По стопам апостола Фомы: христианство в Центральной Азии

История Церкви подобна Книге жизни, которую пишет Промысл Божий, незримо устрояющий судьбы человеческие. В этой великой книге одинаково важны все страницы, потому что каждая из них содержит ценный духовный опыт, который ложится в сокровищницу Вселенской Церкви. В полной мере это относится и к истории христианства в Центральной Азии, где на протяжении тысячелетий завязывались и развязывались узлы культур и цивилизаций, создавались и гибли огромные государства. Но и среди грозных событий, среди всех испытаний и потрясений люди искали свою веру, искали истину.

Восток является колыбелью человеческого рода. Ученые выявили связи древнейшей Центральной Азии с Месопотамией, с той самой «землей Ур», откуда вышел «отец верующих» – ветхозаветный патриарх Авраам, величайший искатель Божественной истины. На центральноазиатской земле, в Хорезме, вершился подвиг жития праведного Иова Многострадального: здесь до новых времен чтилась его могила и поныне существуют памятники, связанные с именем этого мужественного человека Божия.

22.jpg

Праотец Авраам и Сарра. Мозаика церкви Сан-Витале в Равенне. VI в.

Фрагмент композиции «Гостеприимство Авраама»

Исторические исследования открывают нашему взору удивительное зрелище: подобно затонувшему континенту Атлантиде, скрытые на дне времен древние царства предстают перед нами со всем своим давно исчезнувшим блеском, богатством и могуществом. Странно узнавать, что на месте современных городков и деревушек или просто жалких развалин некогда стояли столицы необозримых держав, мощные оплоты земных властителей. Таким был Невакет – знаменитый центральноазиатский Новгород, столица Тюркского каганата, располагавшийся близ нынешнего киргизского поселка Красная Речка. Таким был и Алмалык – «город богатства и цветения», ставка монгольских ханов, на месте которого ныне груда камней у подножия казахстанской горы Талка.

Однако изыскания ученых заставляют говорить и камни: из их рассказов мы узнаем, что в этих исчезнувших городах и державах жили люди, подобно нам призывавшие имя Христово. Знаменитый казахский просветитель XIX века Чокан Валиханов при виде развалин Алмалыка размышлял об истории древнего христианства в этом краю – незримой для наших глаз подобно мощам святого апостола и евангелиста Матфея, ныне покоящимся также на этой земле, под водами озера Иссык-Куль [1].

В наши дни каждая публикация, касающаяся истории христианства в Центральной Азии, становится сенсацией. Знакомство со страницами прошлого порой ошеломляет даже людей весьма знающих и эрудированных. Еще в XIX веке видный церковный историк В.В. Болотов указывал на важность исследования судеб христианства в странах Востока и намечал пути для осуществления этого, но не успел заняться данной темой. История древнего христианства в Центральной Азии нашла отражение в трудах академика В.В. Бартольда, а затем историка Л.Н. Гумилева, в отдельных статьях ряда новейших исследователей. Открытия археологов дали богатейший материал для новых обобщений и создания целостной исторической картины. Это малоизвестная, но необычайно важная и поучительная страница всемирной истории.

Христианство в Центральной Азии имеет несомненное апостольское происхождение, чем не могут похвалиться даже многие европейские страны. Как известно, самый дальний из апостольских жребиев, определивших пути двенадцати учеников Спасителя, выпал святому Фоме Близнецу.

19.jpg

Апостол Фома. Мозаика церкви Сан-Витале в Равенне. VI в.

Дух Божий указал ему для проповеди «страны Индийские», а таким понятием древние писатели, имевшие об Азии туманное представление, обозначали не одну Индию, а все государства Востока за пределами Римской империи. Святой Фома благовествовал не только «брахманам», то есть собственно индусам, но и «бактрам, гирканам, парфянам» – предкам современных народов Центральной Азии. Истинность этого предания засвидетельствована христианами Индии, до новейших времен сохранившими за своими общинами название «христиан апостола Фомы». А в древней Центральной Азии расцвет христианской веры начался уже с III века по Рождестве Христовом. Он привел к основанию мощных митрополий в Мерве и Самарканде, созданию знаменитого Хорезмийского (Хвалисского) архиепископства, провозглашению христианства государственной религией в огромной Эфталитской империи, проповеди Евангелия за Великой Китайской стеной. Такими, конечно, могли быть только всходы семян могучей апостольской проповеди, вершившейся в силе и славе чудотворений, по слову Господню ученикам: ...именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками... возложат руки на больных, и они будут здоровы (Мк. 16, 17-18).

