Обретение мощей преподобного Кирилла Новоезерского (Новгородского) (1649)


Преподобный Кирилл Новоезерский 

Преподобный Кирилл Новоезерский родился в благочестивой семье. Господь уже во чреве матери отметил его избранничество. Однажды, когда мать Кирилла, носившая сына под сердцем, молилась в храме за Божественной литургией, младенец трижды – при чтении Евангелия, при пении Херувимской и в момент пресуществления Святых Даров – возгласил во чреве ее.

С детства полюбил преподобный уединение и молитву, мечтал об иноческой жизни. Пятнадцатилетний Кирилл тайно ушел из дома, чтобы поступить в Псково-Печерскую обитель. Пути в монастырь он не знал, из дому не взял ничего на дорогу и шел, возлагая все упование на Господа и на Пречистую Его Матерь. Верстах в 20 от города отрок встретил благолепного старца-монаха, который проводил его до обители и на прощание благословил со словами: «Бог да благословит тебя, чадо, и сподобит Ангельского образа, и да будешь сосудом избранным Божественного Духа». Сказав это, старец сделался невидим. Отрок понял, что это был посланец Божий, и возблагодарил Господа.

Настоятель монастыря – преподобный Корнилий (память 20 февраля) прозорливым оком увидел явленную на отроке благодать. Он много наставлял его и облек в иноческий образ с именем Кирилл. Пятнадцатилетний инок удивлял братию своими подвигами: постом и молитвой изнурял плоть, ревностно исполнял послушания, день и ночь готов был учиться Слову Божию; уже тогда помышлял окончить дни свои в пустыне, в уединении.

Однажды к родителям отрока, которые оплакивали его как умершего, пришел старец из монастыря преподобного Корнилия и рассказал им о сыне и его жизни в обители. Радостная весть еще более утвердила мать Кирилла в любви Божией. Уговорив мужа отнести в обитель часть ее имения, она оставила мир, приняла иноческий образ с именем Елена и вскоре тихо скончалась.

Отец преподобного пришел в обитель, и игумен Корнилий повелел Кириллу увидеться с ним. Смутился инок, но, не смея ослушаться настоятеля, пал к ногам родителя, моля о прощении за то, что тайно ушел из дома. Отец с любовью простил Кирилла и навсегда остался в обители. Преподобный Корнилий нарек ему в иночестве имя Варсонофий и отдал на обучение сыну. Через три года он мирно преставился. Сын его с еще большим усердием продолжал работать Господу, отсекая во всем свою волю в совершенном послушании не только игумену, но и братии. Он жаждал обойти всю Русскую землю, чтобы поклониться ее святыням и избрать себе пустыню для жизни в безмолвии. Получив благословение преподобного Корнилия, преподобный Кирилл оставил обитель, в которой окреп духовно, и ушел в поморские страны, скитаясь по лесам и пустыням, питаясь древесной корой и лесными ягодами. В трудном подвиге странничества провел он около двадцати лет, обошел пределы Московские, Новгородские, Псковские, но никогда не заходил в дома и не брал милостыни. Днем странствовал, а ночь проводил в молитве в притворах храмов, не пропуская церковных служб.

Однажды на молитве преподобному Кириллу было явление Небесного света, указавшего место, где он должен основать обитель. Немедленно отправился он в путь и, дойдя до Тихвинского монастыря Богоматери, провел в нем три дня и три ночи в непрестанной молитве к Пречистой Владычице. Во сне явилась ему Матерь Божия. Одобряя его, Она сказала: «Угодник Пресвятой Троицы, раб мой, Кирилл, пойди на восточную страну к Белоозеру, и явит тебе Господь и Сын Мой место упокоения для твоей старости». С умиленными слезами от чудного видения пошел преподобный к Белоозеру. На озере увидел он небольшой остров, от которого восходил огненный столп на небо. Там под высокой многовековой елью блаженный Кирилл устроил шалаш и затем построил две келии: одну для себя, другую для будущей братии; отшельник соорудил две малые церкви в честь Воскресения Христова и Богоматери Одигитрии. Много искушений испытал он тут от врагов невидимых и от досужих людей, иногда забредавших к святому, но все преодолевал он мужественным терпением и постоянной молитвой. Весть о его святой жизни распространялась повсюду, и собралась к нему братия.

Много было случаев благодатного исцеления по молитвам преподобного; Господь сподобил Своего угодника и дара провидения. Предчувствуя свою кончину, преподобный призвал братию. Со слезами умиления в последний раз поучал святой своих духовных чад, пока не замер его голос. Долго безмолвствовал он, но вдруг горько-горько зарыдал. «Отхожу я ко Господу в жизнь вечную; вас же предаю Богу и Слову благодати Его, дающему наследие и освещение всем. Оно да поможет вам. Умоляю вас, не изнемогайте в постах и молитвах, соблюдая себя от наветов вражьих, и не презрит Господь смирения вашего по Своему неизреченному милосердию».

Сказав это, блаженный дал последнее целование братии, причастился Святых Божественных Таин, осенил себя крестным знамением и со словами «Слава Богу за все!» предал Ему чистую свою душу 4 февраля 1532 года.

