Память преподобного Мартирия Зеленецкого

Память преподобного Мартирия Зеленецкого

В го­ды прав­ле­ния бла­го­че­сти­во­го го­су­да­ря, ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча, всея Ру­си са­мо­держ­ца, ро­дил­ся сей бла­жен­ный и пре­по­доб­ный отец наш Мар­ти­рий в об­ла­сти Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, в го­ро­де, на­зы­ва­е­мом Ве­ли­кие Лу­ки. И на­рек­ли имя ему Ми­на. Ко­гда ему ис­пол­ни­лось во­семь лет, от­да­ли его учить­ся гра­мо­те. Но книж­ное уче­ние да­ва­лось ему с тру­дом. Ко­гда же вы­учил­ся он псал­мам, то­гда ро­ди­те­ли его пре­ста­ви­лись от жиз­ни сей к Бо­гу. И так от­рок, воз­ло­жив всю на­деж­ду и упо­ва­ние на вер­ную По­мощ­ни­цу Бо­го­ро­ди­цу и на Бо­га, к спа­си­тель­но­му пу­ти на­пра­вил­ся, по­сто­ян­но пре­бы­вая в хра­ме Бо­жи­ей Ма­те­ри, чест­но­го и слав­но­го Ее Бла­го­ве­ще­ния.

Слу­жил же то­гда в этом хра­ме некий иерей, име­нем Бо­рис. Как доб­рый пас­тырь, он все­гда за­бо­тил­ся о по­ру­чен­ном ему ста­де, всех лю­дей на­став­ляя, учил их по Бо­же­ствен­но­му Пи­са­нию, к ра­зу­ме­нию ис­ти­ны при­во­дя. Бла­жен­ный же Ми­на, ви­дя та­кое непре­стан­ное усер­дие иерея и слы­ша его по­уче­ния лю­дям, бо­же­ствен­ной люб­ви на­пол­нил­ся и ду­хов­ное рве­ние ощу­тил. Мно­го лет этот иерей был пас­ты­рем лю­дей не как на­ем­ник, но как ис­тин­ный пас­тырь – по пре­да­нию свя­тых апо­сто­лов и по пра­ви­лам свя­тых от­цов. Од­на­жды су­пру­гу иерея по­стиг те­лес­ный недуг, и, недол­го по­болев, усну­ла она веч­ным сном. Иерей же, без вся­ких со­мне­ний воз­бла­го­да­рив Бо­га, те­ло ее по­чтил пес­но­пе­ни­я­ми над­гроб­ны­ми и пре­дал зем­ле. А сам иму­ще­ство свое все раз­дал ни­щим, же­лая уда­лить­ся от ми­ра и ино­че­ским жи­ти­ем пре­дать­ся Бо­гу. В ско­ром вре­ме­ни ушел он из го­ро­да в оби­тель свя­тых чу­до­твор­цев и бес­среб­ре­ни­ков Козь­мы и Да­ми­а­на. И там при­ни­ма­ет он по­стриг, и на­рек­ли имя ему Бо­го­леп. Бла­жен­ный же Ми­на ча­сто при­хо­дил к нему и при­ни­мал ду­хов­ные по­уче­ния. И иерей тот ни­ко­гда не от­пус­кал его без на­став­ле­ния, но с ра­до­стью его по­учал, ибо ви­дел на нем си­я­ю­щую бла­го­дать Бо­жию. И вско­ре ста­ли быв­шие то­гда в том мо­на­сты­ре игу­мен и бра­тия про­сить Бо­го­ле­па, чтобы он при­нял свой преж­ний чин свя­щен­ства. И про­был Бо­го­леп свя­щен­ни­ком в том мо­на­сты­ре несколь­ко лет. И так си­я­ла его доб­ро­де­тель, что рас­про­стра­ни­лась сла­ва о нем по­всю­ду. И мно­гие при­хо­ди­ли по­смот­реть на него. Есть в сто­роне той дру­гой мо­на­стырь, в ко­то­ром сто­ит цер­ковь пре­по­доб­но­го от­ца на­ше­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Был этот мо­на­стырь мно­го лет в за­пу­сте­нии из-за небре­же­ния лю­дей и жи­ву­щих там ино­ков. И по ре­ше­нию то­гда там пра­вив­ших знат­ных лю­дей, бо­лее же Бо­жи­им из­во­ле­ни­ем и пре­по­доб­но­го от­ца Сер­гия чу­до­твор­ца мо­лит­ва­ми и по­мо­щью, взя­ли пре­по­доб­но­го свя­щен­но­и­но­ка Бо­го­ле­па из мо­на­сты­ря свя­тых чу­до­твор­цев Козь­мы и Да­ми­а­на и по­ста­ви­ли его на­сто­я­те­лем в мо­на­стырь пре­по­доб­но­го Сер­гия. И Бо­го­леп, Бо­гом на­став­ля­е­мый, стал там жить са­мой стро­гой жиз­нью, в усерд­ных тру­дах по­сто­ян­но пре­бы­вал и все нуж­ное для мо­на­сты­ря де­лал сво­и­ми ру­ка­ми. На­ча­ла оби­тель рас­ти и ста­ла мно­го­люд­на. Бла­жен­ный же Ми­на, сле­дуя во всем сво­е­му учи­те­лю и все в на­зи­да­ние се­бе при­ни­мая, при­хо­дил к сво­е­му на­став­ни­ку для ду­хов­ной бе­се­ды, и пре­по­доб­ный Бо­го­леп мно­ги­ми сло­ва­ми по­учал его, чтобы при­нял он ино­че­ский об­раз и тем са­мым пре­дал­ся Твор­цу. И Ми­на все сло­ва учи­те­ля сво­е­го с ра­до­стью вос­при­ни­мал и взра­щи­вал в се­бе. И по про­ше­ствии неко­то­ро­го вре­ме­ни, пре­ис­пол­нив­шись бо­же­ствен­но­го рве­ния, он по­мыс­лил: «…возь­му крест свой и пой­ду вслед за Спа­си­те­лем, и Он мне по­мо­жет, и при­со­еди­нюсь к учи­те­лю сво­е­му». И в то вре­мя, ко­гда он так раз­мыш­лял, был ему глас: «Дер­зай, Ми­на!» И он, услы­шав это, по­шел с ра­до­стью в дом свой, взял необ­хо­ди­мое, осталь­ное же все иму­ще­ство ни­щим раз­дал и ушел из го­ро­да. До­стиг Ми­на оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сер­гия, где учи­тель его бла­жен­ный Бо­го­леп жил. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп ска­зал: «Ча­до, ви­жу, что не свое­воль­но устре­мил­ся ты к это­му бла­го­му пу­ти, а неко­ей Бо­же­ствен­ной си­лой на­став­ля­е­мый при­шел сю­да. Не скрой от ме­ня, греш­но­го от­ца сво­е­го, по­ве­дай мне. Дей­стви­тель­но ли ты хо­чешь об­ра­тить­ся к этой кре­сто­нос­ной жиз­ни?» И бла­жен­ный Ми­на со сле­за­ми рас­ска­зал по по­ряд­ку все, что с ним слу­чи­лось. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп, услы­шав рас­су­ди­тель­ный от­вет юно­ши и по­хва­лу ино­че­ской жиз­ни, ска­зал: «Те­перь, ча­до, о тво­ем на­ме­ре­нии во­ис­ти­ну яс­но я все узнал. Итак, му­жай­ся и дер­зай, чтобы по­бе­дить мир и все, что в нем. Ве­рю Бо­гу, что уна­сле­ду­ешь ты бла­жен­ство древ­них пре­по­доб­ных от­цов и воз­двиг­нешь храм в непро­хо­ди­мом пу­стын­ном ме­сте, и там мно­же­ство душ че­ло­ве­че­ских спа­сут­ся бла­го­да­ря те­бе. Бла­го­сло­вен Бог, ко­то­рый все на поль­зу для спа­се­ния на­ше­го устра­и­ва­ет!» И тот­час, по обы­чаю огла­сив его, об­лек юно­шу в ино­че­ский об­раз и на­рек имя ему Мар­ти­рий. Все по­дви­ги и тру­ды пост­ни­че­ской жиз­ни пре­по­доб­ный Бо­го­леп Мар­ти­рию сам по­ка­зы­вал, обу­чал его цер­ков­но­му пе­нию, ке­лей­ным мо­лит­вам и ко­ле­но­пре­кло­не­нию, ду­хов­ное по­уче­ние по­сто­ян­но по­да­вал ему. Мар­ти­рий же с усерд­ным вни­ма­ни­ем слу­шал во всем от­ца сво­е­го, не пре­не­бре­гая ни еди­ным сло­вом, и все ис­пол­нял. И пре­по­доб­ный Бо­го­леп, ви­дя, что Мар­ти­рий ис­пы­тан в ино­че­ской жиз­ни, по­ве­лел ему пре­бы­вать вме­сте с со­бою в кел­лии и на­зна­чил его клю­че­хра­ни­те­лем церк­ви. И ста­ли они еди­но­душ­но под­ви­зать­ся к Бо­гу, друг дру­га пре­вос­хо­дя в доб­ро­де­те­лях.

