Память преподобного Симеона Столпника Старшего

Память преподобного Симеона Столпника Старшего

Св. Симеон [1] родился в 389 г. в селении Сисса, расположенном между Сирией и Киликией, и воспитывался в благочестии. С раннего возраста родители посылали его в безлюдные места пасти овец. Однажды выпал такой обильный снег, что мальчик не мог повести стадо на пастбище. Тогда он вошел в стоявшую неподалеку церковь, где в это время читали слова: Блаженны плачущие, ибо они утешатся... Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф 5, 4-8). Симеон спросил, что надлежит делать, чтобы стать угодным Господу. Ради исполнения слова Божия он тотчас покинул семью и все, что удерживало его в миру, и отправился в соседний монастырь.

Два года он провел в этой обители, а затем, стремясь вести жизнь более строгую, отправился в монастырь Теледа [2], близ Антиохии. Там подвизалось более восьмидесяти монахов и руководил братией опытный монах Илиодор. В Теледе Симеон провел десять лет и с самого начала превосходил других иноков строгостью аскезы. Когда другие ели через день, Симеон подкреплял тело скудной пищей лишь раз в неделю, тайком отдавая свою ежедневную порцию нищим. Испытывая горячее желание разделить страдания Христовы, он сделал себе пояс из пальмовых листьев и стягивал его под одеждой настолько туго, что тот глубоко врезался в тело. Видя ею беспримерные подвиги, монастырские старцы повелели блаженному удалиться. Они опасались, как бы телесно более слабые не повредили себе, стремясь подражать ему сверх меры своих сил.

Тогда Симеон оставил монастырь и отправился в самые глухие места окрестных гор (410). Найдя высохший колодец, он спустился в него и пребывал там денно и нощно, славя Господа [3]. Спустя пять дней братия, раскаявшись в изгнании доблестного подвижника, захотели вернуть его. После долгих поисков святого наконец нашли там, куда проникать осмеливались одни лишь бесы. Из послушания Симеон вернулся в монастырь, но ненадолго, поскольку его не удовлетворяла та мера подвигов, которую возлагали на себя другие. Он направился в соседний городок под названием Теланисс [4], расположенный между Апамеей и Кирром [5].

Обосновавшись в уединенной хижине, Симеон прожил в затворе три года, проводя время в непрестанных трудах. В подражание Моисею, Илии и Христу Спасителю он возжелал провести все сорок дней Великого поста без воды и пищи. Для этого отшельник попросил своего друга Басса замуровать вход в келью. Тот согласился на это лишь при условии, что подвижник Христов позволит ему оставить в келье шесть хлебов и кувшин воды на тот случай, если тело Симеона изнеможет до крайности. Через сорок дней объятый страхом Басс вошел в келью и обнаружил там хлебы и воду нетронутыми, а святого  неподвижно распростертым на полу. Тот настолько ослаб, что не мог сказать ни слова. Лишь причастившись Святых Таин, Симеон почувствовал, как к нему возвращаются силы. С тех пор, укрепившись духом, святой поставил себе за правило проводить каждый Великий пост, не притрагиваясь к пище. Подкрепляемый благодатью, он на протяжении всего поста оставался на ногах, исполненный ни с чем не сравнимой радостью.

Проведя три года в келье, он поднялся на вершину горы и приковал себя тяжелой цепью к скале. Тогда мудрый Мелетий, хорепископ [6] Антиохийской Церкви, попытался вразумить его. Он указал Симеону на то, что воля человека, просвещенного светом разума, должна превозмочь любое наваждение, которое заставляет мысль блуждать без всякой пользы. Из этих слов Симеон понял, что подвижничество похвально лишь в той мере, в какой оно возрождает в первозданной красоте образ Божий, сокрытый в человеческой природе. Он повиновался владыке и позволил снять с себя оковы. Тогда на его теле стали видны глубокие, кишащие червями раны от цепей, что свидетельствовало о терпении святого ничуть не меньшем, чем терпение мучеников, и даже, возможно, большем, ибо он добровольно подвергал себя подобным мукам из любви ко Христу [7].

Молва о его святости распространялась все шире. Не только в окрестных селениях, но и в отдаленных странах, таких как Армения, Грузия, Италия, Галлия [8] и Британия, было известно имя Симеона. Множество верующих стекалось к нему непрерывно, подобно рекам, впадающим в море, чтобы получить от него благословение и исцеление души и тела. Но все же для Симеона не было ничего милее и желаннее уединения. В одиночестве, всецело предавшись созерцанию, он становился ближе к Небесам.