20.jpg

Апостол Андрей Первозванный. Мозаика церкви Сан-Витале в Равенне. VI в.

Предание сообщает, что Центральную Азию посетил также другой апостол Христов, святой Андрей Первозванный. Явившись ему в городе Эфесе, Сам Христос Господь предрек: «Не бойся, Я с тобою странствую. Еще и страны Скифские тебя ожидают». Поскольку в древнейшем известии о путешествиях святого апостола Андрея сказано, что он проповедовал «в Скифии, Согдиане и у саков», очевидно, речь шла о Великой Скифии, включавшей в себя центральноазиатскую Великую степь, народы которой античные географы именовали саками.

На земле Центральной Азии нашло посмертное упокоение нетленное тело святого апостола и евангелиста Матфея. Апостол Матфей, как известно, принял мученическую кончину за Христа в Сирии. Оттуда, по-видимому, еще во II или в III веке честные мощи апостола были унесены бежавшими от древнеримских гонений христианами в край, славившийся широкой веротерпимостью. Эта святыня хранилась в монастыре, расположенном на берегу озера Иссык-Куль, – весь христианский мир знал о ее местонахождении. На Каталанской карте мира, датированной 1375 годом, на северном берегу озера Иссык-Куль изображено здание с крестом, а рядом имеется надпись: «Место, называемое Иссык-Куль. В этом месте монастырь братьев армянских, где пребывает тело святого Матфея, апостола и евангелиста».

18.jpg

Апостол и евангелист Матфей.

Миниатюра из «Спасского Евангелия». 2-я четв. XIII в. (ЯИАХМЗ. № 15690. Л. 37 об.)

Впоследствии город, где находилась древняя армянская обитель, был затоплен водами озера. По местному преданию, наводнение было карой Божией горожанам за отказ в гостеприимстве и оскорбление какого-то святого странника. Географ П.П. Семенов-Тян-Шанский, изучавший Каталанскую карту, полагал, что монастырь армян находился в бухте Курменты, между селами Светлый мыс и Тюп. По воле Божией именно поблизости от затонувшей святыни в 1882 году был основан русский Свято-Троицкий мужской монастырь. Побывавший в тех местах в конце XIX века российский чиновник, барон А. Каульбах, писал: «Замечательно, что неподалеку от Иссык-Кульской Троицкой обители, у устья рек Тюп и Кой-Су, сохранились под водой развалины древнего города. В этом городе, по предположению археологов, и существовал тот армянский монастырь, где находятся мощи евангелиста Матфея».

21.jpg

Иов на гношце. Миниатюра из Сирийской Библии.

Кон. VI-нач. VII вв. (Parisin. Syr. 341. Fol. 46 r)

Земля Центральной Азии помнит примеры и древнейшей, ветхозаветной праведности. Здесь, в Хорезме, четыре тысячи лет назад протекало житие святого патриарха Иова (мусульмане называют его Айюб), здесь он просиял подвигом несравненного мужества и верности Господу в любых испытаниях. Еще во времена первого Вавилонского плена иудеи приходили на поклон к находившейся в Гургандже (Ургенче) могиле праведного Иова, потом оседали там и составили многочисленную общину. Впоследствии к этой святыне началось паломничество христиан, а затем и мусульман. Об этом сообщает латинский монах-миссионер Паскаль, побывавший в Хорезме в 1335 году. Согласно местному преданию, Бог по просьбам патриарха Иова изводил из земли источники чистой воды, возвращавшей здоровье больным. И в наше время на землях современного Узбекистана и Кыргызстана почитаются несколько таких «родников Иова» («Чашма Айюб»), самый известный из этих источников находится в Бухаре.

10.jpg

«Родник Иова» («Чашма Айоб») в Бухаре. 1380 г. Фото. Кон. XX в.

