Память святителя Нифонта Печерского, епископа Новгородского

Память святителя Нифонта Печерского, епископа Новгородского

Он был епи­ско­пом Нов­го­род­ским и не поз­во­лил,
чтобы мит­ро­по­лит Ки­ев­ский был по­свя­щен
по­ми­мо бла­го­сло­ве­ния Пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го;
пе­ред смер­тью ви­дел пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия,
обе­щав­ше­го ему ме­сто с со­бой.

Рев­ность по до­ме Тво­ем сне­да­ет ме­ня (Пс. 68:10). Этой над­пи­сью сле­ду­ет от­ме­тить чест­ный гроб ве­ли­ко­го рев­ни­те­ля о пра­во­сла­вии рус­ском, бла­жен­но­го Ни­фон­та, ко­то­рый мно­го по­тру­дил­ся, чтобы рус­ские сы­ны не ли­ши­лись усы­нов­ле­ния Во­сточ­ной Церк­ви и вме­сте Са­мо­го Гос­по­да, Ко­то­ро­му имя – Во­сток (Лк. 1:78). О по­дви­ге его узна­ем из сле­ду­ю­ще­го ска­за­ния.

Бла­жен­ный Ни­фонт был чер­но­риз­цем свя­то­го Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря во дни игу­ме­на Ти­мо­фея и мно­го под­ра­жал жи­тию ве­ли­ких пре­по­доб­ных от­цов, тру­дясь бо­го­угод­но в мо­лит­ве, бде­нии, по­сте и вся­ких доб­ро­де­тель­ных по­дви­гах.

Ко­гда же бла­жен­ный Иоанн, епи­скоп Нов­го­род­ский, по во­ле сво­ей оста­вил пре­стол, на ко­то­ром по­тру­дил­ся два­дцать лет, и, чув­ствуя из­не­мо­же­ние, ото­шел на без­мол­вие в мо­на­стырь, то­гда бла­жен­ный Ни­фонт, сияя лу­ча­ми мно­гих сво­их доб­ро­де­те­лей и да­ле­ким стра­нам, из­во­ле­ни­ем Бо­жи­им все­ми со­глас­но из­бран был на епи­скоп­ский пре­стол Нов­го­ро­да и по­свя­щен в Ки­е­ве прео­свя­щен­ным мит­ро­по­ли­том Ми­ха­и­лом – вто­рым это­го име­ни.

Итак, всту­пив на пре­стол свой и по­став­лен­ный как све­тиль­ник на свещ­ни­ке, он про­си­ял еще свет­лее ве­ли­кой рев­но­стью о бла­го­чин­ном устро­е­нии пра­во­сла­вия, мно­го за­бо­тил­ся об умно­же­нии сла­вы Бо­жи­ей и о жиз­ни вре­мен­ной и веч­ной сло­вес­ных сво­их овец. Преж­де все­го, умно­жая сла­ву Бо­жию, сво­им ста­ра­ни­ем за­ло­жил он по­сре­ди Нов­го­ро­да ка­мен­ную цер­ковь Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и Бо­жи­ей по­мо­щью вско­ре со­ору­дил ее. Пре­столь­ную же цер­ковь Свя­той Со­фии в том же го­ро­де укра­сил всю, да­же с при­тво­ром, икон­ным пи­са­ни­ем, и весь верх ее по­крыл оло­вом. Со­хра­няя жизнь сло­вес­ных овец – и спер­ва вре­мен­ную, – пас­тырь этот имел та­кую при­выч­ную доб­ро­де­тель: ко­гда пра­во­слав­ные со­би­ра­лись на меж­до­усоб­ный бой, он вся­че­ски ста­рал­ся при­ми­рить их.

Так, услы­хал он од­на­жды, что ки­ев­ляне и чер­ни­гов­цы вос­ста­ли друг про­тив дру­га с мно­же­ством во­и­нов и хо­тят всту­пить в бой. И, взяв с со­бой вель­мож нов­го­род­ских, он при­шел к опол­чив­шим­ся и при по­мо­щи Бо­жи­ей при­ми­рил их. Так же и в про­чих меж­до­усо­би­ях бла­го­слов­лял он лю­дей ми­ром, со­хра­няя вре­мен­ную их жизнь.