Вско­ре по­сле кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла на­ча­лись чу­де­са при его гро­бе. Ста­рец Ки­ри­ак, уче­ник пре­по­доб­но­го и мо­на­стыр­ский ры­бо­лов, бу­дучи тяж­ко бо­лен, не мог при­сут­ство­вать при по­след­них ча­сах сво­е­го учи­те­ля и мно­го скор­бел об этом. Пре­по­доб­ный Ки­рилл явил­ся ему во сне с дву­мя юно­ша­ми в бе­лых одеж­дах, дер­жав­ши­ми в ру­ках го­ря­щие све­чи, огра­дил его крест­ным зна­ме­ни­ем и ска­зал: «За­чем ты, брат Ки­ри­ак, столь дол­го страж­дешь? Встань и иди ло­ви ры­бу на по­тре­бу бра­тии».

Про­бу­див­шись от сна, рас­слаб­лен­ный Ки­ри­ак по­чув­ство­вал, что он вла­де­ет ру­ка­ми и но­га­ми. По его прось­бе его при­ве­ли ко гро­бу пре­по­доб­но­го, и он стал ис­по­ве­до­вать свои гре­хи пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу как жи­во­му. По­лу­чив со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние у гро­ба, Ки­ри­ак по­ве­дал чу­до со­брав­шей­ся бра­тии, а на дру­гой день по по­ве­ле­нию чу­до­твор­ца от­пра­вил­ся на рыб­ную лов­лю и на­ло­вил та­кое мно­же­ство ры­бы, что ее хва­ти­ло на день па­мя­ти пре­по­доб­но­го, ко­гда в оби­тель со­би­ра­лось очень мно­го на­ро­да.

Слу­га кня­зя Фе­о­до­ра Чес­но­ка-Вад­боль­ско­го Гри­го­рий, по­те­ряв­ший зре­ние и ис­пы­ты­вав­ший му­чи­тель­ную боль в гла­зах, по­лу­чил ис­це­ле­ние от при­кос­но­ве­ния ко гро­бу пре­по­доб­но­го и окроп­ле­ния го­ло­вы освя­щен­ной са­мим пре­по­доб­ным Ки­рил­лом во­дой.

Же­на бе­ло­зер­ско­го жи­те­ля Еле­на Те­ку­то­ва дол­гое вре­мя без­успеш­но ле­чи­лась от сво­ей тяж­кой бо­лез­ни. Од­на­жды но­чью она по­ду­ма­ла о по­езд­ке к мо­щам пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, но по­сле за­бы­ла об этом. Ко­гда бо­лезнь ее уси­ли­лась и она ожи­да­ла уже смер­ти, пре­по­доб­ный явил­ся ей во сне, бла­го­сло­вил ее свя­тым кре­стом, окро­пил во­дою и ска­зал: «Встань, ча­до, иди в мо­на­стырь мой и у церк­ви Вос­кре­се­ния по­мо­лись Бо­гу и Пре­чи­стой Его Бо­го­ма­те­ри, и по­лу­чишь ис­це­ле­ние у гро­ба мо­е­го». Ис­пол­нив во­лю свя­то­го, она вы­здо­ро­ве­ла.

Ско­мо­рох Сте­фан, жив­ший в го­ро­де Бе­ло­зер­ске, два го­да ле­жал рас­слаб­лен­ный. Слы­ша о чу­де­сах пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, он, по­доб­но дру­гим, по­же­лал при­бег­нуть к его по­мо­щи. Не дой­дя до оби­те­ли все­го 12 верст, он впал в со­вер­шен­ное из­не­мо­же­ние и стал про­сить угод­ни­ка Бо­жия ис­це­лить его, да­вая обет по­стричь­ся в его мо­на­сты­ре. Тот­час ему явил­ся пре­по­доб­ный и ве­лел ид­ти в мо­на­стырь, по­мо­лить­ся в хра­ме Вос­кре­се­ния и при­ло­жить­ся к цель­бо­нос­но­му гро­бу. Сде­лав по ука­за­нию свя­то­го и по­лу­чив ис­це­ле­ние, Сте­фан при­нял по­стри­же­ние с име­нем Сер­гия и жил в оби­те­ли пре­по­доб­но­го до сво­ей смер­ти.

Сын бе­ло­зер­ско­го жи­те­ля Да­ни­и­ла Те­ку­то­ва Си­ме­он имел горб. Отец при­вез его в мо­на­стырь и по­ло­жил его на гроб свя­то­го. По­сле мо­леб­на от­рок стал укреп­лять­ся и по окроп­ле­нии свя­тою во­дою со­вер­шен­но ис­це­лел. Дру­гой раз за­бо­лел сам Да­ни­ил. Он так­же был при­ве­зен сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми в оби­тель и вы­здо­ро­вел по при­кос­но­ве­нии ко гро­бу пре­по­доб­но­го и по окроп­ле­нии свя­тою во­дою.

Инок Но­во­е­зер­ской оби­те­ли Мар­ти­ни­ан со­вер­шен­но из­не­мог от зуб­ной бо­ли. Узнав, что ино­ки Ти­хон, Иоан­ни­кий и Ге­рон­тий по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние у гро­ба пре­по­доб­но­го, он по­шел ко гро­бу, по­мо­лил­ся пред ним и, взяв в рот свя­той во­ды, по­лу­чил ис­це­ле­ние.

