О преподобном Андрее Рублеве

Подлинный расцвет древнерусской живописи неразрывно свя­зан с творчеством гениального русского иконописца Андрея Рублева. Именно он поднял церковное искусство конца XIV - начала XV веков на такую высоту, которой могли бы позавидо­вать величайшие мастера Западного Возрождения. Именно это­му русскому иноку удалось достичь такого совершенства в ис­полнении канонических православных сюжетов иконописи, что имя его стоит и поныне в ряду самых замечательных живо­писцев мира. Именно этому, по всей вероятности, очень скромному в обыденной жизни человеку, суждено было быть окру­женным столь великой славой, что его считали чуть ли не иде­альным типом иконописца.

Андрей_рублев.jpg

Преподобный Андрей Рублев

Наверняка Андрей Рублев был хорошо знаком с творчест­вом Феофана Грека, наверное, не раз дивился его смелой и взрывной живописи, вероятно, не единожды беседовал о своем искусстве с маститым греческим мастером.

Но византийская манера беспокойного грека не нашла от­клика в душе русского художника, его произведения от начала до конца были чисто русскими, выражали национальный ха­рактер и национальные идеи, "его творчество лиричнее, мягче, душевнее феофановского" [1].

Вся жизнь Андрея Рублева была связана с Москвой и ее ближайшими городами. В 1405 году он вместе с Феофаном Гре­ком и Прохором с Городца расписывал Благовещенский собор Московского Кремля, затем в 1408 году с Даниилом Черным-Успенский собор во Владимире, а в 1424-1426 годах - Троицкий собор в Троице-Сергиевском монастыре [2].

Именно в это время, вероятно, и была написана его знаменитая на весь мир "Троица", которую долгое время считали единственным достоверно при­надлежащим кисти Рублева произведе­нием. Однако в 20-х годах нашего века была расчищена часть фресок в Успен­ском соборе Владимира, из села Василь­евского привезены иконы деисусного чина из того же Успенского собора, а в монастыре Звенигорода под Москвой об­наружены три иконы так называемого Звенигородского чина.

Так что теперь, после расчистки и реставрации вновь найденных работ гени­ального мастера, можно составить более полное представление о его творчестве. Но даже если бы и не было обнаружено всего этого уникального наследия, если бы Рублев по-прежнему оставался авто­ром одной только "Троицы", то и тогда бы имя его было навеки вписано золотыми буквами в книгу бессмертных авторов мировых шедевров, достиг­ших поистине божественных высот в своем творчестве.

Как известно, Стоглавый собор 1551 года, созванный Ива­ном Грозным для упорядочения церковных дел, рекомендовал живописцам писать святые иконы "како греческие иконописцы писали и как писал Ондрей Рублев и прочие пресловущие живо­писцы" [3].

Летописи по-разному говорят о жизни и кончине этого прославленного мастера. На основе их кратких записей можно установить, что вместе со своим "спостником" Даниилом Черным Андрей Рублев был приглашен для выполнения иконопис­ных работ в Андроников монастырь в Москве и стал иноком этой обители. В ней он и скончался около 1427 года, но могилы его не найдено.

Вероятно, до вступления в Спасо-Андроников монастырь Рублев был монахом Троицкой обители, основанной преподоб­ным Сергием Радонежским в 1345 году в семидесяти километ­рах от Москвы [4].

Имя Рублева упоминается в летописях в первый раз в свя­зи с росписью Благовещенского собора Московского Кремля, где он работал вместе с Феофаном Греком и Прохором с Городца.

В 1408 году Андрей Рублев вместе с Даниилом Черным расписывал Успенский собор во Владимире: ..."Мая начала бысть подписывати великая и соборная церкви пречистаа Володимерьская, повелением великого князя Василия Дмитриеви­ча, а мастеры Данило иконник, да Ондрей Рублев" [5].

