Память прпп. Ефросина и Серапиона, и учеников их Харлампия, Игнатия и Памфила Спасо-Елиазаровских

Память прпп. Ефросина и Серапиона, и учеников их Харлампия, Игнатия и Памфила Спасо-Елиазаровских
Преподобный Евфросин - основатель Спасо-Елеазаровского монастыря

Преподобный Евфросин родился около 1386 года в селе Виделебье близ Пскова. Родители назвали сына Елеазаром. Господь одарил его хорошими способностями, и даже взрослые люди удивлялись, как глубоко понимал он Священное Писание.

С юных лет Елеазар готовил себя к монашеской жизни; когда отец и мать пожелали сочетать его браком, он тайно оставил дом и скрывался до тех пор, пока родители не оставили своего намерения.

После смерти отца юноша поступил в Снетогорский монастырь и принял там монашеский постриг с именем Евфросин. Имея склонность к пустыннической жизни, в поисках более глубокой сосредоточенности в молитве он через некоторое время с благословения настоятеля ушел в безлюдные леса на берег реки Толвы. Это было около 1425 года.

Так преподобный Евфросин начал новый период в истории псковского монашества – пустынножительный. Позже здесь же, на реке Толве, он основал первый общежительный «богорадный» монастырь. В него принимали желающих монашеской жизни без вклада, а «Бога ради». И монахи в нем жили не каждый на свои средства, как в особножительном, а собственность у них была общая.

В то время на Псковщине шли споры о том, как следует петь «Аллилуию» – два или три раза. Сторонник сугубой аллилуии, то есть ее двоения, преподобный Евфросин за разъяснением отправился в Константинополь, где от самого Патриарха Иосифа получил подтверждение правильности двоения. Именно там он получил ответ и на волнующий его вопрос о смысле своего предназначения. «Благочестие изобиловах душу мою», – пишет он о своем путешествии.

Спустя десятилетие, из покоренного турками Константинополя Патриарх Геннадий II прислал новообразованной евфросиновой обители священный дар – Цареградскую икону Божией Матери. Братия встретила святую икону, выйдя на дорогу, ведущую в Псков. На этом месте забил святой источник, который стали называть Пречистенским, и до сей поры его воды несут людям исцеления. В память об этой встрече пустыньку назвали Сретенской.

Пустынь была основана на рукотворном месте. Для того чтобы принять всю братию, стекавшуюся к нему, преподобный предложил срыть горку, под которой между двумя рукавами реки стояла его келия, и засыпать один рукав. На месте своей келии, где ему было явление трех вселенских святителей, преподобный Евфросин по их слову построил в 1447 году Трехсвятительский собор.

Заповедуя непрестанно трудиться и молиться, преподобный особое значение придавал общей церковной молитве. Он говорил: «Если бы ты и всю ночь простоял в келии своей на молитве, и то твоя келейная молитва не может сравниться с единожды пропетой в церкви краткою молитвою: “Господи, помилуй”». Церковные службы в евфросиновом монастыре были столь продолжительными, что о преподобном и его учениках говорили: «Железный с железными».

После молитвенного бдения целый день иноки трудились, расчищая от леса под поля землю и занимаясь полевыми работами. Своими трудами они питали не только себя, но и бедняков, которые приходили в обитель. Бывали случаи, что преподобный последнее раздавал, но Господь не оставлял иноков Своей милостью и посылал им необходимое для жизни через благодетелей. 


Икона трех святителей - Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого   

Чтобы монастырская жизнь протекала благочинно и духовно, преподобный Евфросин составил иноческий устав. Он понимал монашество как ангельскую жизнь на земле и в своем уставе говорил о девственности, нестяжательности, отрешенности от всяких мирских привязанностей и забот, любви к брату до готовности положить за него душу, полном отречении от своей воли и послушании, непрерывном труде для Бога и для других, постоянной молитве и посте как обязательных правилах жизни для монаха. Всех приходящих в обитель преподобный принимал с великой любовью. Так постепенно созидался монастырь, поначалу называвшийся лаврой, как свидетельствует автор жития преподобного Саввы Крыпецкого.