Но осо­бен­но за­бо­тил­ся он о веч­ной жиз­ни сло­вес­ных овец сво­их. Он вспо­ми­нал Гос­под­ни сло­ва, ска­зан­ные о Бо­ге От­це: И Я знаю, что за­по­ведь Его есть жизнь веч­ная (Ин. 12:50). И по­то­му изо всех сил убеж­дал он пра­во­слав­ных не уда­лять­ся от ис­пол­не­ния за­по­ве­дей Гос­под­них и от пре­да­ний и пра­вил Его Церк­ви, чтобы не уда­лить се­бя от веч­ной жиз­ни, а к уда­ля­ю­щим­ся и пре­сту­па­ю­щим за­кон от­но­сил­ся с него­до­ва­ни­ем, яс­но про­по­ве­дуя им, что они по­гиб­нут за без­за­ко­ние свое, на­ста­и­вал во вре­мя и не во вре­мя, об­ли­чал, за­пре­щал и мо­лил со вся­ким дол­го­тер­пе­ни­ем, как по­ве­лел апо­стол (2 Тим. 4:2).

Эту рев­ность доб­ро­го пас­ты­ря до­ка­за­ло преж­де все­го та­кое со­бы­тие. Ко­гда при бла­жен­ном нов­го­род­цы из­гна­ли кня­зя сво­е­го Все­во­ло­да Мсти­сла­ви­ча, при­шел к ним на кня­же­ние при­зван­ный ими Свя­то­слав Оль­го­вич и же­нил­ся на та­кой жен­щине, на ко­то­рой по пра­ви­лам цер­ков­ным ему не долж­но бы­ло же­нить­ся. То­гда бла­жен­ный этот ар­хи­ерей не толь­ко не за­хо­тел вен­чать его, но за­пре­тил все­му сво­е­му кли­ру при­сут­ство­вать при его вен­ча­нии как при без­за­кон­ном, ко­гда кня­зя вен­ча­ли при­шед­шие с ним свя­щен­ни­ки. И сме­ло об­ли­чал он кня­зя в за­ко­но­пре­ступ­ле­нии его, рев­нуя то­му, кто ска­зал в псал­ме: Бу­ду го­во­рить об от­кро­ве­ни­ях Тво­их пред ца­ря­ми и не по­сты­жусь (Пс. 118:46).

Но хо­тя и та­кая рев­ность бы­ла ве­ли­ка, на­ста­ло вре­мя, и он явил несрав­нен­но боль­шую рев­ность, спа­сая от на­ру­ше­ния пра­вил са­му Рус­скую Цер­ковь, чем боль­ше все­го про­си­ял сла­вой этот на­став­ник пра­во­сла­вия. Это бы­ло так.

На­сту­пи­ла бла­жен­ная кон­чи­на прео­свя­щен­но­го мит­ро­по­ли­та Ки­ев­ско­го Ми­ха­и­ла, от ко­то­ро­го свя­той епи­скоп Ни­фонт при­нял ру­ко­по­ло­же­ние.

Ве­ли­кий же князь Ки­ев­ский Изя­с­лав Мсти­сла­вич из­брал на его ме­сто, на ар­хи­ерей­ский пре­стол Ки­ев­ской мит­ро­по­лии Кли­ма-фило­со­фа, чер­но­риз­ца, уже по­стри­жен­но­го в схи­му, и за­хо­тел, чтоб его ру­ко­по­ло­жи­ли, не по­сы­лая на бла­го­сло­ве­ние ко Все­лен­ско­му Пат­ри­ар­ху Кон­стан­ти­но­поль­ско­му. И он для это­го со­брал Со­бор епи­ско­пов Рус­ской Церк­ви, из ко­то­рых со­шлись сле­ду­ю­щие: Онуф­рий Чер­ни­гов­ский, Фе­о­дор Бе­ло­го­род­ский, Ев­фи­мий Пе­ре­я­с­лав­ский, Да­ми­ан Юрьев­ский, Фе­о­дор Вла­ди­мир­ский, свя­той Ни­фонт Нов­го­род­ский, Ма­ну­ил Смо­лен­ский, Иоаким Ту­ров­ский, Козь­ма По­лоц­кий.

