Память преподобного Гавриила Афонского, архимандрита

Память преподобного Гавриила Афонского, архимандрита

Сколь­ко у Бо­га вер­ных по­сле­до­ва­те­лей, усерд­ных тру­же­ни­ков в ве­ли­ком де­ле до­мо­стро­и­тель­ства спа­се­ния ро­да че­ло­ве­че­ско­го, сколь­ко уже про­слав­лен­ных на небе­сах и еще без­вест­ных ми­ру! Угод­но бы­ло див­но­му во свя­тых Сво­их Бо­гу про­сла­вить од­но­го из та­ких тру­же­ни­ков на ни­ве Хри­сто­вой, пре­по­доб­но­го Гав­ри­и­ла Афон­ско­го, яв­ле­ни­ем нетлен­ных мо­щей его в Свя­то-Ильин­ском со­бо­ре гра­да Одес­сы 9 (22) июля 1994 го­да.

Пре­по­доб­ный и бо­го­нос­ный отец наш Гав­ри­ил ро­дил­ся 8 ян­ва­ря 1849 го­да в Ки­ев­ской гу­бер­нии, в се­мье небо­га­тых ро­ди­те­лей. День его рож­де­ния сов­пал с днем цер­ков­ной па­мя­ти пре­по­доб­но­го Ге­ор­гия Хо­зе­ви­та, и в кре­ще­нии мла­де­нец был на­ре­чен Ге­ор­ги­ем. По всей ви­ди­мо­сти, пер­во­на­чаль­ное хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние Ге­ор­гий по­лу­чил от сво­их ро­ди­те­лей. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни от­рок оси­ро­тел. При по­мо­щи вос­пи­та­тель­ниц он по­лу­чил об­ра­зо­ва­ние в сель­ской шко­ле, осо­бен­но по­ка­зав свое при­ле­жа­ние в изу­че­нии Сло­ва Бо­жия. Он быст­ро по­сти­гал цер­ков­ную гра­мо­ту, лю­бил чи­тать Свя­щен­ное Пи­са­ние, ду­хов­но-на­зи­да­тель­ные кни­ги, об­на­ру­жи­вая при этом свет­лый ум и яс­ную па­мять, укра­шая се­бя доб­ро­де­те­ля­ми. Юно­шей, во вре­мя тя­же­лой бо­лез­ни, он дал обет по­се­тить по вы­здо­ров­ле­нии свя­тые ме­ста Ки­ев­ской зем­ли, что и ис­пол­нил в ско­ром вре­ме­ни. По­се­ще­ние лавр­ских свя­тынь и дру­гих мо­на­сты­рей про­из­ве­ло на него глу­бо­кое впе­чат­ле­ние. Ге­ор­гий сво­и­ми гла­за­ми уви­дел ме­ста по­дви­гов пре­по­доб­ных от­цов, о ко­то­рых мно­го слы­шал и чи­тал, и с бла­го­го­ве­ни­ем ло­бы­зал нетлен­ные мо­щи по­движ­ни­ков свя­той Ру­си, про­ся их мо­литв.

В ду­ше бла­го­че­сти­во­го юно­ши за­ро­ди­лось же­ла­ние сле­до­вать по сто­пам пре­по­доб­ных, под­ра­жать их по­дви­гам, по­доб­но им от­речь­ся от ми­ра и по­свя­тить жизнь ино­че­ско­му де­ла­нию. Про­быв неко­то­рое вре­мя на ро­дине, он вто­рич­но от­прав­ля­ет­ся в Ки­ев и про­сит бра­тию Фе­о­фа­нов­ской пу­сты­ни при­нять его в чис­ло на­сель­ни­ков оби­те­ли. С лю­бо­вью Ге­ор­гий был при­нят по­слуш­ни­ком и от­дан в на­уче­ние мо­на­ше­ской жиз­ни сми­рен­но­муд­ро­му от­цу Во­ни­фа­тию. Под­ра­жая стар­цам пу­сты­ни, юный по­слуш­ник хо­дил в храм, вы­ста­и­вал длин­ные мо­на­стыр­ские служ­бы до кон­ца, лю­бил мо­лит­ву, ста­ра­тель­но нес воз­ла­га­е­мые на него по­слу­ша­ния.

