Патерик Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Глава I. Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Патерик Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Глава I. Свято-Троицкая Сергиева Лавра

Священной и незабвенной памяти святителя Филарета, 
митрополита Московского, внушившего побуждение к сему 
посильному труду, благоговейно посвящает автор

Граф М.В. Толстой








ГЛАВА I

Свято-Троицкая Сергиева Лавра

1. Основатель и первый игумен Лавры - преподобный Сергий Радонежский. Заступник Русской земли, великий чудотворец и насадитель иночества в северо-восточной России, родился 3 мая 1319 года в Ростове и в крещении наречен Варфоломеем. Родители его, Ростовские бояре Кирилл и Мария, по скорбям и притеснениям, принуждены были оставить родину, и переселились в Радонеж, не ранее 1328 года и окончили жизнь в иночестве в Хотькове монастыре. По кончине их, юный Варфоломей избрал себе место для пустынного жития и подвизался сначала вместе со старшим братом своим Стефаном, а потом один. Когда собралось к нему несколько братий, он с благословения св. митрополита Феогноста построил деревянную церковь во имя Пресвятой Троицы; 7 октября 1342 года он пострижен в иночество с именем Сергий, а в 1354 г. посвящен в сан игумена. Уважаемый великим князем Дмитрием, преп. Сергий благословил его на брань против полчищ Мамая и своими молитвами помог ему одержать победу 8-го сентября 1380 года. Удостоился посещения Богоматери с апостолами Петром и Павлом. Преставился 25 сентября 1392 года. Святые мощи преп. Сергия обретены 5 июля 1422 года.

2. Вот имена первых и ближайших учеников преп. Сергия, постоянно живших и почивших в обители его: Василий Сухой, пришедший с верховьев р. Дубны, один из первых соучастников в пустынной жизни великого аввы; Онисим диакон с сыном Елисеем — ростовцы, сподвижники своего великого единоземца в отшельнических подвигах; Исаакий, проходивший трудный подвиг молчания, с кротостию и незлобием. Он пользовался особенною любовию преп. Сергия и удостоился, вместе с Макарием видеть ангела, сослужащего великому авве. Исаакий молчальник † в 1388 году. Симон, уже бывший архимандритом в Смоленске. Оставив все, Симон подчинился его руководству и окончил дни свои в смиренном послушания Богоносному старцу, удостоившись быть свидетелем его славного видения об учениках его. Иаков — земледелец, называвшийся между братиею уменьшительным именем „Якута", служил братии в роде рассыльного. О совершенстве жития Симеона Екклисиарха свидетельствовал сам преп. Сергий. После посещения Божией Матери, его первого с Исаакием пригласил он, чтобы быть участниками Божественной радости; сей же Симеон духовными очами видел небесный огнь на Св. Престоле, когда преп. Сергий совершал литургию.

3. Преп. Никон, игумен, преемник преп. Сергия, достойный ученик богоносного учителя; на нем почил дух великого аввы, а потому имя Никона было, как выразился древний жизнеописатель его, „яко священие некое обносимо" еще во время жизни его. Уроженец г. Юрьева-Поволжского, Никон пожелал видеть равноангельного старца, пришел в Троицкую обитель и просил Сергия принять его, но авва не принял юношу и послал его в Серпухов к ученику своему Афанасию (см. ниже, гл. III). После двухлетнего смиренного послушания, Никон, уже удостоенный священства, с согласия Афанасия, опять пошел к преп. Сергию и на этот раз был принят им с радостью и навсегда оставлен в его обители. Великий старец за шесть месяцев до кончины передал ему настоятельство в своей обители. При нем в 1408 году было страшное нашествие татар, под предводительством Эдигея; обитель Сергиева была разорена и сожжена, но Никон и братия заранее удалились из нее и сберегли от расхищения некоторые святыни и келейные вещи преп. Сергия. По уходе татар, монастырь был отстроен весь заново, с новой деревянной церковью, но не на прежнем месте. В 1422 году 5 июля преп. Никон изнес из земли великое сокровище святыни — цельбоносные мощи отца своего и временно поставил их в деревянном храме. А между тем созидался и украшался белокаменный храм св. Троицы, в котором, по освящении его, были поставлены и ныне почивают открыто мощи преп. Сергия. Достигнув глубокой старости, преп. Никон преставился 17 ноября 1428 года и погребен близ мощей великого его учителя. Память преп. Никона установлено чтить повсеместно в 1547 году. Над могилою его воздвигнута церковь во имя его.