На этом со­бо­ре свя­той Ни­фонт, епи­скоп Нов­го­род­ский, ни­как не до­пус­кал, чтоб са­ми епи­ско­пы рус­ские ре­ши­лись ру­ко­по­ло­жить се­бе мит­ро­по­ли­та без бла­го­сло­ве­ния Все­лен­ско­го сво­е­го Пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го. И он с до­сто­вер­но­стью и твер­до­стью утвер­ждал, что это про­тив­но пра­во­слав­но­му пре­да­нию свя­той Во­сточ­ной Церк­ви, ко­то­рая через Кон­стан­ти­но­поль­ский свой пре­стол про­све­ти­ла сы­нов Ру­си и сде­ла­ла нас сы­на­ми Во­сто­ка, по­се­тив­ше­го нас свы­ше, то есть сы­на­ми Бо­жи­и­ми; от­ту­да же да­ла Ки­е­ву и пер­во­го мит­ро­по­ли­та Ми­ха­и­ла через бла­го­сло­ве­ние при­род­но­го сво­е­го Все­лен­ско­го Пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го. Вы­ска­зав это, доб­лест­ный ис­по­вед­ник му­же­ствен­но за­пре­щал сы­нам рус­ским через свое про­тив­ле­ние от­пасть от усы­нов­ле­ния Во­сточ­но­го и вме­сте Бо­жия. Ибо,– го­во­рил он,– гря­дет гнев Бо­жий на сы­нов про­тив­ле­ния (Кол. 3:6). И ис­ти­ны ис­по­ве­да­ния это­го непо­движ­но дер­жа­лись пять рус­ских епи­ско­пов – Козь­ма По­лоц­кий, Иоаким Ту­ров­ский, Ма­ну­ил Смо­лен­ский, Ев­фи­мий Пе­ре­я­с­лав­ский и Фе­о­дор Бе­ло­го­род­ский. Но князь, не же­лая быть по­срам­лен­ным в сво­ем непра­виль­ном же­ла­нии, не по­слу­шал бла­жен­но­го и сде­лал то, что хо­тел, с про­чи­ми пре­льщен­ны­ми им епи­ско­па­ми. Итак, по при­ка­за­нию кня­зя и по со­ве­ту Онуф­рия, епи­ско­па Чер­ни­гов­ско­го, Клим был бла­го­слов­лен епи­ско­па­ми-че­ло­ве­ко­угод­ни­ка­ми гла­вой свя­то­го Кли­мен­та, Па­пы Рим­ско­го, вме­сто бла­го­сло­ве­ния жи­во­го при­род­но­го Пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, и сел не по пра­ви­лам на ар­хи­ерей­ском пре­сто­ле Ки­ев­ской мит­ро­по­лии. Он стал при­нуж­дать бла­жен­но­го епи­ско­па Ни­фон­та слу­жить с со­бой, но рев­ни­тель пра­во­сла­вия свя­той Ни­фонт ска­зал ему: “Так как ты не при­нял бла­го­сло­ве­ния от Все­лен­ско­го Пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­гра­да, но через недо­стой­ное и неспра­вед­ли­вое по­хи­ще­ние са­на счи­та­ешь се­бя рав­ным ис­тин­но­му пас­ты­рю, меж­ду тем как ты – ис­тин­ный волк, то, как я не со­гла­шал­ся на твое по­свя­ще­ние, так и ныне не дол­жен слу­жить с то­бой и не бу­ду по­ми­нать те­бя при мо­ем слу­же­нии, по­то­му что ты не по­ми­на­ешь Пат­ри­ар­ха, от пре­сто­ла ко­то­ро­го при­ня­ли мы на­ча­ло бла­го­сло­ве­ния”. То­гда Клим, не стер­пев прав­ды, силь­но стал гне­вать­ся на бла­жен­но­го и на­у­щать про­тив него кня­зя Изя­с­ла­ва и сво­их сто­рон­ни­ков по­слать его на за­то­че­ние или сде­лать ему ка­кое-ни­будь дру­гое зло. Но зло­ба не одо­ле­ла доб­ро­де­те­ли.