Через Хорезм должны были пролегать пути и апостола Фомы, и апостола Андрея – так память о ветхозаветной праведности встретилась со спасительной вестью Нового Завета.

Когда мы думаем о трудностях и опасностях, подстерегавших путников на дорогах древнего мира, нам могут показаться невероятными те колоссальные расстояния, которые преодолевали «красные ноги» Христовых апостолов на путях благовествования. Однако выясняется, что дальние путешествия и в те времена не были вовсе невозможными. Историк Церкви В.В. Болотов отмечает: «Дело в том, что путь апостолов был путь торговых отношений, простиравшийся, с одной стороны, до Китая и Цейлона, а с другой – до островов Британии и до полудиких стран Африки. По этому пути и двигались караваны, при которых всегда была вооруженная сила для охраны от врагов, разбойников и разных опасностей. Поэтому, естественно, каждое частное лицо должно было примкнуть к каравану для избежания дорожных неприятностей. Торговля была меновая. Купцы греко-римской империи обменивали свои товары на Востоке на смолу, ароматы и шелк, а потом отправлялись на Запад, чтобы и там получить прибыль. Отсюда нет ничего невероятного в том, что апостолы в краткий период времени представляются проповедующими то на Цейлоне, то в Британии; вместе с караванами они постоянно переезжали из одной страны в другую». О том, что апостол Фома странствовал вместе с караваном заезжавшего в Палестину индийского купца, мы знаем из его жития. Очевидно, и апостол Андрей попал на просторы Великой Скифии подобным же образом: его путь лежал из областей Кавказа, где никогда не было недостатка в предприимчивых купцах. А какова была дорога в Центральной Азии, известно: это Великий шелковый путь, сведения о ветвях и ответвлениях которого дошли до нас в подробностях. Так, склоняясь над географической картой, мы можем без большого труда установить маршруты апостольских странствий.

28.jpg

Христианство на Великом шелковом пути. Карта

Святой апостол Фома Близнец двигался по главной, южной магистрали Великого шелкового пути, связывавшего Малую Азию с Центральной. Пройдя через современный Иран, он оказался в Мервском оазисе, в богатом и славном городе Антиохии – Маргиане, он же Мерв. Далее законы караванных дорог в поиске выгодных сделок уводили севернее, в изобильный Хорезм, а оттуда путь углублялся в Мавераннахр (Трансоксанию) – знаменитое среднеазиатское Междуречье, долину между священным Оксом (Амударьей) и Яксартом (Сырдарьей). Дорога проходила через средоточие центральноазиатской торговли – Согдиану (долину Зарафшана), имперскую столицу Кушанию-на-Зарафшане (ныне Каттакурган Самаркандской области) и знаменитый Самарканд. Отсюда торговый путь вел на юг, к Бак-трии, или на восток, в княжество Уструшана (ныне Джизакская область Узбекистана), располагавшиеся в горах близ Заамина, спускался к «жемчужной реке» – Яксарту (Сырдарье) и Ходженту и вдоль нее уходил к воротам Ферганской долины – Бабу (ныне Пан), откуда открывался веер путей: в Ахсикет и Куву, Ош и Узгенд, а от последнего – снова на север, в оазисы Восточного Туркестана, в Дуньхуан – к границе Великой Китайской стены. Отсюда тяжело груженный китайским шелком и фарфором караван отправлялся в Индию. Там индийские купцы-караванщики принялись подсчитывать барыши, а святой Фома продолжил проповедь Истины Христовой и просиял мученической кончиной, пронзенный копьями в горах под Малипуром. На этом месте возникла христианская община, свято сохранившая память о своем благовестнике. Но еще на Великом шелковом пути апостол Фома обратил ко Христу, а затем и рукоположил во епископа «для бактров, парфян и гиркан» знатного юношу Дионисия.

103.jpg

Уверение Фомы. Миниатюра из Малатийского Евангелия 1267-1268 гг.