Имел бла­жен­ный Бо­го­леп обык­но­ве­ние на утре­ни все­гда чи­тать Ше­сто­псал­мие вни­ма­тель­но, с воз­ды­ха­ни­ем и сле­за­ми. Од­на­жды чи­тал он, как обыч­но, это Ше­сто­псал­мие, Мар­ти­рий же, стоя в ал­та­ре, отяг­чен был дре­мо­той. И при­шел Мар­ти­рию на ум злой по­мы­сел о преж­ней его жиз­ни: как он в ми­ру жил, и как со­блаз­ны мир­ские ви­дел, и как уда­лил­ся от ми­ра. При­шел в за­ме­ша­тель­ство Мар­ти­рий из-за это­го, ис­тин­но­го же сво­е­го на­став­ни­ка, свя­то­го стар­ца, непре­стан­ные по­дви­ги и тру­ды и при­леж­ное по­уче­ние слиш­ком тяж­ки­ми для се­бя по­счи­тал; и стал по­мыш­лять о том, где бы ему об­ре­сти лег­кую жизнь и по­сто­ян­ный по­кой. Свя­то­му же стар­цу Бо­го­ле­пу все это о нем ве­до­мо ста­ло, ибо Бог удо­сто­ил его та­ко­го да­ра про­зор­ли­во­сти, что он и тай­ны че­ло­ве­че­ские знал, и бу­ду­щее как на­сто­я­щее пред­ви­дел. Пре­по­доб­ный Бо­го­леп рас­ска­зал Мар­ти­рию все, о чем тот по­ду­мал. Мар­ти­рий же, услы­шав все о се­бе, пал на зем­лю, про­ся про­ще­ния. То­гда Бо­го­леп ска­зал ему: «Ча­до, Гос­подь да про­стит те­бя мною, недо­стой­ным, и да укре­пит те­бя в стра­хе Бо­жи­ем. Но мо­лись за ме­ня, греш­но­го, уко­рив­ше­го те­бя, да ура­зу­ме­ешь, что не по тво­ей во­ле это с то­бой слу­чи­лось, но при­шло к те­бе это ис­ку­ше­ние от глав­но­го вре­ди­те­ля и гу­би­те­ля, вра­га душ на­ших. Но Вла­ды­ка и Гос­подь, об­щий наш по­кро­ви­тель – Он да со­хра­нит нас от вся­кой зло­бы дья­во­ла мо­лит­ва­ми свя­тых от­цов».

И жи­ли они в од­ной кел­лии семь лет. Од­на­жды при­шел к ним в оби­тель пре­по­доб­но­го Сер­гия для мо­лит­вы некий бо­го­бо­яз­нен­ный муж из знат­ных лю­дей то­го го­ро­да, име­нем Афа­на­сий. Уви­дел он доб­рую их жизнь и дол­го бе­се­до­вал с ни­ми. Они же мно­ги­ми ду­ше­по­лез­ны­ми сло­ва­ми уте­ши­ли его, мно­го ду­хов­ных слов ска­за­ли, и умяг­чи­ли ду­шев­ную его ни­ву, хо­тев­шую вос­при­нять се­мя Бо­же­ствен­ное. И вско­ре муж тот при­шел к ним и стал про­сить, чтобы они воз­ло­жи­ли на него Ан­гель­ский мо­на­ше­ский об­раз. И бла­жен­ный Бо­го­леп, ви­дя усер­дие и ве­ру му­жа то­го, немед­ля удо­сто­ил его при­ня­тия Ан­гель­ско­го об­ра­за и на­рек имя ему Ав­ра­амий. И по­ру­ча­ет его пре­по­доб­но­му Мар­ти­рию, чтобы тот на­учил его ино­че­ско­му жи­тию. Ибо ви­дел Бо­го­леп, что Мар­ти­рий в доб­ро­де­те­лях его са­мо­го пре­вос­хо­дит. И по­ве­лел им жить в дру­гой кел­лии, и по­ру­чил хра­не­ние клю­чей от церк­ви Бо­жи­ей Ав­ра­амию, Мар­ти­рия же осво­бо­дил от этой служ­бы, чтобы он Ав­ра­амия на­став­лял в бла­гом по­дви­ге. Мар­ти­рий же очень ста­рал­ся по­мо­гать но­во­по­стри­жен­но­му бра­ту и все ис­пы­та­ния ино­че­ской жиз­ни сам по­ка­зал ему на де­ле, как он это­му на­учил­ся у пре­по­доб­но­го Бо­го­ле­па. Ав­ра­амий же по­сто­ян­но ста­рал­ся это пе­ре­нять и вско­ре хо­ро­шо усво­ил строй ино­че­ской жиз­ни. Од­на­жды за­бо­лел Ав­ра­амий тя­же­лым неду­гом, так что был уже при смер­ти, и во вре­мя бо­лез­ни сво­ей мно­же­ство обе­тов да­вал чу­до­твор­но­му об­ра­зу Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, что на Тих­вин­ке, так как слы­шал от мно­гих, что от этой ико­ны мно­же­ство чу­дес­ных ис­це­ле­ний стра­да­ю­щих раз­лич­ны­ми неду­га­ми бы­ва­ет и мерт­вым вос­кре­се­ние да­ру­ет­ся. И вско­ре по­сле обе­та сво­е­го ис­це­ле­ние по­лу­чив, Ав­ра­амий с усер­ди­ем в дол­гий путь от­прав­ля­ет­ся. Ко­гда же до­стиг он мно­го­чу­дес­но­го об­ра­за и по­ло­жен­ные мо­лит­вы и бла­го­дар­но­сти о сво­ем ис­це­ле­нии воз­дал, хо­тел он опять в свой мо­на­стырь воз­вра­тить­ся. А в то вре­мя по ве­ле­нию бла­го­че­сти­во­го ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя всея Ру­си Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча и бла­го­сло­ве­ни­ем свя­тей­ше­го Ма­ка­рия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Ру­си, и по со­ве­ту все­го син­кли­та и свя­щен­но­го со­бо­ра при­шел из Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да прео­свя­щен­ный ар­хи­епи­скоп Нов­го­ро­да и Пско­ва Пи­мен, и с ним мно­гих чест­ных мо­на­сты­рей ар­хи­манд­ри­ты, игу­ме­ны и ино­ков на­став­ни­ки; и по­ло­жил ар­хи­епи­скоп с этим свя­тым со­бра­ни­ем на­ча­ло то­му мо­на­сты­рю, пер­во­го игу­ме­на по­ста­вил, име­нем Ки­рил­ла, и мно­го ино­ков ему по­ру­чил, име­ю­щих опыт и зна­ю­щих по­ря­док мо­на­стыр­ской жиз­ни. И Ав­ра­амия к ним же при­чис­лил, дав ему служ­бу хра­не­ния цер­ков­ных клю­чей. И так Бо­жи­ей бла­го­да­тию и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы ми­ло­стью и бла­го­во­ле­ни­ем пре­слав­ный об­ще­жи­тель­ный мо­на­стырь был устро­ен на Тих­вин­ке в год 1560-й.