В 1867 го­ду пред­ста­вил­ся бла­го­при­ят­ный слу­чай по­се­тить Иеру­са­лим и Афон. По­лу­чив стар­че­ское бла­го­сло­ве­ние, по­слуш­ник Ге­ор­гий от­прав­ля­ет­ся в Иеру­са­лим, где по­кло­ня­ет­ся Жи­во­нос­но­му Гро­бу Гос­под­ню и дру­гим свя­ты­ням, а на сле­ду­ю­щий год при­бы­ва­ет на Афон­скую го­ру.

И вот пе­ред ним от­крыл­ся Афон – удел Бо­го­ма­те­ри с его свя­ты­ня­ми, чу­до­твор­ны­ми ико­на­ми и стро­гим мо­на­ше­ским жи­ти­ем, ост­ров мо­лит­вы и ду­хов­ной жиз­ни, ты­ся­че­лет­нее мо­на­ше­ское цар­ство, слу­жа­щее Твор­цу ве­ков ден­но и нощ­но. Ге­ор­гий с изум­ле­ни­ем взи­ра­ет на оби­та­те­лей Афо­на – свя­тых от­цов и пре­по­доб­ных пу­стын­ни­ков, мо­на­хов, жи­ву­щих не в ис­ка­жен­ном гре­хом ми­ре, но в ми­ре пре­об­ра­жен­ном, где, очи­стив­шись от стра­стей, по­движ­ник со­зер­ца­ет Бо­га. Ге­ор­гий во­очию убеж­да­ет­ся, что афон­ские мо­на­хи – это му­че­ни­ки Хри­сто­вы, «в чув­ствах уда­лив­ши­е­ся от ми­ра и в мыс­лях умер­шие для ми­ра», ко­то­рые по­ис­ти­не про­хо­дят все бла­жен­ства Гос­под­ни, ко­то­рые го­ря­чо воз­лю­би­ли трой­ную ни­ще­ту: ма­те­ри­аль­ную, ду­хов­ную и те­лес­ную. Ибо об­ни­щав ду­хом, они обо­га­ща­ют­ся; став крот­ки­ми, на­сле­ду­ют зем­лю; пла­ча, уте­ша­ют­ся; жаж­дая прав­ды, на­сы­ща­ют­ся; уми­ло­сер­див­шись, бу­дут по­ми­ло­ва­ны; очи­стив серд­це, узрят Неви­ди­мо­го; стя­жав ду­шев­ный мир, на­ре­кут­ся сы­на­ми Бо­жи­и­ми.

Без­молв­ный вид мо­на­хов с ли­ца­ми, об­ра­щен­ны­ми к зем­ле, пе­ще­ры пу­стын­ни­ков-мо­лит­вен­ни­ков за род че­ло­ве­че­ский, бла­го­леп­ные оби­те­ли, стро­гий уклад мо­на­стыр­ской жиз­ни, са­ма при­ро­да свя­той Го­ры про­из­ве­ли на по­слуш­ни­ка Ге­ор­гия неот­ра­зи­мое впе­чат­ле­ние. «Го­ря­чая лю­бовь к Те­бе и го­ря­чее же­ла­ние Те­бя, Гос­по­ди, охва­ти­ли этих ан­ге­лов, – го­во­рит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, – и еще боль­шие воз­го­ре­лись в них же­ла­ние и лю­бовь. Ибо не мо­жет воз­жечь так сло­во, как со­зер­ца­ние дел». Ге­ор­гий уви­дел доб­ро­де­тель­ную, ис­тин­но мо­на­ше­скую, по­движ­ни­че­скую жизнь на­сель­ни­ков свя­той Го­ры. Серд­це его рас­па­ли­лось ог­нем Бо­же­ствен­ной люб­ви. До кон­ца от­верг­нув все мир­ское, он оста­ет­ся на Афоне и там по­свя­ща­ет се­бя слу­же­нию Бо­гу.