Князь Изя­с­лав за это де­ло не пу­стил бла­жен­но­го в Нов­го­род, на пре­стол его епи­ско­пии, но удер­жал в Пе­чер­ском мо­на­сты­ре, как в за­то­че­нии. А бла­жен­ный пре­бы­вал там в ве­ли­кой ра­до­сти и бла­го­да­рил Бо­га: и за то, что ли­шил­ся пре­сто­ла ра­ди пра­во­сла­вия, и что вер­нул­ся к без­молв­ной сво­ей жиз­ни со свя­ты­ми.

Ко­гда же хри­сто­лю­би­вый князь Ге­ор­гий Мо­но­ма­хо­вич по­бе­дил Изя­с­ла­ва Мсти­сла­ви­ча и при­нял Ки­ев­ское кня­же­ние, то­гда с ве­ли­кой че­стью от­пу­стил он бла­жен­но­го в Нов­го­род на пре­стол. Нов­го­род­цы же, ко­то­рые бы­ли из­ну­ре­ны и рас­се­я­ны, как ов­цы, не име­ю­щие пас­ты­ря (Мф. 9:36), с невы­ра­зи­мой ра­до­стью при­ня­ли его.

То­гда Все­лен­ский Пат­ри­арх Кон­стан­ти­но­гра­да, услы­шав обо всем этом про бла­жен­но­го, ко­то­рый так мно­го му­же­ства по­ка­зал ра­ди за­ко­нов цер­ков­ных, – при­слал ему по­сла­ние, убла­жая его за ве­ли­кий его ра­зум и кре­пость и при­чис­ляя его к древним свя­тым от­цам, ко­то­рые твер­до сто­я­ли за пра­во­сла­вие. Он же, про­чтя в гра­мо­те Пат­ри­ар­шее бла­го­сло­ве­нье, утвер­ждал се­бя в еще боль­шей рев­но­сти. По­то­му и не ли­шил­ся он до­стой­но­го тру­дов его воз­да­я­ния от На­чаль­ни­ка пас­ты­рей Иису­са, как до­ка­за­ла его бла­жен­ная кон­чи­на, к по­вест­во­ва­нию о ко­то­рой мы пе­рей­дем.

Спу­стя неко­то­рое вре­мя по воз­вра­ще­нии сво­ем в Нов­го­род на пре­стол услы­шал бла­жен­ный епи­скоп Ни­фонт, что от Все­лен­ско­го Пат­ри­ар­ха из Кон­стан­ти­но­гра­да идет в Русь мит­ро­по­лит Кон­стан­тин, чтобы низ­ло­жить Кли­ма, мит­ро­по­ли­та Ки­ев­ско­го, непра­виль­но по­свя­щен­но­го и воз­му­тив­ше­го пра­во­слав­ных, а са­мо­му взой­ти на пре­стол. То­гда, ис­пол­нив­шись ду­хов­ной ра­до­сти, он за­мыс­лил за раз сде­лать два де­ла: и при­нять бла­го­сло­ве­ние от свя­ти­те­ля, и в свя­той Пе­чер­ской оби­те­ли по­кло­нить­ся Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це и пре­по­доб­ным от­цам. С этой це­лью он опять при­был в Ки­ев и ожи­дал при­бы­тия мит­ро­по­ли­та, вы­ехав­ше­го уже из цар­ству­ю­ще­го гра­да, как он о том на­вер­ное знал. И он жил в свя­том Пе­чер­ском мо­на­сты­ре с ве­ли­ким усер­ди­ем к Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це и к пре­по­доб­ным от­цам. И вско­ре по­стиг­ла его там силь­ная бо­лезнь, пред­ва­рив­шая чест­ную пред Гос­по­дом смерть это­го пре­по­доб­но­го. То­гда он по­ве­дал бра­тии див­ное ви­де­ние, ко­то­рое он ви­дел за три дня до то­го, как за­бо­лел.

