Познай себя – и спасешься

Познай себя – и спасешься

Игум. Виссаорион (Великий-Остапенко) [*]

Бог есть Любовь (1 Ин. 4, 8). Мы же стремимся с Господом примириться. Потому что как шаг – так и грех, как день – так и грех, а с грехом надо борьбу вести – укорять себя, осуждать себя, не доверять себе. У святых отцов сказано: «Познай себя и спасешься». Оказывается, чтобы спастись, надо познать себя: какие мы лукавые, какие мы ленивые, нерадивые. Сам уже живу на грани смерти – и все нерадение, и леность, и осуждение – словом, делом, помышлением, раздражением. Самый первый грешник – это я.

Иже веру имет и крестится – спасен будет, кто не имеет веры – осужден будет [1]. Поэтому веру надо иметь, и веру надо хранить, а себя укорять, осуждать, ругать.

Мне кажется, что я плохо спасаюсь. Мне кажется, что я не выполняю тех требований, которые [указаны в Евангелии]. Смерть приближается, а грехи – они же еще не оплаканы, – и словом, и делом, и помышлением, раздражением, нерадением. Нет любви к Господу Богу, нет любви к ближним.

Если помочь вам – хоть маленькую пользу принести советом своим... Так какой же я [помощник?] – самый грешный, самый окаянный, самый нерадивый, самый ленивый. Прошу святых молитв. Прошу вашей любви. Простите меня, окаянного. Может быть, последний день живу...

Как [раньше] спасались, как наследовали Царствие Небесное – подражали старцам, постникам...

Ой, дай Господи, чтобы не потерять веру. Иже веру имет и крестится – спасен будет, кто не имеет веры – осужден будет.

Бог гордым противится, а смиренным дает Свою благодать [2]. Чем гордиться? – Человеку нечем гордиться. Как шаг, так и грех. Как день, так и грех. И если будем это сознавать и себя укорять, себя осуждать, себе не верить: бойся себя – бойся греха; и постоянно просить: «Господи, ими же Ты веси судьбами, спаси меня, грешника», – вот это, я думаю, будет полезно. Какими только знаешь судьбами. Гордеца спасает смирение – а гордиться-то нечем. Бойся себя – то есть, себе нельзя верить. Укорять, осуждать, не любить себя – да. Просите, и дастся; ищите, и обрящете; толцыте, и отверзется. Короче говоря – читай книги, и спасешься.

Мы же не совершенные, на каждом шагу падаем... А не познаем себя – и не спасемся. Познай свою немощь, свою любовь к стяжанию, к грехам, к греховному. Если чистосердечно, то – как шаг, так и грех, как день, так и грех. Но нет такого греха, чтобы Господь не простил. Только нам самим надо стараться. Просите, и дастся; ищите, и обрящете; толцыте, и отверзется. Укорять, осуждать, не любить себя. Ненавидеть себя. Если будем поступать так, то [будем спасаться]. Конечно, не сами мы спасаемся, а Господь нас спасает. А Бог есть Любовь. Вот это помните: Бог есть Любовь. И Любовь сильно держит нас в Своих руках, Любовь не отпускает нас от Себя.

Познаем, что мы слабые, немощные, что мы очень легко можем попасть в сети. Поэтому не зря же сказано: непрестанно молитесь. Непрестанно молитесь. А мы вот монахи. А разве мы, монахи, непрестанно молимся? Сколько ошибок делаем? Поэтому мы и нуждаемся все [в покаянии] – идем на исповедь. Когда хотим причащаться, идем на исповедь, и всегда себя виним, укоряем, осуждаем.

Слушаем мы, какие же подвиги несли святые! Какие ж подвиги совершали. И не один день, а много лет. А я – я еще не начинал. Мои годы уже к концу приближаются – и не одного доброго дела нет. Если послушаешь, какие подвиги совершали святые – необыкновенные! И может быть, это для того написано, чтобы мы познали и свои недостатки, и нерадение, и падения, и высоту подвигов, о которых сейчас читали. Так что – нечем похвалиться. Когда мой послушник читает, слушаю – ну, нечем похвалиться. Я живу в келии, меня не ругают, никто меня не обижает, молчат... В общем, я блаженствую. Я здесь блаженствую. Вопрос – а зачем? Зачем блаженствовать, когда предстоит смерть, когда предстоит за все отвечать. А я блаженствую. Вот в таком положении я нахожусь в данный момент. Никто меня не трогает, никто не обижает меня.