4. Прп. Михей, любимый келейник преп. Сергия, „возливавший", по выражению Епифания, „воду на руце его". Он один из всех сподвижников Сергиевых удостоился видеть Матерь Божию, посетившую своего избранника. Скончался еще при жизни своего аввы, в 1385 году, мая 6. Мощи его почивают под спудом в небольшой церкви, освященной „в честь явления Богоматери преп. Сергию, при котором (видении) удостоился быть Михей".

5. Блаж. Епифаний «премудрый», иеромонах, ученик преп. Сергия, духовник в обители его, оставил нам описание жития своего великого старца. Это был человек образованный для своего времени, много путешествовавший по святым местам и написавший, кроме жития Сергия, похвальное ему слово, житие и похвальное слово в честь святителя Стефана Пермского, с которым он вместе жил, в молодости своей, в Ростове, в монастыре Григория Богослова, именуемом „Затвор". Скончался около 1420 года.

6. В числе последующих настоятелей обители Сергиевой особенно замечательны следующие лица: преп. Савва Сторожевский (см. главу II).

7. Прп. Мартиниан (см. главу IV).

8. Спиридон (1467—1474) иноческое образование получил в Чудовом монастыре под надзором тех духовных старцев, которых собрал св. Алексий, митрополит. Преп. Иосиф Волоколамский, знавший его лично, называет его великим старцем. Строгая внимательность его, как доброго пастыря, к состоянию вверенного ему стада, была такова, что митрополит Филипп I писал к нему особую грамоту, в которой предлагал о согрешившем старце Памве: «Да сотвориши милость над ним во славу Божию и мене деля, сыну, от уз его разрешити повели". Вероятно, по любви к преп. Спиридону, в его время переселился в Троицкий монастырь митрополит Феодосий, возведенный в сей сан из архимандритов Чудова монастыря, и по сложении с себя управления митрополиею, несколько времени пребывавший в Чудове. В обители Сергия первосвятитель Российский и скончался в 1475 г. Спиридон также оставил должность игумена после семилетнего управления монастырем.

9. Св. Серапион (1495—1505), постриженник основанного преп. Сергием Радонежским Успенского Дубенского монастыря, что на острову; с 1493 года игумен Троицкой Сергиевой обители, а в 1506 году архиепископ Новгородский. За то, что преп. Игумен Волоколамский Иосиф, состоявший в Новгородской епархии, без его ведома и разрешения, перешел со своею обителью в область великого князя и в епархию митрополита, отлучил он Иосифа от Церкви. Великий князь Иоанн принял это за оскорбление своей власти, и Серапион, вызванный в Москву в мае 1509 г. заключен был в Андрониев монастырь, даже подвергся запрещению; но потом дозволено ему жить на покое в Сергиевой Лавре, где он свято почил 16 марта 1516 года. Мощи под спудом почивают близ Троицкаго собора Лавры, в так называемой Серапионовской палатке.

10. Прп. Арсений Сухоруков (1521—1527). После трехлетнего настоятельства удалился на безмолвие в Комельский лес и там основал Арсениеву—Комельскую пустынь в 25 верстах от г. Грязовца, существующую доныне. Преставился 24 августа 1550 года. Мощи его почивают там под спудом.

11. Св. Иоасаф (Скрипицин) принял пострижение в Лавре Сергиевой и с 1529 по 1539 год был там игуменом. Близкий к любителю иноков и иночества вел. кн. Василию Иоанновичу, при жизни его, он крестил сына и наследника его Иоанна, у раки преп. Сергия. Во время малолетства царя, при буйном управлении бояр, митрополит Даниил принужден был сложить с себя сан святительский, и на место его избран игумен Иоасаф. В эту эпоху совершенного безначалия и неистовых злодейств, которыми особенно отличились Шуйские, новый первосвятитель, заботясь о прекращении безпорядков, испросил свободу заточенному князю Бельскому, и действительно добрый боярин, заняв место в думе правителей государства, сумел остановить грабежи и насилия. Но князь Иван Шуйский схватил и отправил Бельского на Белоозеро, где его удушили. Тогда толпы неистовых едва не убили святителя: в келью его бросали камни; во дворце самого вел. князя он не нашел защиты; на Троицком подворье готовы были растерзать его. Св. Иоасаф выпросил себе, как милость, дозволение провести последние годы на месте иноческого обета. Невольными и вольными скорбями святитель очищал душу свою для светлых радостей неба и мирно почил 27 июля 1555 года. Мощи его почивают под спудом в южном притворе Троицкого собора Лавры, в Серапионовской палатке, прямо против входа. Память празднуется в день преставления.