Бо­лее дру­гих рус­ских оби­те­лей ему по­нра­вил­ся скит свя­то­го про­ро­ка Бо­жия Илии, бра­тия ко­то­ро­го про­во­ди­ли стро­гую ино­че­скую жизнь. На­сто­я­тель отец Па­и­сий П., люб­ве­обиль­ный и незлоб­ли­вый ста­рец, под­верг мо­ло­до­го по­слуш­ни­ка обыч­но­му ис­пы­та­нию, ибо он при­ни­мал в скит с раз­бо­ром и не рань­ше, как вполне убеж­дал­ся в го­ря­чем же­ла­нии бра­та стать ис­тин­ным ино­ком. Ар­хи­манд­рит Па­и­сий и бра­тия по­лю­би­ли Ге­ор­гия, ко­то­рый доб­ро­со­вест­но и с ра­до­стью нес раз­лич­ные по­слу­ша­ния в оби­те­ли, от­ли­чал­ся кро­то­стью и сми­ре­ние. Юно­ша воз­лю­бил ноч­ное скит­ское бо­го­слу­же­ние, свя­тую мо­лит­ву, воз­во­дя­щую к Гос­по­ду, уеди­не­ние и без­мол­вие. Воз­рас­та­ло его стрем­ле­ние к ино­че­ской жиз­ни.

Как ис­пы­тан­ный по­слуш­ник, в 1869 го­ду он при­нял по­стри­же­ние в мо­на­ше­ство с име­нем Гав­ри­ил, в честь Ар­хи­стра­ти­га Гав­ри­и­ла, небес­но­го по­слан­ни­ка, бла­го­ве­стив­ше­го ра­дость ве­лию Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Имя «Гав­ри­ил» озна­ча­ет «си­ла Бо­жия». Те­зо­име­ни­тый Ар­хан­ге­лу, пре­по­доб­ный Гав­ри­ил стя­жал в сво­ем жи­тии ту Бо­же­ствен­ную си­лу, ко­то­рую со­вер­шал в немо­щи, неся бо­лез­ни и тру­ды, ис­пол­няя по­слу­ша­ния, воз­ло­жен­ные на него свя­щен­но­на­ча­ли­ем Ильин­ско­го ски­та. Ре­ши­тель­но оста­вив мир с его стра­стя­ми и со­блаз­на­ми, свя­той муж в глу­бо­кой ве­ре взыс­кал Гра­да небес­но­го, серд­цем, ду­шой и всем по­мыш­ле­ни­ем при­над­ле­жа ему. Под­ра­жая в тру­дах и мо­лит­вах пре­по­доб­ным от­цам Афон­ским, мо­ло­дой мо­нах Гав­ри­ил ста­но­вит­ся му­жем ду­хов­ной зре­ло­сти. Пре­успе­вая в по­дви­гах, в 1874 го­ду он был ру­ко­по­ло­жен в иеро­ди­а­ко­на, а в 1876 го­ду – во иеро­мо­на­ха, об­ла­го­дат­ство­ван «ве­ли­ею че­стию свя­щен­ства», при­зван «свя­щен­но­дей­ство­ва­ти за лю­ди» и «о сво­их гре­сех и о люд­ских неве­де­ни­их при­но­си­ти жерт­ву прав­ды». Иеро­мо­нах Гав­ри­ил ста­ра­ет­ся все си­лы упо­тре­бить на то, чтобы жить свя­то и уго­ждать бла­го­де­ю­ще­му Гос­по­ду, пре­бы­вать в мо­лит­ве, ум и серд­це дер­жать в чи­сто­те.