Бог гордым противится,
а смиренным посылает благодать

Сколько у нас недостатков – нет любви, ничего нет доброго. Познай себя и спасешься. Надо себя укорять и плакать. А если не плачем, не туда ведет дорожка. Бог гордым противится, а смиренным посылает благодать. Почему так сказано: «Познай себя и спасешься»? Действительно, если мы далеки от Бога, то тем более Он далек от нас. Если мы стремимся к Господу Богу, то познаем себя, какие мы есть, и укоряем себя, и осуждаем, и себе не доверяем. Бойся себя – бойся греха. Тут и молчание...

Мы преступники

– Батюшка, как не гордиться? Какую мысль иметь?

– Не гордиться... Сознавать, что мы окаянные, что мы великие грешники, что мы великие преступники.

Смири, Господи, нашу гордыню

Познай себя – и спасешься. Познать себя надо сначала, чтобы спастись. Гордость – временная. Зло старается победить добро. А у нас есть возможность, наоборот, не злом победить добро, а добром победить зло. Смирением можно победить гордость.

– А как достичь смирения?

Просите и дастся вам, ищите и обрящете [3]. Так что проси́те.

– Батюшка, а как надо просить?

– О-о, спаси меня Господи! Я окаянный, неразумный, лукавый, хитрый. Ты, Всемогущий Господь, помоги мне своей добротой, своею любовию! Потому что не зло вечно, а Господь! Любовь вечна. Смири, Господи нашу гордыню! Мы же гордые, а Бог гордым противится, а смиренным благодать посылает.

Иисусе Сладчайший, пощади

Познай себя – и спасешься. Познать надо, какой я грешный, нерадивый, ленивый, какой я противный. Иисусе Сладчайший, пощади меня грешного, спаси меня окаянного. И только об этом помышлять, чтобы никакие другие слова не лезли в голову. Чтобы только это [иметь в уме] – познай себя и спасешься. Только этого держаться. А всякие шутки, прибаутки, разговоры – все это не спасительно и не спасает нас. Я могу сказать и про себя – я же окаянный, да я еще и не начинал спасаться. Очень я далек от этого.

О самоукорении

Иисусе Сладчайший, Сыне Боже,
сыне Давидов, пощади мя падшаго

Читали преподобного Исаака, и Батюшка плакал.

Преподобный Исаак Сирин. Слово 20. Ежедневное напоминание о том, что всего нужнее, и что весьма полезно пребывающему в келии своей и решившемуся быть внимательным к одному только себе.

«Некто из братий написал сие и всегда полагал это пред собою, напоминал об этом себе и говорил: «Неблагоразумно изжил ты жизнь свою, человек посрамленный и достойный всякого зла; остерегись же хотя в этот день, оставшийся от дней твоих, прошедших напрасно без дел добрых и обогатившихся делами худыми. Не спрашивай ни о мире, ни о жизни в нем, ни о монахах, ни о делах их, ни о том, как они живут, как велико их делание, не заботясь ни о чем подобном. Таинственно исшел ты из мира, и считаешься как бы мертвым о Христе; не живи более миру и тому, что в мире, да предварит тебя упокоение, и будешь жить во Христе. Будь готов и вооружись терпением против всякого поношения, всякой обиды, осмеяния и порицания от всех. И все это принимай с радостью, как действительно того достойный; переноси с благодарением всякий труд и всякую скорбь, и всякую беду от демонов, которых волю исполнял ты; мужественно сноси всякую нужду, и что приключится естественно, и все горести. В уповании на Бога терпи лишение того, что необходимо для тела и вскоре обращается в гной. Желай все сие принимать в надежде на Бога, не ожидая ни откуда более ни избавления, ни чьего-либо утешения. Возверзи на Господа печаль твою (Пс. 54, 23), и во всех искушениях своих осуждай сам себя, как виновного во всем этом. Ничем не соблазняйся, и не укоряй никого из оскорбляющих тебя; потому что и ты вкусил с запрещенного древа, и ты приобрел разные страсти. С радостью принимай горести, пусть они потрясут тебя немного; зато впоследствии усладишься. Горе тебе и смрадной славе твоей! Ибо душу свою, которая исполнена всякого греха, оставил ты, как неосужденную, а других осуждал словом и мыслию. Довольно, довольно с тебя этой, свиньям приличной пищи, какой доныне питаешься ты. Что общего с людьми у тебя, скверный, и не стыдишься оставаться в их обществе, проводя жизнь так неразумно? Если обратишь на сие внимание, и сохранишь все это, — может быть, и спасешься при содействии Божием. В противном же случае, отойдешь в страну темную и в селение демонов, которых волю исполнял ты с бесстыдным лицом. Вот засвидетельствовал я тебе о всем этом. Если Бог праведно подвигнет на тебя людей воздать тебе за обиды и порицания, какие держал ты в мысли и изрекал на них [4] во все время своей жизни, то целый мир должен быть занят тобою. Итак, перестань отныне, и претерпи находящие на тебя воздаяния». Все это напоминал себе брат каждый день, чтобы, когда придут на него искушения или скорбь, быть ему в состоянии претерпевать это с благодарностью и с пользою для себя. О, если б и нам с благодарением претерпевать постигающие нас бедствия и извлекать из них для себя пользу, по благодати человеколюбца Бога! Ему слава и держава во веки! Аминь».

