Пост – райское житие

Пост – райское житие

За нарушение поста нас изгнали
из Рая; станем поститься,
чтобы вновь войти в Рай.

Свт. Василий Великий


В пище, одежде, сне, отдыхе и пр. человек стал искать не только средства удовлетворить свою действительную потребность – дать телу необходимое для его жизни, но еще и наслаждения, удовольствия. И человек стал мало-помалу забывать о других высших наслаждениях, которыми наслаждался его праотец до грехопадения и которые состояли в постоянном сладостном лицезрении Бога и исполнении заповедей Его (Апраксин С. Аскетизм и монашество. – К., 1907. С. 15).

Если будешь с жадностью много есть и пить, то будешь – плоть, – читаем у прп. Иоанна Кронштадтского, – а если будешь поститься и молиться, то будешь дух. «И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом» (Еф. 5, 18). Постись и молись, и совершишь великие дела. Сытый не способен к великому делу... Пресыщение уносит из сердца веру и страх Божий: пресытившийся не чувствует сердцем присутствие Божие; далека от него сердечная, теплая молитва... Что тебе за польза от лакомой пищи и напитков, как тебе не стыдно обременять себя ими? Зачем ты отдаешь себя во власть чувственности? Или тебе это приятно? – Смотри: мнимая сладость твоих удовольствий есть опасная приманка плоти. Бойся этой приманки (Иоанн Кронштадтский, прот. Моя жизнь во Христе. Т.1. – М., 1899. С 381-390; Он же. Мысли христианина. – Спб, 1906. С. 13). Будь непримиримый враг всех земных утех и удовольствий чувственных, порожденных самоугодием и его питающих. Чрез это легче и реже будешь ты подвергаться нападениям не только плотских, но всех вообще страстей; ибо все они коренятся в самоугодии, с подавлением и отсечением которого, они, не имея под собою почвы, теряют свою силу, твердость и устойчивость. Не соблазняйся помыслом: приму участие в одном удовольствии, вкушу одной сласти. Ибо пусть это будет не грешное что-либо, но как оно допустится по одному самоугодию, то во время этого себе послабления подымут голову все страсти и зашевелятся, как придавленные черви, когда полить их водой (Марк-Подвижник, прп. Нравственно-подвижнические слова. – М., 1858. С. 137). Входит враг от того, что люди предаются плотскому образу жизни, чревоугодливости и не молятся – естественно, что и выйти он из них может от противоположных причин: поста и молитвы (Иоанн Кронштадтский, прот. Моя жизнь во Христе. Т. 2. – М., 1899. С. 302).

Скоромно все то, что толкает на грех, и в этом смысле выпитая бытулка водки есть грубейшее нарушение поста. То, что делает человека пьяным, невменяемым, что толкает на грех, – все это должно считаться недопустимым в пост. Разве не пьяный более склонен к блуду, к ссорам, к дракам и даже к преступлениям? Масса преступлений совершается в пьяном виде [1]. И все-таки, говорят, водка – постная, нет, водка – не постная; и только при извращенном понимании поста можно бояться выпить молока (скажем, при отсутствии иной пищи и пития) и в то же время спокойно пить водку.

«Где ж поста и трезвости не бывает, но вместо того всегдашнее пресыщение от брашен и пития, там бесчисленная злая не только телесная, но и душевная рождаются. Там святыни и чести – в коих апостол каждому сосуд свой содержати, – место не обретается; но единое жилище скотским и бесовским страстям» (Платен М. Новый способ лечения. – Спб, 1902. С. 240-241) [2].

Святая Церковь, установивши посты, не имела в виду подрывать здоровье тела человека, но только уравновесить его питание и укрепить в человеке господство духа над телом. Здоровый человек должен соблюдать посты, должен поститься. Мерное употребление пищи, по мнению отцов Церкви, состоит в ежедневном употреблении такого количества пищи, чтобы после ее вкушения еще чувствовался голод [3]. Такая мера сохраняет душу и тело в одинаковом состоянии и не попустит человека вдаваться ни в чрезмерный пост, раслабляющий тело, ни в пресыщение, подавляющее дух. О том, как пройти между обоими крайностями, соблюдая разумно мерность, прежние отцы наши часто рассуждали и всем родам пищи предпочли хлеб, а весовою мерою употребления его постановили – около фунта. И какими бы яствами не было пресыщаемо чрево, от этого в человеке зарождаются семена похоти плотской, и ум, подавленный бременем яств, не бывает уже достаточно сильным, чтобы хорошо управлять кормилом рассуждения. Не одно чрезмерное употребление вина опьяняет ум, но и излишество всяких яств обыкновенно делает его шатким и колеблющимся и лишает чистых и непорочных помышлений [4].

Главной пищей во время поста должен быть хлеб и его заместители: гречневая каша, горох и т.п. На все остальное нужно смотреть только как на вкусовую приправу. Тогда и во время поста человек будет чувствовать себя сильным и бодрым, убавится только немного жира... Малоядение есть источник истинного здоровья и делает организм более трудоспособным и выносливым (Апраксин С. Аскетизм и монашество. – К., 1907. С. 25-29) [5].