В по­сто­ян­ных тру­дах и по­слу­ша­нии, при бди­тель­ном ру­ко­вод­стве стар­ца отец Гав­ри­ил пре­успе­вал во внут­рен­ней ду­хов­ной жиз­ни. Вни­мая се­бе, он яс­но на­учил­ся ви­деть, что сам че­ло­век – ни­что, и в борь­бе с со­бою, сво­и­ми гре­хов­ны­ми стра­стя­ми и по­ро­ка­ми он бы­ва­ет по­бе­ди­те­лем лишь на­столь­ко, на­сколь­ко сми­ря­ет се­бя и при­зы­ва­ет в по­мощь Гос­по­да. Оза­рен­ный бла­го­да­тью Бо­жи­ей дух его устрем­ля­ет­ся к со­еди­не­нию со Слад­чай­шим Иису­сом. В по­движ­ни­че­ской жиз­ни от­ца Гав­ри­и­ла по­сто­ян­но встре­ча­лись скор­би и ис­ку­ше­ния, но он все пе­ре­но­сил со сми­ре­ни­ем и тер­пе­ни­ем, воз­во­дя ум свой го­ре и твер­до ве­руя в по­мощь Бо­жию и пред­ста­тель­ство Пре­свя­той Де­вы. «Мо­нах есть без­дна сми­ре­ния, в ко­то­рую он низ­ри­нул и в ко­то­рой по­то­пил вся­ко­го зло­го ду­ха», – учит пре­по­доб­ный Иоанн Ле­ствич­ник. Ухищ­ре­ния и коз­ни бе­сов­ские Гав­ри­ил по­беж­дал сми­ре­ни­ем, по­слу­ша­ни­ем, мо­лит­вой и по­стом. Все бо­лее и бо­лее утвер­ждал­ся он в спа­си­тель­но­сти мо­на­ше­ства и воз­лю­бил его всем серд­цем.

Вес­ной 1876 го­да отец Гав­ри­ил был на­зна­чен эко­но­мом на при­над­ле­жа­щее ски­ту па­рус­ное суд­но, от­хо­дя­щее еже­год­но в Рос­сию ра­ди до­став­ки все­го необ­хо­ди­мо­го для жиз­ни в Ильин­ском ски­ту. Мо­на­ше­ский бриг «Св. Про­рок Илия» со­вер­шал рей­сы меж­ду Афо­ном, Кон­стан­ти­но­по­лем, Одес­сой и Ма­ри­у­по­лем, где за­гру­жал­ся зер­ном, му­кой, волж­ской ры­бой и про­чей сне­дью. Ка­пи­та­ном ко­раб­ля был иеро­мо­нах, а ко­ман­да со­сто­я­ла из мо­на­хов и по­слуш­ни­ков – уро­жен­цев Хер­сон­ской, Кур­ской и дру­гих гу­бер­ний. Вах­та на судне че­ре­до­ва­лась с устав­ным бо­го­слу­же­ни­ем в па­луб­ном хра­ме. Во вре­мя рус­ско-ту­рец­кой вой­ны эко­ном иеро­мо­нах Гав­ри­ил со сво­им суд­ном на­хо­дил­ся в Та­ган­ро­ге и в Ро­сто­ве-на-До­ну, а в 1878 го­ду по­сле за­клю­че­ния ми­ра с Тур­ци­ей воз­вра­тил­ся на Афон.

В оби­те­ли на от­ца Гав­ри­и­ла воз­ла­га­лись важ­ные по­слу­ша­ния каз­на­чея, эко­но­ма, а так­же на­сто­я­те­ля Ильин­ско­го по­дво­рья в Кон­стан­ти­но­по­ле. Дел по хо­зяй­ству бы­ло так мно­го, что впо­ру лишь до­брать­ся до ке­лий, хоть немно­го дать от­ды­ха и по­коя сво­е­му уста­ло­му те­лу, а за­тем ид­ти на бо­го­слу­же­ние и сно­ва брать­ся за свои хло­по­ты для ски­та. За­ни­ма­ясь по­слу­ша­ни­я­ми по бла­го­устрой­ству ски­та, отец Гав­ри­ил не пе­ре­ста­вал жить на­пря­жен­ной ду­хов­ной жиз­нью. Непре­стан­ная мо­лит­ва, ду­хов­ная муд­рость, оте­че­ское об­ра­ще­ние с бра­ти­ей, сер­деч­ная при­вет­ли­вость с по­сто­рон­ни­ми людь­ми, хо­зяй­ствен­ная прак­тич­ность – все эти ка­че­ства уди­ви­тель­но со­че­та­лись в нем.