Ста­рец Ма­ка­рий из Ка­рель­ской сто­ро­ны, по­стри­же­ник Сен­но­го мо­на­сты­ря, при­шел жить в оби­тель пре­по­доб­но­го, но, имея свар­ли­вый и свое­воль­ный ха­рак­тер, ско­ро на­чал тя­го­тить­ся стро­гим стро­ем жиз­ни в оби­те­ли и пе­ре­шел в Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь. Здесь он впал в тяж­кую бо­лезнь, мно­го стра­дал и, при­дя в рас­ка­я­ние, стал мо­лить­ся пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу. По­лу­чив по­сле мо­лит­вы об­лег­че­ние, он при­был в мо­на­стырь пре­по­доб­но­го и ед­ва при­бли­зил­ся к его гро­бу, как был по­вер­жен неви­ди­мой си­лой на зем­лю и ле­жал це­лый день без дви­же­ния. Ко­гда он при­шел в се­бя, бра­тия при­ло­жи­ли его ко гро­бу, и он по­лу­чил ис­це­ле­ние. Сев у гро­ба, Ма­ка­рий рас­ска­зал бра­тии, что он ви­дел бе­сов, ко­то­рые по­верг­ли его на зем­лю и му­чи­ли, по­ка явив­ший­ся бла­го­об­раз­ный се­дой ста­рец с бли­ста­ю­щим че­лом и с жез­лом в ру­ке не разо­гнал их. Ста­рец дал ему чет­ки и ска­зал: «Вос­стань, брат, будь здо­ров и не гре­ши бо­лее».

Неко­е­му Ви­ку­лу из окрест­ной оби­те­ли, дол­гое вре­мя стра­дав­ше­му из­ну­ри­тель­ной ли­хо­рад­кой, пре­по­доб­ный Ки­рилл явил­ся во сне в разо­рван­ной ри­зе, ка­кую но­сил при жиз­ни, в со­про­вож­де­нии му­жа в свет­лых одеж­дах, дер­жав­ше­го в ру­ках Еван­ге­лие, и ска­зал: «Иди в оби­тель бла­жен­но­го Ки­рил­ла, ибо ис­це­ле­ния мно­гие бы­ва­ют от гро­ба его, и ес­ли с ве­рою при­дешь и по­мо­лишь­ся свя­то­му, то бу­дешь ис­це­лен». По­сту­пив так, Ви­кул из­ба­вил­ся от бо­лез­ни. От той же бо­лез­ни по­лу­чил ис­це­ле­ние у гро­ба пре­по­доб­но­го жи­тель Бе­ло­зер­ска Елев­фе­рий.

Во вре­мя рас­про­стра­нив­шей­ся в Рос­сии бо­лез­ни же­ле­зы, от ко­то­рой уми­ра­ло мно­го на­ро­да, в го­ро­де Бе­ло­зер­ске за­бо­лел этой бо­лез­нью жи­тель Ва­си­лий Ев­фи­ми­ев и все его до­маш­ние. Ва­си­лий и его же­на уже по­те­ря­ли вся­кую на­деж­ду на вы­здо­ров­ле­ние и го­то­ви­лись к смер­ти. Од­на­жды боль­ной по­чув­ство­вал неко­то­рое об­лег­че­ние, впал в дре­мо­ту и в дре­мо­те, по­чти бес­со­зна­тель­но, об­ра­тил­ся с мо­лит­вой к пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу. Тот­час ему явил­ся свя­той и спро­сил: «О, Ва­си­лий, ты бо­лен?» «Весь­ма бо­лен, да­же до смер­ти», – от­ве­тил ему Ва­си­лий. «Ес­ли хо­чешь быть здо­ров со всем до­мом сво­им, – ска­зал пре­по­доб­ный Ки­рилл, – то иди в мой мо­на­стырь и по­лу­чишь там ис­це­ле­ние». Ва­си­лий по­се­тил оби­тель, ис­це­лил­ся сам и все его до­маш­ние.

В 1542 го­ду ца­рю Иоан­ну Ва­си­лье­ви­чу Гроз­но­му явил­ся во сне бла­го­об­раз­ный ста­рец-мо­нах и ска­зал: «Царь, не хо­ди зав­тра в па­ла­ту до тре­тье­го ча­су дня», при­чем на­звал и па­ла­ту. «Че­го ра­ди не хо­дить?» – спро­сил царь. – «Чтобы не уме­реть на­прас­ной смер­тью». – «Кто ты, как твое имя и как ты осме­лил­ся вой­ти в мои по­кои?» – спро­сил царь. «Имя мое Ки­рилл Бе­лый, пу­стынь моя на­хо­дит­ся в 30 вер­стах от Бе­ло­зер­ска», – от­ве­тил ста­рец и, при­ба­вив: «По­слу­шай ме­ня, царь, сде­лай то, что я те­бе ска­зал», ис­чез.