До глубокой старости дожил преподобный Евфросин. От трудов и подвигов воздержания совсем иссохло его тело. Провидя конец своей жизни, преподобный оставил завещание: «Братия моя, предаю вас всемогущему Богу и Его Пречистой Матери, да будет Она, всемилостивая, вам прибежищем и стеною от всех напастей и искушений диавольских. Украшайтесь смирением, нелицемерно любите друг друга, не забывайте страннолюбия, храните чистоту душевную и телесную, ни во что считайте честь и славу жития этого, но заботьтесь о достижении вечных благ, уготованных любящим Господа». 

В своем духовном завещании он повторил основные положения устава, указав на разницу добровольного вклада и вкупа; предостерег братию от возможности иметь личную собственность и наставлял устроить иноческую жизнь так, чтобы уберечь ее от обмирщения.  


Трехсвятительский собор
Спасо-Елеазаровского монастыря
   

15 мая 1481 года с молитвой на устах блаженно почил святой старец на 96-м году своей земной равноангельной жизни, перед смертью приняв схиму с именем Елеазар. Но, оставив телом обитель, святой не прекратил своих забот о ней, защищал ее от внезапного пожара и от нападений врага, исцелял братию от болезней, помогал богомольцам и приводил многих к принятию монашеского пострига. 

В память о преподобном обитель стали именовать Елеазаровской. Святые его мощи почивали в Трехсвятительском соборе. На раке были положены завещание старца и его святой образ, написанный при жизни святого его учеником Игнатием. 

Сохранилось описание внешности преподобного. Он был среднего роста и весьма сух телом, продолговатое его лицо, просвещенное благодатью, выражало кротость и смирение; взоры его были тихи и приветливы. Остроконечная борода спускалась ниже груди. Он был украшен старческими сединами, но крепок духом и телом до самой кончины. 

Соборная общецерковная канонизация преподобного Евфросина Псковского состоялась в 1549 году. 


Духовное завещание преподобного Евфросина Псковского

Во имя Отца и сына и Святого Духа.

Я, раб Божий инок Евфросин, при жизни своей составил завещание о монастырском житии, о вотчине своей, о рыбных ловлях и клетях в городе и обо всем, что есть. Всё это отдаю я в распоряжение отцу своему духовному игумену Харлампию, служителю храма Святых святителей Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого и преподобного Онуфрия, и всей о Христе Братии моей. А игумену в том не корыстоваться, а также и братии, ни келарю, ни посельникам, ни служащим в монастыре. Из этого имущества содержать братию сообща.

Если какой-нибудь брат придет в монастырь и начнет просить игумена и братию, то игумену принять его с согласия братии. И если кто-нибудь, чернец и белец, по доброй воле ради спасения своей души даст что-нибудь на обитель святых Святителей и преподобного Онуфрия – только не вклад, потому что вклада не должно быть в монастыре, – то он не искал бы после на игумене и иноках, так как это дано Святой Церкви, а не игумену или братии. Пусть чернец или белец (давший монастырю) не ищут обратно от Церкви, потому что таких людей, которые отнимают от Церкви подаренное ими, правила Святых Отец проклинают, и по Божиему Суду такие люди умирают внезапной смертью. Нужнонам помнить и том, как Анания и Сапфира обещали дар свой Господу и потом солгали Господу. На них тотчас нашла лютая смерть (Деян. 5, 1–10). Также Дафан и Авирон не сохранили заповедей Божиих и внезапно были поглощены землею (Числ. 16, 1–35). И нам, братия, нужно особенно остерегаться от таких дел, так как за обиду (св. Церкви) Господь наказывает и в этой жизни, и в будущей.

