-х годов ХХ-го века, по словам автора, «в темную годину, когда разверзлась без­дна» — вот когда родной земле нужен небесный покровитель.

Место действия — Куликово поле и подмосковный Сергиев Посад.

Главный герой повести — рассказчик — во многом повторяет судьбу самого автора, он также оказывается в Сергиевом Посаде, где после революции многие представители русской интеллигенции находили прибежище. В монастырях в 20-е годы нашли приют слав­ные семьи России — Голицыны, Нарышкины, Раевские; писатели, философы, художники — Фаворский, Розанов, Нестеров. Сергий Радонежский незримо оберегал их в то смутное время, хранил от революционного террора. В это же время Шмелёв, тоже прожи­вавший в Сергиевом Посаде, знакомится со священником Павлом Александровичем Флоренским. По-видимому, в этот короткий пе­риод общения и передал священник Павел Флоренский писателю Ивану Шмелёву историю, описанную позднее в повести «Куликово поле». Через 70 лет внук Флоренского Павел Васильевич Флорен­ский, сидя в зале московского театра, сможет предъявить труппе театра доказательства реальности описываемых Шмелёвым собы­тий. Он рассказал актерам о событиях, лежащих в основе произ­ведения.

В центре повествования — две короткие встречи героев со стран­ником. Его роль и проста, и символична, за ней угадывается образ самого Преподобного Сергия, который передает крест, найденный на Куликовом поле, из рук в руки.

«Куликово поле» — это повесть о чуде Преподобного Сергия. Однако смысл повести заключается не в показе чуда самого по себе, а в его влиянии на обращение человека к Богу.

Первая встреча происходит в минуту отчаяния. Герой по фами­лии Сухов находит на месте Куликовской битвы старинный крест со следом от сабельного удара, а передать его на хранение некому. Опомнился от грустных мыслей герой — надо домой спешить. Смотрит — подходит старец, посошком землю меряет. Обрадовал­ся незнакомцу Сухов, и сердце забилось радостью, будто тот чело­век был ему надобен.

Старец заговорил с Суховым церковным языком (давно таких речей не слышал герой, живущий в советской стране): «Крест Хри­стов обрел — радуйся». И от этих слов повеяло на Сухова покоем, всё захотелось о себе и своих тревогах рассказать: «что это, по­жалуй, старинный крест, выбили из-под земли проезжие, а это место — самое Куликово поле, тут в старинные времена битва была с татарами... может, и крест этот с убиенного православного воина; есть словно и отметина — саблей будто посечено по кресту... и вот, взяло раздумье: верному бы человеку переслать, сберег чтобы... а ему негде беречь, время лихое, неверное... и надругаться могут, и самого-то замотают, пристани верной нет: прежде у господ жил, потом у купцов... — «а нонче, — у кого и живу — не знаю».

В горьких словах этой неожиданной для самого героя испове­ди — «вся погибель наша открылась», заплакал он от отчаяния, а старец ласково его успокоил: «Не смущайся, чадо, и не скорби. Милость дает Господь, Светлое Благовестие. Крест Господень — знамение Спасения».

После ухода незнакомца у Сухова на душе легче стало, ушли черные мысли, потому что дошёл до него тайный смысл встречи. Всей своей душой он поверил в то, что Господь послал ему в тяже­лую минуту преподобного Сергия Радонежского, и встреча эта — поддержка «Фоме неверующему», теряющему опору в душе, это «приятие» того, что «поруганная правда должна восторжествовать над злом», это искра «святого света во тьме кромешной».

В этой вере, которую укрепил в себе герой, вся сила нашего народа, секрет того, что все потрясения так быстро переживаются русскими людьми. В доказательство своей позиции автор приво­дит мнения Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, В.О. Ключевского «про исключительное свойство нашего народа быстро оправлять­ся от государственных потрясений и крепнуть после военных по­ражений». Для Шмелева и путь России особенный, это путь осо­бого народа «исключительной духовной мощи».

Во второй части повести «приятие» чуда встречи с преподобным происходит по-другому.

В одну из своих служебных поездок повествователь приезжа­ет в Троице-Сергиеву Лавру. «Она светилась, веяло от нее поко­ем. Остановился, присел на столбушке у дороги, смотрел и думал... Сколько пережила она за свои пять веков! Сколько светила рус­ским людям!.. и знаете, что почувствовал я тогда в тихом, что-то мне говорившем, ее сиянии?.. Сколько еще увидит жизни!.. поруган­ная, плененная, светилась она — нетленная...» Впервые тогда за все смутные годы почувствовал повествователь в себе веру, понял, что есть необоримая защита, опора у русского человека.

После этого открытия и узнаёт он о продолжении истории с крестом, найденным на Куликовом поле.

Таинственный старец приносит крест как знак спасения тем людям, которым он может быть доверен. Для всех героев повести крест из рук Сергия Радонежского становится символом спасе­ния — им можно укрепить падающих духом, вселить надежду.

«Пять веков назад, с благословения преподобного Сергия, вели­кий князь разгромил Мамая, потряс татарщину, тьму... и вот голос с Куликова поля: уповайте! — И чудо повторится, падет иго наи­страшнейшее, Крест победит его!.. И он принимает на себя мис­сию, идет к нам, в вотчину преподобного, откуда вторично вос­сияет свет».

Наш народ в истории пережил множество страшнейших ис­пытаний, но не был сломлен ни разу, потому что святые заступники земли Русской помогали ему, а православная вера вселяла надеж­ду на лучшее, на победу, укрепляла души мужеством. «Ты одоле­ешь!» — этими словами преподобный Сергий благословил когда-то Дмитрия Донского и через него — всю Русь Православную.

Самое главное для меня в этой повести — не сдаваться, во что бы то ни стало стоять за правду, за правое дело, за свою Родину. А к тем, кто перестанет верить и будет готов сдаться, придет пре­подобный и принесет крест — символ веры, надежды, спасения.


Источник: Преподобный Сергий в истории, литературе, искусстве России. Семь столетий истории. Материалы международного юношеского конкурса. Москва, РГБ 2014 


STSL.Ru


11 декабря 2014

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
14 Октября 1812г. Крестный ход вокруг Сергиева Посада
В праздник Покрова Божией Матери в 1812 году по благословению митр. Платона (Левшина) наместник Троице-Сергиевой лавры совершил крестный ход вокруг Сергиева Посада для избавления города и обители от французов.
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
4 Октября 1738г. В Троице-Сергиевой лавре введено соборное правление
Из истории обители известно, что в этот же день, 21 сентября (4 октября н.ст.) в 1738 году, Указом Императрицы Анны Иоанновны было введено соборное правление.
«Клевета смущает души...»
«Клевета смущает души...»

10 (23) июля 1916 г. в газете «Сельский вестник» за подписью наместника Лавры архимандрита Кронида была опубликована статья «Бойтесь клеветников».

Пушка в подарок
Пушка в подарок

Однажды, много лет назад, келарю Троицкого монастыря довелось показывать иностранным путешественникам помещения монастырских арсеналов. Гости пришли в неподдельное изумление. Искреннее восхищение и уважение вызвала громадная, только что отстроенная крепость, оснащённая по последнему слову военной техники.

278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой
278-летие Указа о наименовании Троице-Сергиевой обители Лаврой

278 лет назад, 8 июля (ст. ст.) 1742 года, специальным императорским указом императрицы Елизаветы Петровны Троице-Сергиеву монастырю был присвоен статус и наименование Лавры.