Проснув­шись, царь по­чув­ство­вал страх и про­вел вре­мя до утра в мо­лит­ве. Бу­дучи уве­рен, что явив­ший­ся ему мо­нах по­слан от Бо­га, царь не по­шел днем в па­ла­ту, о ко­то­рой го­во­рил пре­по­доб­ный Ки­рилл, хо­тя и имел обык­но­ве­ние еже­днев­но бы­вать в ней, и стал ждать объ­яс­не­ния слов стар­ца. Меж­ду тем в па­ла­те с утра со­бра­лись кня­зья, бо­яре и при­двор­ные и ожи­да­ли цар­ско­го вы­хо­да, недо­уме­вая о при­чи­нах необыч­но­го за­мед­ле­ния. В тре­тьем ча­су дня по­слы­шал­ся гро­хот, как бы от гро­ма, па­ла­та по­тряс­лась и упа­ла, за­да­вив под со­бою мно­же­ство лю­дей. Об­ра­до­ван­ный сво­им спа­се­ни­ем царь рас­ска­зал всем о быв­шем ему ви­де­нии и на­чал рас­спра­ши­вать, не был ли кто на Бе­лом озе­ре и не зна­ет ли пу­стынь Ки­рил­ла. Сре­ди при­бли­жен­ных его на­шлись быв­шие в этой пу­сты­ни, и от них он узнал, что пу­стынь на­хо­дит­ся имен­но в том рас­сто­я­нии от Бе­ло­зер­ска, ка­кое бы­ло ука­за­но ему в ви­де­нии. Царь тот­час по­слал в пу­стынь гра­мо­ту с тре­бо­ва­ни­ем к се­бе игу­ме­на и стар­ца из бра­тии. При­быв­шие по это­му тре­бо­ва­нию игу­мен Вас­си­ан и ста­рец Силь­вестр при­вез­ли ца­рю об­раз пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, на­пи­сан­ный на иконе, освя­щен­ную при его гро­бе во­ду и хлеб. Царь сра­зу узнал в изо­бра­же­нии свя­то­го явив­ше­го­ся ему стар­ца и об­ло­бы­зал ико­ну со сло­ва­ми: «О, пре­по­доб­ный от­че и преб­ла­женне Ки­рил­ле ве­ли­кий, ско­рый по­мощ­ник и теп­лый пред­ста­тель и из­ба­ви­тель от на­прас­ной смер­ти, по­спе­ши­тель­ство­вав­ший мне во свя­тых сво­их мо­лит­вах ко Хри­сту Бо­гу!»

Рас­ска­зав игу­ме­ну и стар­цу о быв­шем с ним чу­де, он по­ве­лел уго­стить их и от­пу­стил до­мой, по­жа­ло­вав им ри­зы и цер­ков­ную утварь, 1000 руб­лей де­нег на мо­на­стыр­ское стро­е­ние и укра­ше­ние церк­вей, на две­на­дцать че­ло­век бра­тии сто­ло­вые мед­ные и оло­вян­ные со­су­ды, для кел­лий ру­ко­мои, ло­ха­ни и мед­ные во­до­но­сы и гра­мо­ту, ко­то­рой в мо­на­стыр­ское вла­де­ние от­во­ди­лась зем­ля со все­ми де­рев­ня­ми, кре­стья­на­ми и уго­дья­ми на про­дол­же­нии трех верст от оби­те­ли во все сто­ро­ны. Узнав о цар­ском жа­ло­ва­нии, бра­тия мо­на­сты­ря вос­клик­ну­ли: «Будь, царь, здо­ров на цар­ском сво­ем пре­сто­ле на мно­га ле­та!» – и воз­нес­ли о нем мо­лит­вы.

В 1571 го­ду в на­ро­де бы­ло по­вет­рие – из­ну­ри­тель­ный ка­шель. Мно­гие боль­ные этой бо­лез­нью по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние у гро­ба пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла и меж­ду дру­ги­ми – жи­тель со­сед­не­го с оби­те­лью се­ла За­мо­шья Ме­ле­тий, ед­ва не умер­ший. В этом же го­ду в оби­тель был при­ве­ден на па­мять пре­по­доб­но­го от­рок Иосиф, с двух­лет­не­го воз­рас­та стра­дав­ший бес­ным неду­гом. Ро­ди­те­ли боль­но­го по­про­си­ли бра­тию от­слу­жить мо­ле­бен при гро­бе свя­то­го и во вре­мя мо­леб­на со сле­за­ми взы­ва­ли к пре­по­доб­но­му: «По­ми­луй нас, ра­бе Бо­жий, – сын наш очень стра­да­ет, гре­хов на­ших ра­ди!» Ко­гда боль­но­го при­ло­жи­ли ко гро­бу, недуг ис­чез на­все­гда.

Же­на жи­те­ля Бе­ло­зер­ска Иоан­на Ев­се­е­ва Ма­рия не мог­ла раз­ре­шить­ся от бре­ме­ни и силь­но стра­да­ла. Род­ствен­ни­ки боль­ной при­зы­ва­ли к се­бе зна­ха­рок, но те не ока­за­ли ей ни­ка­кой по­мо­щи. То­гда, ви­дя, что Ма­рия близ­ка к смер­ти, вы­нес­ли ее в чи­стую ком­на­ту, по­ло­жи­ли на осо­бое ло­же и ста­ли де­лать дру­гие при­го­тов­ле­ния к кон­чине. В это вре­мя муж ее при­нес ико­ну Бо­го­ма­те­ри и на­чал мо­лить­ся пред нею, упо­ми­ная и пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. По­сле это­го Ма­рии в той же ком­на­те явил­ся пре­по­доб­ный в об­ра­зе вы­со­ко­го бла­го­об­раз­но­го стар­ца с неболь­шой се­дой бо­ро­дой и, пе­ре­кре­стив ее, ска­зал: «Ма­рия, имей ве­ру к бла­жен­но­му Ки­рил­лу Бе­ло­му – и бу­дешь здо­ро­ва!» Тот­час боль­ная раз­ре­ши­лась от бре­ме­ни и ста­ла здо­ро­ва.