По правилам святых Отец монахам нельзя есть по келиям за исключением праздника или какого-либо торжества; не подобает быть в монастыре женщинам, иметь баню, носить платья из немецкого сукна и пуховых шуб.

Если который брат преставится в монастыре, то по нем совершать сорокоуст, точно так же и по мирянине, который прослужит в обители два или три года.

А если кто начнет обижать дом Святых святителей и преподобного Онуфрия, то да будет он под осуждением святой Церкви. А на это свидетелем Бог и отец мой духовный игумен Харалампий, служитель Святых святителей и преподобного отца Онуфрия. А когда преставится игумен Харалампий, то после его жизни кого Бог изберет, и святые три Святители, и преподобный отец Онуфрий, и кого севе братия излюбят, тот и будет игуменом.

Да будет нам Бог помощником.

(Завещание написано на пергаменте. Внизу его имеется свинцовая висячая на зеленом шелку печать. На печати находится с одной стороны изображение святой Троицы (Авраамской), а с другой надпись: Феофил Архиепископ великого Новгорода и Пскова).

Псковские епархиальные ведомости, 1906 г., 17, с. 406–407.

   
Цареградская икона Божией Матери

Тропарь Божией Матери пред иконой Ее Цареградской, глас 1

Возсия нам, яко солнце светозарное от востока в велелепии, / Твоя, Владычице, икона, / озаряющи чудес сиянием преславно всех, приходящих к ней с верою и любовию / и молящихся усердно к Твоему, еже о Сыне Твоем и Бозе, величию. / Слава Богу, Евфосином сию давшему нам! / Слава Приведшему ю от Царьграда! / Слава Дающему тою всем исцеления.

Кондак Божией Матери пред иконой Ее Цареградской, глас 8

Препрославленная Вышняго Матерь / созывает к песнопению нас Своего образа пришествием от Царьграда / и возбуждает зрением того на подвиг, / побеждати сопротивных силу, / и к Ней, яко нашея радости виновней, пети: / радуйся, Невесто Неневестная.


О Цареградской чудотворной иконе Божией Матери


В тяжкое для Пскова время испытания Божия, когда следовали друг за другом нападения со стороны лифляндцев, литовцев и поляков, когда обрушивались на город то моровые язвы, то пожары, когда слабые в вере упадали духом, беспомощные нуждались в помощи благодатной и еще скорбели о том, что родная нам по Православию мать-Греция пала от меча Магомета Второго за охлаждение к Православию и свои беззакония, а также и за принятие от латин унии, Патриарх Цареградский Геннадий II предпослал Пскову в новоустроенную Елеазаровскую обитель список с Цареградской чудотворной иконы Божией Матери. 

Святой образ был предпослан как дар Небесный – прибежище православных, щит против врагов, утверждение и избавление от всех бед и зол; как указание на то, что единоверная ему Греция под Святым Покровом Церкви дотоле росла, укреплялась и возвышалась, доколе крепко держалась Православия и не впадала в новшества Рима; как урок не вдаваться в латинство под опасением гнева Божия, какому подверглась Греция. Юная обитель Елеазаровская поняла этот урок, столь ясно сам за себя говоривший, и приняла с верою и благоговением святую Цареградскую икону как приснотекущий источник спасения Пскову и верным латышам и эстам, подающий и ей самой твердое ограждение и защищение. И сама обитель еще крепче стала на Божественной страже как занявшая по неисповедимому Промыслу Божию свой пост на рубеже Псковской области и на границах Лифлянции и Ливонских шведов врагов Православия.

Преподобный Евфросин с братиею для встречи Цареградской иконы Божией Матери вышел по Гдовскому от Пскова тракту на источник воды, отстоящий от монастыря на одну версту, и там приветствовал Божию Матерь пением акафиста и молебном с водосвятием, и в то же время в память Сретения иконы Царицы Небесной заложил на сем источнике деревянную часовню с кладезем, так как воды сего источника издревле считались христолюбцами и до сего времени считаются целебными. Эта часовня и поныне существует, будучи вместо ветхой по временам заменяема новой, и доселе носит имя «часовня Пречистой». Монастырь же долгое время именовался Сретенским, Елеазаровою пустынью.