Это устро­е­ние ца­рем пре­чест­ной оби­те­ли Бо­го­ма­те­ри на Тих­вин­ке, слов­но некое чу­дес­ное ви­де­ние, бы­ло пре­по­доб­но­му Мар­ти­рию яв­ле­но так. Ко­гда уче­ник пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, преж­де упо­мя­ну­тый Ав­ра­амий, ушел на Тих­вин­ку, пре­по­доб­ный по­сле его ухо­да остал­ся в сво­ем мо­на­сты­ре и все служ­бы с бла­го­го­ве­ни­ем ис­пол­нял. Под­нял­ся он од­на­жды на­верх ко­ло­коль­ни для бла­го­ве­ста и, вне­зап­но за­дре­мав, уви­дел во сне ог­нен­ный столп, сто­я­щий в той сто­роне, где Тих­вин­ка. На вер­ху же то­го стол­па был об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, по­доб­ный Тих­вин­ской, раз­ме­ром об­раз этот был очень ве­лик и по­хож был на тот, что на Тих­вин­ке в со­бор­ной церк­ви сто­ит, слов­но он и явил­ся. Пре­по­доб­ный же не знал, как при­бли­зить­ся к нему и по­це­ло­вать его. И неким об­ра­зом чу­дес­но ви­дит­ся ему, буд­то по­до­шел он и с лю­бо­вью его по­це­ло­вал, а по­том при­ло­жил­ся к нему. Был же об­раз этот от стол­па то­го ог­нен­но­го по­лон теп­ло­ты и ни­чуть не по­вре­жда­ем, и еще пре­вы­со­кой бла­го­да­тью си­ял. Про­бу­дил­ся пре­по­доб­ный от сна и в ужа­се был от ви­де­ния это­го, кос­нул­ся ли­ца сво­е­го и ощу­тил, что оно то­же теп­ло­той на­пол­не­но. С это­го вре­ме­ни огонь же­ла­ния в серд­це пре­по­доб­но­го воз­го­рел­ся, чтобы ви­ден­ное во сне по­лу­чить на­яву – пре­чи­сто­му и чу­до­твор­но­му об­ра­зу Бо­го­ма­те­ри по­мо­лить­ся усерд­но и в но­вой устро­ен­ной оби­те­ли Ее, чу­дес­но ему яв­лен­ной, по­ра­бо­тать при­леж­но. И ку­да Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца от­ту­да на­ста­вит, ту­да и ид­ти и там пре­бы­вать.

Итак, пре­по­доб­ный с этим же­ла­ни­ем, на Гос­по­да Бо­га и на Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу на­деж­ду и упо­ва­ние воз­ло­жив, до­го­во­рил­ся с неким му­жем об от­ше­ствии в путь для ис­пол­не­ния усерд­но­го жи­тия и же­ла­ния. То­гда при­шел к пре­по­доб­но­му в кел­лию некий бла­жен­ный юро­ди­вый, име­нем Ми­ха­ил, и ска­зал ему: «Мар­ти­рий, иди один в пу­сты­ню». Пре­по­доб­ный, услы­шав это, ура­зу­мел, что по­велев­ший им так по­сту­пить был от Бо­га по­слан. И вот неуклон­но они в путь устре­ми­лись, тай­но от всех вы­шли из мо­на­сты­ря. Так, всю на­деж­ду об­ра­тив ко все­мо­гу­ще­му Бо­гу и его Пре­чи­стой Ма­те­ри, на­деж­ной По­мощ­ни­це, ото­шли они от оби­те­ли сво­ей на шесть­де­сят по­прищ и об­ре­ли ме­сто пу­стын­ное. И по­бли­зо­сти от неко­е­го вод­но­го по­то­ка вы­ко­па­ли они се­бе пе­ще­ру, на­ча­ли от всей ду­ши Бо­гу мо­лить­ся, да по­даст им ми­ло­серд­ный Гос­подь ми­лость свою и на­ста­вит на все бла­гое и спа­си­тель­ное. И по­ве­лел пре­по­доб­ный Мар­ти­рий му­жу то­му пой­ти в некое се­ле­ние за необ­хо­ди­мым. Тот же по ве­ле­нию бла­жен­но­го в се­ле­ние ушел и по­ве­дал од­но­му из кре­стьян о пре­по­доб­ном и его по­движ­ни­че­ской жиз­ни. А сам не воз­вра­тил­ся к Мар­ти­рию из-за труд­но­сти та­кой жиз­ни и тя­гот от­шель­ни­че­ства. Свя­той же в пу­стыне жил, до­бы­вая про­пи­та­ние ру­ко­де­ли­ем сво­им. Те же, кто знал его, са­ми при­но­си­ли ему необ­хо­ди­мое, и он при­не­сен­ное ими с бла­го­дар­но­стью при­ни­мал, непре­стан­но мо­лясь о них Бо­гу. Итак, жи­вя в пу­стыне, мно­го устра­ше­ний от бе­сов пре­по­доб­ный ис­пы­ты­вал, ибо при­хо­ди­ли они к нему и очень ста­ра­лись устра­шить его. Но непре­стан­но ис­хо­дя­щие из уст пре­по­доб­но­го мо­лит­вы к Бо­гу сде­ла­ли бе­сов без­дей­ствен­ны­ми.

Хри­сто­лю­бец некий, слов­но Бо­гом на­став­ля­е­мый, при­шел как-то на­ве­стить его и при­нес нуж­ное. Свя­той с бла­го­дар­но­стью при­нял это от него, хва­ля и сла­вя Гос­по­да Бо­га, да­ю­ще­го пи­щу ал­чу­щим. За­тем, на­зна­чен­ное свое пра­ви­ло и мо­леб­ные ка­но­ны про­чи­тав, по­ста­вил сто­лец. По­ло­жил пред со­бой при­не­сен­ное и, осуж­дая се­бя, ска­зал: «О ока­ян­ный и недо­стой­ный. Недо­сто­ин ты за ле­ность свою и хлеб есть и во­ду пить, не то что эти уго­ще­ния, из­да­ле­ка пра­во­слав­ны­ми при­не­сен­ные». И, еще боль­ше сле­за­ми об­ли­ва­ясь, го­во­рил: «Гос­подь неба и зем­ли, Царь пре­веч­ный, Ты ска­зал уче­ни­кам сво­им, что дух бодр, плоть же немощ­на (Мф. 26:41). И эта бод­рость и немощь, пра­вед­ный Гос­подь, пра­вед­ны­ми Тво­и­ми ду­хов­но до­сти­га­ют­ся. Я же, ока­ян­ный и недо­стой­ный, непре­стан­но пло­ти уго­ждаю, все­гда су­ет­но­го же­лаю…». И с та­ким же­ла­ни­ем и мо­лит­вен­ны­ми сло­ва­ми пре­по­доб­ный ни­че­го дру­го­го не вку­сил, кро­ме хле­ба и во­ды, но и то уме­рен­но. Та­ко­во бы­ло пре­по­доб­но­го тер­пе­ние, та­ко­во воз­дер­жа­ние, та­ко­во уни­чи­же­ние пра­вед­ной ду­ши. И при­шло на ум пре­по­доб­но­му, что без поз­во­ле­ния и бла­го­сло­ве­ния от­ца сво­е­го ушел он в пу­стынь, угод­на ли Бо­гу его от­шель­ни­че­ская жизнь, без бла­го­сло­ве­ния на­ча­тая. Пре­по­доб­ный на­пи­сал по­сла­ние к от­цу сво­е­му бла­жен­но­му Бо­го­ле­пу, чтобы тот дал ему бла­го­сло­ве­ние на пре­бы­ва­ние в пу­стыне и жизнь в без­мол­вии. Бла­жен­ный же Бо­го­леп на­пи­сал ему так: «Иди, гос­по­дин, в об­ще­жи­тель­ство жить – и то­гда при­об­ре­тешь плод ве­ли­кий и не толь­ко се­бя од­но­го спа­сешь, но и мно­гие ду­ши к спа­се­нию при­ве­дешь». Итак, на­деж­ду свою на Бо­го­ро­ди­цу воз­ло­жив, от­пра­вил­ся он в го­род Смо­ленск; и там усерд­но устрем­ля­ет­ся к ее Чу­до­твор­но­му об­ра­зу, бла­го­го­ве­ет и по­кло­ня­ет­ся ему, и при­па­да­ет к ве­ли­ким чу­до­твор­цам пре­по­доб­ным Ав­ра­амию и Еф­ре­му. Ве­ли­кие же чу­до­твор­цы яв­ля­ют­ся ему в ви­де­нии и го­во­рят так: «Мар­ти­рий, сле­ду­ет те­бе жить в пу­сты­ни, где Гос­подь бла­го­во­лит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца на­ста­вит». По­сле это­го пре­по­доб­ный вспом­нил быв­шее ему чу­дес­ное яв­ле­ние ог­нен­но­го стол­па и ико­ны Бо­го­ма­те­ри, что на Тих­вин­ке.