Си­ме­он, ро­дом из Кем­ской сто­ро­ны, жив­ший в оби­те­ли пре­по­доб­но­го, по­шел од­на­жды в лес за гри­ба­ми и яго­да­ми для бра­тии и мно­го дней блуж­дал в нем, отыс­ки­вая путь. Вы­бив­шись со­вер­шен­но из сил и по­те­ряв на­деж­ду воз­вра­тить­ся в мо­на­стырь, он сел под де­ре­вом и в ожи­да­нии смер­ти на­чал мо­лить­ся пре­по­доб­ном Ки­рил­лу. Вдруг ему явил­ся бла­го­об­раз­ный ста­рец и ве­лел сле­до­вать за со­бой. При­ве­дя Си­мео­на к мо­на­сты­рю, ста­рец ска­зал: «Иди, ча­до, с ми­ром ко гро­бу бла­жен­но­го Ки­рил­ла» – и сде­лал­ся неви­дим.

9 но­яб­ря 1612 го­да по­лу­чил ис­це­ле­ние, при­зы­вая имя свя­то­го Ки­рил­ла, жи­тель го­ро­да Ро­сто­ва Ди­мит­рий, по­ра­жен­ный па­ра­ли­чом во вре­мя пре­бы­ва­ния в мо­на­сты­ре пре­по­доб­но­го.

В 1620 го­ду в се­ле Кем Бе­ло­зер­ско­го уез­да, у церк­ви Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы жил свя­щен­ник Ми­ха­ил с же­ною Ан­то­ни­ною, ко­то­рая дав­но стра­да­ла тя­же­лы­ми при­пад­ка­ми. В вос­кре­се­нье 23 июля с Ан­то­ни­ной слу­чил­ся осо­бен­но силь­ный при­па­док, про­дол­жав­ший­ся с утра до ве­че­ра. Ко­гда она в из­не­мо­же­нии ле­жа­ла под при­смот­ром вдо­вы Да­рии, ей явил­ся пре­по­доб­ный Ки­рилл в свя­ти­тель­ской одеж­де и с кре­стом в ру­ках и ска­зал: «Ча­до, ты стра­да­ешь? Иди в мо­на­стырь мой, по­мо­лись Гос­по­ду Бо­гу, при­ло­жись к мо­е­му гро­бу – и бу­дешь здо­ро­ва».

Изум­лен­ная боль­ная со­об­щи­ла Да­рии, что чув­ству­ет се­бя луч­ше и про­си­ла ее дать за се­бя обет по­кло­нить­ся гро­бу свя­то­го Ки­рил­ла. Да­рия рас­ска­за­ла об этом род­ным боль­ной, но те не при­да­ли это­му зна­че­ния. Вслед за этим при­пад­ки воз­об­но­ви­лись и про­дол­жа­лись еже­днев­но с утра до но­чи. 30 июля Ан­то­ни­на од­на оста­лась в сво­ей ком­на­те и, ожи­дая при­бли­же­ния неду­га, со сле­за­ми мо­ли­лась Бо­жи­ей Ма­те­ри и пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу. Вдруг от­кры­лись две­ри и во­шел чу­до­тво­рец. Он был в свя­ти­тель­ском оде­я­нии, ли­цо его све­ти­лось, в пра­вой ру­ке он дер­жал ка­ди­ло, а в ле­вой крест и неза­жжен­ную све­чу. Вос­ку­рив фими­ам пред ико­на­ми и Ан­то­ни­ной, пре­по­доб­ный ска­зал: «Ча­до, не бой­ся ме­ня; ты бу­дешь здо­ро­ва».

Дав ей све­чу и ла­дан, он ве­лел ей за­ка­зать мо­ле­бен, ко­то­рый бы пе­ли все вре­мя, по­ка го­рит све­ча, и са­мой дер­жать эту све­чу и ла­дан в бу­ма­ге; за­тем все, что оста­нет­ся от све­чи в бу­ма­ге, по­ло­жить в кем­скую цер­ковь По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы на ис­це­ле­ние при­хо­дя­щим с ве­рою боль­ным, а ла­дан от­дать в цер­ковь Ни­ко­лая Чу­до­твор­ца на Ко­в­же; в па­мять же это­го со­бы­тия на­пи­сать об­раз его яв­ле­ния и по­ста­вить его в церк­ви По­кро­ва над мест­ным об­ра­зом. За­тем он стал го­во­рить: «Ча­до, не ве­ли му­жу чет­ве­робрач­ных и трое­брач­ных муж­чин и жен­щин пус­кать в храм. Так­же пусть не вхо­дят и те, ко­то­рые име­ют с кем-ни­будь враж­ду и не при­ми­ри­лись. Ви­дишь ли, ча­до, Бо­жие по­се­ще­ние и на­ка­за­ние, как Бог на­ка­зы­ва­ет мир сей мно­ги­ми каз­ня­ми за невоз­дер­жа­ние то на­хож­де­ни­ем ино­пле­мен­ных во­и­нов, то го­ло­дом, то мо­ром? Ибо празд­ни­ки Бо­жии не ис­пол­ня­ют, в сре­ду и пят­ни­цу не по­стят­ся и вос­крес­ных дней не по­чи­та­ют: жи­вут скот­ски, как сви­ньи в ка­ле ва­ля­ют­ся. Ес­ли не по­ка­ют­ся и не оста­вят злых сво­их дел, то бу­дет ве­ли­кая казнь от Бо­га. Ты же, по­ка не схо­дишь в мой мо­на­стырь, пи­тай­ся толь­ко яго­да­ми и не при­ни­май ни­ка­кой дру­гой пи­щи».