После чудесного насыщения хлебом и рыбою многотысячной толпы в пустыне, Иисус, пройдя Тивериадское море, прибыл в Капернаум. Люди искали Его, и, нашедши в Капернауме, услышали от Спасителя следующее: «Истинно, истинно говорю вам: вы ищете Меня не потому, что видели чудеса, но потому, что ели хлеб и насытились. Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную, которую даст вам Сын Человеческий» (Ин. 6, 26-27) [6]. Пища тленная сама по себе показывает, что она не стоит того, чтобы душа полна была забот о ней. «Пища для чрева и чрево для пищи; но Бог уничтожит то и другое» (1 Кор. 6, 13). Пища, остающаяся в душе на целую вечность, так же сама собою показывает, что о ее приобретении надобно заботиться искреннею душою и постоянно.

Спаситель не учит человека беззаботности, когда дело касается потребностей его временной телесной жизни. Спаситель, запрещает только такие заботы, которые заставляют человека забывать о Боге; запрещает заботы о том, что для нас излишне, ненужно, что составляет прихоть. Он, собственно, говорит против утилитаристов, которые слишком высоко ставят удобства земной жизни и слишком низко ценят духовное в ней. Он требует, чтобы прежде всего была у человека во внимании пища духовная, которую может подавать только Он. Люди многому дают названия духовной пищи: наукам, наслаждениям изящными предметами и пр. [7]. Спаситель же указывает человеку на его высокое достоинство в его бессмертном духе и на его смиренную земную долю. Он же – и только Он один! – дает человеку возможность возродиться духовно и достигать совершенства пребыванием в любви – пребыванием в единении с Богом (ср. 1 Ин. 4, 16; 3, 24). «Всякий любящий рожден от Бога и знает Бога» (1 Ин. 4, 7). Это – не только изменение, или улучшение, или усовершенствование; нет это есть именно исхождение «от Бога», приобщение к Святому. Любящий возродился или родился во второй раз, – в новую жизнь; он соделался чадом Божиим, приобрел новое бытие и новую природу, был «мертв и ожил» для перехода в новое царство действительности... Любящий перешел от смерти к жизни, из царства века в Царство Божие. Он соделался «причастником Божеского естества» (2 Пет. 1, 4). Он явился в новый мир Истины, в котором может расти и развиваться; в нем пребывает семя Божие, семя Божественной жизни (1 Ин. 3, 9), семя самой Истины и подлинного Ведения.

Диавол, мир и плоть наша – суть три злых врага, три нечистые силы выше нас, вокруг нас и внутри нас, которые постоянно искушают нас (Георгий, схим. Тихон Задонский. Письма, Т.3. – Спб, 1870. С. 61), вовлекая в сопротивление благой, милостивой и совершенной – ко благу и спасению нашему направленной – воле Божией. Самого простого самоанализа достаточно, чтобы подметить тот факт, что каждый человек всегда находится как бы под действием двух сил: одна влечет его кверху – к небесам, другая тянет вниз – пригвождает к земле. Сообразно такому устроению в душу человека постоянно врываются двоякого рода помыслы: одни – добрые, которые приятны человеческому духу и действуют на душу успокоительно, другие – злые, в изобилии приходящие, которые возмущают душу, ослабляют ее и толкают на путь греха и всякого беззакония; они противны душе и, тем не менее, от них она никак отделаться не может. «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12, 21). Практика христианского подвижничества дает нам возможность познавать и овладевать приемами борьбы с искушениями, исходящими от обольщения дьявола, соблазнов мира и похотей плоти ради торжества духа, согласно заповеди апостольской: «те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5, 24). «Я есмь лоза, а вы ветви, – говорит Спаситель Своим ученикам; – кто пребывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15, 5). Живительная связь виноградной лозы с ветвями образно представляет духовную связь Христа с верующими. Как виноградная ветвь тогда только приносит плод, когда не отделена от своей лозы, так и человек может приносить плоды добрых дел только в жизненном общении со Христом... Кто не утверждается во Христе своею верою и любовью, тот лишается живительного сока благодати Божьей, засыхает духовно, и наконец, совершенно отделяется от него, и, как сухая ветвь, бросается в огонь геенский (Боголюбов А. Сын Человеческий. – Брюссель, 1968. С. 501-502).

«Все могу в укрепляющем меня Господе Иисусе Христе», – пишет ап. Павел (Фил. 4, 13). От Господа нашего Иисуса Христа нам дается возможность победы над плотью, миром и диаволом. Побеждает тот, что с Победителем выступает. Отсюда для всех нас, сражающихся с плотью, миром и диаволом, обязательность исполнения того, что заповедано Богом.

В бесновании, в корчах бесноватых наглядно показуется нам образ души каждого из нас, поскольку она подпала под власть греха... [8]. Одно из двух: или пост, молитва, созерцание... свет – свет Преображения, свет Фаворский, – или судорога, корчи и власть тьмы. Другого выбора нет!


Источник: Труханов М., прот. Как спастись в современном мире: Апология христианского поста. – М., 1993. С. 45-50.