А там, в той оби­те­ли, преж­де упо­мя­ну­тый уче­ник его Ав­ра­амий ми­ло­сти ра­ди Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы неот­ступ­но жил. И так под кро­вом Бо­го­ма­те­ри опять вме­сте со­еди­нив­шись, в од­ной кел­лии жить они ста­ли, сла­вя и бла­го­да­ря Гос­по­да Бо­га и Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу. И ста­ли ве­сти жизнь су­ро­вую, по­слу­ша­ние имея ко всем, не вы­со­ко­мудр­ствуя, но к сми­ре­нию се­бя при­во­дя, по­ми­ная Гос­по­да, сми­рив­ше­го Се­бя да­же до об­ра­за ра­ба и учив­ше­го, что тот, кто хо­чет быть ве­ли­ким, дол­жен быть по­слуш­ным каж­до­му. И по­это­му все пре­бы­вав­шие там сла­ви­ли их. Пре­по­доб­ный же Мар­ти­рий, не же­лая сла­вы от лю­дей, ска­зал сво­е­му уче­ни­ку: «Брат Ав­ра­амий, ес­ли Бог бла­го­во­лит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца по­мощь по­даст, опять хо­чу я на неко­то­рое вре­мя ис­пы­тать се­бя в от­шель­ни­че­ской жиз­ни. Хо­чу ид­ти в стра­ны По­мор­ские, чтобы лю­ди не зна­ли ме­ня». Ав­ра­амий же ска­зал: «Не хо­ди, отец, в стра­ны По­мор­ские, ни ку­да-ни­будь еще, но иди в пу­сты­ню, ко­то­рую Гос­подь Бог тво­их ра­ди мо­литв так мне по­ка­зал. Вы­шел я од­на­жды во вре­мя ве­чер­нее из со­бор­ной церк­ви от чу­до­твор­но­го об­ра­за Бо­го­ма­те­ри, и вдруг за­си­ял луч ве­ли­кий в небе­сах в за­пад­ной сто­роне, и уви­дел на небе­сах крест, звез­да­ми си­я­ю­щий … Ес­ли Бог бла­го­во­лит, мо­жет там сла­вить­ся пре­свя­тое имя Его, в Тро­и­це Свя­той про­слав­ля­е­мое во ве­ки ве­ков. Так­же и ино­кам под­ви­зать­ся там очень удоб­но и весь­ма спо­кой­но. Ме­сто же то, слов­но некий ост­ров, недо­ступ­но, во­круг, как мо­рем, окру­же­но бо­ло­та­ми». От этих слов пла­мя ве­ли­кое в серд­це пре­по­доб­но­го воз­го­ре­лось: как бы по­лу­чить то, о чем бы­ло ему по­ве­да­но. При­па­да­ет он к чу­до­твор­но­му об­ра­зу Бо­го­ма­те­ри, ми­ло­сти и по­мо­щи про­ся для осу­ществ­ле­ния сво­е­го же­ла­ния. А по­лу­чив бла­го­сло­ве­ние у на­сто­я­те­ля оби­те­ли, без про­мед­ле­ния от­пра­вил­ся в путь. Для бла­го­по­луч­но­го же об­ре­те­ния ме­ста и с Бо­жи­ей по­мо­щью там по­се­ле­ния взял он с со­бою две ико­ны, по­доб­ные по раз­ме­ру: од­ну – Все­свя­той и Еди­но­сущ­ной Нераз­де­ли­мой Тро­и­цы, дру­гую – Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии Тих­вин­ской. И при­шел Мар­ти­рий в некое се­ле­ние, на­зы­ва­е­мое Бу­бо­ри­ны, и спро­сил о без­люд­ном том ме­сте. Некий же хри­сто­лю­бец, име­нем Иосиф, все рас­ска­зал ему о том ме­сте. И пре­по­доб­ный тот­час умо­лил то­го Иоси­фа по­ка­зать ему то ме­сто. И немед­лен­но вдво­ем они в путь от­прав­ля­ют­ся, бо­лот­ные ме­ста для осу­ществ­ле­ния сво­е­го же­ла­ния про­хо­дят. По­том пре­по­доб­ный ска­зал это­му кре­стья­ни­ну: «Бог да спа­сет те­бя, хри­сто­лю­би­вый брат, за то, что при­вел ты ме­ня на это бла­гое и ти­хое ме­сто, кре­сто­вид­ным си­я­ни­ем преж­де ука­зан­ное свы­ше вер­ным…». И бла­жен­ный Мар­ти­рий всю на­деж­ду воз­ло­жил на един­ствен­но­го ду­ше­спа­си­те­ля Хри­ста. По сво­е­му же­ла­нию бла­го­че­сти­во по­се­лил­ся в той пу­сты­ни и с Бо­гом креп­ко на вра­гов опол­чил­ся. Ма­лую некую хи­жи­ну по­ста­вил он для пер­во­го по­дви­га и от­ды­ха. А по­том и ча­сов­ню, чтобы сла­вить и бла­го­да­рить Гос­по­да Бо­га и Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу. И мно­го по­дви­гов и тру­дов пре­по­доб­ный тут со­вер­шал и без­молв­ную су­ро­вую жизнь в пу­сты­ни той вел, устра­ше­ния же бе­сов­ские и еже­час­ные по­но­ше­ния и коз­ни лу­ка­во­го сме­ло от­ра­жал Бо­же­ствен­ны­ми сло­ва­ми и непре­стан­ны­ми Гос­по­ду Бо­гу сла­во­сло­ви­я­ми. Ни­как не смог­ли сви­ре­пые зве­ри по­ко­ле­бать этот твер­дый ал­маз, пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия – из-за неумол­ка­ю­щих его мо­литв к Пре­свя­той Тро­и­це они все­гда бес­след­но от него ис­че­за­ли. Пра­во­слав­ный же и бо­го­лю­би­вый род ра­дост­но и с же­ла­ни­ем к пре­по­доб­но­му устрем­лял­ся, ни­че­го не стра­шась, труд­но­до­ступ­ную пу­стынь усерд­но до­сти­гая и ее про­слав­ляя, ибо пре­свет­лая бла­го­дать Пре­свя­той и Еди­но­сущ­ной Тро­и­цы в ней в ти­ши бо­лот неждан­но вос­си­я­ла.

Ра­ди бо­же­ствен­ной ду­ше­спа­си­тель­ной ра­до­сти и ду­ше­пи­та­тель­но­го укреп­ле­ния по­же­ла­ли пра­во­вер­ные из окрест­ных мест при­хо­дить к пре­по­доб­но­му, чтобы он удо­сто­ил их ино­че­ско­го чи­на и на­ста­вил на путь ра­зу­ма, то есть бла­гой жиз­ни в Бо­ге. Пре­по­доб­ный же твер­дой ве­рой и де­ла­ми пре­успе­вал в слу­же­нии все­мо­гу­ще­му Бо­гу, и при­шед­ших к нему уче­ни­ков сво­их с усер­ди­ем к это­му по­нуж­дал, и вос­сы­лал вме­сте с ни­ми пес­но­пе­ния и непре­стан­ные мо­лит­вы к Свя­той Тро­и­це. Для со­бор­но­го же пе­ния и все­нощ­но­го бде­ния храм Пре­свя­той Тро­и­цы воз­двиг, все по­до­ба­ю­щее бла­го­об­раз­но устро­ил. По­том по­ве­лел пре­по­доб­ный свя­тые ико­ны из ча­сов­ни пе­ре­но­сить в но­во­со­здан­ную цер­ковь. И взял пре­по­доб­ный чу­до­твор­ный об­раз Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы. И по­дал в ру­ки од­но­му из ино­ков, име­нем Гу­рию. А сам взял об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии, внес его в цер­ковь и на­чал в церк­ви при­го­тав­ли­вать ме­ста, чтобы по­ста­вить свя­тые ико­ны. Инок же Гу­рий вы­шел из церк­ви и, по­смот­рев вверх, уви­дел на небе­сах си­я­ю­щий крест, как на церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы. Инок тот уди­вил­ся пре­слав­но­му чу­ду и рас­ска­зал пре­по­доб­но­му об этом. Пре­по­доб­ный же воз­ра­до­вал­ся ра­до­стью ду­хов­ной и про­сла­вил Гос­по­да Бо­га за пре­слав­ное чу­до, и от­то­го боль­шое усер­дие возы­мел к устро­е­нию цер­ков­но­му. Все­ви­дя­щий же Бог, все­ми­ло­сти­вый и все­щед­рый, не остав­ля­ет ра­бов Сво­их, усерд­но в бла­гих де­лах под­ви­за­ю­щих­ся, ис­пол­ня­ет чу­дес­но то, во что они ве­рят и че­го же­ла­ют.

