Под сенью Креста

М. Анашкевич 

2015030_.jpg

Тропарь Честному и Животворящему Кресту Господню, глас 1

Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, 
победы на сопротивныя даруя,и Твое сохраняя 
Крестом Твоим жительство. 

Две тысячи лет бо́льшая часть человечества живет под знаком Креста, а русский православный мир – свыше десяти столетий. Для нашего Отечества, освященного равноапостольным князем Владимиром в купели вод Днепра, Честной Животворящий Крест Господень не только особо почитаемый христианский символ. Это – образ нашей веры, стержень многовекового бытия России и залог ее исторического утверждения.

Cupolas-in-The-Upper-Saviours-Cathedral.jpg

Купола собора Спаса Нерукотворного Образа (Верхоспасский собор, Спасский собор, Спас за Золотой решеткой) Большого Кремлевского дворца, г. Москва

Кресты издревле ставились на развилках и перекрестках наших дорог, на въездах в города и села. Крестом освящались водные источники, укреплялись воины на брань, он служил защитой от моровой язвы, засухи или наводнения. Им совершаются все семь священных Таинств, он господствует во внутреннем убранстве каждого храма и закладывается в его основании. Им же завершаются и церковные главы. Крест встречает человека в момент крещения и провожает его в материнские недра земли.

Три раза в году Русская Православная Церковь воздает особые почести Кресту Господню: в Крестопоклонную неделю Великого поста, в дни Воздвижения и Происхождения Честных древ Креста Господня.

Глубокое почитание Креста Христова, закрепившееся канонически с момента обретения святыни равноапостольной царицей Еленой, отражено в наших молитвах, песнопениях, церковной живописи, неистребимо живя в русском сердце. В народном представлении Христос и Крест нерасторжимы, что подтверждается явным созвучием. Только наш народ именует себя крестьянами – т.е. христианами, крещеными людьми – людьми Креста, называя его ласково: «Кресто́вушко».

«Отчего радостное чувство объемлет нас при виде водружения Креста на храме? – размышляет великий тайновидец, святой праведный Иоанн Кронштадтский. – Потому, мне кажется, что христианская мысль привыкла не разделять Креста от Христа Распятого и в Кресте видит Христа, как и во Христе видит Крест, ибо Распятый Христос представляет Собою Крест».

s1200.jpg

Храм Рождества Пресвятой Богородицы в Путинках, г. Москва

Рациональный ум бессилен постичь великую тайну Распятия, тайну Креста Христова. То, что дано нам видеть и разуметь в Кресте, лишь приближает нас к этой тайне, но не открывает ее. Изображение Распятия в церковном искусстве – не иллюстрация римской казни. Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью всегда двигало стремление показать само Искупление как Воскресение Господа. Донести до языческого сознания людей эту благую весть помогали, в том числе, художественно-символические приемы. Сталкиваясь с непостижимым и неизреченным, человек всегда прибегал к помощи символов. Условный символический язык зачастую становится единственно возможным способом не только оградить от чуждых, разрушительных влияний и профанации сами догматы и Таинства, но и пронести священный огонь веры сквозь века – ради жизни будущих поколений. Однако нужно помнить, что символ не есть сам догмат, а только является средством его выражения и необходим лишь тогда, когда он связывает нас с духовной реальностью. «Символ», собственно, и означает связь слова и образа.

Крест, будучи жизнеутверждающим символом от века и доныне, пребывает в постоянном движении – развитии. Выдающийся ученый XIX в. и исследователь христианской символики граф Алексей Сергеевич Уваров не сомневался в главенствующей роли креста и его влиянии на европейскую цивилизацию: «История Креста Господня есть, без сомнения, история всего христианства, или история человечества в связи и по отношению к христианству».

dsc_0055.jpg

Софийский собор, г. Вологда

Святой император Константин, воздвигнув в своей империи монастырь во имя даровавшего ему победу Честного и Животворящего Креста, так и назвал его – Ста́врос (по-гречески «крест»). И доныне наши монастыри именуются ставропигиальными, или крестовоздвиженскими (ставропиги́я в буквальном переводе значит «крестоводружение»). При основании храма там, где быть святому престолу, устанавливается крест.

Древнейшей христианской формой вечного символа был, видимо, Тау-крест (в виде греческой буквы Т – «тав»). В католической церкви господствует четырехконечный латинский крест, а православным миром наравне с ним почитаются и греческий, и шестиконечный, и восьмиконечный. И хотя последний, получивший в силу наибольшего распространения в России имя «русский крест», стал символом Русской Православной Церкви, наш народ не видит различий в том, что для него свято. «Крест всякой формы, – по выражению преподобного Феодора Студита, – есть истинный крест».