Среди искусствоведов идут споры о том, кто был учителем Рублева. Одни говорят — Данило-иконник, другие отрицают это, ссылаясь на то, что Данило, хоть и был старше Андрея Руб­лева, но назывался все-таки "сопостником", товарищем, вместе с которым Рублев собрал дружину иконописцев для росписи Успенского собора во Владимире. Скорее всего, его учителем был тот самый Прохор с Городца, вместе с которым украсили Благовещенскую церковь и который в летописи именуется "старцем" [6].

Возможно, Прохор с Городца был, как и Рублев, монахом Троице-Сергиевской обители и взял себе в ученики чернеца Ан­дрея, а потом забрал его с собой в Москву для работы в Благове­щенском соборе.

Конечно, влияние Феофана Грека на русского иконописца было огромно. Наверное, удивлялся он мастерству этого "фило­софа зело хитрого", восторгался его быстрой и точной кистью, страстностью и силой его образов.

Но, как пишет искусствовед М.В. Алпатов, Рублева "сму­щало то, что герои его — отягощенные жизненной мудростью и убеленные сединами старцы - не в состоянии преодолеть внут­реннего разлада, что при их постоянной готовности к покаянию и отречению они пребывают во власти гордыни. Его не могло удовлетворить то, что в произведениях Феофана почти не ветречается образов безмятежной радости, женственной грации, юношеского чистосердечия. Его тревожило и то, что образы Фе­офана производят призрачно-зыбкое впечатление, словно они озарены вспышками молнии, им не хватает ласкающей глаз яс­ности и гармонии форм" [7].

Как известно, после преподобного Сергия, умершего в 1392 году, игуменом обители стал Никон Радонежский, свя­то чтивший традиции своего духовного наставника [8]. При нем Троице-Сергиевский монастырь был основательно разрушен полчи­щами хана Едигея, вновь напавшими на Русь в 1408-1409 году. Никон желал как можно скорее восстановить поруганную обитель Сергия, и незадолго до своей кончины "побеждаем вели­ким желанием, верою и в сем пребывая непреложен, еже узрети своими очима церковь сврьшенну и сим украшену, сбирает ско­ро живописцы, Даниил именем и Андрей, - спостник его, и некиих с ними..." [9].

Никон боялся умереть, не увидев восстановленный Троиц­кий собор, и торопил живописцев с росписью его. В одной из ле­тописных записей говорится:

"... чюдно, како исполнися желание преподобного отца на­стоятеля Никона, умолени то быша от него чюднии добродетелнии старци живописцы, Даниил и Андрей предпомянутый, иже присно духовно братство и любовь к себе велику стяжавше и яко украсиша подписанием церковь сию..."[10].

Вторая Софийская летопись рассказывает о том же более подробно.

"Прошло немного времени, и Никон собрал совет благой с братией о том, как воздвигнуть храм святой Троицы камен­ный. И всемогущий Бог желанию его способствовал. Никон воздвиг церковь прекрасную во хвалу своему отцу Сергию и многими добротами убрал ее. Но, видя, что она росписями не расписана, Никон очень сокрушался духом, стремясь и ими украсить ее, но некоторые братья возбраняли тому из-за при­скорбной скудности монастыря. Но преподобный Никон не­преклонно хотел узрети своими очами церковь совершенную и украшенную. И скоро он собрал живописцев, мужей изрядных вельми, всех превосходящих, в добродетелях совершенных - Данила именем и Андрея, сопостника его, и неких с ними. Спешно они творили свое дело, словно провидели духом свое скорое преставление от жизни сей. Но Бог помогал окончить дело преподобного, и работали они усердно и росписями чуд­ными украсили церковь: могут они и ныне удивить зрящих всех. Последнее сие рукоделие и память себе преподобные ос­тавили" [11].

В этой же летописи приводятся и сведения о смерти двух товарищей-иконописцев.