По­сле пе­ре­се­ле­ния в 1887 го­ду на­сто­я­те­ля ски­та иерос­хи­мо­на­ха То­вии в Ах­тыр­ский мо­на­стырь Бо­гу угод­но бы­ло вве­рить от­цу Гав­ри­и­лу управ­ле­ние Свя­то-Ильин­ским ски­том. В 1891 го­ду Кон­стан­ти­но­поль­ским пат­ри­ар­хом Иоаки­мом III иеро­мо­нах Гав­ри­ил был воз­ве­ден в сан ар­хи­манд­ри­та. Но­вый на­сто­я­тель, имея от Бо­га вы­со­кие ду­хов­ные да­ро­ва­ния, ис­кус­но управ­лял жиз­нью оби­те­ли. Он учил бра­тию необ­хо­ди­мо­сти стро­го­го со­блю­де­ния мо­на­стыр­ско­го уста­ва, внут­рен­не­го со­вер­шен­ство­ва­ния. Под вли­я­ни­ем его оте­че­ских на­став­ле­ний неко­то­рые ино­ки, кро­ме ис­пол­не­ния трех обыч­ных мо­на­ше­ских обе­тов – нес­тя­жа­ния, це­ло­муд­рия и по­слу­ша­ния, бра­ли на се­бя еще до­пол­ни­тель­ные обе­ты, на­прав­лен­ные на укреп­ле­ние ду­хов­ной во­ли, воз­вы­ше­ние хри­сти­ан­ско­го ду­ха. Об от­це Гав­ри­и­ле с бра­ти­ей мож­но бы­ло вполне ска­зать сло­ва­ми Зла­то­уста: «Мо­на­хи – ли­ки ан­ге­лов в че­ло­ве­че­ской пло­ти; жизнь у них труд­ная и неснос­ная, но сла­дост­нее и во­жде­лен­нее мир­ской, их уста ис­пол­не­ны бла­го­уха­ния, в их оби­те­лях ти­ши­на и без­мол­вие. Они со­блю­да­ют стро­гий пост и вста­ют до рас­све­та, под­ви­за­ясь в бла­го­да­ре­ни­ях Бо­гу, мо­лит­ве и псал­мо­пе­нии. На­хо­дясь как бы в при­ста­ни, они ве­дут жизнь, ограж­ден­ную от вся­ко­го вол­не­ния. Они вос­пе­ва­ют рань­ше птиц. по­беж­да­ют стра­сти лег­че ми­рян. Мо­на­ше­скую жизнь нуж­но убла­жать боль­ше, чем цар­скую. Мо­лит­ва для мо­на­ха что для зве­ро­ло­ва меч, смерть для мо­на­ха бес­пе­чаль­на, мо­нах вра­чу­ет стра­да­ния дру­гих, его по­двиг ве­лик. Хо­тя мо­на­хи пре­бы­ва­ют в бед­но­сти, од­на­ко яв­ля­ют­ся об­ла­да­те­ля­ми ду­хов­ных со­кро­вищ во всей все­лен­ной, мо­на­хи свя­ты по жиз­ни и ве­ре...»

Мно­го по­тру­дил­ся ар­хи­манд­рит Гав­ри­ил для бла­го­устрой­ства и про­цве­та­ния оби­те­ли, как внут­рен­не­го, так и внеш­не­го Со вре­ме­ни за­клад­ки в ски­ту но­во­го хра­ма ве­ли­кой кня­ги­ней Алек­сан­дрой Пет­ров­ной, в мо­на­ше­стве схи­мо­на­хи­ней Ана­ста­си­ей, ко­то­рая при­сла­ла пер­вый ка­мень с над­пи­сью в ос­но­ва­ние со­бо­ра, про­изо­шло силь­ное про­ти­во­сто­я­ние гре­ков про­тив рус­ских мо­на­хов на Афоне во­об­ще, и про­тив Ильин­ско­го ски­та в част­но­сти. Пре­по­доб­но­му Гав­ри­и­лу, как ис­тин­ном ми­ро­твор­цу, стя­жав­ше­му бла­го­дат­ный мир Бо­жий, уда­лось ми­ром окон­чить кон­фликт в поль­зу Ильин­ско­го ски­та.

