Пост без молитвы – голодовка

Пост без молитвы – голодовка

Прот. Михаил Труханов

Пост во все века и среди всех народов практикуется во времена плача, скорби и бедствий. Соблюдение поста побуждается в некотором роде самой природой человека, которая в обстоятельствах скорби и бедственных переживаний как бы отказывает ему в дальнейшей жизненной поддержке и притупляет в нем остроту голода.

Пост есть воздержение от всякой пищи и пития (по крайней мере, от сластопитательных яств и изобильных). «Постяся телесне и моляся, должно удаляться вседушно от всякого беззакония и неправды, и, напротив того, быть милостивым и всякому делу Богоугодному прилежать: ведь назначение поста – смирить себя пред Богом, укротить стремления плотских страстей, быть способным к истинному покаянию, к молитвам, к службе Божией, к благочестивым занятиям и к испрошению у Бога милости» (О должности пресвитеров. – М., 1822. § 170, 171, 176). Молитва есть «обращение к Богу и призывание Его чрез имя Божие» (Булгаков С.В. Философия Имени. – Париж, 1953. С. 213). «Всякая молитва нуждается в смирении; поэтому постись, и получишь от Господа, чего просишь» [1].

Пост в совершенстве есть великий подвиг; он объемлет собою добродетель воздержания во всем ее объеме. Истинный пост есть не только воздержание от яств – в качестве и количестве их, – но воздержание всех внешних и внутренних чувств от прикосновения к непозволенному; воздержание внешнего и внутреннего ока от воззрения на предметы противные внутренней чистоте; воздержание внутреннего и внешнего слуха от принятия всего возмутительного для нашего душевного мира. Как же христианин может проходить подвиг распинания своих страстей, если он в самом теле своем не будет побеждать потребности чувственные! А он не в состоянии будет побеждать чувственные потребности без возможного упражнения тела в посте и воздержании. Упражняя же тело свое в подвигах поста, первым действием его должно быть воздержание в качестве и количестве пищи и пития. Пост для души есть воздержание от страстей, воюющих на душу нашу и порабощающих ее власти своей. Смирять постом душу несравненно нужнее, нежели тело. Тело есть орудие, а душа – действующая причина; и хотя тело есть необходимый соучастник души, но в действиях свободы и произволения тело остается лишь исполнителем велений души и движений сердца. Между тем все нечистые помышления и преступные желания происходят от души и от сердца. «Ибо – по словам Спасителя – извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство» (Лк. 7, 21-22).

«Основа страстей в плоти, – читаем у свт. Феофана Затворника, – когда измождена плоть, тогда словно подкоп подведен под страсти и крепость их рушится. Без поста же одолеть страсти было бы чудом, похожим на то, чтобы быть в огне и не обгорать. У того, кто довольствует пространно плоть свою пищей, сном, покоем, – как держаться чему-нибудь духовному во внимании и намерениях?» (Янышев И.Л., протопресв. Православно-христианское учение о нравственности, – Спб, 1906. С. 225). Чем меньше употреблять пищи и пития, тем тоньше и легче делается дух (Иоанн Златоуст, свт. Творения. Т.9. – Спб, 1903. С. 205).

Подмечается закономерность: чем строже человек соблюдает пост, тем меньше живых организмов он губит для своего существования; а, с другой стороны, чем глубже смиряет себя человек постом, тем крылатее его молитва к Богу. Пост предпосылает молитву на небо, делаясь для нее как бы крыльями, при воcхождении горе. «Молитва смиренного проникает сквозь облака» (Сир. 35, 17). Возможно, что молитва постящегося человека приобретает крылатость именно вследствие соучастия в хвалении тех живых существ, которые человек не погубил, предпринявши подвиг поста [2].

Чем долее и строже соблюдается пост, тем более возрастает свобода духа. Тело вследствие поста получает легкость и удобоподвижность, от которых поклоны на молитве дома и в церкви становятся легко исполнимыми. Бесчинные взыграния плоти, усмиряемые постом, исчезают сами собою, как прекращается кипение в сосуде, под которым потушен огонь; проявление яроcти при неудовольствиях и огорчениях, если и не прекращаются вовсе, то теряют силу. «Воздержание от пищи, – говорит свт. Василий Великий, – обуздывает похотливость чрева и того, что ниже чрева.

Воздержание, употребляемое для подавления плотского мудрования, любит Господь; потому что чрез изнурение плоти устрояет освящение» (Василий Великий, свт. Творения. Т.1. – Спб, 1911. С. 246). Надобно, однако, чтобы воздержание от пищи было дополнением подвижничества.

Пост в узком смысле – как воздержание от пищи телесной – легче переносится христианином тогда, когда выполняется усиленным употреблением пищи духовной; то есть восполняется молитвою, чтением, поучением и размышлением над словом Божиим, и спасительным добротворением во исполнение воли Божией, по слову Христа Спасителя: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его» (Ин. 4, 34).