Дол­го пре­по­доб­ный по­учал боль­ную и, окон­чив речь, сде­лал­ся неви­дим. Ан­то­ни­на по­чув­ство­ва­ла се­бя здо­ро­вой и толь­ко не мог­ла вла­деть язы­ком, но, схо­див в оби­тель и по­мо­лив­шись у гро­ба пре­по­доб­но­го, она по­лу­чи­ла пол­ное ис­це­ле­ние. По­сле это­го она да­ла обет еже­год­но при­хо­дить в оби­тель пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла ко дню его па­мя­ти. Од­на­ко в пер­вый же на­сту­пив­ший день па­мя­ти свя­то­го (4 фев­ра­ля 1621 го­да) она оста­лась до­ма, ду­мая пой­ти в мо­на­стырь в сле­ду­ю­щий раз. 11 фев­ра­ля Ан­то­ни­на вне­зап­но ослеп­ла, а на тре­тий день по­чув­ство­ва­ла на се­бе вли­я­ние ка­кой-то неви­ди­мой си­лы, удер­жи­вав­шей ее на од­ном ме­сте. В глу­бо­ком ужа­се и рас­ка­я­нии Ан­то­ни­на при­бег­ла к по­мо­щи пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла и вновь по­лу­чи­ла ис­це­ле­ние, при­ло­жив к гла­зам остав­ший­ся от све­чи свя­то­го Ки­рил­ла воск и по­слав вме­сто се­бя му­жа в оби­тель.

С тех пор она и муж ее до смер­ти не на­ру­ша­ли дан­но­го обе­та.

В 1628 го­ду мо­на­стырь по­се­ти­ла же­на околь­ни­че­го Ни­ки­ты Го­ду­но­ва Ан­на вме­сте с сво­и­ми детьми, чтобы по­мо­лить­ся о цар­ском здра­вии и о да­ро­ва­нии ца­рю де­тей. По­сле ли­тур­гии и мо­леб­на она по­про­си­ла дать ей немно­го зем­ли от гро­ба бла­жен­но­го, ко­то­рой на­род при­пи­сы­вал це­леб­ную си­лу. Ко­гда игу­мен при пе­нии тро­па­рей пре­по­доб­но­му Ки­рил­лу ве­лел при­под­нять по­мост над гро­бом и на­кло­нил­ся, чтобы взять зем­ли из-под по­мо­ста, к изум­ле­нию всех при­сут­ство­вав­ших под­ня­лось бла­го­ухан­ное об­ла­ко, рас­про­стра­нив­ше­е­ся за­тем по всей оби­те­ли. В то же вре­мя по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние быв­шие при гро­бе двое боль­ных: Иван Шиш­кин и Ири­на Во­ло­хо­ва (или Мо­ла­ко­ва).

По­сле ря­да чу­дес, быв­ших у гро­ба пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла в при­сут­ствии Ан­ны Го­ду­но­вой, на­сто­я­тель и бра­тия Но­во­е­зер­ско­го мо­на­сты­ря до­нес­ли о про­ис­шед­шем ца­рю Ми­ха­и­лу Фе­о­до­ро­ви­чу и Пат­ри­ар­ху Фила­ре­ту. Царь и Пат­ри­арх при­ка­за­ли мит­ро­по­ли­ту Ро­стов­ско­му Вар­ла­а­му про­из­ве­сти на ме­сте рас­сле­до­ва­ние об­сто­я­тельств де­ла. Рас­сле­до­ва­ние бы­ло про­из­ве­де­но по по­ру­че­нию мит­ро­по­ли­та игу­ме­ном Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Филип­пом и быв­шим игу­ме­ном то­го же мо­на­сты­ря Ни­ко­ном. При до­зна­нии при­сут­ство­ва­ли: бе­ло­зер­ский про­то­поп, бе­ло­зер­ские го­ро­жане, вла­сти Бе­ло­зер­ско­го уез­да, свя­щен­ни­ки и мно­гие лю­ди вся­ких чи­нов. Все при­сут­ство­вав­шие еди­но­глас­но, на сло­вах и пись­мен­но, за­сви­де­тель­ство­ва­ли спра­вед­ли­вость до­не­се­ния мо­на­сты­ря и кро­ме то­го со­об­щи­ли и за­сви­де­тель­ство­ва­ли мно­же­ство и дру­гих чу­дес. До­не­се­ние об этом бы­ло по­сла­но через мит­ро­по­ли­та Вар­ла­а­ма ца­рю и Пат­ри­ар­ху. По неиз­вест­ным при­чи­нам де­ло оста­но­ви­лось на этом, и ожи­дав­ше­го­ся все­ми цер­ков­но­го про­слав­ле­ния пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла как угод­ни­ка Бо­жия на этот раз не по­сле­до­ва­ло.

В то же цар­ство­ва­ние Ми­ха­и­ла Фе­о­до­ро­ви­ча бра­тия и вклад­чи­ки Но­во­е­зер­ско­го мо­на­сты­ря и по­чи­та­те­ли пре­по­доб­но­го в Москве и дру­гих го­ро­дах пред­при­ня­ли по­строй­ку ка­мен­ной церк­ви во сла­ву пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла на его гро­бе. Но, быть мо­жет, вслед­ствие то­го, что до­зна­ние о чу­де­сах не име­ло даль­ней­ше­го дви­же­ния, все де­ло огра­ни­чи­лось за­го­тов­ле­ни­ем неболь­шо­го ко­ли­че­ства кир­пи­ча и дру­гих ма­те­ри­а­лов.