"После того вскоре смиренный Андрей оставил сию жизнь. Ему последовал и сопостник его Данило пречестный - Бог ему много лет даровал, и в старости честной он благой конец принял. Когда хотел Данил разрешиться от телесных уз, увидел он возлюбленного своего, прежде отошедшего Андрея, в радос­ти призывающего его. Данил же, видя Андрея, исполнился веселия великого и исповедая братии, стоящей перед ним, пришествие сопостника своего и так в радостях дух свой Господу предал" [12].

Другие летописи опровергают известие о кончине Андрея Рублева в Троицкой обители и говорят о его последних годах в Спасо-Андрониковском монастыре. Его называют "иконопис­цем преизрядным, всех превосходящим в мудрости зелне, и се­дины Местные имея" [13].

Известно, что для Троице-Сергиевской обители Андрей Рублев написал свою знаменитую "Троицу" "в похвалу отцу своему Сергию ". О времени ее создания также нет точных сведе­ний. Одни искусствоведы полагают, что наиболее вероятный год ее исполнения —1411, когда на месте захоронения преподоб­ного Сергия была воздвигнута деревянная церковь. Другие счи­тают, что "Троица" написана позже, в 20-х годах XV века, когда на месте деревянной церкви был построен каменный Троицкий собор [14].

Но как бы то ни было, икона оказалась в этой новой камен­ной церкви и находилась там в течение ряда веков, пока не была передана в Третьяковскую галерею.

Тема Троицы стала необычайно популярна на Руси во вто­рой половине XIV века; в это время появилось особенно много икон на этот сюжет. Именно Троице посвятил свою обитель пре­подобный Сергий Радонежский и поставил там Троицкий храм, "дабы воззрением на святую Троицу побеждался страх ненави­стной розни мира сего" [15].

Троице посвящали новые обители многочисленные учени­ки Сергия, разошедшиеся по всей Руси, ибо святая Троица для них знаменовала единство и согласие.

Учение о Святой Троице, вера в троичность Божества - осново­полагающие в Церкви. Бог триедин, Он предстает в трех Лицах, или трех Ипостасях: Бога-Отца, Бога-Сына и Бога-Святого Ду­ха. Иконописный сюжет Троицы непосредственно связан с Биб­лейской Книгой Бытия, где повествуется о том, как к старцу Ав­рааму, сидящему перед своим шатром у Мамврийского дуба, явились трое прекрасных юношей. Авраам и его жена Сарра оказали им всяческое гостеприимство: закололи тельца, испек­ли свежий хлеб и угощали странников под сенью дуба. За трапе­зой, во время беседы Аврааму было предсказано, что у него и его жены Сарры родится сын Исаак.

На иконах Пресвятой Троицы обычно изображаются три ангела, которые сидят за столом на фоне здания, Мамврийского дуба и горок. На столе - чаша с вином и еда. Часто средний ангел протягивает к чаше руку. Внизу Авраам или юноша-слу­га, закалывающий тельца. Могут быть изображения Авраама и Сарры, подающих угощение; они же могут находиться за сто­лом среди ангелов.

На иконе Андрея Рублева, которую он написал "в похвалу преподобному Сергию Радонежскому", нет бытовых деталей: отсутствуют фигуры Авраама и Сарры, нет сцены с закалывани­ем тельца, на столе - лишь одна жертвенная чаша. Традиционный библейский сюжет, воплощающий идею троичности Божества, исполнен на высочайшем художественном и философском уровне. Икона, в которой нет ни действия, ни движения, полна одухотво­ренности, высокой просветленности и торжественного покоя.

Художник представил здесь величие высокой жертвенной любви, когда Отец посылает Своего Сына на страдания за чело­вечество, и вместе с тем готовность Сына, Иисуса Христа, пойти на страдания, принести Себя в жертву людям. Кроме того, образ Троицы еще по толкованию византийцев - не только воплоще­ние триединого Божества, но и символ веры, надежды и любви.