Святой нашел способ уклониться от назойливых почестей. В видении ему предстала лестница, на вершине которой стоял Христос и призывал его взойти. Тогда Симеон воздвиг посреди своей ограды столп и поселился на самой его вершине, которая представляла собой маленькую площадку (ок. 417). Первый столп был высотой в два с половиной метра [9]. Затем он соорудил другой  в пять метров, затем третий в девять с половиной и наконец поднялся на вершину столпа высотой более шестнадцати метров. На нем он и простоял на ногах до самой смерти, имея жительство скорее на Небесах, чем на земле. То, что местопребывание святого все более отдалялось от земли, служило внешним знаком восхождения его души к Божественному свету.

Открытый для всеобщего созерцания подобно сияющей свече, поставленной на высоком подсвечнике (ср.: Мф 5, 14-16), Симеон привлекал к себе все больше людей, просвещая лучами веры толпы варваров, стекавшихся поглядеть на это необычайное зрелище. Чтобы хоть немного сдержать поток людей, ученики святого окружили столп стеной, перед которой был устроен небольшой дворик. От этой ограды монастырь и получил название Мандра, что означает «огороженное место, загон».

Пребывая на вершине столпа наедине с Богом, святой не переставал служить орудием Божественного милосердия. Он творил множество чудес и исцелений, предсказывал стихийные бедствия, становясь надежной гаванью спасения и духовного утешения для всех приходящих. Распявшись миру, живя на виду у всех, святой сделался, по слову апостола, позорищем для мира, для Ангелов и человеков (1 Кор 4, 9). Еще облеченный в смертную плоть, он уже здесь, на земле, жил подобно бесплотным Ангелам. Но самым удивительным было то, что, совершив великие аскетические подвиги, достигнув высокой степени совершенства и сотворив множество чудес, Симеон имел при этом глубочайшее смирение, непритворно почитая себя ниже всех людей. И лишь по отношению к еретикам он мог выказывать гнев, точнее же ревность по Богу, ради их исправления.

Отделенный от всех стремлением к Небесному, но и соединенный со всеми любовью Христовой, преподобный не чуждался жизни земной Церкви. Известны его письма по вопросам церковного устроения к императору Феодосию II. Государь, как и его сестры, глубоко чтил святого и называл «святейшим и Небесным мучеником» [10]. Писал Симеон также и императору Льву I, побуждая того бороться с монофизитами и поддержать учение, принятое Халкидонским Собором.

Святой в течение всей жизни изливал на окружающих мир, которым было преисполнено его сердце, и почил в мире, погруженный в молитву (459). Он прожил шестьдесят девять лет, из которых пятьдесят шесть посвятил подвижническим трудам [11].

Вскоре после кончины преподобного в монастырь прибыл архиепископ Антиохийский Мартирий со множеством епископов. Он возложил тело святого на повозку и в сопровождении военного эскорта во главе с военачальником Ардавурием препроводил его в Антиохию. На протяжении всего пути процессию сопровождало великое множество верующих с лампадами в руках, воскуряя фимиам в честь преподобного. После пяти дней пути, за которые было пройдено семьдесят пять километров, кортеж прибыл в Антиохию. Досточтимые мощи святого были первоначально помещены в большой церкви, возведенной св. Константином Великим. Затем их перенесли в просторный мартирий, построенный специально для мощей преподобного. Здесь у его раки продолжали совершаться многочисленные чудеса ради приходящих к мощам с верой. В 468 (или 474) г. по просьбе прп. Даниила Столпника [11], равного в подвигах Симеону, император Лев I приказал перенести мощи святого в Константинополь, где для них была воздвигнута церковь недалеко от столпа прп. Даниила.

Между тем Мандрский монастырь [12], возникший на месте, где подвизался св. Симеон, быстро рос и ширился. В 480 г. были воздвигнуты четыре базилики, образовавшие крест вокруг столпа подвижника. Каждый год в день памяти преподобного над столпом появлялась огромная звезда.

Мандрский монастырь, бывший в свое время крупнейшим центром паломничества на христианском Востоке, перешел в руки монофизитов (638), а впоследствии был разрушен арабами (985) [13].


Тропарь преподобному Симеону Столпнику, глас 1

Терпения столп был еси,/ ревновавый праотцем, преподобне,/ Иову во страстех, Иосифу во искушениих,/ и безплотных жительству, сый в телеси,/ Симеоне отче наш,/ моли Христа Бога спастися душам нашим.


