Преподобный Ефрем Сирин – учитель покаяния

Профессор Московской духовной академии К.Е. Скурат

Ни о чем так много не рассуждал Преподобный, как о покаянии, о необходимости посто­янно проливать покаянные слёзы. И это по­тому, что сокрушение более всего наполняло его душу. Непрестанно плакать для святого Ефрема, по слову святого Григория Нисского, было так ему свойственно, как всем лю­дям «по природе свойственно дышать... Не было ни одного дня, ни ночи, ни полночи, ни часа, ни малейшей части времени, когда бы не дремлющие глаза его видимы были сухими: то общие, то свои, как говорил, оплакивал он прегрешения» (Цит. изд. С. 271-272). Действительно, Преподобному был дан великий дар слёз, слёз уми­ления.

 

prepodobnyy-efrem-sirin.jpg
Преподобный Ефрем Сирин

Как учитель покаяния - этим именем называет его святая Церковь - Преподобный не столько обличает ближних, сколько стремится тронуть их души, смягчить. Достигает он этой цели весь­ма поучительно: на вид ставит своё недостоинство. «Обещался благоугождать Богу и солгал... И теперь, когда слышу о суде, не обращаю на сие внимание, как будто стою выше падений и обвинений. Других увещеваю удерживаться от вредного, а сам в двойной мере делаю это» (1, 23-24). «Вы достойны удивления по добродетелям, а я нера­зумный беден ими. Вы, украшаясь воздержанием, благоугождаете Богу, а я беспечный подлежу осуждению. Вы по добрым своим делам и похвальному целомудрию стали "благоуханием Христовым" (2 Кор. 2, 15), а я по своей изнеженности и лености весь стал злово­нием» (1, 3-4). «Горе мне, возлюбленные мои! Ибо стал я подобен ме­хам у кузнеца, которые наполняются и пустеют, ничем не пользуясь от ветра, а так и я, описывая добродетели стада Христова, сам не имею в них никакой части» (1, 81). «Горе мне! Потому что грех не ос­тавил у меня ни члена здравого, ни чувства, которого бы не растлил» (1, 27). «Я ничто, а считаю себя за нечто; принадлежу к числу худых людей, а домогаюсь приобрести себе славу святости; живу во грехах, а хочу, чтобы почитали меня праведным. Сам лжец, а на лжецов до­садую; оскверняюсь мыслью, а произношу приговор на блудников; осуждаю воров, а делаю обиды бедным... Пред женщинами хочу казаться любезным, перед богатыми — благочестивым, перед посто­ронними - надменным...» (1, 169-170). «Кто же вздохнет о мне, прит­ворно носящем имя монаха? Кто будет плакать о мне, утратившем благоговение и терпение? И что буду делать, когда посетит меня Вла­дыка мой Христос? Посему прошу вас, возлюбленные, помолитесь о мне непотребном рабе, да избавлюсь от настоящего лукавого века, и благодать Христова да отверзет уста мои к славословию Святой и Единосущной Троицы, Отца и Сына и Святого Духа» (2, 83).

«Приидите ко мне на помощь, как друзья, и оплачьте меня, как мертвеца, или сжальтесь надо мною, как над живым или полу­умершим. Излейте на меня милосердие свое, как на пленника, и приложите о мне старание, как о покрытом загнившими язвами, потому что весь я в струпах. Превосхожу я иудеев... Они от главы до ног объяты были болезнями, а у меня и все внутренности согнили» (1, 169).

Сурово обличив себя, Святой, как бы невзначай, переходит к слу­шателям и мягко - в форме условий - обращает к ним своё наставле­ние: «Если кто из вас, братия, имеет у себя нечистые и срамные по­мыслы, то да не предается в нерадении отчаянию, но да обратит сердце свое к Богу, и воздыхая, со слезами скажет: "Векую оставил мя еси и презрел? (Пс. 21, 1). "Векую лице Твое отвращаеши" от меня и забываешь смирение мое? (Пс. 43, 25). Да удержит меня рука Твоя, и не погибну. Если так с терпением будешь призывать Его, Человеко­любец вскоре, ниспослав благодать Свою в сердце твое, утешит тебя в мучительной и трудной брани» (1, 81-82).


Преподобный Ефрем Сирин

Покаяние Преподобный называет жертвенником Божиим, ибо «согрешающие при посредстве его умилостивляют Бога» (3, 162). Это трапеза Божия, «потому что чрез него вкушает Бог спасение челове­ческое» (3, 164). Истинное покаяние - это удаление от грехов и даже ненависть к ним (2, 232). Это «переплавка» себя, «воскрешение» себя из мертвых (3, 170).