Впе­ре­ди пред­сто­я­ла по­строй­ка но­во­го со­бо­ра, но средств не хва­та­ло. По хо­да­тай­ству на­сто­я­те­ля ски­та ар­хи­манд­ри­та Гав­ри­и­ла, по вы­со­чай­ше­му со­из­во­ле­нию и с бла­го­сло­ве­ния Свя­тей­ше­го Си­но­да рус­ско­му ски­ту свя­то­го про­ро­ка Илии был раз­ре­шен сбор по­да­я­ний по всей Рос­сий­ской Им­пе­рии. В кон­це 1893 го­да ар­хи­манд­рит Гав­ри­ил в со­про­вож­де­нии бра­тии при­был в Рос­сию со свя­ты­ня­ми Ильин­ско­го ски­та: чу­до­твор­ной ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри «Мле­ко­пи­та­тель­ни­цы», ча­стью дре­ва Жи­во­тво­ря­ще­го Кре­ста Гос­под­ня и ле­вой сто­пой от мо­щей апо­сто­ла Ан­дрея Пер­во­зван­но­го. По бла­го­сло­вен мит­ро­по­ли­тов Пал­ла­дия Санкт-Пе­тер­бург­ско­го и Сер­гия Мос­ков­ско­го, ар­хи­епи­ско­пов и епи­ско­пов раз­ных гу­бер­ний Рос­сии эти свя­ты­ни бы­ли по­став­ле­ны в хра­мах сто­лиц и дру­гих го­ро­дов для по­кло­не­ния бла­го­че­сти­вых хри­сти­ан и сбо­ра по­силь­ных по­жерт­во­ва­ний.

По­спе­ше­ни­ем Бо­жи­им доб­рые лю­ди от­клик­ну­лись на свя­тое де­ло и сво­и­ми при­но­ше­ни­я­ми да­ли воз­мож­ность на­чать в ски­ту но­вые по­строй­ки. Свя­тость жиз­ни от­ца Гав­ри­и­ла, его ду­хов­ная си­ла при­вле­ка­ли к нему ино­ков и ми­рян. По­яви­лись ма­те­ри­аль­ные сред­ства, необ­хо­ди­мые для ски­та.

Имея по­пе­че­ние о бра­тии, за­бо­тясь о бла­го­ле­пии Афон­ско­го Ильин­ско­го ски­та, пре­по­доб­ный не за­бы­вал про­яв­лять за­бо­ту о рос­сий­ских па­лом­ни­ках, от­прав­ляв­ших­ся из оте­че­ства в свя­тую Зем­лю и на Афон. Для это­го он в 1894-1896 гг. в го­ро­де Одес­се по­стро­ил ве­ли­ко­леп­ный трех­пре­столь­ный храм в ви­зан­тий­ском сти­ле на Ильин­ском по­дво­рье. 22 де­каб­ря 1896 го­да ар­хи­епи­ско­пом Хер­сон­ским и Одес­ским Иусти­ном был освя­щен глав­ный при­дел во имя Бо­жи­ей Ма­те­ри «Мле­ко­пи­та­тель­ни­цы». 23 де­каб­ря был освя­щен пра­вый при­дел во имя свя­то­го про­ро­ка Бо­жия Илии, а 28 де­каб­ря ле­вый, во имя Ар­хи­стра­ти­га Гав­ри­и­ла. Бы­ли так­же по­стро­е­ны по­ме­ще­ния со все­ми удоб­ства­ми для па­лом­ни­ков.

В 1894 го­ду ар­хи­манд­рит Гав­ри­ил за­ло­жил в Ильин­ском ски­ту на Афоне но­вый об­ще­жи­тель­ный кор­пус, по­строй­ка ко­то­ро­го бы­ла окон­че­на в 1898 го­ду. В сле­ду­ю­щем го­ду он при­сту­пил к со­ору­же­нию но­во­го со­бо­ра. Ему уда­лось за­вер­шить по­строй­ку фун­да­мен­та и под­валь­ной ча­сти хра­ма. За­бо­ты зва­ли его в до­ро­гу, и в 1901 го­ду, несмот­ря на сла­бое здо­ро­вье, ар­хи­манд­рит Гав­ри­ил был вы­нуж­ден от­пра­вить­ся в Рос­сию на скит­ские по­дво­рья в Одес­се, Та­ган­ро­ге и Но­во­ни­ко­ла­ев­ске для рас­по­ря­же­ний по хо­зяй­ству и на­зи­да­ния бра­тии.