Существуют нательные, напрестольные, монументальные и наградные, поклонные и фасадные кресты – всех видов здесь и не перечислишь. Отдельная статья в русской ставрогра́фии – кресты надглавные, или накупольные. И хотя о кресте как символе в наши дни появляется все больше и больше как научных, так и популярных книжных изданий, тема надглавного креста остается практически неисследованной. Повсюду и повседневно открытые людскому взору надгла́вники наших храмов почему-то до сих пор остаются в тени. А ведь это не только церковное искусство, это настоящая сокровищница народного творчества!

Спасский_.jpg

Спасский собор Андроникова монастыря, г. Москва

При рассмотрении многочисленных и неповторимых по красоте своей надглавных крестов русских мастеров кузнечного дела, создавших эту зримую симфонию торжества веры и красоты, вдруг приходит понимание, что главным источником, откуда черпали вдохновение для своих рукотворных шедевров мастера-кузнецы, была сама жизнь. Но удерживать высочайшую ноту в этой крестной симфонии им помогали молитвы и канонические тексты. А значит, символический язык Креста может быть осмыслен только с помощью православного канона и в литургической динамике. Впрочем, каждый из этих кованых шедевров говорит сам за себя, и текстовой комментарий – лишь вспомогательное средство, высвечивающее ту или иную грань спасительной красоты.

На бесчисленных российских дорогах путникам всегда светили крестные солнышки Первопрестольной, Северной столицы, больших и малых русских городов, сел и деревень, затерявшихся в самой глубинке. Сколько верст прошли благочестивые паломники под дождем или палящим солнцем! А наградой им в долгом пути был новый красавец-надглавник, встающий, как солнце, из-за пригорка.

Интересно отметить, что у петербургских мастеров на рубеже XIX-XX веков, в эпоху неорусского стиля и стиля модерн, век которого был недолог из-за прервавшей его революции, было принято вправлять цветное граненое стекло или хрусталь в медную оправу креста. Радостно сознавать, что современные архитекторы продолжают старые традиции, но еще отраднее видеть, как творчество нового поколения мастеров питают духовные искания предков.

Крест на Духовском храме.jpg

Купол церкви Сошествия Святого Духа на апостолов. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, г. Сергиев Посад

Петр Дмитриевич Барановский (1892-1984), знаменитый архитектор-реставратор, спасший от уничтожения временем и людьми многие памятники русской старины, за свою долгую жизнь перенес много тяжелых ударов судьбы, но самым страшным для него было уничтожение святынь своей же земли. Зная, что завтра взорвут только что отреставрированный им храм, Барановский фотографировал его и делал обмеры – это был единственно возможный способ сохранить памятник для потомков, и... брался за восстановление следующего, хотя и его ожидала та же участь. Ничто на свете, никакой произвол властей не может сломить дух человека, посвятившего свою жизнь созиданию. До последних дней жизни – худенький, почти ослепший – Барановский, как в молодости подталкиваемый силой своего высокого духа, поднимался на строительные леса, работал в кабинете. Он не знал ни отдыха, ни страха, в том числе и страха высоты, – напротив, он в нее стремился. Этот человек, повидавший на своем веку столько храмов, лежащих в руинах, и поваленных наземь крестов, произнес такие удивительные слова: «Почему в первую очередь крест уничтожают? Потому что он – как грудь матери, которая питает...»

Эхом этой реплики – уже в наши дни – отозвались слова простой русской женщины: «Крест – это все». Они прозвучали при поднятии креста на главу только что возведенной московской церкви Сергия Радонежского на Рязанке.

Желая спасти надглавные кресты от грозящего многим из них исчезновения и привлечь интерес общественности к этим бесценным шедеврам русского кузнечного зодчества, П.Д. Барановский подал идею тогда еще молодому фотохудожнику Энверу Ибрагимовичу Шейдаеву заняться фотосъемкой надглавных крестов, венчающих русские православные храмы. На этот кропотливый и протяженный по времени, поистине подвижнический ушло целых тридцать лет. Шейдаев посвятил всю жизнь собиранию коллекции фотографий купольных крестов различных форм. Он успел спасти то немногое, что сохранилось с древних времен. Результатом трудов фотографа и всех содействовавших ему явилась уникальная масштабная фотоколлекция под названием «Русский крест», не имеющая аналогов. Она охватила не только «самые русские» центральные районы – Москву и Подмосковье, Владимиро-Суздальскую, Ярославскую, Тверскую и Рязанскую земли, Вологодчину. Многообразие типов было представлено также крестами храмов Санкт-Петербурга, Новгородско-Псковской земли, Сибири и др., что дало в итоге полный спектр региональных особенностей.