В цар­ство­ва­ние Алек­сия Ми­хай­ло­ви­ча, в мае 1648 го­да, в Москве вспых­нул на­род­ный мя­теж про­тив неко­то­рых лиц, быв­ших в при­бли­же­нии ца­ря. На­чаль­ник пуш­кар­ско­го при­ка­за Петр Тра­ха­ни­тов, дьяк Еле­азар Чи­стой и мно­гие дру­гие бы­ли уби­ты и ограб­ле­ны. Мя­теж­ная тол­па при­сту­пи­ла к Крас­но­му крыль­цу и тре­бо­ва­ла вы­да­чи бо­яри­на Бо­ри­са Ива­но­ви­ча Мо­ро­зо­ва, цар­ско­го вос­пи­та­те­ля и род­ствен­ни­ка, и уже раз­би­ла его дом и раз­гра­би­ла иму­ще­ство. Бо­яри­на с тру­дом успе­ли укрыть от рук разъ­ярен­ной тол­пы, и вско­ре он тай­но бе­жал в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь. Игу­мен Но­во­е­зер­ско­го мо­на­сты­ря Ам­фи­ло­хий и бра­тия, узнав о пре­бы­ва­нии его в со­сед­стве с ни­ми, по­сла­ли к нему мо­на­ха Иону с об­ра­зом и жи­ти­ем пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. Бо­ярин с че­стью при­нял об­раз и с бла­го­го­ве­ни­ем про­чи­тал жи­тие свя­то­го. По­сле это­го ду­ша его на­пол­ни­лась ка­кой-то ра­до­стью и вос­тор­гом, му­чив­шие его стра­хи и го­ре со­вер­шен­но ис­чез­ли, и он возы­мел же­ла­ние по­кло­нить­ся гро­бу пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. От­слу­жив мо­ле­бен на гро­бе и со сле­за­ми по­мо­лясь свя­то­му, бо­ярин ска­зал игу­ме­ну и бра­тии: «От­цы свя­тые, по­мо­ли­тесь о мне Гос­по­ду Бо­гу, Пре­чи­стой Его Бо­го­ма­те­ри и пре­по­доб­но­му чу­до­твор­цу Ки­рил­лу. Ес­ли Бог уми­ло­сер­дит­ся на­до мною по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла и воз­вра­щусь в цар­ству­ю­щий град и ве­ли­кий го­су­дарь по­жа­лу­ет ме­ня в свой цар­ский син­клит, в пер­вый мой чин, то я по­строю на этом ме­сте ка­мен­ную цер­ковь в честь и сла­ву Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва и в по­хва­лу свя­то­го Ки­рил­ла».

Об­ра­до­ван­ные игу­мен и бра­тия от­ве­ча­ли ему го­ря­чи­ми бла­го­по­же­ла­ни­я­ми. Раз­дав бо­га­тую ми­ло­сты­ню, бо­ярин воз­вра­тил­ся в Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ский мо­на­стырь. Спу­стя немно­го вре­ме­ни в Москве утих­ло вол­не­ние, бо­ярин был по­зван к ца­рю и за­нял свое преж­нее по­ло­же­ние. В сле­ду­ю­щем, 1649 го­ду Мо­ро­зов при­сту­пил к ис­пол­не­нию сво­е­го обе­ща­ния. 4 сен­тяб­ря по его при­ка­зу ар­хи­манд­рит Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Афа­на­сий и ста­рец ке­ларь Сав­ва­тий Юш­ков бы­ли на ос­но­ва­нии ка­мен­но­го хра­ма. В их при­сут­ствии на­ча­ли ко­пать рвы, и ко­гда по­ве­ли один ров близ то­го ме­ста, где бы­ла гроб­ни­ца пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла, под гроб­ни­цей на глу­бине пол-ар­ши­на от по­верх­но­сти зем­ли сре­ди дре­вес­ных кор­ней от­крыл­ся со­вер­шен­но непо­вре­жден­ный гроб. Без Пат­ри­ар­ше­го ука­за и мит­ро­по­ли­чье­го при­ка­за­ния ар­хи­манд­рит и ке­ларь не осме­ли­лись взять зем­лю с гро­ба, от­крыть и осви­де­тель­ство­вать его. Гроб был до ука­за об­ло­жен кру­гом дос­ка­ми, а об от­кры­тии до­не­се­но мит­ро­по­ли­ту Ро­стов­ско­му Вар­ла­а­му, Пат­ри­ар­ху Иоси­фу и бо­яри­ну Мо­ро­зо­ву. Мо­ро­зов, по­лу­чив из­ве­ще­ние, рас­ска­зал ца­рю все с ним быв­шее и озна­ко­мил его с жи­ти­ем и чу­де­са­ми пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. В ок­тяб­ре Пат­ри­арх по со­ве­ту с ца­рем по­слал Во­ло­год­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Мар­кел­лу гра­мо­ту с пред­пи­са­ни­ем ехать на Но­вое озе­ро, осмот­реть мо­щи свя­то­го, пе­ре­не­сти их во вре­мен­ное по­ме­ще­ние, устро­ить празд­не­ство и до­не­сти о всем ца­рю и Пат­ри­ар­ху.