(Матенадаран, № 10675. Fol. 326 а)

Святой апостол Андрей Первозванный шел по менее известному северному ответвлению Великого шелкового пути. Это та дорога, по которой спустя пятьсот лет согдиец Маннах вел послов Тюркского каганата для заключения договора с Византией против ставшего враждебным Ирана. Впоследствии по северным трассам Великого шелкового пути центральноазиатские купцы поведут оживленную торговлю с Русью. Но дорога эта была известна и во времена апостольские, ибо связывала Мавераннахр со странами Кавказскими, где проповедовал тогда апостол Андрей. Там, в северо-восточном Причерноморье, встретил благовестник Христов согдийский купеческий караван и воспользовался этой возможностью, чтобы углубиться в Великую Скифию, возвестить о Христе Спасителе народам, дотоле неведомым. Путь из Кавказских стран пролегал по северному берегу Каспия, а затем через степи современного Казахстана в Хорезм. Здесь скрестились дороги апостолов Андрея и Фомы: не во времени, поскольку мы ничего не знаем о личной их встрече на этом пути, но в пространстве, незримым духовным приветствием.

25.jpg

Наконечник копья, которым был пронзен апостол Фома.

(Музей апостола Фомы, Мадрас)

Согласно преданию, апостол Андрей дошел до Согдианы. Отсюда он повернул обратно. Как известно из жития, «где удавалось святому Андрею пролить свет учения Христова, там водружал он крест. Что же и поставить последователю Христа, как не крест там, где стояли идолы?» По-видимому, такой крест апостол Андрей воздвиг в Ургутских горах под Самаркандом - там, где возникло впоследствии многочисленное христианское селение и был основан монастырь. На обратном пути через Великую степь апостол Андрей проповедовал кочевникам-сакам. Это происходило во время третьего, самого дальнего и последнего путешествия первозванного ученика Христова. Тогда достиг он и Днепра, отплыл вниз по его течению и водрузил крест на пустынных горах у будущего Киева, сказав: «На горах этих воссияет благодать Божия, и будет большой город, и много церквей будет воздвигнуто здесь по изволению Божиему». Предание указывает на пребывание апостола Андрея даже в отдаленных северных землях скифов, где впоследствии прославился «господин Великий Новгород». Затем мы вновь видим неутомимого благовестника в Причерноморье, где он укрепляет общины, основанные им во время первых двух апостольских путешествий. Земной подвиг святого Андрея окончился в Греции: в городе Патры он был распят, уподобившись образом кончины Учителю и Господу своему.

23.jpg

Апостол Андрей Первозванный воздвигает крест

на берегу Днепра, на месте основания будущего Киева.

Миниатюра из Радзивиловской летописи. XV в. (БАН. 34.5.30. Л. 3 об.)

Можно отметить, что на всем протяжении Великого шелкового пути апостолам даже не обязательно было прибегать к дару языков – дарованной Святым Духом способности свободно говорить на чужих наречиях. Исследователи обычно связывают апостольскую проповедь с наличием в тех или иных краях иудейских общин. Действительно, как из книги Деяний святых апостолов, так и из житийных преданий мы знаем, что ученики Христовы часто начинали возвещать Евангелие с синагог. Но дело тут отнюдь не в языковом барьере, а в лучшей подготовленности обладавших Откровением Ветхого Завета иудеев к принятию вести о Пришествии Мессии. Что ж, община «иудеев рассеяния» имелась в Хорезме, наверняка были такие общины и в богатых торговых городах Согдианы. А что касается знания языка, то местные жители могли понять речь апостолов ничуть не хуже. Ведь и Сам Христос Спаситель, и Его ученики говорили на арамейском, бывшем в те времена международным языком всего Востока. В Палестине иврит (древнееврейский) являлся уже только языком священнослужителей и иерусалимских книжников. Народ же иудейский говорил в своей среде по-арамейски – на языке, который евреи усвоили в Вавилонском плену и принесли с собой, когда возвращались в Палестину. На арамейском языке – языке простого народа, а не ученой премудрости, возвещал Господь Иисус спасительное Свое учение, обращенное не к гордецам, а к кающимся грешникам.