12. Прп. Максим Грек был родом из Албании, из города Арты. Получив образование в науках, постригся в монашество на Афоне, в Ватопедской обители, и по приглашению вел. князя Василия Иоанновича в 1518 году приехал в Москву для разбора древних греческих рукописей и исправления книг. В Чудове монастыре он занимался переводом духовных книг с греческого на славянский язык и пользовался расположением вел. князя. Но в 1525 году заключен в темницу за неодобрительный отзыв о разводе вел. князя с неплодною супругою и в следствие клеветы, будто он вместо исправления исказил книги, из Москвы перевезли его в Иосифов Волоколамский монастырь, где в темнице он был утешен явлением ему Ангела. В 1531 году его перевели в Тверской Отроч монастырь; в 1551 году, по ходатайству Троицкого игумена Артемия пред царем Иоанном Васильевичем, невинный страдалец освобожден из заточения Тверского и переведен на покой в Троицкую Лавру. Здесь в 1556 году скончался и погребен в северо-западном углу церкви Сошествия Св. Духа.

13. Елевферий, быв около года игуменом, соборным определением 1561 г. января 6-го дня возведен в сан архимандрита. Сей сан предоставлен и последующим настоятелям Троицкого Сергиева монастыря, с первенством пред всеми прочими архимандритами в России.

14. Блаж. архимандрит Иоасаф (1605—1610), вызван был из Пафнутьево-Боровского монастыря. При нем обитель Сергиева подверглась осаде. В 1608 году Троицкий монастырь окружен был мятежными полчищами, которые поддерживали второго Лжедмитрия (Тушинского). Самозванец хотел овладеть монастырем; его побуждали к тому и сокровища монастыря, собранные веками, и усилия иноков Троицких, вместе с патриархом, поддержать в Москве верность народа царю Шуйскому, и местная важность Троицкой обители, которая стояла на пути к Москве от северных и восточных городов, откуда могли придти верные сыны отечества для освобождения его от иноземцев и мятежников. Защитою обители было, во-первых, упование на всесильную помощь Божию и ходатайственное заступление безсменного начальника монастыря, которому сама Матерь Божия дала обетование быть неотступною от его обители; потом, благоразумие и попечительность ее временных правителей. Архимандрит Иоасаф везде являл себя сердобольным отцом для нуждающихся, усердным молитвенником, верным блюстителем святыни. Келарем Лавры тогда был знаменитый в летописях отечества Авраамий Палицын. Во время осады его не было в Лавре; но тем не менее болел он душею за нее, и делал все, что мог, в ее пользу в Москве. Обитель Троицкая имела тогда более 300 человек братии; в числе их были такие, которые в мире служили отечеству на поле брани, и в настоящих обстоятельствах могли быть полезными для обители своим мужеством и искусством. Сверх того для защиты монастыря были присланы царем воеводы с отрядом войска, вооружены слуги монастырские и жители окрестных селений. Число всех защитников монастыря простиралось в начале осады до 2,500, но к концу ее уменьшилось до 200 человек. Враги явились под стенами Лавры 25 сентября. Со слезами встретили в обители праздник памяти преп. Сергия, но не унывали. Принесши моление Господу Богу о защите от супостатов, воеводы, дворяне, дети боярские, слуги монастырские, стрельцы, все собравшиеся здесь, в самый день праздника, обязались присягою сидеть в осаде без измены. Число неприятельского войска, по показаниям захваченных в плен, простиралось до 30,000 человек. Предводителями были Ян-Петр Сапега, командовавший польскими войсками, и Лисовский с отрядом наездников, славившихся дерзостью; к ним присоединились русские изменники, татары и казаки. Укрепляемая невидимым, а иногда и видимым, чудесным предстательством «Взбранного Воеводы», великого аввы Сергия, основанная им обитель выдержала блистательно осаду, с приступами и подкопами. Наконец, 12 января 1610 г. Сапега обратился в бегство, почти шестнадцать месяцев держав монастырь в осаде без успеха. Архимандрит Иоасаф, старец, теплыми молитвами и попечительностью содействовавший спасению обители, утомленный бедами и опасностями, вскоре после окончания осады удалился в Пафнутиев монастырь, из которого взят был в настоятели Лавры. Но когда Пафнутиев монастырь взят был врагами 5 июля 1610 года, тогда вместе с прочими иноками умерщвлен и сей доблестный старец, которому напрасно грозил смертью Сапега в стенах Сергиева монастыря.