Го­ды про­те­ка­ли за го­да­ми, и мно­го по­тру­див­ший­ся ста­рец при­бли­жал­ся к кон­цу сво­е­го зем­но­го по­при­ща. Све­тиль­ник жиз­ни стал ви­ди­мо уга­сать в нем. Пе­ред отъ­ез­дом из Афо­на ста­рец Гав­ри­ил, пред­чув­ствуя близ­кую кон­чи­ну, об­ра­тил­ся к бра­тии с про­щаль­ны­ми сло­ва­ми: «Мир мой остав­лю вам, мир мой даю вам... Ес­ли бу­дем жить в ду­хе ис­тин­ных ино­ков, ес­ли бу­дем но­сить друг дру­га тя­го­ты, ес­ли бу­дем иметь меж­ду со­бой тот мир, ко­то­рый за­по­ве­дал нам Иисус Хри­стос, то и сер­до­боль­ные на­ши бла­го­тво­ри­те­ли – ис­тин­ные ча­да свя­той Пра­во­слав­ной Церк­ви, мо­лит­вен­но неза­бвен­ные сы­ны воз­люб­лен­но­го на­ше­го оте­че­ства – свя­той Рос­сии не имут оста­вить нас сво­и­ми щед­ры­ми вспо­мо­ще­ство­ва­ни­я­ми, чем и оби­тель на­ша су­ще­ству­ет, по ми­ло­сти Ца­ри­цы Небес­ной».

По­се­тив по пу­ти по­дво­рья в Кон­стан­ти­но­по­ле, Одес­се и Та­ган­ро­ге, ар­хи­манд­рит Гав­ри­ил в ок­тяб­ре при­был в Но­во­ни­ко­ла­евск. 14 ок­тяб­ря по­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии он по­чув­ство­вал недо­мо­га­ние. На дру­гой день здо­ро­вье ухуд­ши­лось. 18 ок­тяб­ря он при­ча­стил­ся свя­тых Хри­сто­вых Тайн, а 19 ок­тяб­ря ото­шел в веч­ную жизнь, ту­да, ку­да все­гда бы­ли устрем­ле­ны все его мыс­ли и по­же­ла­ния.

«Чест­на пред Гос­по­дем смерть пре­по­доб­ных Его» (Пс. 115:6). Эти сло­ва ис­пол­ни­лись над пре­по­доб­ным Гав­ри­и­лом, ко­то­ро­го Гос­подь спо­до­бил бла­го­чест­но пре­ста­вить­ся по­сле по­дви­гов пас­тыр­ства и хра­мо­стро­и­тель­ства. Те­лес­ная смерть для пра­вед­ни­ка – это не страх и ужас, а вра­та в небес­ные чер­то­ги, уго­то­ван­ные Хри­стом вер­ным Сво­им по­сле­до­ва­те­лям. Про­не­ся бла­гое иго в зем­ном жи­тии в тер­пе­нии и на­деж­де, свя­той угод­ник мог твер­до ска­зать: «По­дви­гом доб­рым под­ви­зал­ся, те­че­ние со­вер­шил, ве­ру со­хра­нил, а те­перь го­то­вит­ся мне ве­нец прав­ды, ко­то­рый да­ет мне Гос­подь, Пра­вед­ный Су­дия, в день оный» (2 Тим. 4:7-8). Чест­ные остан­ки стар­ца бы­ли пе­ре­не­се­ны в Одес­су и 2 но­яб­ря по­гре­бе­ны в скле­пе под­вор­ско­го хра­ма.