В покаянии нуждаются все, ибо все грешат. «Кто говорит, что не согрешил, тот слеп, ходит ощупью и злосчастнее всех людей» (1, 39).

Начинается покаяние с устного исповедания своих грехов. Вот как говорит о сем Святой: «Начало покаянию полагается на словах, потому что словесное исповедание есть предначатие покаяния» (3, 201). «Покаяние не имеет нужды в шуме и пышности, но нужна ему исповедь» (3, 185). Итак, припадем к Нему, восплачем пред бла­гостью Его, исповедуясь и говоря: «Ты, Господи, Бог наш, а не кто иной. Пред Тобой согрешили мы и к Тебе припадаем, Господи. Ибо никто не воспротивится Тебе, когда восхощешь спасти нас; Господи, потому что благ Господь и милосерд» (3, 77-78).

Описывая образ покаяния, Преподобный говорит о том, что не должно иметь места в нём. Прежде всего - это стыд. «Многие из стыда тайные недуги свои делают неисцелимыми, - утверждает он, - но напоследок скорбят, что не открыли их... Ибо лучше подвергнуть­ся нареканию и жить, нежели стыдиться и жалким образом умереть от глада. И полезнее поболеть и остаться живым, нежели успокоить­ся на короткое время и впоследствии впасть в неисцельную болезнь» (1, 184-185). Недопустимы также нерадение, лень, холодность, небрежность. «Здесь нерадение - там никому не прощаемые проступ­ки... Здесь холодность - там казнь» (1, 194). «Не будем нерадивы, и не обленимся, имея такого милосердого Владыку. Ибо, пока мы здесь, Он милосердствует, и спасает, и прощает беззакония наши. Кто не подивится, что за кратковременные слезы, что и в этот единонадесятый час прощает Он тысячи грехопадений и исцеляет тысячи язв на­ших, и, исцелив, еще дает награду за слезы» (1, 82). Можно каяться и после святого Крещения, «но не должно быть небрежными, понаде­явшись на покаяние» (3, 206). Решительно исключается отчаяние. «Всех, кого печалит совесть о неприличных делах, умоляю: не отчаи­вайтесь в себе, не доставляйте радости своему сопернику. Но без стыда приступите к Богу, плачьте пред Ним и не теряйте в рассуждении себя надежды. Ибо Господь наш весьма; рад кающимся и ждет обращения нашего» (1, 67). «Покайся, брат, и не приходи в робость! Покайся, грешник, смело полагаясь и взирая на безмерное человеком любие Христа, сказавшего: "Не приидох бо призвати праведники, но грешники на покаяние" (Мф. 9, 13)» (1, 38).

А что должно иметь место при покаянии? Искренность, откро­венность, твёрдое намерение исправиться. «Покаяние приносить должно от всего сердца» (3, 184). «Приноси твердое покаяние (не на показ. - К. С.), согрешивший» (3, 175). «Не будь сегодня кающимся, а на утро грешником, и один день - в числе грешников, а другой - в числе кающихся» (4, 134). Достигнув трезвости «не погружайся в опьянение, ежедневно греша, то строя, то разоряя, то соплетая, то распуская, подобно детям, которые много раз прилежно строют свои дома и, потом опрокинув, обращают все в кучу» (3, 27). Кающийся должен быть тверд - «постоянно одним и тем же, а именно, всегда быть тем, чем начал. Если у кого будет в чем недостаток, это уже признак несовершенного обращения. Если он изменится, то сим об­личается, что в рассудке нет твердого основания. Такой человек при­носит покаяние, как обучающееся дитя, и как битый плачет по нуж­де; а не по произволению» (3, 184).

Определённого времени или предела в земной жизни для покая­ний нет - все оно годно. Как бы часто ни падал человек, ему всегда остаётся возможность встать, если он пожелает (4, 153). Тем не ме­нее, святой Ефрем призывает не отлагать покаяния: «Согрешила ты, душа моя! Покайся. Ибо вот дни наши проходят как тень. Еще нем­ного, и пойдешь ты отсюда: страшными местами проходить будешь, душа моя, не отлагай день за днем обращения своего ко Господу. Увы мне, душа моя! Нечистыми делами отгнала ты от себя милость Божию. Не давай себе покоя, да не остается в бездействии зеница очей твоих, припадай к Благому и Человеколюбивому, чтобы даны были тебе с высоты благодать и милость» (1, 316-317). «Время покаяния коротко, Царствию же Небесному нет конца» (1, 46).