Святая Цареградская икона Божией Матери со времени Своего пришествия в Елеазаровский монастырь прославилась многими чудесными знамениями благодати Божией. Множество страждущих от духов нечистых и других душевных и телесных болезней и не из одной Псковской области, но из соседних латышей и эстов-чухон получали свыше утешение, здравие, отраду, благовременную помощь к устроению себя, умиротворение, милосердие, призрение, облегчение, врачевство и всякую благопотребную отраду и спасение.

Лютеранка Эмилия, страдавшая от кровотечения много лет, впала от истощения сил в совершенное изнеможение и едва могла ходить. При пении акафиста пред Цареградским образом Божией Матери она помазана была святым елеем от лампады, зажженной перед этой иконой. Очистившись от кровотечения, она исцелилась. Видя благодатную помощь, Эмилия присоединилась к Православию и с радостью возвратилась в дом свой, славя Христа Бога и Его Пречистую Матерь. 


Часовня у Пречистенского источника   

Андрис (Андрей) от юности был слеп. Имея веру и любовь к Божией Матери, он любил часто ходить в Елеазарову пустынь и там пред чудотворным Цареградским образом молить Ее. Молился он всегда усердно. Однажды при совершении молебна с водосвятием он плакал горько и взывал из глубины души: «Пречистая Дево Богородице, Мати Христа Бога нашего! Умилосердись над грешным мною, сподоби меня хотя бы однажды взглянуть на образ Твой Святый и Тебя, Благодатная, узреть на нем изображенную и Твоего Сына, Спасителя мира, держимого Тобою, Благосердая! Я знаю, что я до того грешен и окаянен, Владычице Неба и земли, что ни там, ни здесь я недостоин видеть Тебя, Радость наша, если Ты не умилосердишься и не помилуешь меня, убогого раба Твоего!» Андрей был окроплен святою водою, и – о чудо! – святая вода попала на глаза слепого и, омыв их, подала зрение. Андрей ясно узрел чудную икону Богоматери. На ней лица Приснодевы и Предвечного Младенца сияли светом Божественной красоты и благодати; он увидел потом и преподобных отцов Евфросина и Серапиона, предстоящих при сей святой иконе и радостно взирающих на него. Будучи при видении сем восхищен от страха и радости, Андрей воскликнул к удивлению всех с ним бывших: «О Премилостивая Владычице, Свет очей моих и радование сердца моего! Благодарю Тя, Благодатная! Ты не ради моего моления, но ради Твоего благосердия и человеколюбия Сына Твоего, Христа Бога нашего, удивила на мне, Пречистая, милости Своя. Ныне очи мои зрят то спасение, которое подал Сын Твой и Бог наш всем верующим во имя Его». Пробыв три дня, молясь неотступно за всеми службами пред святою Цареградскою иконою Богоматери, Андрей возвратился в дом свой к удивлению всех, с очами, ясно видящими, и все, знавшие его, прославили величие Божие. 