Мно­го слы­шав о пре­слав­ных чу­де­сах и бла­гих бо­го­угод­ных де­лах, в непро­хо­ди­мой этой бо­лот­ной пу­сты­ни див­но со­вер­ша­ю­щих­ся, обе­ща­ет некий го­су­да­рев муж из Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да, име­нем Фе­дор Сыр­ков, что и он вско­ре еще од­но стро­е­ние в непро­хо­ди­мой пу­сты­ни при­ба­вит, что и свер­ши­лось. Ибо по­ста­ви­ли по его по­ве­ле­нию во сла­ву Бо­жию и Бо­го­ма­те­ри цер­ковь с тра­пез­ной де­ре­вян­ную во имя Пре­свя­той Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы и Прис­но­де­вы Ма­рии, чест­но­го и слав­но­го Ее Бла­го­ве­ще­ния, для со­бор­но­го пред­сто­я­ния и усерд­но­го сла­во­сло­вия, чтобы го­ря­чие мо­лит­вы к Гос­по­ду Бо­гу в спо­кой­ствии все­ми вос­сы­ла­лись. Для бра­тии же и всех пра­во­вер­ных на­стал нена­ру­ша­е­мый по­кой, и об­ще­жи­тель­ная жизнь в Бо­ге бы­ла бла­го­устро­е­на.

Из-за та­ких за­бот и ве­ли­ких тру­дов пре­по­доб­ный Мар­ти­рий ма­ло имел по­коя и бра­тию в этом укреп­лял. Бра­тия же этой пу­стын­ной оби­те­ли, ви­дя та­кую его жизнь и стрем­ле­ние к Бо­гу и за­бо­ту о всех, мо­ли­ли его, чтобы он был их пас­ты­рем и при­нял чин игу­ме­на. Пре­по­доб­ный же, толь­ко лишь усту­пая их моль­бам, по­шел в Ве­ли­кий Нов­го­род и там ар­хи­ере­ем был ру­ко­по­ло­жен в чин пре­сви­те­ра. И при­нял жезл пас­ты­ря. И об­рат­но при­хо­дит пре­по­доб­ный в пу­стынь, где преж­де по­ло­жил ос­но­ва­ние по­движ­ни­че­ской жиз­ни и со­вер­шен­но­го без­мол­вия. Бра­тия же и все ока­зав­ши­е­ся тут пра­во­вер­ные встре­ти­ли его с че­стью и при­ня­ли с лю­бо­вью, как от­ца и учи­те­ля, во всем по­ви­ну­ясь ему, как Хри­сту. Он же стал па­сти Хри­сто­во ста­до сло­вес­ных овец как ис­тин­ный пас­тырь, по­сле­дуя во всем ис­тин­но­му Пас­ты­рю Хри­сту, Спа­си­те­лю на­ше­му.

Неко­ей же ра­ди нуж­ды при­шлось пре­по­доб­но­му игу­ме­ну Мар­ти­рию пой­ти в цар­ству­ю­щий град Моск­ву, в цар­ство­ва­ние бла­го­че­сти­во­го ца­ря и ве­ли­ко­го кня­зя всея Ру­си Иоан­на Ва­си­лье­ви­ча, в год 1595-й. До­стиг он го­ро­да Тве­ри, в ко­то­ром жил быв­ший царь Ка­зан­ский Си­ме­он Бек­бу­ла­то­вич. А в то вре­мя слу­чи­лось сы­ну ца­ря Си­мео­на, ца­ре­ви­чу Иоан­ну, тяж­кой бо­лез­нью стра­дать. И пре­бы­вал царь в скор­би, и при­звал он свя­щен­ни­ков, чтобы те умо­ли­ли Бо­га быть к нему ми­ло­сти­вым. Ко­гда же свя­щен­ни­ки по­мо­ли­лись и ни­че­го не до­стиг­ли, воз­ве­сти­ли ца­рю о пре­по­доб­ном Мар­ти­рии и его бо­го­угод­ной жиз­ни. Тот­час же по­слал царь к пре­по­доб­но­му, умо­ляя прий­ти. Пре­по­доб­ный же, по­ви­ну­ясь цар­ско­му про­ше­нию, немед­лен­но по­шел к ца­рю. Царь сам вы­шел ему на­встре­чу и при­нял от него бла­го­сло­ве­ние, и в то са­мое вре­мя сын его, ца­ре­вич Иоанн, умер. Царь ис­пол­нил­ся ве­ли­кой пе­ча­ли. Пре­по­доб­ный же уте­шал его, го­во­ря: «Не скор­би, царь, но на­деж­ду воз­ло­жи на все­щед­ро­го и все­силь­но­го Бо­га, во Свя­той Тро­и­це веч­но сла­ви­мо­го, и Его Пре­свя­тую Ма­терь, Пре­чи­стую Бо­го­ро­ди­цу. Ибо си­лен Бог все со­тво­рить, и его все­мо­гу­щая Мать нас, недо­стой­ных, бла­го­во­лит по­слу­шать, ес­ли мы с ве­рою по­мо­лим­ся». Был у пре­по­доб­но­го с со­бою об­раз Жи­во­на­чаль­ной тро­и­цы и дру­гой об­раз, Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии, по­доб­ный Тих­вин­ской. По­мо­лил­ся пре­по­доб­ный, по­ло­жил их на грудь умер­ше­му, а сам со­тво­рил мо­леб­ное пе­ние и освя­тил во­ду. И вдруг чу­до пре­слав­ное и ра­до­стью на­пол­ня­ю­щее свер­ши­лось: вне­зап­но ца­ре­вич, как от сна про­бу­див­шись, встал. Царь, ви­дя та­кое ми­ло­сер­дие все­силь­но­го Бо­га и неиз­ре­чен­ную ми­лость Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы – от­ро­ка сво­е­го, ца­ре­ви­ча Иоан­на, быст­рое от смер­ти к жиз­ни воз­вра­ще­ние, ра­до­стью ве­ли­кой ис­пол­нил­ся и с боль­шим усер­ди­ем вос­сы­лал бла­го­дар­ность Гос­по­ду Бо­гу и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Пре­по­доб­но­го же, как во­ждя к Бо­гу и успеш­но­го хо­да­тая, про­слав­лял и с ве­ли­кой лю­бо­вью по­чи­тал, и усерд­но умо­лял, чтобы он взял у него се­реб­ра до­ста­точ­но для со­зда­ния ка­мен­но­го хра­ма во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии у се­бя в оби­те­ли. Пре­по­доб­ный от­ка­зы­вал­ся от это­го, по­то­му что уже был стар, и, с тру­дом упро­шен­ный ца­рем, при­нял от него немно­гое. Итак, пре­по­доб­ный со­здал в сво­ей бо­лот­ной пу­сты­ни цер­ковь ка­мен­ну во имя Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, чест­но­го ее об­ра­за Оди­гит­рии Тих­вин­ской. И при­стро­ил к ней храм во имя свя­то­го Иоан­на Зла­то­уста, ибо Бог во всех бла­гих де­лах по­мо­гал ему и устро­е­нию церк­вей чу­дес­но спо­соб­ство­вал. И с то­го вре­ме­ни царь Си­ме­он ве­ли­кую ве­ру при­об­рел к Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­це и к Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це и мно­гое по­да­вал от име­ния сво­е­го на устро­е­ние свя­то­го то­го ме­ста, а пре­по­доб­но­го игу­ме­на Мар­ти­рия очень по­чи­тал, ибо знал его все­му бла­го­му при­вер­жен­но­го, в тру­дах не ле­ни­во­го, ду­хом го­ря­ще­го, Бо­гу слу­жа­ще­го. Пре­по­доб­ный же по­да­ва­е­мое им, как от ру­ки Ан­ге­ла, с бла­го­дар­но­стью при­ни­мал и все хо­ро­шо устра­и­вал, как бла­го­дать Ду­ха на­став­ля­ла его.