Сирский Пророк довольно подробно разъясняет, как должен че­ловек каяться и что он тут же должен делать, чтобы, раскаявшись в том или ином грехе, подниматься по ступеням совершенствова­ния. «Приносишь ты покаяние в отравлении других? Истреби вся­кий след сего... Перестал ты умерщвлять людей - удерживай и язык от клеветы, от злословия, от сплетней. Приносишь ты покаяние в идолослужении? Бегай гаданий, наблюдений полета птиц и дру­гих примет - это части идолослужения... Приносишь ты покаяние в блуде?.. Берегись смеха, шуток, сквернословия, чревоугодия - это пути* к блуду. Приносишь ты покаяние в сделанной неправде? Отжени от себя всякую неправду... Приносишь ты покаяние в нару­шении клятвы? Совершенно воздержи себя от лжи... Приносишь покаяние в лукавстве? Бегай раздражительности, ненависти, завис­ти... Приносишь покаяние в неправославии? Не сближайся с ерети­ками... Приносишь покаяние в том, что поссорился? Приучи язык свой отвечать кротко» (3, 169-170).

Плоды истинного покаяния велики - «многообильны», «многооб­разны» (3, 154,165). Истинное покаяние «приносит Богу доблестные дела». Это плодородное поле, ибо «во всякое время» возделывается. Это «древо жизни», ибо воскрешает умерших грехами. «Покаяние - не ущербающий Божий мешец, потому что человеческие души сбе­регает от погибели. Это обильный прибыток у Бога, потому что при­водит к Нему,.. собирает грешников». Покаяние исторгает пороки и сеет «доблестное житие» (3, 154). Оно приносит согрешивших в жертву и оживотворяет их, умерщвляет и воскрешает. «Как же это? Слушай: берет оно грешных, и делает их праведными. Вчера были мертвы - сегодня живы они для Бога покаянием. Вчера были чужие, а сегодня свои Богу; вчера беззаконны, а сегодня святые» (3, 167). Это «великое горнило», принимающее медь и претворяющее ее в зо­лото, берущее свинец и отдающее серебро. «О сколько прибытков доставляет Богу покаяние!» (3, 168).

Особенно подчёркивает Преподобный спасительную силу пока­янного плача. «Плач созидает и охраняет, плач отирает слезами душу и делает ее чистой. Плач рождает целомудрие, отсекает прихоти, усовершает добродетели» (1, 315-316). И более того, «вселяет в нас Единородного Сына, ... привлекает на душу Духа Святого» (1, 65). Потому Преподобный и призывает плакать пред Богом, чтобы Он избавил нас «от нескончаемого плача» (1:65. Ср.:1, 36; 3, 370).

Познав на своём личном опыте тихую небесную радость от сокру­шения, от покаянного плача, Святой скорбит, что есть такие люди - еретики, которые отвергают покаяние. Их он сравнивает с неверую­щими в Бога. «Горе еретикам, утверждающим, что нет покаяниям. К ним принадлежат и те, которые говорят, что нет Бога. Ибо если нет покаяния для людей немощных, требующих уврачевания, сие то же значит, что сказать: нет Господа Бога» (3, 201). «Знаю, что ты утверж­даешь, будто бы после крещения нет уже покаяния. Что ты гово­ришь? Бог даровал нам благодать сыноположения в крещении и не даст благодати отпущения грехов? Даровавший великое не будет ми­лостив в малом?.. Не убедишь ты меня, еретик, хотя и желательно те­бе отрицать Божию благость» (3, 203).

Нет покаяния лишь только «для тех, которые торгуют покаяни­ем», которые, в надежде на него, пребывают в грехах. «О таковых сказано, что покаяние не имеет для них силы, потому что думают, будто бы Богу приятны ругатели. Кто небрежет о Боге, чтобы благоугодить Богу, тому нет покаяния. Кто знает, что злое пагубно, и не перестает делать оное, тот не прощен будет по смерти, потому что служил греху. На суде нет покаяния, потому что дело судьи не про­щать» но произносить суд о поступках» (3, 206).