15. Прп. Дионисий (Зобниновский) с 1610 по 1653. Урожденец Ржева, в крещении Давид, постриженник, потом настоятель Старицкого Успенского монастыря. Находясь в Москве в смутное время междуцарствия, был постоянно при патриархе Гермогене и сколько мог, оберегал святителя, уговаривал народ, волнуемый изменниками, не забывать страха Божия, удерживаться от своеволий преступных. В 1610 г. патриарх Гермоген определил Дионисия архимандритом Сергиевой Лавры, еще не оправившейся после осады поляков. Время было смутное. Москва была в руках ляхов; ляхи и бродяги свирепствовали в окрестностях Москвы. Толпы израненных и ограбленных с разных сторон собирались к Сергиевой Лавре. Здесь развилась неистощимая благотворительность преп. Дионисия: открыты домы и больницы для лишенных крова и больных в подмонастырских слободах. Братия, по убеждению Дионисия, решились довольствоваться овсяным хлебом и водою, чтобы сберечь пшеничный и ржаной хлеб для больных. В тоже время, заботясь о судьбе отечества, Дионисий и келарь Авраамий Палицын писали в разные города, умоляя о помощи Москве людьми и деньгами. Когда водворилось спокойствие по воцарении царя Михаила, в ноябре 1616 г., царским указом поручено было Дионисию, с канонархистом старцем Арсением Глухим и священником села Клементьевского Иваном Наседкою, заняться исправлением Требника. Дионисий и его сотрудники принялись за дело, вверенное им, с живым усердием; кроме древних славянских рукописей были у них четыре греческих требника. Арсений хорошо знал славянскую грамматику и язык греческий. С такими способами увидели, что позднейшие списки Требника обезображены ошибками. Исправители сделали, что могли сделать по мере сил и убеждению своему. Но в Москве огласили их еретиками и преп. Дионисию пришлось претерпеть много гонений и страданий. Наконец он с сотрудниками своими был оправдан в 1626 году. Скончался 10 мая 1633 года. Мощи его почивают в Серапионовской палатке Сергиевой Лавры под спудом. Прибывший в 1619 г. в Москву патриарх Иерусалимский Феофан изъявил желание видеть тех иноков обители, которые, во время беды ратной, дерзнули возложить на себя броню и с оружием в руках, ратовать против врагов. Преп. Дионисий принял было сие требование с недоумением; но подвижники добровольно вызвались: „Яви нас, отче, Владыке нашему; буди все по воле его“. И представлены были патриарху более двадцати иноков, «в них же первый был именем Афанасий Ощерин, зело стар сый, и весь уже пожелтел в сединах». Патриарх спросил его: «Ты ли ходил на войну и начальствовал пред вои мученическими»? Афанасий ответствовал: «Ей, владыко святый, понужден был слезами кровними». Патриарх спросил еще: «Что ти свойственнее, иночество ли в молитвах особь, или подвиг пред всеми людьми»? Афанасий, поклонясь, ответствовал: «Всякая вещь и дело, владыко святый, во свое, время дознавается: что творю и сотворих – в повелении послушания»; и, обнажив голову свою, поклонился ему и сказал: «Известно ти буди, владыко мой, се подпись латинян на главе моей от оружия; еще же и в лядвиях моих шесть памятей свинцовых обретаются; а в келлии седя, в молитвах, как можно выйти было из воли таких будильников к воздыханию и стенанию? А все се бысть не нашим изволением, но пославших нас на службу Божию».