В по­след­ние же го­ды сво­ей жиз­ни воз­лю­бил пре­по­доб­ный со­вер­шен­ное без­мол­вие и воз­же­лал выс­ше­го, по­сту и мо­лит­ве и нощ­но­му сто­я­нию в чест­ных сво­их се­ди­нах еще бо­лее пре­дал­ся. Так хо­ро­шо и бо­го­угод­но про­жил он мно­го лет и до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти. То­гда пре­по­доб­ный пре­див­но к непре­стан­но­му лю­бо­муд­рию об­ра­ща­ет­ся и его объ­ем­лет, и с лю­бо­вью ло­бы­за­ет. Ис­ко­пал он се­бе ров глу­бо­кий и гроб там сво­и­ми ру­ка­ми устро­ил, и вхо­дил в ров, ко­гда хо­тел, и лю­бил си­деть при гро­бе, с уми­ле­ни­ем пла­ча, – и год и шесть ме­ся­цев так про­вел, пре­зи­рая и про­го­няя от се­бя жизнь сию вре­мен­ную, быст­ро ис­че­за­ю­щую. Так бла­жен­ный го­то­вил се­бя к смер­ти каж­дый день, воз­вы­шая ум к луч­ше­му, от тлен­но­го к нетлен­но­му, от вре­мен­но­го к бес­ко­неч­но­му.

Ко­гда же пре­по­доб­ный игу­мен Мар­ти­рий по­нял, что пре­став­ля­ет­ся от зем­ной жиз­ни, при­звал он бра­тию и ска­зал со сле­за­ми: «Вот, от­цы и бра­тия, по бла­го­да­ти Бо­жи­ей от­хо­дя от све­та се­го, пре­даю вас в ру­ки Гос­под­ни и ду­хов­но мо­лю: имей­те на­деж­ду во всем на Пре­свя­тую и Жи­во­на­чаль­ную Тро­и­цу, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, и все упо­ва­ние воз­ло­жи­те на Пре­свя­тую Бо­го­ро­ди­цу, как и я, недо­стой­ный, на Нее неиз­мен­но на­де­ял­ся. Она бу­дет и о вас пе­ред Пре­свя­той Тро­и­цей Пред­ста­тель­ни­цей и во всем По­мощ­ни­цей. Я Ее мо­лит­ва­ми и хо­да­тай­ством, че­го же­лал от Гос­по­да, то и по­лу­чил. Так же и вы, ко­гда мо­ли­тесь Ей о чем-ни­будь, ве­руй­те, что мо­лит­ва­ми Ее по­лу­чи­те, – и бу­дет вам. Она во всех бла­гих де­лах всем вер­ным По­мощ­ни­ца, Она Все­выш­не­го Бо­га Мать. Пре­бла­го­сло­вен­ная Ца­ри­ца небес и зем­ли, не зем­но­го, но Небес­но­го Ца­ря, Сы­на Сво­е­го и Бо­га всех, о всех нас Она умо­ля­ет, на­ка­за­ние на ми­лость хо­да­тай­ством Сво­им пе­ре­ме­ня­ет, вме­сто смер­ти жизнь да­ру­ет, ис­тин­но Бо­гу слу­жа­щим спа­се­ние до­став­ля­ет и веч­но су­щее бла­гое все­гда по­да­ет. И, зная о та­ких ми­ло­серд­ных бла­го­де­я­ни­ях Небес­но­го Ца­ря и Вла­ды­чи­цы, пре­бы­вай­те, бра­тия, по­сто­ян­но в свя­той оби­те­ли этой и тру­до­лю­би­во под­ви­зай­тесь. За бла­го­че­сти­во­го же го­су­да­ря ца­ря и его бла­го­че­сти­вую ца­ри­цу, и их бла­го­род­ных де­тей, и за хри­сто­лю­би­вое во­ин­ство, и за всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан все­гда Бо­га мо­ли­те, да по­даст им Все­ми­ло­сти­вый все бла­гое и спа­си­тель­ное. Ко всем при­хо­дя­щим в эту оби­тель будь­те доб­ры и щед­ры, сми­рен­ны и ми­ло­сти­вы, по­сто­ян­но пом­ня спа­си­тель­ный го­лос Хри­ста, го­во­ря­щий так: Будь­те ми­ло­серд­ны, как и Отец ваш Небес­ный ми­ло­серд (Лк. 6:36). К то­му же не за­бы­вай­те и слов свя­то­го ве­ли­ко­го Иоан­на Пред­те­чи, ска­зан­ных стар­цу: «Эта пе­ще­ра луч­ше Си­най­ской го­ры, ес­ли с ве­рою жи­вешь в ней». Так и вы, бра­тия, с ве­рою жи­ви­те в оби­те­ли этой, тру­ди­тесь сво­и­ми ру­ка­ми и от сво­их тру­дов пи­тай­тесь, и нуж­да­ю­щим­ся по­да­вай­те. Са­ми же, ко­гда от дру­гих по­да­я­ние при­ме­те – или ми­ло­сты­ню от бла­го­че­сти­во­го ца­ря или ино­го ко­го, или на све­чи и фими­ам, или на иную ка­кую-ни­будь на­доб­ность мо­на­сты­рю, – то с бла­го­дар­но­стью при­ни­май­те, как из дес­ни­цы Бо­га Све­то­дав­ца. Он, Все­ве­ду­щий, все бла­гое со­зи­да­ет. Я же ныне по ми­ло­сти Его со всем вре­мен­ным раз­лу­ча­юсь, а вам, о, от­цы и бра­тия, на­по­сле­док еще обе­щаю: хоть ныне те­лом и от­хо­жу от вас, но ду­хом все­гда пре­бу­ду с ва­ми. Те­перь, вме­сто ме­ня, недо­стой­но­го, из­бе­ри­те се­бе пас­ты­ря, но не хищ­ни­ка. Не на­ем­ни­ка, а пас­ты­ря ис­тин­но­го, путь пу­стын­ный ис­тин­но зна­ю­ще­го, ко­то­рый не даст за­блу­див­шим­ся ов­цам уто­пать в сло­вес­ных бо­ло­тах и в непро­хо­ди­мых де­брях по­ги­бать, но вер­ным пу­тем к веч­ным выш­ним оби­те­лям спо­кой­но их на­пра­вит. Сле­ду­ет вам и вот что ура­зу­меть: ес­ли ока­жет­ся ми­лость Гос­под­ня на мне, недо­стой­ном, то­гда все бла­гое и спа­си­тель­ное в этой бо­лот­ной уеди­нен­ной оби­те­ли, слов­но в зна­ме­ни­той и слав­ной, пре­див­но умно­жит­ся. А ко­гда кто-то из вас в этой оби­те­ли от жиз­ни сей отой­дет, я ста­ну Гос­по­да Бо­га усерд­но с лю­бо­вью о нем мо­лить, о спа­се­нии и упо­ко­е­нии ду­ши его».

Бра­тья же и все тут быв­шие, услы­шав все это, с пла­чем вос­клик­ну­ли: «О, свя­той наш отец, пас­тырь и на­став­ник пре­бла­гой! Хо­те­ли бы мы се­го­дня не остать­ся без те­бя, и все го­то­вы по­гре­бен­ны­ми быть с то­бою, но это не в на­шей во­ле. Об од­ном ныне те­бя усерд­но мо­лим: не за­бы­вай и по­сле сво­е­го к Бо­гу от­ше­ствия с лю­бо­вью по­се­щать пу­стын­ную оби­тель свою. Чтобы эта бо­лот­ная пу­стынь бла­ги­ми и бо­го­угод­ны­ми де­ла­ми воз­рас­тать не пе­ре­ста­ва­ла. Так­же и нас, недо­стой­ных чад тво­их, и всех пра­во­вер­ных не остав­ляй си­ро­та­ми, но все­гда на­прав­ляй на стрем­ле­ния к выс­ше­му, по­беж­дая коз­ни рас­тле­ва­ю­ще­го ду­ши вра­га». Бла­жен­ный же, бла­го­да­ря их, ска­зал: «Бла­го­сло­вен Гос­подь Бог Из­ра­илев, что по­се­тил на­род Свой и со­тво­рил из­бав­ле­ние ему» (Лк. 1:68).