Примечания

[1] Филон Александрийский (40 г.) пишет следующее о ессеях: «Истинное учение предписывает им жить трезвым, как священникам во время жертвоприношения: ведь вино – яд безумия, роскошные приправы возбуждают самого ненасытного зверя – вожделение» (О созерцательной жизни, § 74; цит. 97, 382).

О, какое ужасное зло – пьянство! – восклицает свт. Василий Великий. Пьянство – это добровольно накликаемый бес, через сластолюбие вторгающийся в душу. Ничто прекрасное, великое, благородное, доброе не действует на душу пьяницы, которая остается чувствительной только к вину. «Горят от спиртного пожарища отдельные личности, а вместе с ними города и села, и поля, и все отечество... погибают в водочном огне миллионы людей. Перерождаются поколения народов, выраждаются нации, увеличивается число идиотов, сумасшедших, эпилептиков, уродов... множатся преступления и несчастья (Красногорский Д. свящ. Листок 84. – Калуга: Казанская Амвросиевская женская пустынь, 1910).

[2] «Откуда у вас вражды и распри? не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших» (Иак. 4, 1). «Чтобы каждый из вас умел соблюдать свой сосуд в святости и чести, а не в страсти похотения, как язычники, незнающие Бога... Ибо призвал нас Бог не к нечистоте, но к святости» (1 Фес. 4, 4 – 5,7).

[3] Ессеи – читаем у Филона Александрийского, – не едят ничего дорогостоющего, но лишь простой хлеб, приправленный солью, менее строгие в воздержании добавляют к нему еще иссоп. Питьем им служит родниковая вода. Все это смягчает голод и жажду – владык, которых природа поставила над смертными, – ничего не принося им в угоду, кроме самого необходимого, без чего нет жизни. Поэтому они едят только для того, чтобы не чувствовать голод, и пьют, чтобы не испытывать жажду. Они избегают пресыщения, – враждебного и опасного для души и тела. (Филон Александрийский. О созерцательной жизни, 37).

[4] Св. Иоанн Кассиан / Добротолюбие. Т.2. – М., 1913. С. 21.

Ессеи представляли собою религиозную секту, стремившуюся вне рамок официального иудаизма жить в присутствии Бога, Которому они посвящали свою жизнь (Новый Завет. – Брюссель, 1965. С. 602). Название их, как полагают происходит от арамейского слова, означающего «врачи» = «ессеи». Ипполит (Опровержение всех ересей, § 22) пишет: ессеи «много занимаются исследованием растений и камней, особенно интересуясь их действенной силой». Иосиф Флавий (Иудейская война, п. 8, 2-13, § 136) сообщает: ессеи «изучают свойства корней и камней для лечения болезней».

Заложив в качестве фундамента воздержание, ессеи строят на нем и другие добродетели души. Они не пьют и не едят до захода солнца, так как полагают, что свет предназначен лишь для труда и созерцательных занятий, тьма же подходит для нужд тела. Поэтому они предназначили день для первого, а небольшую часть ночи – для второго. Те, в душу которых больше внедрилась страсть к знанию, вспоминают о пище через три дня. Иные же настолько бывают удовлетворены и наслаждаются изобилием мудрости, щедро предоставляемой их учением, что выдерживают в два раза дольше и едва отведывают необходимой пищи на 6-й день. Они привыкают облегчать потребность в пище, как я думаю, песнями (так говорят о роде цикад, который питается воздухом). (Филон Александрийский. О созерцательной жизни, § 34-35).

[5] Фунт хлеба в сутки – самая обычная мера пропитания древних святых постников.

[6] Спаситель внушает людям иное – основанное не на материальных соображениях и выгодах – отношение к Себе. «Вчерашняя чудесная пища укрепила вас, но только на короткое время; ныне вы уже опять хотите есть. Опять ли для вас умножать хлеб? Опять он укрепил бы вас ненадолго. Нет, ищите у Меня другой пищи, которая бы насыщала вас так, чтобы вы никогда не алкали (Ин. 6, 35).

[7] Уже в древние времена, римляне домогались для тела – «хлеба и зрелищ» – для души. Ныне многие миллионы насыщаются такой «духовной» пищей, которая продается болельщикам на стадионах, ипподромах, в театрах. Ныне многие увлекаются телевидением и «духовно» формируются в «братьев по разуму» от зрелищ футбола, хоккея, бокса и танцев. Ныне многие находят «духовное» наслаждение в коллекционировании марок, открыток, спичечных коробков или коробок из-под сигарет... А уж, кто газеты читает или кроссворды заполняет, тот мнит себя достигшим самых вершин «духовной» жизни, не говоря уже о тех, кто сам в газетах пишет или кроссворды составляет, а тем паче всех тех, кто вообще пользуется алфавитом в быту и на производстве (включая науку). – Тут уж полная «духовность» – что, конечно, всеми видимый результат «сплошной грамотности населения»...

[8] Созерцание Божественного света является священным актом религиозного обряда. В «Атхарваведе» эта идея имеет много общего с утверждением, что сверхъестественные способности могут быть достигнуты посредством практики аскетизма... Каждый должен отказаться от всех земных удовольствий, чтобы сконцентрировать свой разум на Вечном – на Боге.

9 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...