Ар­хи­епи­скоп Мар­келл при­был в Но­во­е­зер­ский мо­на­стырь вме­сте с ар­хи­манд­ри­том Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Афа­на­си­ем и то­го же мо­на­сты­ря ке­ла­рем Сав­ва­ти­ем и со­бор­ны­ми стар­ца­ми. 7 но­яб­ря при игу­мене но­во­е­зер­ском Ам­фи­ло­хии, мо­на­стыр­ской бра­тии и мно­го­чис­лен­ном сте­че­нии на­ро­да он ве­лел очи­стить гроб от зем­ли, от­крыть его и осви­де­тель­ство­вать мо­щи и одеж­ды. По осмот­ре ар­хи­ерей и свя­щен­ный со­бор пе­ре­ло­жи­ли те­ло в но­вый гроб и пе­ре­нес­ли его в де­ре­вян­ную цер­ковь Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва. В церк­ви празд­но­ва­ли Успе­нию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, пе­ли со­борне ве­чер­ню, за­ут­ре­ню и пе­ред ли­тур­ги­ей мо­ле­бен Все­ми­ло­сти­вей­ше­му Спа­су, Бо­го­ро­ди­це и всем свя­тым и свя­ти­ли во­ду. Мно­гие из быв­ших на тор­же­стве боль­ных по­лу­чи­ли ис­це­ле­ние. На­род брал от вет­хо­го гро­ба ча­сти­цы де­ре­ва и уно­сил их с со­бою с ве­рою в их це­леб­ную си­лу.

В 1651 го­ду по цар­ско­му по­ве­ле­нию в де­ре­вян­ном хра­ме Вос­кре­се­ния бы­ла по­став­ле­на но­вая ра­ка для мо­щей пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла. Око­ло то­го же вре­ме­ни бы­ло уста­нов­ле­но об­ще­цер­ков­ное празд­но­ва­ние ему как свя­то­му Рос­сий­ской Церк­ви. В 1652 го­ду бы­ла окон­че­на по­строй­ка но­вой ка­мен­ной церк­ви и освя­ще­на 22 ав­гу­ста Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ским ар­хи­манд­ри­том Мит­ро­фа­ном и но­во­е­зер­ским игу­ме­ном Ам­фи­ло­хи­ем. В день освя­ще­ния с ве­ли­кой че­стью, со све­ча­ми, ка­ди­ла­ми и пе­ни­ем свя­тые мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в но­вой церк­ви Вос­кре­се­ния на пра­вой сто­роне, у юж­ных две­рей, над тем ме­стом, где был ра­нее гроб в зем­ле.

9 мар­та 1722 го­да Но­во­е­зер­ский мо­на­стырь по­се­тил им­пе­ра­тор Петр Ве­ли­кий. Им­пе­ра­тор про­был око­ло трех ча­сов, мо­лил­ся у гро­ба пре­по­доб­но­го, осмат­ри­вал ста­рую и но­вую гроб­ни­цы, цер­ков­ную утварь и мо­на­стыр­ское иму­ще­ство и чи­тал в кел­лии на­сто­я­те­ля жи­тие свя­то­го. 15 мар­та Петр, при­сут­ствуя в Пре­об­ра­жен­ском, при­ка­зал пе­ре­ло­жить мо­щи пре­по­доб­но­го Ки­рил­ла из ста­рой гроб­ни­цы в но­вую. Это по­ве­ле­ние бы­ло ис­пол­не­но по рас­по­ря­же­нию Свя­тей­ше­го Си­но­да ар­хи­манд­ри­том Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря Ири­нар­хом.


Тропарь преподобному Кириллу Новоезерскому (Новгородскому), чудотворцу, глас 8

Б
ожиим Духом подвизаемь,/ слез твоих тучами изсохшее напоил еси,/ и безплотное в пустыни житие показал еси,/ и еже из глубины сердца бодренными молитвами и постом/ благодеяния труды уплодоносил еси,/ и вселенную всю просветил еси сиянием чудес твоих,/ отче наш Кирилле./ Моли Христа Бога, спастися душам нашим. 

Кондак преподобному Кириллу Новоезерскому (Новгородскому), чудотворцу, глас 8

Взбранному и крепкому адаманту,/ прогонителю бесов, новому чудотворцу/ победительная, страстей злых свободившеся,/ благодарственная восписуем ти, отче наш Кирилле./ Но яко имея дерзновение у престола Христова,/ верою чтущих тя, град же и люди, молитвою твоею сохраняй,/ ты бо еси стаду твоему похвала и утверждение.

Молитва святому преподобному Кириллу, игумену Новоезерскому, чудотворцу

О, великий угодниче, преславный чудотворче, Кирилле блаженне! Душею на небеси престолу Божию предстояй и Троичныя славы наслаждаяйся, телом же на земли в Божествественном храме сем почиваяй и от него данною ти свыше благодатию различная источаяй чудеса: призри милостивым оком на предстоящия честней твоей ризе люди и просящия сильныя твоея помощи. Ты убо, яко стяжавый дерзновение, испроси Церкви благостояние, воздуха благорастворение, земли плодоносие. Избави всех, верою несумненною к Богу приходящих и многоцелебныя мощи твоя благоговейно почитающих, от всяких бед душевных и телесных, от всех томлений и прилогов давольских. Яко да твоими молитвами наставляеми, путь на земли маловременнаго жития нашего безбедне совершим: улучим же на небеси некончаемый покой и прославим купно с тобою всех благих Дателя, единаго в Троице славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.   



20 Ноября 2017

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...