За­тем пре­по­доб­ный, по­учив их до­ста­точ­но, при­ча­стил­ся Свя­тых Пре­чи­стых Хри­сто­вых Та­ин. По­том в ду­хов­ной ра­до­сти по­дал бра­тии по­след­нее бла­го­сло­ве­ние и с лю­бо­вью из­рек мир всем пра­во­вер­ным, и пре­дал свя­тую свою ду­шу в ру­ки Бо­га всех в год 1603-й ме­ся­ца мар­та в 1-й день. Бра­тия же, с че­стью убрав чест­но и мно­го по­тру­див­ше­е­ся те­ло от­ца сво­е­го и учи­те­ля, по­чти­ли его пес­ня­ми над­гроб­ны­ми и по­греб­ли его близ церк­ви Бо­го­ма­те­ри, ко­то­рую пре­по­доб­ный сам со­здал по ве­ле­нию и ве­ре быв­ше­го ца­ря Си­мео­на, во сла­ву Еди­но­сущ­ной и Нераз­де­ли­мой Тро­и­цы, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, ныне и прис­но и во ве­ки ве­ков. Аминь.

ИНОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ПРЕПОДОБНОГО МАРТИРИЯ ЗЕЛЕНЕЦКОГО

Пре­по­доб­ный Мар­ти­рий Зе­ле­нец­кий, в ми­ру Ми­на, про­ис­хо­дил из го­ро­да Ве­ли­кие Лу­ки. Ро­ди­те­ли его, Кос­ма и Сте­фа­ни­да, умер­ли, ко­гда ему не бы­ло еще де­ся­ти лет. Вос­пи­ты­вал его ду­хов­ный отец, свя­щен­ник го­род­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го хра­ма, и маль­чик все бо­лее и бо­лее при­леп­лял­ся ду­шой к Бо­гу.

Ов­до­вев, его на­став­ник при­нял ино­че­ство с име­нем Бо­го­леп в Ве­ли­ко­лук­ском Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мо­на­сты­ре. Ми­на ча­сто по­се­щал его в оби­те­ли, а за­тем и сам при­нял там по­стриг с име­нем Мар­ти­рий. Семь лет неослаб­но тру­ди­лись Гос­по­ду учи­тель и уче­ник в од­ной кел­лии, со­рев­нуя друг дру­гу в по­дви­гах тру­да и мо­лит­вы. Инок Мар­ти­рий нес по­слу­ша­ния ке­ла­ря, каз­на­чея и по­но­ма­ря.

В это вре­мя Ма­терь Бо­жия впер­вые про­яви­ла Свое осо­бое по­пе­че­ние о пре­по­доб­ном Мар­ти­рий. В пол­день он за­дре­мал на ко­ло­кольне и уви­дел на ог­нен­ном стол­пе об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Оди­гит­рии. Инок с тре­пе­том при­ло­жил­ся к нему, го­ря­че­му от стол­па ог­нен­но­го, и проснув­шись, еще ощу­щал этот жар на сво­ем че­ле.

По ду­хов­но­му со­ве­ту пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия тя­же­ло боль­ной инок Ав­ра­мий хо­дил на по­кло­не­ние чу­до­твор­ной Тих­вин­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри и по­лу­чил ис­це­ле­ние. Пре­по­доб­ный про­ник­ся го­ря­чей ве­рой в за­ступ­ле­ние Бо­го­ма­те­ри. Он стал мо­лить Ца­ри­цу Небес­ную, чтобы Она ука­за­ла, ку­да ему укрыть­ся для про­хож­де­ния по­дви­га со­вер­шен­но­го без­мол­вия, к ко­то­ро­му стре­ми­лась его ду­ша. Пре­по­доб­ный тай­но уда­лил­ся в пу­стын­ное ме­сто за 60 верст от Ве­ли­ких Лук. Как пи­шет сам пре­по­доб­ный в сво­их за­пис­ках, «в той пу­сты­ни при­нял я ве­ли­кие стра­хо­ва­ния от бе­сов, но я мо­лил­ся Бо­гу, и бе­сы бы­ли по­срам­ле­ны». В пись­ме к стар­цу Бо­го­ле­пу пре­по­доб­ный про­сил бла­го­сло­ве­ния на пу­стын­но­жи­тель­ство, но ду­хов­ник по­со­ве­то­вал Мар­ти­рию вер­нуть­ся в об­ще­жи­тие, где он был по­ле­зен бра­тии. Не дер­зая ослу­шать­ся и не зная, как по­сту­пить, свя­той Мар­ти­рий от­пра­вил­ся в Смо­ленск на по­кло­не­ние чу­до­твор­ной иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри Оди­гит­рии и чу­до­твор­цу Ав­ра­амию (па­мять 21 ав­гу­ста). В Смо­лен­ске свя­то­му яви­лись в сон­ном ви­де­нии пре­по­доб­ные Ав­ра­амий и Еф­рем и успо­ко­и­ли его воз­ве­ще­ни­ем, что ему Гос­по­дом на­зна­че­но жить в пу­стыне, «где Бог бла­го­сло­вит и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца на­ста­вит».

То­гда пре­по­доб­ный на­пра­вил­ся к Тих­вин­ской оби­те­ли, упо­вая, что там Ма­терь Бо­жия раз­ре­шит окон­ча­тель­но его недо­уме­ния. И дей­стви­тель­но, инок Ав­ра­мий, ко­то­рый в бла­го­дар­ность Ма­те­ри Бо­жи­ей за ис­це­ле­ние на­все­гда остал­ся в той оби­те­ли, по­ве­дал ему о со­кро­вен­ной пу­сты­ни, над ко­то­рой ему бы­ло ви­де­ние си­я­ю­ще­го Кре­ста Гос­под­ня. По­лу­чив на этот раз бла­го­сло­ве­ние стар­ца, пре­по­доб­ный Мар­ти­рий взял с со­бой две ма­лые, оди­на­ко­вой ме­ры ико­ны – Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Тих­вин­ской – и от­пра­вил­ся в пу­стынь, име­но­вав­шу­ю­ся Зе­ле­ной, ибо она воз­вы­ша­лась кра­си­вым зе­ле­ным ост­ро­вом сре­ди ле­си­стой то­пи.

Же­сто­ко, мно­го­бо­лез­нен­но бы­ло жи­тие пре­по­доб­но­го в этой пу­сты­ни, но ни хо­лод, ни ли­ше­ния, ни ди­кие зве­ри, ни коз­ни вра­га не смог­ли по­ко­ле­бать его ре­ши­мо­сти пре­тер­петь ис­пы­та­ния до кон­ца. Он по­ста­вил ча­со­вен­ку в про­слав­ле­ние и бла­го­да­ре­ние Гос­по­да и Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­рой вновь удо­сто­ил­ся уви­деть во сне об­раз Бо­го­ма­те­ри, на этот раз – плы­ву­щий по мо­рю. Спра­ва от ико­ны явил­ся Ар­хан­гел Гав­ри­ил и при­гла­сил ино­ка при­ло­жить­ся к об­ра­зу. По­сле ко­ле­ба­ний пре­по­доб­ный Мар­ти­рий всту­пил в во­ду, но об­раз стал по­гру­жать­ся в мо­ре. То­гда пре­по­доб­ный взмо­лил­ся, и его тот­час вол­на пе­ре­нес­ла с об­ра­зом на бе­рег.

Пу­сты­ня освя­ти­лась жиз­нью от­шель­ни­ка, и в нее ста­ли при­хо­дить мно­гие, не толь­ко, чтобы на­зи­дать­ся сло­вом и при­ме­ром пре­по­доб­но­го, но и для во­дво­ре­ния вме­сте с ним. Умно­жив­ше­е­ся брат­ство уче­ни­ков по­бу­ди­ло пре­по­доб­но­го по­стро­ить цер­ковь во Имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы, ку­да он по­ста­вил и свои мо­лен­ные ико­ны. Во сви­де­тель­ство бла­го­да­ти Бо­жи­ей, по­чив­шей на оби­те­ли пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, инок Гу­рий спо­до­бил­ся ви­деть над цер­ков­ным кре­стом си­яв­ший на небе Крест.

Так бы­ло по­ло­же­но на­ча­ло Тро­иц­ко­му Зе­ле­нец­ко­му мо­на­сты­ря – Зе­ле­ной Мар­ти­ри­е­вой пу­сты­ни. Гос­подь бла­го­слов­лял тру­ды пре­по­доб­но­го, и бла­го­дать Бо­жия ви­ди­мо вос­си­я­ла на нем са­мом. Да­ле­ко рас­про­стра­ни­лась сла­ва о его про­зор­ли­во­сти и да­ре ис­це­ле­ний. Мно­гие име­ни­тые нов­го­род­цы ста­ли по­сы­лать при­но­ше­ния в оби­тель. На сред­ства бла­го­че­сти­во­го бо­яри­на Фе­до­ра Сыр­ко­ва бы­ла по­стро­е­на теп­лая цер­ковь, освя­щен­ная в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы в па­мять о той, пер­вой церк­ви в Ве­ли­ких Лу­ках, от­ку­да он маль­чи­ком на­чал свой путь к Бо­гу.