Отмечая очарование иконы, величайшую гармонию и тре­петность воплощения широко распространенного сюжета, осо­бую певучесть ее красочного колорита, искусствовед В.Н. Лаза­рев отметил, что Рублев "взял краски для своей иконы не из су­мрачной византийской палитры, а из окружающей его природы с ее белыми березками, зеленеющей рожью, золотистыми коло­сьями, яркими васильками" [16].

По наблюдениям реставраторов, икона прорисовывалась трижды: в начале XVI века; в конце XVIII века одновременно с ремонтом других икон иконостаса Троицкого собора; а также в XIX веке [17].

Таким, каким мы видим это величайшее произведение сейчас, оно предстало только в 1919 году, когда была закончена его расчистка. Освобожденный от потемневшей олифы и позд­нейших прорисовок, этот шедевр Андрея Рублева хранится в со­брании Третьяковской галереи, а вместо него в местном ряду иконостаса Успенского собора лавры находится копия.

Напоминающая переложенную на язык живописи музы­ку, рублевская "Троица" воплощает извечные мечты народа о всеобщей человеческой любви, мечты о мире и согласии. Закон­ченная гармония, одухотворенность, певучесть красок делают это произведение одним из самых совершенных творений не только древнерусской живописи, но и вообще средневекового искусства.

Имя Андрея Рублева стоит особняком среди имен других иконописцев Древней Руси. Оно издавна окружено всеобщим почетом; на протяжении шести веков оно служило как бы сим­волом древнерусского изографа, прославляющего в своих творениях Божественное начало в мире и человеке.

Насколько ценились иконы этого живописца, видно из то­го факта, что еще преподобный Иосиф Волоцкий, желая прими­риться с тверским князем Федором Борисовичем, "начат князя мздою утешати, и посла к нему иконы Рублева письма и Дионисиева" [18].

Об иконах Андрея Рублева не существует никаких особых легенд; о них не говорится, будто они создавались при участии небесных сил, подобно неизвестным нам творениям первого русского иконописца Алипия; им не приписывалось никаких чудотворений. И тем не менее "Троица" Рублева — это одна из главных русских святынь.

Отвечая на вопрос, почему так ценились в древности и так ценятся сейчас произведения этого мастера, искусствовед М. Алпатов пишет: "Люди угадывали в его работах ни с чем не сравнимое очарование, которое составляет удел только созда­ний гениев. Гордились Рублевым, ценили его шедевры, радова­лись тому, что владели ими, и через него приобщались к высо­кому художественному созерцанию. Своим искусством Рублев поднимал человека" [19].


Источник: Т.С. Еремина. Мир русских икон и монастырей. История, предания. - М., Международная академическая издательская компания «Наука», 1998.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Лихачев Д.С. Культура Руси времен Андрея Рублева и Епифания Премудрого. - M.-Л, 1962. С. 128.

[2] Там же. С. 127.

[3] Стоглав. - СПб., 1863. С. 122.

[4] Лазарев В.Н. Андрей Рублев и его школа. - М., 1966. С. 9.

[5] ПСРЛ. Т. 5. С. 257; т. 8. С. 81-82.

[6] Лазарев. Андрей Рублев... С. 14-15.

[7] Алпатов М. Андрей Рублев. - М., 1972. С. 8.

[8] Лазарев. Андрей Рублев... С. 10.

[9] Успенские М. и В.И. Заметки о древнерусском иконописании. - СПб., 1911. С. 38.

[10] Лазарев. Андрей Рублев... С. 75.

[11] Рассказы русских летописей XV-XVII веков. - М., 1976. С. 39-40.

[12] Там же. С. 40.

[13] Лазарев. Андрей Рублев... С. 76.

[14] Там же. С. 33.

[15] Там же. С. 34, прим. 64.

[16] Там же. С. 41.

[17] Там же. С. 82.

[18] Собко Н.П. Словарь русских художников... - СПб., 1893. Т. I, вып. 1. С. 171.

[19] Алпатов. Андрей Рублев. С. 129.


STSL.Ru


12 Июня 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...