Купель у Пречистенского источника  

Некий Кармич (Карп) был глухонемым и много лет находился в телесном расслаблении. Он нередко бывал в обители преподобного Евфросина и веровал, что Царица Небесная молитвы его, приносимые пред Цареградскою Ее чудотворною иконою, услышит и присущею Ей благодатию подаст цельбу недугам его. «Силен, – немотствовал он, – Христос Бог наш молитвами Пренепорочной Своей Матери жилы мои расслабленные укрепить и подать ушам моим слух и языку речь благовещанную». Однажды при пении службы утренней глухонемой, стоявший на коленях пред чудотворной иконою Богоматери, был возбужден живою верою к молитве. В тайне сердца он молился в глубине души своей. В это время от святой иконы услышал глас, повелевающий ему в слух всех молиться к ней; поэтому он внезапно возопил: «Благосердая Госпожа Владычица, подай мне молитвами Твоими благодатную помощь Сына Твоего и Бога нашего отныне слышать все хвалы Его и поведать вся чудеса Его на всяко время и Тебе, Богомати преблагая, величать, яко спасения нашего виновную и ходатаицу ко Творцу непостыдную!» Пришед же еще в больший восторг молитвенный и не помня себя, он вскочил на ноги и начал припадать к Пречистой иконе Приснодевы и часто класть поклоны, быстро вставая и преклоняясь, так что все бывшие в церкви приведены были в великое изумление и воскликнули: «Что сталось с Карпом: глухой слышит, немой вопиет, весь расслабленный стал до того в силе своей крепок, что и нерасслабленный не может так скоро класть земные поклоны, как он ныне их кладет».

Цареградская икона Божией Матери написана древним греческим письмом на кедровых досках, плотно склеенных и плотно приложенных одна к другой. Мера ее в вышину три четверти аршина, в ширину девять с четвертью вершков, в толщину полных полвершка. Изображение на ней Божией Матери поясное. Лик Богоматери несколько склонен налево к находящемуся на левой Ее руке Богомладенцу Господу нашему Иисусу Христу, а правая Ее рука приложена к Его груди. Молитвенный взор Богоматери исполнен сострадания и соболезнования о грешных. Богомладенец же Христос Господь изображен несколько восклонившимся к Богоматери с поникшей головой и взором, обращенным направо. В Его взоре видна не столько милость, сколько строгость, похожая на гнев к согрешившим. Правой рукой Он держит конец литона, коим покрыта глава Богоматери и Ее правое плечо, а левой – Духа Святаго в виде голубя, готового слететь и почить на раскаявшихся. Правая нога Спасителя свесилась долу, как бы готовая стать в помощь погибающим, если они истинно покаются, а левая нога поднята так, чтобы от себя с силою дать толчок отриновения нераскаянному грешнику. По одеждам Богоматери и Предвечного Младенца пробликнуто золотом.

Сочинитель – грешный архимандрит Платон. 
30 июля 1874 г. 
Государственный архив Псковской области, фонд 340, опись 3, дело 14, листы 260–284.  




Икона преподобных Евфросин и Серапиона

Первый ученик преподобного Евфросина

Первым в пустыньку преподобного Евфросина пришел из города Дерпта (Юрьева; ныне город Тарту) преподобный Серапион. Он был ревностным поборником Православия. Хорошо зная слово Божие и творения святых Отцов, вел догматические споры с латинянами, оккупировавшими его родной город. Те решили насильно обратить преподобного в католичество, и тогда он вынужден был бежать на Псковщину, на реку Толву, где начинал в то время свою пустынническую жизнь преподобный Евфросин. 

С любовью принял пришедшего старец, и под его руководством начал Серапион подвижническую жизнь. Через некоторое время он решил без благословения своего духовного отца устроить собственную пустыньку на другом берегу Толвы, но, когда прорубал в лесу дорогу, повредил колено. С покаянием он вернулся к преподобному Евфросину и неразлучно прожил с ним 55 лет до конца своей жизни. Старец «незлобием и кротостью прият его, яко от Бога послана... глагола ему тихим гласом и утешив его словесы... прощение ему дарова». 

Ко всему внешнему, мирскому Серапион относился безразлично: для мира он был мертвецом непогребенным. Пищу он употреблял только для поддержания жизни. Одежда у него была ветхой. Келия темная и неудобная. Поистине это был земной ангел по воздержанию и нестяжательности. Он готовил для братии хлебы, строго соблюдал все уставы и являлся образцом послушания и иноческих добродетелей.