– Батюшка, а вы что думаете?

– Я тоже согласен с написанным.

– Батюшка, это пример самоукорения? Поэтому вы советуете читать с самоукорением: «Я скотоподобный, я звероподобный, я бесоподобный», и думать, что «я хуже всех, грешнее всех», и себя ненавидеть, себя не любить?

Батюшка плачет.

– Батюшка, а вот святитель Игнатий Брянчанинов пишет, что иноки какую-то часть времени посвящали этому деланию – самоукорению. Можно ли по четочкам читать: «Я скотоподобный, я звероподобный, я бесоподобный»? Это тоже умное делание? Это тоже молитовка?

– Да-да. И просить Господа, чтобы Господь нам дал и терпение, и смирение, и самоукорение.

– Батюшка, иногда видишь свои грехи, но не считаешь, что это такие уж сильные прегрешения – ну, как все; все согрешают, и я тоже. Что же я – святая, что ли? То не так, и это не так. А вот как, Батюшка, осознать, что ты грешник, что ты пред Богом грешник, что это мерзко и Господь скорбит о тебе? И как это прочувствовать? Одно дело просто произнести «я скотоподобный, я звероподобный, я бесоподобный», а другое – чтобы это действительно прочувствовать. Надо ли так?

– Надо! До слез!

– Крепко себя поругать, поукорять?

– Да.

– А Вы говорили «ненавидеть себя» – это то же, что сильно укорять себя?

– Ну, конечно, я думаю, что другого пути нет. Постоянно надо просить у Господа Бога: «Господи, смири мою гордыню». И это, мне кажется, не тщеславие. Познай себя и спасешься. То есть, себя укорять, себя осуждать, себе не доверять – это наш долг. У меня иногда так бывает – хочется посокрушаться, поплакать, а не всегда получается.

Слезы о грехах всегда нужны, необходимы. А их-то зачастую и нет. А когда бывают слезы, не допускать мысли, что ты уже чего-то достиг...

Нужна постоянная молитва,
постоянный плач

– Батюшка, у кого-то читали: «Кого мы любим, о том и думаем, и помышляем». Это значит, что по своим помыслам мы можем познать себя – кого мы любим. Если Господа любим – помышляем о Господе, тогда и непрестанная молитва есть у нас. А как такой навык стяжать, чтоб все время помышлять о Господе? Стяжать память Божию?

– Понуждать себя. Ну́ждницы (слав. – употребляющие усилие) наследуют Царствие Небесное.

– Батюшка, относится ли к познанию себя, когда мы повторяем и укоряем себя «я скотоподобный, я звероподобный, я бесоподобный»?

– Да, это так. Я помню эту молитовку. Надо, чтобы она постоянно была.

– А Иисусова молитва?

– Понуждать себя постоянно творить Иисусову молитву.

– Батюшка, то есть попеременно читать то Иисусову молитву, то себя укорять?

– Да, чтобы спасти душу, нужна постоянная молитовка, постоянный плач. А мы не плачем. Я про себя хочу сказать – что я не плачу. Мы забываем, что плакать надо. Постепенно забываем. А забывать никак нельзя. Забываем молитовку – забываем Бога.

– Батюшка, при монашеском постриге вручают четки и заповедуют постоянно творить Иисусову молитву. За это отвечать надо будет?