Кондак преподобному Симеону Столпнику, глас 2

Вышних ищай, нижним совокупляяйся,/ и колесницу огненную столп соделавый:/ тем собеседник ангелом был еси преподобне,/ с ними Христу Богу моляся/ непрестанно о всех нас.


Молитва преподобному Симеону Столпнику

О, святый и великий угодниче Божий Симеоне! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже, взирающе на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании жительства твоего и чтим святую память твою. Ты же, предстоя Престолу Божию, приими моления наша и ко Всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря.

Составитель  иеромонах Макарий (Симонопетрский), адаптированный русский перевод  издательство Сретенского монастыря


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Мы уточняем «Старший», чтобы не смешивать его со св. Симеоном Столпником Дивногорцем (+ 596), память которого празднуется 24 мая, или св. Симеоном Столпником Младшим (время кончины неизвестно), память которого совершается 27 апреля. Феодорит Кирский, оставивший жизнеописание этого святого в «Истории сирийских монахов» (26, SС 257, 159), упоминает еще одного св. Симеона Старшего (26 ян.), но тот не был столпником. Имеются два его пространных «Жития»: одно на сирийском языке, составленное монахами Мандрского монастыря (ок. 473), и другое на греческом, приписываемое его ученику Антонию и состоящее главным образом из описаний чудес, которое, вероятно, было написано в ту пору, когда мощи святого пребывали в Антиохии (см.: Blersch Н. G. La colonne au carrefour du monde. L’ascension de Symeon, premier stylite // Spiritual ice Orientale 77. Abbaye de Bellefontaine, 2001).

[2] Деир-Телль-Аде. Фактически речь идет о монастыре Евсевия, «дочерней» обители Теледы. Согласно сирийскому «Житию», его старший брат Шемши последовал за ним туда же, вняв советам епископа Габульского Мар Мары. Там он и нашел упокоение в то время, когда Симеон уже пять лет находился на своем первом столпе.

[3] Сирийское «Житие» сообщает, что Симеон провел два года закопанным по пояс в глубине сада, претерпевая полуденный зной и ночной холод. Затем он затворился в склепе, где исцелился от слепоты, наведенной на него бесом, а потом заточил себя в другое подземелье, чтобы бороться там против бесовских сил.

[4] Дсир-Симан.

[5] Согласно сирийскому «Житию», он нашел приют в небольшом монастыре Мари, где жили лишь старик и маленький мальчик, и провел там весь Великий пост, затворившись в одной из верхних комнат.

[6] Помощник епархиального епископа, окормляющий приходы, расположенные в сельской местности. Не путать со свт. Мелетием, архиепископом Антиохийским [12 фев.].

[7] По сирийскому «Житию», Симеон, проведя год на вершине горы, соорудил ограду, внутри которой пробыл еще три года в полнейшем затворе. Горячими молитвами и бесчисленными земными поклонами он отгонял сонмы боровших его бесов. В этом варианте «Жития» говорится также о многочисленных чудесах, совершенных святым за десять лет добровольного заточения прежде пребывания на столпах.

[8] Из «Жития св. Геновефы (Женевьевы) Парижской» [3 ян.] мы знаем о духовном общении, существовавшем между ней и прп. Симеоном.

[9] Согласно сирийскому «Житию», первый столп представлял собой камень приблизительно метровой высоты. Это перекликается с ветхозаветным повествованием о чудесном видении патриарха Иакова в Вефиле, когда он спал на камне (см.: Быт 28,11-22).

[10] Феодосий II направил ему письмо с просьбой повлиять силой своего авторитета на архиепископа Иоанна Антиохийского, чтобы тот признал решения Ефссского Собора (см.: Schwartz Е. Acta Conciliorum Oecumcnicorum. Vol. 1.1.4. Berlin, 1928. P, 518-520).

[11] По сирийскому «Житию», после девяти лет жизни в монастыре он провел десять лет в затворе, затем семь  на первых столпах и еще тридцать  на самом высоком столпе. В то же время греческое «Житие» сообщает, что он провел столпником сорок семь лет; семь лет на первом столпе, пятнадцать  на столпе в двенадцать с половиной метров и остаток жизни — на столпе в шестнадцать с половиной метров.

[12] Калат-Семан.

[13] По сей день можно видеть его величественные руины, посреди которых находится основание столпа преподобного.


14 Сентября 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...