Обитель прп. Сергия — древний рассадник иноков благочестивых, в первой половине XVIII века сделалась и рассадником мужей ученых, допустив в недра свои обитель духовного образования. Благословение Преподобного, который сам глубоко сознавал потребность учения, который плакал в отрочестве, чувствуя в себе недостаток естественных сил для учения и утешен был получением помощи свыше, — благословение его почило и на обители науки, водворившейся в Лавре его, как показывает то летопись Троицкой семинарии и преемницы ее – духовной академии. Мысль об учреждении семинарии в Троицкой Сергиевой Лавре родилась при посещении сей обители императрицею Анною Иоанновною в 1738 году. Желая дать монастырю лучшее устройство, она повелела Св. Синоду и „немедленно, выбрав пристойное место, завесть при Троицком Сергиевом монастыре семинарию с добрым основанием для обучения латинского, греческого, и если возможно, и еврейского языков, начав от грамматики даже до риторики, философии и богословия. Троицкая семинария открыта в 1742 году, в царствование императрицы Елисаветы Петровны и в течение своего 70—летнего существования дала Церкви 30 архипастырей: 7 митрополитов, 14 архиепископов и 8 епископов. В том числе были знаменитые архипастыри Московские: Платон (Левшин) и Филарет (Дроздов).

16. Митрополит Платон, воспитанник Московской Славяно-греко-латинской Академии, постриженник Сергиевой Лавры, потом из наместников ее и ректоров Троицкой Семинарии поступивший в законоучители к Цесаревичу Павлу Петровичу, архимандрит Лавры, архиепископ Тверской и, наконец, митрополит Московский. Знаменитый в свое время проповедник, писатель и администратор, основатель Вифанского монастыря и тамошней Семинарии. Преставился 11 ноября 1812 года. При преемнике его, архиепископе Августине (Виноградском) открыта в Лавре 1 октября 1814 года Московская Духовная Академия, возрастившая многих архипастырей и просветителей духовного юношества.

17. Митрополит Филарет был, так сказать, гением-хранителем Академии в течение первого полустолетия ее существования. Урожденец г. Коломны, учитель Лаврской Семинарии, Василий Михайлович Дроздов, постриженный в Лавре с именем Филарет, ректор Петербургской Духовной Академии, первый в России доктор богословия, архиепископ Тверской, Ярославский и, наконец, Московский, возведен в сан митрополита в 1826 году. Основал Гефсиманский скит. В 1867 году, через три месяца после торжественного празднования пятидесятилетия в святительском сане, преставился 19 ноября 1867 года. Погребен в Лавре подле Сошественской церкви; над могилою его воздвигнута церковь во имя прав. Филарета Милостивого. Еще не настало время для оценки деятельности великого святителя, как ревностного соучастника в правительстве всероссийской Церкви и в сношениях с церквами Восточными, как епархиального архипастыря, как проповедника и богослова; мы, современники его, а особенно знавшие его лично, и пользовавшиеся милостивым его вниманием, можем только благоговеть пред его памятью. При нем и после него было в Лаврской братии несколько замечательных лиц:

18. Афанасий, архимандрит, наместник Лавры, был из неученых, ремеслом иконописец, долго заведовал иконописной школой при митрополите Платоне и образовал несколько искусных учеников, между которыми лучшим был художник Малышев, заступивший место Афанасия в заведывании школой. Назначен в звание наместника в 1818 году. Смиренный подвижник и добродушный старец, он в управлении Лаврою был слишком снисходителен; когда говорили ему, что нужно держать монахов построже, он отвечал: «Ох, окаянные, окаянные, измучили они меня! А взыскивать не могу: сам их всех грешней». Преставился 23 февраля 1831 года, предузнав свою кончину. Тело отца Афанасия погребено за алтарем Сошественской церкви.