– Да, учитывая все это, надо подражать тем старцам, которые молились непрестанно, постоянно себя укоряли и осуждали. Бойся себя – бойся греха. А мы забываем об этом, и становимся не монахом плаксивым – потому что [монаху] надо постоянно плакать, укорять себя, осуждать себя. Забываем – и я забываю, и многие из нас. Забываем, что надо плакать.

«Бойся себя – бойся греха» – это забываем. А сначала ведь и старались, и приучали себя бояться себя и греха. А зачем и кому это сказано? И для чего это сказано? Для кого? Вспоминаю свои первые годы, первые дни в монастыре – мы боялись себя, боялись греха. А потом постепенно это забывается. Быстро забывается. Мы должны постоянно напоминать себе об этом и не выпускать из памяти – бояться себя. И как трудно, как трудно удержать себя. Помоги нам Господи помнить всегда: «Бойся себя – бойся греха».

Как себя не любить

– Батюшка, а как себя не любить? Вы разве себя не любите?

– Ну, плохо люблю.

– А как плохо?

– Ругаю себя, осуждаю, недолюбливаю.

– А как, чтобы не завидовать?

– Я как научусь, так скажу тебе... Себя укорять, себя не любить, ругать себя.

– И это поможет, чтобы зависти не было?

– Конечно, поможет. Если мы будем себя любить чрезмерно, то это не поможет. А если до нашего сознания дойдет, что мы нерадивые, ленивые, осуждаем, ближних не любим, а себя очень любим, [это ном поможет]...

Ругать себя по четкам

– Батюшка, Вы говорите, что можно ругать себя по четкам, – как это делать? Как правило исполняем по четкам, так и себя ругать?

– Я окаянный, я грешный, я недостойный, я самолюбивый, нет такого человека на свете, как я. Не четки молятся, а мы молимся. А четки только напоминают нам, чтобы мы молились, трудились в молитве, себя осуждали.

– Батюшка, чтобы приблизиться к Богу, надо себя укорять?

– Возненавидеть.

– Как же так: то Божественная Любовь, а себя возненавидеть? Себя считать за ничто?

– Да, да. Помысел пришел, что я лучше других, а потом стал познавать, что и там, и сям есть у меня недостатки. По милости Божией у меня находятся мысли и себя ругать, и себя осуждать.

– Батюшка, как нам поближе быть к преподобному Сергию?

– Просите и дастся, ищите и отверзется. Будем просить, будем молиться, будем прибегать с верой к преподобному Сергию, и он тоже нас не оставит. Помоги нам Господи.

Всех люби и всех беги

– А как Вы думаете, Батюшка, как исправиться?

– Глазами вниз. Не подниматься высоко, а себя укорять, осуждать, себе не доверять, бойся себя - бойся греха. А это, конечно, молодым особенно, тяжеловато.

– И так постоянно?

– Враг же постоянно душу хочет погубить. Поэтому надо смотреть вниз – бойся себя, бойся греха. А иначе враг может каждый день находить себе чад. Помоги Господи. «Очи в землю опусти, о грехах своих грусти». Если постоянно укорять себя, осуждать себя, то можно из прелести выйти. Прелесть – это же бесовское. Если чувствуешь – что я же слабая, я немощная, еще не уверенна в себе и на каждом шагу могу ошибаться. Надо помнить всегда и никогда не забывать: бойся себя, бойся греха.

– А ты, чадо, как живешь?

– Нерадиво, лениво я живу, Батюшка.

– Нерадиво – это я только [так живу]. А мне хочется, чтобы ты спаслась.

– А как спастись?

– Всех люби и всех беги. А себя укоряй, себя осуждай, себя недолюбливай.

– Батюшка, я еще люблю сладенькое покушать.

– А я как раз не любитель.

– А что же мне делать?

– Укорять себя.

– Можно кушать сладенькое и укорять себя?

– Да. Я окаянная, сластолюбивая, нерадивая, непослушная, гордая, немирная, [непрестанно согрешаю] и словом, и делом, и помышлением, и раздражением, и непослушанием.

– Батюшка, а если я буду кушать сладенькое и укорять себя, я буду тогда спасаться, исправляться?

– Дай Господи, чтобы ты спаслась.

– Если буду укорять себя, то отстану от этого сластолюбия?

– Да. Для меня в данный момент это очень легко. Вообще, если честно сказать, не имею привязанности к сладкому. А может, я ошибаюсь?