27.jpg

Апостол Фома. Надгробный рельеф. VI-VII вв. (Музей апостола Фомы, Мадрас)

Арамейский являлся языком древнейшей цивилизации – Ассирийской, впоследствии его удержала за собой Сирия, и он называется также сирийским. Во времена апостольские арамейским (сирийским) языком должны были владеть все отправлявшиеся на Востоке в дальние путешествия, это был язык караванных дорог и дипломатических связей, а также язык философских споров, клонившихся к познанию истины. В Центральной же Азии на основе сирийского алфавита были созданы первые виды письменности: хорезмийская, согдийская, позднее уйгурская и монгольская. Международный статус сирийского (арамейского) языка, конечно, имел значение не столько для обладавших благодатными дарованиями апостолов, сколько для последующего распространения христианства в этом краю, где сирийский, будучи общепонятным, первоначально стал языком богослужений и богословской образованности.

Первохристианские общины, основанные апостолами на своих путях, были поначалу немногочисленными. Они являлись как бы островками благодати среди бушующего вокруг языческого моря. Христиане подвергались ярым нападкам фарисеев-иудаистов, затем языческий мир обрушил на них всю мощь имперского карательного аппарата, впоследствии так же гнали и казнили христиан в зороастрийском Иране. Но ничего подобного не было в Центральной Азии – в краю широчайшего гостеприимства, где разница вер, как и национальные различия, не отражалась на человеческих отношениях. Здесь принимали всех, а люди сильные, умелые или знающие ценились на вес золота. Так, китайский полководец, оклеветанный и приговоренный к смерти, бежал в государство хунну – и стал первым советником при дворе хуннского царя-шанъюя. Гонимый за веру персидский царевич-христианин укрывался в Согдиане и получил в дар от буддиста-правителя Бухары обширные земли для основания собственного княжества. Людей здесь оценивали, как мы сейчас говорим, по деловым качествам.

В Центральной Азии много воевали, но по причинам политическим: сопротивляясь персидской, греческой, китайской экспансии или из-за амбиций различных групп властолюбивой аристократии. Бывали вооруженные конфликты из-за территории, мест кочевий. Иногда один народ «завоевывал» другой, однако не для порабощения, а чтобы присоединить к себе, слиться с ним и усилить собственные ряды. Но из-за религиозных убеждений кровь не проливалась никогда. Веротерпимость в Центральной Азии была законом жизни. И когда Китай отказался, наконец, от безумных попыток подмять под себя всю Азию и перешел к переговорам о мирном торговле, согдийцы, хозяева тогдашних караванных дорог, поставили одним из главных условий этого свободу совести, свободу проповеди любых религий не только в Великой степи, но и в самом Китае. Это условие было принято, дважды подтверждено указами китайского императора, и именно согдийские миссионеры принесли за Китайскую стену и утвердили там христианство.

26.jpg

Крест на гробнице апостола Фомы в Мадрасе. Индия. VI-VII вв. Фрагмент

Вот типичная картина, открывающаяся археологам при раскопках древних центральноазиатских городищ: на одной площади соседствуют дворец правителя, капище огнепоклонников, буддийская молельня и христианский храм. Здесь христианам не нужно было уходить в катакомбы, скитаться в горах, пещерах и пропастях земли: их общины могли развиваться спокойно, неторопливо умножая число своих членов. К III веку Церковь Христова прочно укоренилась на центральноазиатской земле. Для духовной жизни это были благоприятные условия.

За время присутствия Православной Церкви в Центральной Азии здесь не возникло ни одного конфликта с мусульманами на религиозной почве. Здесь действительно накоплен уникальный опыт содружества, способный принести добрые плоды повсюду, где пожелают им воспользоваться. В этом краю сохраняется славянское население, численность которого в наши дни многократно превосходит дореволюционный уровень. Обретенная Церковью свобода позволяет осуществлять православное строительство: приходов и храмов здесь уже больше, чем в имперский период. Открываются монастыри и духовные школы, создаются православные духовные центры в среднеазиатских столицах. История христианства в Центральной Азии продолжается.


Источник: Владимир (Иким), митр. По стопам апостола Фомы: Христианство в Центральной Азии / Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким). – М.: М-Сканрус, 2011. С. 14-43.


ПРИМЕЧАНИЕ

[1] Cогласно историческому преданию, мощи апостола Матфея нашли упокоение на дне озера Иссык-Куль, но об этом нет упоминания в житии святого.


5 Мая 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...