19. Антоний, архимандрит, наместник Лавры, был одним из замечательнейших лиц православного монашества в наше время. Человек самого незнатного происхождения достиг такой известности, что его знала не только вся Россия, но и многие лица за границею, как на Востоке, так и на Западе. Не получив никакого школьного образования, он обладал такими познаниями и таким умом, что сам Филарет нередко просил его советов и пользовался ими. Занимая невысокое место наместника Троицкой Лавры, он получил знаки отличия, редко даваемые настоятелям монастырей ставропигиальных и пользовался таким вниманием Царственных Особ, какого удостаиваются немногие из архиереев. Конечно, он достиг всего этого не в начале, а в конце своего поприща, после 40-летнего управления Лаврою прп. Сергия. Сын вольноотпущенного повара, служившего по найму у князя Е. A. Грузинского, он родился в селе Лыскове 6 октября 1792 года и при крещении назван Андреем. В детстве он обучен был грамоте; потом отдан матерью в ученики к аптекарю при Лысковской больнице. Благочестие и влечение к иночеству рано развились в душе Андрея; в 1822 году он постригся с именем Антония в Саровской пустыни и вслед затем удостоен рукоположения во иерея, а в 1825 году назначен настоятелем Высокогорской пустыни. Отсюда вызвал его митрополит Филарет в начале 1831 года для занятия должности наместника Лавры. Первые труды его здесь состояли в исправлении ветхостей и в устройстве надлежащего порядка там, где были допущены упущения по слабости предшественника. Отцу Антонию принадлежит первая мысль об основании скита на Корбухе. По осмотре церкви в с. Подсосенье, он донес митрополиту, что церковь начинает приходить в ветхость, но легко может быть исправлена и простоять долго; желательно было бы сохранить ее, как примечательную по кораблевидному фасаду и потому, что она выстроена прп. Дионисием, архимандритом Лавры. Митрополит согласился с мыслью наместника; церковь была перевезена на Корбуху и поставлена в глубине рощи, далеко от шума большой дороги. Вообще неутомимые труды, подъятые им для обители прп. Сергия, как в нравственном, так и в хозяйственном отношении не исчислимы. Но венцом общеполезной его деятельности является устройство Александро-Мариинского Дома Призрения, вмещающего в себя несколько воспитательных и благотворительных заведений и получающего ежегодно известную сумму из Лавры на свое содержание. Отец Антоний успел «обезпечить Дом Призрения, поручив его покровительству Государыни Императрицы, и избрав Начальницею Дома Призрения духовную дочь свою Елисавету Степановну Кроткову, неусыпно помогавшую ему в устройстве и усовершенствовании сего учреждения. И теперь, по кончине «батюшки» (как называет его Е. С.), оно процветает день ото дня под ее наблюдением. Недавно сооружены там два больших и прекрасных корпуса, — один для девичьей школы, а другой для больницы. Отец архимандрит Антоний окончил продолжительную и многополезную жизнь свою 12 мая 1877 года. Тело его погребено в Лавре, в притворе Филаретовской церкви.

20. Преемник отца Антония, архимандрит Леонид (в миру Лев Кавелин, гвардейский офицер), постриженник Козельской пустыни, назначен наместником Лавры в 1877 году. Главные его занятия состояли в разборе древних рукописей лаврской Библиотеки и описании знаменитой библиотеки графа А. С. Уварова. Оставив после себя, множество сочинений, отец Леонид скончался в 1891 году и погребен рядом с могилою отца наместника Афанасия.

21. Иона, иеромонах при раке прп. Сергия и духовник братии, прежде бывший протоиерей университетской церкви в Москве. Он окончил курс в прежней Лаврской семинарии, порядочно знал латинский язык и страстно любил писать стихи, которые, впрочем, выходили всегда крайне неудачны. Свои вирши он полагал на музыку, заставлял петь вместе с собою своих многочисленных духовных дочерей, приезжавших на богомолье из Москвы и любил раздавать свои произведения всем, кто посещал его; особенную цену он придавал одному из своих стихотворений: «Песнь в честь прп. Сергия». Впрочем, не смотря на странность своего пиитическаго вкуса, о. Иона пользовался всеобщим уважением за свою ласковость, сострадательность и безкорыстие, а в особенности за необыкновенный подвиг многолетнего молчания. Говорят, что преосв. Августин обещал сделать его наместником Лавры, по по совету Филарета, приезжавшего в Академию для ревизии, предпочел ему Афанасия. Обманутый в ожидании почетного положения и обиженный тем, что неученый иеромонах сделался его начальником, Иона не надеялся вытерпеть свое неудовольствие без ропота, а потому наложил на себя безусловное молчание. Этот подвиг он выдержал в течение почти семи лет и только в навечерие Рождества Христова в 1824 году, успокоив волнения самолюбия, в первый раз дал разрешение своему языку, запев громогласно кондак: „Дева днесь Пресущественного рождает". Он прожил в Лавре более 25 лет, скончался в глубокой старости в 1835 году и потребен в Лавре, недалеко от могилы о. Афанасия.