– А что же делать?

– Мне легко в данный момент – я не имею этих сладостей и не имею от них никакой радости.

Не своевольничать

Я считаю, что надо просить Господа Бога, чтобы Господь помогал. Не своевольничать. Своеволия избегать.

– А в чем здесь своеволие?

– Захотелось купить – и купил, захотелось покушать – покушал.

– Это своеволие?

– Да, своеволие. А надо избегать своеволия. Если, допустим, предложили что-нибудь вкусненькое – [принять], только с целью, что мы не хотим своевольничать.

– Батюшка, если предложили, то можно утешить их, а для себя стараться не покупать?

– Мы себя даже не знаем – [а сказано:] познай себя, и спасешься. А мы сами себя не знаем. [И надо] себя укорять, себя осуждать, себе не доверять, себя не любить, не своевольничать. Если, допустим, батюшка предложил что-то скушать – это уже не своя воля, а воля батюшки.

– От пирожных лучше уклоняться?

– Да. Сказано: привычка – второй грех. Бойся себя, бойся греха. То есть, нельзя своевольничать. Поэтому себя, свою волю – в сторонку.

Бессребреники

Бессребреники... Нет, вы ничего не знаете. Много у меня грехов и недостатков много.

– Нет, Батюшка, все равно у вас порядок. Вы одной рукой взяли, а другой стараетесь отдать. Вы все время проверку в келии делаете, чтоб у Вас лишнего ничего не было. Из продуктов стараетесь все раздать, чтобы не пропало, – просто кому-то отдать. А я принесу в келию, положу и забуду, потом еще положу и опять забуду.

– Я даже не удивляюсь, потому что привык к вашему стяжательству. Надо не прельщаться: ой, как бы и мне это [иметь]! А я не прельщаюсь. Наоборот, хочется, чтобы поменьше всего было, побольше отдать, побольше раздать. Помоги Господи.

– А почему, Батюшка, мне хочется, чтобы у меня побольше было? Думаешь: это тому пригодится, а это там понадобится. Особенно книги духовные. Хочется, чтобы у меня были все книги. Думаешь: и это прочитаешь, и то прочитаешь.

– Просите и дастся. Господь видит и желание наше, и недостатки наши. Помоги Господи. У каждого есть недостатки. Мы все немощные.

– Надо вести с этим борьбу?

– Бороться-то, конечно, надо. Потому что не сегодня-завтра расстанемся с этими вещами, и некоторых будут осуждать. Помоги вам Господи! Ну, познай себя – и спасешься. Мне почему-то не хочется много запасаться. Наоборот, хочется побольше раздать. Если хочешь, чтобы у тебя ничего не было, так старайся, заставь себя, чтоб у тебя ничего не было – оно же само не улетит.

– Чтобы в келии ничего из вещей не было?

– Да.

Не приобретать

– Батюшка, как надо жить, чтобы душу спасти?

– Действительно, с какой трудностью, с какой опасностью приобретается спасение! А мы мало думаем о своем спасении.

– А как надо думать?

– «Познай себя, и спасешься», – сказано. Действительно, накоплений всяких много, много лишнего и чего только нет у нас.

– Надо все лишнее раздать?

– У меня тоже не без ошибок. Но с Божией помощью можно взять себя в руки. Не приобретать то, что нам не нужно. Еще ведь есть сознание, что лишнее – это не полезно, не спасительно.

– А духовные книги?

– Да, они то же постепенно накапливаются. Прочитал – и отдай.

О помыслах

Они же не мои!

Помыслы, они же не мои, значит, легко их отогнать. Они ж не мои! А в голову лезут. По милости Божией они не мои.

– Батюшка, и как надо с ними поступать?

– С ними бороться не трудно, потому что они не мои.

– Батюшка, знаете, эти помыслы начинают запутывать. И ты запутываешься, а потом начинаешь расстраиваться. И думаешь, ну что же это такое? Это же не мое, а почему я причастна всему этому? Получается, что не отсекла сразу, стала размышлять, и все-таки оказалась причастна этим помыслам?

– Да, частично. Допустили мы [их в себя].

– Согрешаем все-таки?

– Это борьба. Мы же еще не побороли врага.

– Расстраиваться от этих помыслов или нет?

– Если они не мои, если я – не участник...

– То есть если Вы с ними не соглашаетесь?

– Да. И в таком случае бывает легко.