20161125_.jpg

Купола собора Михаила Архангела Михаило-Архангельского монастыря, г. Великий Устюг

Коллекция Шейдаева очень помогла возрождению исторического облика многих храмов и монастырей. К Энверу впоследствии не однажды обращались с «заказами» крестов. Он делал фотографии и для восстанавливающейся обители на Соловках, для храмов Тобольска и других городов. Совсем недавно архитектор Константин Камышанов из Рязани поведал, что в г. Михайлове на сооруженном по его проекту новом храме установлен крест с орудиями Страстей Христовых – копием и тростью. Силуэт этого креста выполнен по фотографии из коллекции Энвера, опубликованной в журнале «Божий мир». Причем надглавник-богатырь в три с половиной метра высотой не является точной копией: каплевидные завершения крестных «ветвей» выполнены из красного хрусталя.

Православного храма не бывает без Креста, ибо он ставится на маковку во славу Главы Церкви – Иисуса Христа. На Стоглавом соборе, состоявшемся в 1551 году, было провоглашено следующее правило: «Я́коже искони́ на святы́х церква́х святы́е кресты́ водруже́ны и поста́влены и додне́сь та́кожде да пребыва́ют неподви́жимы».

Кстати сказать, луковичная и шлемовидная форма наших куполов выбрана русскими зодчими не случайно: чтобы снег во время долгой русской зимы скатывался с купола, не закрывая главного – Креста. Преимущественно в XVII-XVIII вв. кузнечное ремесло в деле изготовления надглавных крестов достигло своего наивысшего расцвета.

крест.jpg

Надкупольный крест церкви Преображения Господня, г. Александров

Давайте остановимся хоть на миг, посмотрим вверх и задержим взгляд на крестах, венчающих купола. Даже не верится, что эти легкие, как бы парящие в небе создания – прочная конструкция из металла. Ажурные сквозные узоры, будто не кованые, а сплетенные руками искусных кружевниц. А какое богатство форм и разнообразие символики!

Кресты-надглавники являются важнейшими элементами храмового ансамбля. Приглядевшись внимательнее, обнаруживаешь, что типы крестов – например на храме и близ стоящей колокольне – могут быть совершенно различны. Значит, их делал не один человек, и в разные временные отрезки. А иногда в работе чувствуется рука одного мастера, виден его излюбленный прием. Как странно: человека давно нет на свете, даже имя мастера зачастую неизвестно, а выкованный им крест может поведать о нем больше правды, чем людская молва. Например, о богатырской силе этого человека. Ведь размеры надглавных крестов зависят от величины храма и часто достигают нескольких метров в высоту. А снизу эти гиганты смотрятся как ювелирное изделие тончайшей филигранной работы.

У храма, как правило, бывает один или два придела (дополнительных алтаря с престолом), и каждый обязательно увенчивается главкой с крестом, правда, меньшего размера, чем центральный надглавник. Крест на куполе главного престола всегда самый величественный. Однако все это крестное узорочье не плод фантазии и не прихоть художника. Как бы ни вился узор и сколько бы ни бликовали, ни играли с солнцем кресты на рассвете и на закате, здесь все в меру, все – по чину.

«Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое Воскресение Твое славим». Чтобы «выковать» подобные слова, создав соответствующий им образ, нужны не только сила, умение и художественный вкус. Это невозможно без веры. Надглавные кресты хранят в своей дивной красоте и прочности металла бесконечно богатое предание, в чем мы убеждаемся, глядя на них...


Источник: М. Анашкевич. Русский крест. Символика православного надглавного креста. — М.: Астрель, 2006. С. 5-19.


22 Сентября 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...
Пасхальная иллюминация на колокольне
Пасхальная иллюминация на колокольне
19 апреля 1913 г., на Пасху последнего предвоенного года (перед Первой мировой войной), жители Сергиевского посада и многочисленные паломники стали свидетелями иллюминации, устроенной на колокольне Троице-Сергиевой Лавры...