О совершении поклонов

О совершении поклонов

– Оставим шумный и блестящий город Александрию, с ее величественными зданиями, дворцами, музеями, рощами, пропилеями, с ее кипучей торговой суетой, со всем разнообразием ее увеселений, и посетим мирные обители в окрестностях столицы Египта. Там мы найдем много несравненно более поучительного, чем среди базара житейской суеты! – говорил один путник, уже преклонных лет, другому, более юному [1].

– Пойдем в Эннат, в обитель аввы Иоанна [2]!

Путники не ошиблись... «Придя в Эннат, мы увидали здесь, в обители, ветхого старца, прожившего около восьмидесяти лет в подвигах иночества», – записали путники. Этот старец был удивительно милосерд не только к людям, но и к бессловесным животным. Нам не приходилось еще встречать другого, подобного ему... Как проводил старец свою жизнь? Вставши рано, до рассвета, и воздав благодарение Богу, он отправлялся прежде всего кормить собак, живших в обители. Затем, взяв муки, рассыпал ее в пищу малым муравьям, а большим – бросал горстями пшеницу. Сухари уже заранее были у него размочены, и он старческой рукой бросал их на кровли зданий для голубей и других птиц, носившихся стаями около старца. Старец был необыкновенно трудолюбив. Можно сказать, что в течение 80 лет своей жизни в обители он и часа не провел в праздности, и все-таки при кончине не оставил ни двери, ни окна, ни подоконника, ни свечи, ни блюда – ничего из земных вещей. Никогда, даже и на один час, он не владел ни книгой, ни деньгами, ни одеждой, но все раздавал бедным...

Старец был молчалив. В преклонных годах дух его как бы отрешился от всего земного и всецело устремлен был в вечность. «Нам не пришлось поговорить с ним. Но вот что рассказали о нем братия».

Однажды пришел к нему крестьянин и, рассказав про свою крайнюю нищету, просил у него в долг номисму [3] золотом.

– Где ж я тебе возьму столько денег? У меня отроду не было в руках золота.

Крестьянин продолжал красноречиво говорить о своей нужде, о голодных детях, о неми­лосердных сборщиках податей, о неурожае...

Старец сжалился над ним и занял денег в обители. Получив помощь, крестьянин низко поклонился старцу и принялся уверять его, что не пройдет и месяца, как он оплатит долг. Однако прошло два года, и крестьянин не являлся. Блаженный авва Иоанн – так звали старца – между тем узнал, что крестьянин ведет беспечную жизнь и нерадит о своей семье, отчего и живет в бедности. Долго думал старец, как бы помочь горю.

Призвав своего должника, он сказал ему:

– Возврати же мне долг, брат!

– Видит Бог, нечем мне заплатить тебе!

– А я вот помогу тебе уплатить. Теперь еще не скоро наступят полевые работы...

– Что ни прикажешь – я все исполню.

Крестьянин полагал, что старец назначит ему какую-нибудь работу.

– Когда только ты будешь свободен дома, приходи сюда и клади по тридцати поклонов. Я буду давать тебе по керату [4] за всякий приход.

И стал крестьянин очень часто приходить в монастырь и вместе со старцем класть земные поклоны.

– Зачем ты это делаешь? – спрашивали старца. – Полезны ли для крестьянина одни земные поклоны? Ты бы лучше всякий раз вразумлял его...

– Да ведь он – христианин и сам знает свои обязанности. Но духовная жизнь в нем угасла. Молитва оживит его веру, возбудит и возгреет в нем дух благочестия.

– Но ведь он пока кладет только поклоны.

– Плоду предшествует цвет, цвету – лист, листу – почка и оживление ветвей... Не знаете ли, что дар молитвы – плод? Много нужно потрудиться, пока этот плод созреет. Поклоны – это первая окопка деревца... Человек – не мертвое орудие, а живое существо: среди поклонов проявятся начатки молитвенного духа... По капельке малой, малой, как живительный дождь, снизойдет молитвенный дар... Лишь только поклонишься, говорит Макарий Великий, и дух уже согревается для молитвы... Но это уже – зрелый плод. А как тому, кто не знает алфавита, вы дадите читать книгу? Как вы пустите в глубокое море того, кто не умеет плавать по мелкой реке?

И старец продолжал упражнять крестьянина в поклонах, вручая ему по керату за каждый приход его. Когда бедняк был голоден, старец делил с ним братски трапезу и отпускал его домой, нагрузив сухарями на все его семейство, состоявшее из пяти человек. И это было до тех пор, пока не получилась сумма в двадцать четыре керата, составившая номисму золотом. Крестьянин полностью возвратил долг старцу. Но мы видали и потом этого крестьянина у дивного старца, уже добровольно приходившего помолиться с ним... В деньгах крестьянин перестал нуждаться, потому что с той поры начал трезвую, трудолюбивую и богобоязненную жизнь.

Как глубоко поучителен пример дивного старца!


Источник: Хитров Михаил, прот. Дуновение вечности: Светочи христианства. Цветы с «Луга Духовного». – М.: Правило веры, 2006. С. 567-571.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Путники здесь – блаженный Иоанн Мосх и его ученик Софроний.

[2] Весь Нижний Египет, начиная с западного края – Канона и до самого восточного – Пелузии, был усеян обителями, в числе которых был и Эннат.

[3] Номи́сма (солид, иперпир) – основная денежная единица Византии, содержащая около 4,45 г золота, которая в IV-XI вв. стала образцом для монет Европы и Востока и почти тысячу лет являлась международной валютой (бизант). Вплоть до 850 г. чеканка византийских золотых монет производилась исключительно в Константинополе. Из литры золота (около 320 г) чеканилось 72 номисмы. Номисма, или солид разменивалась на 12 серебряных милиарисиев; каждый милиарисий в свою очередь делился на два серебряных кератия. Из-за красноватого оттенка золота номисма называлась также иперпир (перпер). Последний термин окончательно утвердился с конца XI в. (по смыслу он соответствует русскому слову «червонец»). В поздней Византии номисмами стали называть серебряные монеты. Кератий состоял в VI в. из 7, 5-8 медных фоллов, а в VII-XII вв. увеличился до 12 фоллов (оболов). Следовательно, средневизантийский солид (номисма) содержал 288 «медяков» (Византийский словарь: в 2 т. / [сост. Общ. ред. К.А. Филатова]. СПб.: Амфора. ТИД Амфора: РХГА: Изд-во Олега Абышко, 2011, Т. 2, С. 132-133).

[4] Кера́т (кератий) – денежная единица Византии, сост. 18 коп.


8 Декабря 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...