“Ко­гда, – рас­ска­зы­вал он, – по­сле утрен­не­го пе­ния я при­шел в ке­ллию, мне нуж­но бы­ло немно­го от­дох­нуть, и тот­час со­шел на ме­ня лег­кий сон. И я очу­тил­ся в этой свя­той Пе­чер­ской церк­ви, на ме­сте Ни­ко­лы Свя­то­ши, и мно­го мо­лил­ся я со сле­за­ми к Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це, чтоб уви­дать мне доб­ро­го стро­и­те­ля, и по смер­ти за­бо­тя­ще­го­ся об умно­же­нии доб­ро­де­те­лей в сво­ей оби­те­ли, пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия. В цер­ковь схо­ди­лось мно­го бра­тии, и один из них, по­дой­дя ко мне, ска­зал: “Хо­чешь ли ви­деть пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Фе­о­до­сия?” Я от­ве­чал: “Да, же­лаю, ес­ли воз­мож­но, по­ка­жи ме­сто”. Он взял ме­ня и по­вел в ал­тарь, и там по­ка­зал мне свя­то­го Фе­о­до­сия. Я же, уви­дев его, по­спе­шил к нему с ра­до­стью, упал к но­гам его и по­кло­нил­ся ему до зем­ли. Он же, под­няв ме­ня, бла­го­сло­вил ме­ня и ска­зал мне: “Хо­ро­шо, что ты при­шел, брат мой и сын Ни­фонт; от­ныне ты бу­дешь с на­ми нераз­луч­но”. Он дер­жал в ру­ке сво­ей сви­ток и дал его мне, ко­гда я по­про­сил у него. Я разо­гнул его и про­чел, и в на­ча­ле бы­ло на­пи­са­но так: Вот я и де­ти, ко­то­рых дал мне Гос­подь (Ис. 8:18). По­сле это­го ви­де­ния, – ска­зал бла­жен­ный Ни­фонт, – я при­шел в се­бя и те­перь знаю, что эта бо­лезнь есть по­се­ще­ние от Бо­га”.

Итак, по­болев три­на­дцать дней, уснул он с ми­ром в Гос­по­де, ме­ся­ца ап­ре­ля в 8-й день, в суб­бо­ту Свет­лой неде­ли. И по­ло­же­но бы­ло его те­ло с че­стью в пе­ще­ре пре­по­доб­но­го Фе­о­до­сия. Ду­хом же с тем же да­ро­име­ни­тым пре­по­доб­ным он пред­сто­ит пре­сто­лу Вла­ды­ки Хри­ста, где, нераз­луч­но на­сла­жда­ясь неиз­ре­чен­ны­ми небес­ны­ми кра­со­та­ми, да по­мо­лят­ся они и о нас, ча­дах сво­их, и по­хва­лят­ся, го­во­ря вме­сте: Вот мы и де­ти, ко­то­рых дал нам Бог. Ему, хва­ли­мо­му в нераз­дель­ной Тро­и­це, От­цу, и Сы­ну, и Свя­то­му Ду­ху, по­до­ба­ет вся­кая сла­ва, честь и по­кло­не­ние, ныне и прис­но и в бес­ко­неч­ные ве­ки, аминь.

Тропарь святителю Нифонту, епископу Новгородскому, глас 3

Яко сый нравом православных/ Восточныя Церкве преданий истинный защитник,/ сподобился еси великаго во отцех Феодосия/ видети по смерти яко жива,/ возвещающа тебе Царствия Небеснаго наследие,/ егоже неизреченных доброт/ ныне с ним неразлучно наслаждаяся,/ моли и о нас, чадех своих, Нифонте прехвальне.

Ин тропарь святителю Нифонту, епископу Новгородскому, глас 4

От мирскаго мятежа из младых ногтей/ исшед в тихое пристанище,/ честный обители Печерския достигл еси/ и, тамо ярем Христов восприим на ся,/ равно Ангелом житие поживе,/ отнюду же пришед, святителю Христов Нифонте, в великий Новград,/ и архиерейский престол восприял еси/ и многи люди учением своим ко Христу привел еси,/ Егоже моли, святителю преподобне, спастися душам нашим.


STSL.Ru


Источник:azbyka.ru
21 Апреля 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...