От Пре­чи­стой Бо­го­ро­ди­цы пре­по­доб­ный про­дол­жал по­лу­чать бла­го­дат­ные под­креп­ле­ния. Од­на­жды в тон­ком сне Ма­терь Бо­жия Са­ма яви­лась ему в кел­лии, на лав­ке, в боль­шом уг­лу, где сто­я­ли ико­ны. «Я гля­дел, не от­ры­ва­ясь, на Ее свя­той лик, на очи, ис­пол­нен­ные слез, го­то­вых кап­нуть на пре­чи­стое ли­цо Ее. Встал я ото сна и был в ужа­се. За­жег све­чу от лам­па­ды, чтобы по­смот­реть, не си­дит ли Пре­чи­стая Де­ва на ме­сте, где я ви­дел Ее во сне. По­до­шел я к об­ра­зу Оди­гит­рии и убе­дил­ся, что во­ис­ти­ну яви­лась мне Бо­го­ро­ди­ца в том об­ра­зе, как изо­бра­же­на Она на иконе мо­ей», – вспо­ми­нал пре­по­доб­ный.

Вско­ре по­сле это­го (око­ло 1570 го­да) пре­по­доб­ный Мар­ти­рий при­нял в Нов­го­ро­де от ар­хи­епи­ско­па (Алек­сандра или Лео­ни­да) свя­щен­ство. Из­вест­но, что в 1582 го­ду он был уже игу­ме­ном.

Поз­же Гос­подь да­ро­вал Зе­ле­ной пу­сты­ни еще бо­лее бо­га­то­го бла­го­тво­ри­те­ля. В 1595 го­ду в Тве­ри свя­той Мар­ти­рий ис­це­лил уми­ра­ю­ще­го сы­на быв­ше­го Ка­си­мов­ско­го ца­ря Си­мео­на Бек­була­го­ви­ча, по­мо­лив­шись пред сво­и­ми ико­на­ми Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы и Тих­вин­ской Бо­жи­ей Ма­те­ри и воз­ло­жив об­раз Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы на грудь боль­но­му. На по­жерт­во­ва­ния бла­го­дар­но­го Си­мео­на бы­ли по­стро­е­ны церк­ви в честь Тих­вин­ской ико­ны Бо­жи­ей Ма­те­ри и свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста – небес­но­го по­кро­ви­те­ля ис­це­лен­но­го ца­ре­ви­ча Иоан­на.

В 1595 го­ду царь Фе­о­дор Иоан­но­вич дал мо­на­сты­рю жа­ло­ван­ную гра­мо­ту, утвер­див ос­но­ван­ный пре­по­доб­ным мо­на­стырь.

До­стиг­нув глу­бо­кой ста­ро­сти и при­го­тов­ля­ясь к смер­ти, пре­по­доб­ный Мар­ти­рий ис­ко­пал се­бе мо­ги­лу, по­ста­вил в ней сво­и­ми ру­ка­ми сде­лан­ный гроб, и мно­го пла­кал там. По­чув­ство­вав близ­кое от­ше­ствие, пре­по­доб­ный со­звал бра­тию и умо­лял сво­их чад о Гос­по­де иметь непо­ко­ле­би­мую на­деж­ду на Пре­свя­тую Жи­во­на­чаль­ную Тро­и­цу и все­це­ло воз­ло­жить упо­ва­ние на Ма­терь Бо­жию, как и он все­гда упо­вал на Нее. При­об­щив­шись Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин, он дал бра­тии бла­го­сло­ве­ние и со сло­ва­ми «Мир всем пра­во­слав­ным» в ду­хов­ном ве­се­лии по­чил о Гос­по­де 1 мар­та 1603 го­да.

Пре­по­доб­ный был по­гре­бен в ис­ко­пан­ной им са­мим мо­ги­ле близ церк­ви Бо­го­ма­те­ри, а за­тем его свя­тые мо­щи по­ко­и­лись под спу­дом в церк­ви Пре­свя­той Тро­и­цы, под под­валь­ным хра­мом в честь свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва. Быв­ший инок Зе­ле­нец­ко­го мо­на­сты­ря, мит­ро­по­лит Ка­зан­ский и Нов­го­род­ский Кор­ни­лий († 1698), со­ста­вил служ­бу и на­пи­сал жи­тие пре­по­доб­но­го Мар­ти­рия, ис­поль­зо­вав лич­ные за­пис­ки и за­ве­ща­ние пре­по­доб­но­го.

Тропарь преподобному Мартирию Зеленецкому, глас 2

От ю́ности, Богоблаже́нне, Христа́ возлюби́в,/ оте́чество оста́вил еси́/ и, всех мирски́х мяте́жей уклони́вся,/ в ти́хое приста́нище пречестны́я оби́тели Богома́терни дости́гл еси́;/ отню́дуже уве́дев непрохо́дную пусты́ню,/ крестови́дною заре́ю пока́занную,/ жела́тельне ю́ обре́л еси́,/ и, в ней всели́вся,/ и́ночествующих собра́л еси́,/ и сих уче́ньми свои́ми, я́ко ле́ствицею восхо́дною на Не́бо,/ трудолю́бно тща́лся еси́ возводи́ти к Бо́гу,/ Ему́же моли́ся, Богому́дре Марти́рие,// дарова́ти душа́м на́шим ве́лию ми́лость.

Кондак преподобному Мартирию Зеленецкому, глас 8

Оте́чества, преподо́бне, и всего́ мирска́го мяте́жа уклони́тися возжеле́л еси́,/ и, в пусты́ню всели́вся,/ та́мо во блаже́ннем безмо́лвии жесто́кое житие́ показа́л еси́,/ и ча́да послуша́ния и смире́ния в нем возрасти́л еси́./ Сего́ ра́ди, дерзнове́ние стяжа́в ко Святе́й Тро́ице,/ е́же моли́тися, Богоблаже́нне, о нас, ча́дех свои́х, и́хже собра́л еси́,/ и о всех правове́рных, да зове́м ти:// ра́дуйся, о́тче Марти́рие, безмо́лвия пусты́ннаго люби́тель.

Молитва преподобному Мартирию Зеленецкому

О, па́стырю до́брый, наста́вниче наш, преподо́бне о́тче Марти́рие! Услы́ши е́же к тебе́ ны́не приноси́мое моле́ние на́ше. Ве́мы бо, я́ко ду́хом с на́ми пребыва́еши. Ты у́бо, преподо́бне, я́ко име́я дерзнове́ние ко Влады́це, Иису́су Христу́, Бо́гу на́шему, и ко Пречестне́й Богома́тери, бу́ди хода́тай и моли́твенник те́плый о оби́тели сей, ю́же возгради́л еси́, и о нас, недосто́йных рабе́х, живу́щих в ней, ея́же ты просвети́тель сый и нача́льник, богосо́бранному твоему́ бра́тству помо́мощник и засту́пник, я́ко да твои́м предста́тельством и моли́твами невреди́мы на ме́сте сем пребу́дем; от бесо́в же и злых челове́к ненаве́тованны и от всех бед и напа́стей свобо́дни сохрани́мся. Всем же отвсю́ду приходя́щим во святу́ю оби́тель твою́ и моля́щимся тебе́ с ве́рою и покланя́ющимся ра́це моще́й твои́х, о е́же изба́витися от вся́кия ско́рби, боле́зни и напа́сти, ми́лостивне поспеши́, дарова́ти же правосла́вным мир, тишину́, благоде́нствие и изоби́лие плодо́в земны́х; и о всех нас те́плый предста́тель ко Го́споду и помо́щник душа́м на́шим бу́ди, е́же отпусти́тися согреше́ниям на́шим и моли́твами твои́ми, свя́те, изба́витися нам ве́чнаго муче́ния и сподо́битися ца́рствия со все́ми святы́ми, да сла́ву, благодаре́ние и поклоне́ние возсыла́ем еди́ному Бо́гу, в Тро́ице сла́вимому, Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.


STSL.Ru


Источник:azbyka.ru
14 Марта 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...