Однажды он тяжело заболел и двадцать дней был между жизнью и смертью, но Господь не оставил подвижника Своей милостью: преподобный Онуфрий Великий, во имя которого был устроен придел в монастырском храме, посетил больного и чудесно исцелил его. После этого Серапион еще больше усилил свой подвиг молитвы, труда и воздержания. 

В сентябре 1480 года, немного поболев, на 90-м году жизни он предал душу Господу и был погребен преподобным Евфросином. 

Еще при жизни преподобный Серапион удостоился от Господа дара прозрения и чудотворения. 

За год до смерти он со слезами молился пред чудотворным образом Божией Матери. «Отче, о чем ты так горько плакал?» «О неуготованной к исходу от тела душе моей и о том еще, что в годину моей кончины сильный враг из Ливонии с многочисленной ратью подступит к Пскову». Затем добавил: «Молитесь и уповайте на милость Божию! Господь ради молитв Пречистой Своей Матери и псковских чудотворцев умилосердится над градом благоверной княгини Ольги и сохранит его. А святая обитель эта неприкосновенна будет». Так и случилось: в год смерти преподобного стотысячный немецкий отряд подошел к Пскову, но псковичи, укрепленные чудесным явлением благоверного князя Довмонта, бросились в бой и смяли немцев. 



Вид монастыря с высоты птичьего полета

Братья-игумены

Преподобный Евфросин, основав обитель, не был в ней настоятелем и по своей величайшей скромности не получил священнического сана. 

Первым елеазаровским игуменом по благословению преподобного стал Харалампий. После его смерти поочередно его родные братья Игнатий и Памфилий игуменствовали в обители.

Эти три брата были как три духовных столпа. Все они прославлены в сонме святых. Игнатий имел дар иконописания. Созданный им прижизненный образ преподобного Евфросина был положен на раку основателя елеазаровской обители. Памфилий обладал даром слова. Его послание к псковскому наместнику Великого князя Московского о зловредности купальских языческих обрядов вошло во многие хрестоматии по древнерусской литературе.

Был у первых елеазаровских игуменов еще один брат, который также хотел быть иноком, но братья отослали его обратно в родительский дом для успокоения отца и матери в старости. Там он женился, но, проведя два года в супружестве, оставил все – и родителей, и прекрасную жену, и имение – и бежал в евфросинову обитель, где был пострижен с именем Мартирия. Вскоре после того постриглась и его юная жена в девической обители. А затем и отец этих подвижников, схоронив жену Агафью и оставшись одиноким в мире, удалился в ту же обитель, где были его сыновья, и там скончался в глубокой старости под иноческим именем Филарет.

И отец, и четыре благодатных его сына удостоились равноангельного образа монашества и священнического сана.




 

Спасо-Елеазаровский монастырь

Ученики преподобного Евфросина

Немало истинных подвижников веры и благочестия воспиталось под благодатным руководством преподобного Евфросина: Савва Крыпецкий, Досифей Верхнеостровский, Иларион Гдовский, Иоаким Опочский, Харитон Кудинский, Онуфрий Мальский, просиявший постническими добродетелями Меркурий и другие. Подобно тому, как ученики преподобного Сергия основали множество обителей в Северной Руси, так и ученики преподобного Евфросина стали основателями псковских общежительных пустынных монастырей. Такие плоды духовные принесла непроходимая пустыня, возлюбленная Евфросином и освященная его подвигами. 


Икона собора Спасо-Елеазаровских святых из иконостаса храма Рождества Божией Матери    

Преподобный Савва, родом серб, пришел в Русскую землю с Афона опытным иноком и сначала поступил в Снетогорский Богородицкий монастырь около города Пскова, но потом перешел на реку Толву под руководство преподобного Евфросина Псковского, который велел ему быть монастырским слугой. Преподобный Савва исполнял свое послушание с великим смирением. После этого искуса преподобный Евфросин благословил ему уйти на безмолвие в пустынь, находящуюся на расстоянии пятнадцати верст от монастыря, к безлюдному озеру, называемому Крыпец. Здесь преподобный Савва немало боролся с бесами. Спустя несколько лет к нему начала собираться братия; они упросили его учредить обитель, и была выстроена церковь во имя Святого апостола Иоанна Богослова. 