22. Матфей и Харитон, — схимонахи Лавры, в монашестве Михаил и Харалампий. Оба они сделались более известными по смерти. Я застал их еще при жизни: первый из них, иеромонах Михаил, бывший прежде духовником лаврской братии, отличался глубоким смирением и строгим постничеством. Избегая почтения от людей, он притворялся иногда юродивым, за что и был сменен из духовников. Иногда он как будто предсказывал, и предсказания его нередко сбывались. Так и мне, еще мальчику, он сказал однажды, что у меня будет жена Елисавета Петровна. Я вообразил тогда, что это предсказание относится к одной хорошенькой барышне, которая мне очень нравилась, хотя и была на несколько лет старше меня; но это предсказание сбылось гораздо позднее, а именно в 1850 году, когда я женился на княжне Елизавете Петровне Волконской. Другой подвижник Харалампий, простой монах из полуграмотных, до конца жизни находился при часовне, стоящей на месте келлии преп. Сергия. Он был там сначала помощником отца Леонтия, а потом заступил его место, когда последний, ослабев от старости и почти лишившись ног, перешел в больницу. Отец Харалампий особенно заботился об украшении вверенной ему часовни; богатая риза на огромной иконе «Явления Божией Матери преп. Сергию» и много других окладов остались памятниками усердия отца Харалампия. Когда устроен был Гефсиманский скит, Михаил и Харалампий поступили туда одними из первых. Там они приняли схиму: Михаил с именем Матфей, а Харалампий с именем Харитон. Там же оба кончили жизнь почти в одно время и погребены у подножия большого креста на скитском холме. Оба они были старцы благоговейные и строгие постники; но при жизни окружающие не замечали в них особенных даров благодатных. После кончины обоих старцев случилось следующее событие: „Из города Александрова (Влад. губ. в 45 верстах от Лавры) пришел в лаврский скит мещанин и просил, чтобы отслужили панихиду по двум схимникам Харитоне и Матфее, погребенным в ските. На вопрос, как он их знал, ответил: «Я не знал их; но вот какое благодеяние они оказали в моем семействе; с год, как пожелала дочь моя в монастырь в Суздаль. Несколько раз просила мать игуменью принять, но та не принимала ее без взноса. Дочь две недели назад опять пошла, кланяясь в ноги, просила игуменью, но она решительно отказала. Дочь в горе пошла к одной монахине в келью, много плакавши, уснула и видит во сне, что два схимника молятся о ней пред образом Богоматери, — именно просят, чтобы Матерь Божия повелела игуменье принять эту девицу на служение в обитель. Через икону Матерь Божия говорит, что исполняет прошение их, и уже повелела игуменье принять эту девицу на служение в обитель. Матерь Божия скрылась, а схимники обращаются к девице и говорят: «Завтра после утрени пойди к игуменье, и будешь принята». Девица во сне бросается к ногам старцев и говорит: «Батюшки, да как же мне вас назвать, и откуда вы?» Старцы отвечают: «Мы из скита Гефсимании, схимонахи Харитон и Матфей». Девица просыпается и бежит на благовест к утрене; после утрени падает к ногам игуменьи; та поднимает ее, говоря: «Приходи, приходи, приму, и ничего не надо; видишь за тебя восстают схимонахи Гефсиманского скита». Так девица осталась в монастыре, а отцу поручила отправить панихиду, в виде благодарности, по Харитону и Матфею»*. Тогда все помнившие их убедились, что блаженно почившие старцы смиренным послушанием и усердным исполнением своих обязанностей угодили Богу.

Источник: Патерик Свято-Троицкой Сергиевой Лавры или Происхождение северо-восточного русского иночества из Обители Преподобного отца нашего Сергия, игумена Радонежского, чудотворца. Составил Граф М. В. Толстой. Изд. второе и дополненное. Типография А.И. Снегиревой в Москве и Сергиевом Посаде, 1893 год


Примечание

*(Монастырские письма. Изд. 2-е, стр. 39—41)

(Продолжение следует)


8 Февраля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...