«Самым лучшим пределом и правилом воздержания пусть будет следующее, – читаем у свт. Василия Великого, – не иметь целью и нежить плоть, и поступать с ней жестоко, но избегать неумеренности в том и другом, чтобы плоть, утучнев, не мятежничала, и изнуренная до болезненного состояния, не лишилась сил к исполнению заповедей. Ибо равный вред душе в обоих случаях – и когда плоть непокорна, от избытка здоровья предаваясь неистовым порывам; и когда от мучительных болезней изнурена, расслаблена и неподвижна; потому что душа при таком состоянии тела не имеет времени возводить очи горе, но по всей необходимости бывает, занята ощущением боли и ослабевает, подавляемая злостраданием тела. Поэтому употребление пищи пусть будет соразмерно потребности: все здесь пусть служит потребностям, а не прихотям подвизающихся» (Дьяченко Г., свящ. Уроки и примеры христианской любви. – М., 1894. Евдокимов П. Борьба с Богом. – Париж, 1956. С. 342-343). «Но и усиленного воздержания от пищи еще недостаточно для совершенства, если душа не будет вполне воздерживаться от того, что питает грех» (Василий Великий, свт. Творения. Т.1. – Спб, 1911. С. 246), не будет раскаиваться в прошлых грехах и молиться Богу о духовном совершенстве.

Пост без молитвы – не пост, а голодовка, которую могут выносить и неверующие. «Ты постишься, а я вовсе не ем», – говорил демон прп. Антонию Великому. «Как птица не может летать без крыльев, так и пост не может течь без двух своих крыльев – молитвы и милостыни» (Иоанн Златоуст, свт. Творения. Т.4. – Спб, 1903. С. 781) [3].


Источник: Труханов М., прот. Как спастись в современном мире: Апология христианского поста. – М., 1993. С. 21-24.


Примечания

[1] «Пастырь» Ермы. Видения, X.

[2] В Типиконе под 29 августа (Π. ΙΧ) читаем: «Паче достоит в той день всяко воздержится постом за истину пострадавшего Пророка, и проповедавшего во аде Господа. Разрешению же быти точию на деревяное масло, и прочая от различных овощнаго плода, и мере единой чашице вина в славу Божию, труда ради бденнаго. Всяко бо достоит нам в той день сетованием унылым быти, а не чревоугождение имети воздержательнаго ради жития святаго, и скверноубийственнаго кровопролития его от Ирода: понеже усечена быть глава Предтечева на пиру плясанием блудныя плясавицы, и различных животных закланием и кровопролитием. Нам же ни единаго от таковых животных, из них же кровь изливается, но ниже рыб (кровь бо имеют, аще и в воде жительствуюти от тварей животных суть) подобает вкушати: да не сообщницы явимся Иродову чревоугодию. Как бо Крестителево честное усекновение почтити восхощем? мясо ли хощем ясти, или от иных различных брашен многоценных? – а он живяще в пустыне безводней, и безтравней: ни хлеба ядяще, ни трапезы имяше. Вино ли пием? – а он никогдаше пияше вина, ни инаго пития мирскаго: ни в храмех живяше, но под каменей вкопався живяше. Стол и трапеза, и одр ему бяше земля, разве нужды естественный, единою днем вкушаше акриды и мед дивий; чаша же ему пригорши бяше, а питие – из камене текущая вода. Темже, братие, усердно почтим день сей молитвою и постом в целомудрии, отбежим пиянственнаго сего злаго нрава. Аше бо кто неверствием одержимь будет, и узаконеннаго сего многоразсудительного повеления не сохранит, таковый зле пагубный напасти постраждет: право содержащих же подвиг сей – Господи благослови, и управи молитвами святаго Предтечи».

[3] И врачи предписывают больным воздержание от той или иной пищи. Циркачи, спортсмены, балерины вынуждены также соблюдать какое-то воздержание в пище, чтобы держать тело в состоянии мобилизации, необходимой для их деятельности... Но такое медицинское и спортивное воздержание – все же не является постом. Пост религиозный предполагает непременное воздержание от пищи, вместе с усиленной непрестанной молитвой и стремлением жить в благочестии и чистоте по слову Божию. Пост не есть голод. Голодает и диабетик, и факир, и йог, и заключенный в тюрьме, и просто нищий. «Постимся, братие, телесне, постимся и духовне» – вот призыв церковных служб (стихира на "Господи воззвах" в среду первыя седмицы поста). Следовательно, пост только тогда имеет религиозный смысл, когда он соединен с духовными упражнениями, имеющими целью «душам спасение» (светилен утрени вторника первой седмицы поста).


17 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...