Икона преподобного Ефросина с учениками    

Преподобного Савву особенно чтил правивший в Псковском уделе князь Ярослав Васильевич Оболенский. Однажды увидел прозрением Савва, что высокий гость везет к нему свою больную супругу. Старец выслал ему навстречу своего ученика с такими словами: «Грешный старец Савва говорит тебе, князь, не входи с княгиней в монастырь, ибо по преданию святых Отец не дозволено женщинам входить в обитель иноческую. Если же не послушаешь меня, то супруга твоя не получит исцеления». Князь не нарушил иноческих традиций и испросил прощение в нарушении заповеди, которой не знал. Старец же, выйдя из стен за ворота, отслужил с братией молебен и, окропив водой, излечил недужную от болезни. Были сотворены им и многие другие чудеса.

Скончался преподобный Савва в глубокой старости в 1495 году. В 1554 году он явился иеромонаху своего монастыря Исаии, когда по случаю построения храма искали и не находили его мощей. Сидя на гробе своем, он сказал: «Я грешный Савва, начальник обители сей, перенесший много скорбей на этом месте для Господа; пришло время, так Богу угодно, быть известным мощам моим». Тогда честные мощи его были открыты, и от них стали истекать обильные исцеления. 


Преподобный Игнатий, Харлампий и Памфил,
ученики преподобного Ефросина
    

Будущий основатель пустынного монастыря на реке Желче преподобный Иларион готовился к своему делу продолжительным искусом в пустынном же монастыре под руководством опытного старца преподобного Евфросина. Он проходил разные монастырские службы, начиная с самых черных работ, при строгом посте, «изнуряя плоть свою по вся дни, бодрствуя и молясь по вся нощи». Так усвоилось первое и основное качество инока – отречение от своей воли, послушание без рассуждения. Проходя эту школу самоотвержения, подвижник бежал от славы людской в пустынное место. Путь, который он проделал от обители преподобного Евфросина до места своего будущего поселения на реке Желче, неизвестен. Но осталось предание, что спасался преподобный Иларион недалеко от селения Дряжно, при ключе, вытекающем из пригорка. Для постоянного же жительства он выбрал иное место – пустынный остров на Желче, среди болот и непроходимого леса. Свой молитвенный столпнический подвиг преподобный нес в дупле дерева. Возможно, поначалу он в нем и жил, день и ночь славя Господа в молитвах и песнопениях. Через некоторое время к пустыннику начали стекаться христолюбцы, жаждущие монашеской жизни. В 1470 году здесь был основан Покровский Княже-Озерский монастырь, а преподобный Иларион принял сан игумена для духовного водительства иноков. Все житие преподобного Илариона было непрестанный святой труд, самопонуждение ко всему доброму, непрестанное внимание к себе, бдение, молитва, богомыслие, воздержание, кротость, смирение и всецелая преданная любовь к Богу. 

Не сохранилось подробных сведений о других елеазаровских подвижниках – ни об Онуфрии Мальском, основавшем монастырь в погосте Малы, ни о Досифее, трудами которого созидалась обитель на острове Верхнем, ни о других учениках преподобного Евфросина. Но сохранилась о них добрая слава. 

Тропарь, глас 1

Честными иконами Спаса Христа и Богоматери / обитель Елеазарова красуется, / и преподобного Евфросина основателя своего почитающи, / собора святых своих торжество совершает, / иноцы же радостию воспевают: / Слава Тебе, Христе Боже, // тако о нас благоволившему. 