В суммарном виде вбирает в себя учение об «утешительном покая­нии» глубоко назидательный «диалог» Преподобного с покаянием. «Предстало в духе моем (видел я), - говорит он, - утешительное пока­яние» и как бы на ухо сказало: «Если печалишься ты, как грешник, - бесполезна твоя печаль. К чему печалиться тебе, грешник?» - «Да, - от­вечал я, - жгут и мучают меня и скорбь, и плач бесполезный; при виде множества грехов моих впадаю в безнадежность». - «Выслушай, греш­ник, - нашептывая в уши, сказало мне покаяние, - выслушай спаси­тельное слово, совет, который подаст тебе жизнь. Будь внимателен, по­кажу тебе, как должно тебе скорбеть; и скорбь твоя будет полезна тебе, и плач твой сделается спасительным для тебя. Не впадай в отчаяние, не предавайся совершенной недеятельности, не печалься безутешно, смотря на свои вины, и не отлагай попечения о своем спасении. Гос­подь твой милостив и благосерд, желает тебя видеть у дверей Своих... Если доселе ходил ты во грехах, то удержись от неправд, ударяй в дверь Его, и Он не оставит тебя вне... Если видишь множество тайных грехов своих, - это не должно делать тебя беспечным о своем спасении, пото­му что Господь твой может очистить тебя и убелить твою черноту. Ес­ли грех и глубоко проник в тебя, как краска в волну, то, по написанно­му у пророка (Ис. 1, 18), Господь убелит тебя, как снег. Оставь только, грешник, беззакония свои, приди в сокрушение о грехах, сделанных прежде, и Он примет тебя милостиво... В этом, - сказало покаяние, - я тебе порукой; поступи по слову моему, грешник и оскверненный, и благий Господь примет и, подобно мне, объимет тебя с любовью... По­этому для твоей же пользы советую тебе, грешник: пока еще ты в этом мире, приходи ко мне, и будешь жив» (5, 51-53).

Преподобный представляет и образ покаяния в лице ниневитян после их обличения пророком Ионой. «Услышали цари, и смути­лись, сложили с себя венцы и уничижились. Услышали знатные, и пришли в ужас, вместо пышных одежд своих облеклись во вретища. Услышали почтенные старцы, и главы свои посыпали пеплом». Бо­гатые открыли свои сокровищницы для бедных; заимодавцы порва­ли «рукописание» и «расточили»- милостыню; воры отдали даже свое; судьи прекратили свой суд; господа предоставили свободу подвластным; знатные и горделивые смирились. «Всякий, как долж­но, заботился о своем спасении. Нет человека, который бы замыслил другому обиду... Всякий осуждает сам себя, и милосерд к ближнему своему». «Истинно было покаяние» ниневитян (5, 55-56). Изображая его, святой Ефрем обращает внимание на одно чрезвычайно важное обстоятельство: «Проповедник не сказал жителям города, чтобы приносили они покаяние. Сие давало разуметь, что всякий больной сам должен заботиться о своем уврачевании» (5, 57).

Последнее утверждение святого Ефрема означает лишь то, что он видел большую опасность в беспечности человеческой и потому говорит о необходимости самому больному заботиться о себе. Сам же Преподобный, научая духовному деланию, неоднократно обра­щается с призывами к покаянию и ублажает тех, кто прибегает к покаянию. Человеколюбивый и Долготерпеливый Бог, по слову Преподобного, всех зовет к Себе, хочет, чтобы все спаслись (1, 37). «Припади и ты к Царю славы, исповедуя грехи свои, у Него множе­ство щедрот» (2, 183). «Множество грехов имеешь на себе? Не убой­ся вопиять к Богу. Приступи, не стыдись. Поприще для подвига близко - восстань, отряси с себя вещественность мира. Подражай блудному сыну, который, расточив все, не стыдясь пошел к отцу» (3, 412). «Восстань, душа, спавшая доныне в грехе, отряси сон свой, спеши и в покаянии ищи прибежища - и Праведный умилостивит­ся, может быть, слезами твоими. Совлеки с ума своего покрывало скверны, чтобы око твое видело верно» (4, 321). «Покаемся, братия, чтобы милостив был Бог ко грехам нашим; призовем Его, потому что оскорбили Его, смиримся, чтобы возвысил Он ; нас, будем плакать, чтобы утешил нас, отбросим от себя злой навык и обле­чемся в добродетель, как в одежду» (3, 145). «Поспешим, пока солн­це не достигло запада, пока дверь не затворена. После того, как нас­тупит ночь, никто уже не работает. После того, как торжище жиз­ни прекратится, никто уже не занимается куплей. После того, как зрелище кончилось, никто уже не увенчивается, никто не начинает борьбы, никто не вступает в сражение» (3, 306).

И сам Преподобный обличает себя и исповедует: «Ударяю в дверь, чтоб отверзлась она для меня, не перестаю просить, чтоб получить просимое... Ты даруешь мне блага, Спаситель, а я воздаю за них лу­кавством. Будь долготерпелив ко мне развращенному... Пока нб пос­тиг меня конец, освободи меня, Господи, от всякого лукавого дела, чтоб обрести мне благодать пред Тобой в час смертный... Спаси ду­шу мою, Господи, убели оскверненную мою ризу, чтоб я недостой­ный,.. достигнув нечаемой радости, сказал: '"Слава Избавившему сокрушенную душу"» (1, 28-29).

«Блажен, кто любит покаяние, спасающее грешных» (1, 342).


К.Е. Скурат. Наставления великих учителей церкви. - Яхрома, Троицкий собор, 2008.


STSL.Ru 


10 Февраля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...