– То есть, мало ли что в голову придет? И вы их – в сторонку? А как Вы с ними, Батюшка, поступаете? Противоречите или внимания не обращаете?

– Внимания не обращать.

– То есть если помыслы приходят, но они не наши, что и думать об этом?

– Да-да.

О борьбе с помыслом чревоугодия

Я уже сыт был, поэтому больше не хотелось вкушать. Но потом еще другое блюдо принесли. И началась борьба: может быть, покушать, что принесли? а другой помысел говорил: ты уже досыта поел, и это тебе будет лишнее. Вот такая борьба была. Но я с Божией помощью не вкусил. Добрый помысел победил. А желание было покушать. Но я думал: я же сыт. Колебался до конца, но не поддался искушению, боролся. Один помысел говорил: только попробуй, а другой: ты ведь уже ел, ты можешь переесть. А переедать не хотелось.

– А почему переедать грешно?

– Господь заповедал, чтоб мы ко всему относились с любовью. Можно поесть лишнего, и от этого будет плохо, может рвота открыться. А это никому не угодно – ни Богу, ни нам... С Божией помощью я устоял. Внушение было попробовать, но я воздержался. Сначала враг внушает попробовать, а потом может внушить и покушать. Но я чувствовал, что сыт, а иначе мог бы не удержаться и попробовать.

Легко не осуждать, а осуждаем

Легко других осуждать; а себя – себя труднее осуждать. Я думаю: вроде бы не тяжело... Не судите, да не судимы будете [5], – будто бы легко [это исполнить], но кто знает... Допустим, я в этом не виновен, не грешен. Но один Бог без греха. Может быть, я как раз сугубо согрешаю, но не замечаю за собой грехов. Желательно не судить: не судите, да не судимы будете.

– Как это исправлять?

– Познай себя, и спасешься. Осуждение есть, нерадение есть, самолюбие есть, лукавство есть... Познаем себя, и оказывается, что мы окаянные, сугубо окаянные.

В мире скорбны будете.
Нуждницы наследуют Царствие Небесное

Бойся себя – бойся греха. Когда я с вами нахожусь и о скорбях слышу, так хочется избавить вас от скорбей... Но ведь не зря же сказано: в мире скорбни будете [6]. Мир этот – для скорбей. Иногда и хочется помочь, чтобы вы не скорбели, а радовались. Хотя сам я в несколько раз вас хуже... Но как сказано: нуждницы наследуют Царствие Небесное – те, кто понуждает себя. Понуждать надо себя, укорять... Не зря же сказано: бойся себя – бойся греха. И когда вы рассказываете свои скорби, так не хотелось бы, чтобы вы скорби терпели, я лучше хотел бы сам поскорбеть. В мире скорбны будете – это удел наш, но не надо отчаиваться.

– То есть когда упадешь, не отчаиваться – вставать надо, да?

– Да, падения – это наш крест. Действительно, всегда жалко вас. Я и сам не безгрешный. И были такие [скорби], попускал Господь и пострадать. Так что «в мире скорбни будете» – это сказано для всех нас. Не сказано же, что вот именно ты будешь скорбящая, или я буду скорбящий. Были и у меня ошибки. Ну, и слава Богу, Господь помогает. В мире скорбни будете, но Господь помогает претерпеть скорби. Претерпевый до конца, тот спасется [7]. Вот и не надо отчаиваться. Это надо запомнить и мне, и вам. Помоги Господи.


Источник: игум. Виссарион (Великий-Остапенко). «Исповедайтеся Господеви…»: духовные беседы. – Сергиев Посад, 2018. C 22-34.


Примечания

[*] Здесь приводится фрагмент из брошюры «Исповедайтеся Господеви…», содержащей молитвенные воздыхания, поучения и краткие беседы отца Виссариона. Они представляют собой расшифровку аудиозаписей бесед с Батюшкой, записанных в последние годы его жизни. Эти беседы чаще всего происходили непосредственно в келье о. Виссариона.

[1] Ср. Мк. 16, 16.

[2] Пет. 4, 6; Иак. 4, 6.

[3] Мф. 7, 7.

[4] В греч. тексте сказано: «на Него». Перевод: «на них» взят из прп. Паисия.

[5] Мф. 7, 1.

[6] Ин. 16, 23.

[7] Ср.: Мф. 10, 22; Мк. 13, 13.


17 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...