Иллюстрация к «Слову о полку Игореве» , автор В.А.Фаворский

Летописание и «Слово о полку Игореве»

После 1510 года центр летописания перешел от Совета господ города Пскова и Снетогорского монастыря в Елеазаровскую обитель. В это время монастырский книгохранитель инок Иоасаф начал составление Елеазаровской летописи. Собираемые им материалы переписывались в отдельные книги. Одни из них включали в себя материалы общерусского характера, другие местного, псковского. 

Одной из первых елеазаровских книг был сборник, переписанный из трех источников: из книги по общей истории «Хронограф» московской редакции 1508 года; из общерусского летописного свода «Временник», составленного в 1470–80-е годы в Псковском Снетогорском монастыре; из сборника южнорусских переводных и оригинальных историко-литературных произведений, в их числе было и «Слово о полку Игореве». Эта книга, составленная в Елеазаровском монастыре, была в 1791 году куплена графом А.И. Мусиным-Пушкиным у бывшего архимандрита Ярославского Спасского монастыря Иоиля. 


Спасо-Елеазаровский женский монастырь, 2013 год    

Судьба елеазаровского списка до того, как он попал в Ярославль, была такова. В XVI веке при Иване Грозном псковские писатели и писцы большими группами непрерывно вызывались в Москву, где получали заказы на выполнение работ и от самого царя Ивана, и от митрополита Макария. Среди многих псковичей около 1556 года призвали в Москву, в Троице-Сергиевский монастырь, и старца Елеазаровского монастыря Иоасафа, владельца переписанного им в 1510–1512 годах в псковской обители большого летописного сборника с текстом «Слова о полку Игореве». После его смерти этот сборник попал в библиотеку Троице-Сергиевского монастыря, из которой рукописи брались для личного пользования царем.

Отправляясь в 1578 году в Ливонский поход, Иван Грозный по обычаю своего времени взял в качестве дипломатического багажа летописи, необходимые ему при переговорах с противной стороной. Среди этих летописей был и иоасафовский список «Слова». Составляя в Вельмаре свое известное послание князю Андрею Курбскому, Иван Грозный процитировал из него отдельные фрагменты.

По окончании Ливонского похода иоасафова рукопись «Слова» вновь вернулась в царскую библиотеку, а после смерти Ивана Грозного в Троице-Сергиевский монастырь.

В Российской государственной библиотеке сохранился список сочинений Исаака Сирина, переписанный в 70-х годах XV столетия в Елеазаровской обители иноком Игнатием по благословению преподобного Евфросина. В конце XV – начале XVI веков монастырь стал центром духовной жизни Пскова, одним из очагов образованности. Преподобный оставил по себе в обители не только собственные поучения, но и библиотеку. Среди его учеников было довольно много «разумеющих книжную мудрость». Первая редакция жития преподобного Евфросина создавалась в его монастыре в весьма скором времени после его кончины.

Из статей псковского историка Л. Творогова «Иван Грозный и псковский список “Слова о полку Игореве“», «Псковская правда», 1945 г., 30 сентября; и «Памятник старой псковской письменности», «Псковская правда», 1947 г., 30 мая.



Источники статейСпасо-Елеазаровский женский монастырь. Автор-составитель: инокиня Макария (Огудина). Фотографии Андрея Виноградова и из архива монастыря, 2014


28 Мая 2016

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Пожар в Гостином дворе
Пожар в Гостином дворе

27 июня (ст. ст.) (9 июля нов. ст.) 1838& года в верхнем конце Переславской улицы, севернее Троице-Сергиевой лавры, начался пожар. Огонь уничтожил почти всю северо-восточную и восточную часть города вплоть до Рождественской церкви рядом с Красногорской площадью.

Новая жизнь старого колокола
Новая жизнь старого колокола

В 1708 году Иван Моторин отлил для Троице-Сергиева монастыря колокол весом 161 пуд. Новый колокол, названный «Баран», был перелит из колокола времен преподобного Никона, возвращенного монастырю в 1701 году и повредившегося от пожара.

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.