«Не мо­жет укрыть­ся го­род, сто­я­щий на вер­ху го­ры» (Мф. 5:18). Все­ми­ло­сти­вый Гос­подь не остав­ля­ет род че­ло­ве­че­ский по Сво­ей люб­ви к Нему, но пе­чет­ся о нем и спа­са­ет его от зла и ги­бе­ли через Сво­их из­бран­ни­ков – угод­ни­ков Бо­жи­их, от­кры­вая их за­тво­ры и ме­ста по­гре­бе­ния.

Кли­ри­ки Свя­то-Ильин­ско­го со­бо­ра го­ро­да Одес­сы ино­гда слы­ша­ли в под­валь­ном по­ме­ще­нии хра­ма необъ­яс­ни­мые сту­ки. По сви­де­тель­ству ста­рых при­хо­жан, по бла­го­че­сти­во­му мест­но­му пре­да­нию бы­ло из­вест­но, что вни­зу хра­ма под спу­дом по­чи­ва­ют мо­щи его стро­и­те­ля. По бла­го­сло­ве­нию вы­со­ко­прео­свя­щен­ней­ше­го мит­ро­по­ли­та Одес­ско­го и Из­ма­иль­ско­го Ага­фан­ге­ла ду­хо­вен­ство хра­ма ре­ши­ло об­сле­до­вать пред­по­ла­га­е­мое ме­сто за­хо­ро­не­ния, ко­то­рое на­хо­дит­ся под кре­стиль­ным по­ме­ще­ни­ем. Это про­ис­хо­ди­ло в пят­ни­цу 9 (22) июля 1994 го­да. Зна­ме­ни­ем об­ре­те­ния свя­тых мо­щей бы­ло сле­ду­ю­щее со­бы­тие. В этот день при­ве­ли в храм юно­шу лет де­вят­на­дца­ти, одер­жи­мо­го злым ду­хом. Как га­да­рин­ский бес­но­ва­тый, он кри­чал и бил­ся в ру­ках ро­ди­те­лей. С тру­дом уда­лось за­ве­сти его в кре­стиль­ное по­ме­ще­ние, чтобы со­вер­шить мо­лит­ву, во вре­мя ко­то­рой он без чувств рас­про­стер­ся на по­лу. По­сле то­го, как его ок­ро­пи­ли свя­той во­дой, юно­ша, на удив­ле­ние род­ных, под­нял­ся и с силь­но утом­лен­ным ви­дом, но в нор­маль­ном со­сто­я­нии, вы­шел из кре­стиль­но­го по­ме­ще­ния. Это яв­ствен­но го­во­ри­ло о том, что дух зло­бы, вы­шед­ший из юно­ши, не мог на­хо­дить­ся вбли­зи то­го ме­ста, где по­ко­и­лись мо­щи свя­то­го.

Ве­че­ром свя­щен­ни­ки и ра­бот­ни­ки хра­ма, об­сле­до­вав сте­ны по­ме­ще­ния и разо­брав пе­ре­го­род­ки, об­на­ру­жи­ли в ни­ше гроб, по­кры­тый ман­ти­ей. При этом при­сут­ству­ю­щие по­чув­ство­ва­ли как бы ве­я­ние све­же­го воз­ду­ха. Так бы­ли об­ре­те­ны мо­щи стар­ца ар­хи­манд­ри­та Гав­ри­и­ла. Чест­ные мо­щи бы­ли по­ло­же­ны в хра­ме в гроб­ни­це.

Ис­це­ле­ния от мо­щей бы­ли от­ме­че­ны уже в пер­вые дни. Так, 13 (26) июля, на пре­столь­ный празд­ник Ар­хи­стра­ти­га Гав­ри­и­ла, по­лу­чи­ла зна­чи­тель­ное об­лег­че­ние во вре­мя мо­лит­вы у об­ре­тен­ных мо­щей тя­же­ло­бо­ля­щая, одер­жи­мая злым ду­хом ра­ба Бо­жия Н.

14 (27) июля во вре­мя ве­чер­не­го бо­го­слу­же­ния и мо­лит­вы у мо­щей по­лу­чил со­вер­шен­ное ис­це­ле­ние боль­ной но­ги ин­ва­лид вто­рой груп­пы З-й. Он по­ки­нул храм, не хро­мая и не опи­ра­ясь на пал­ку.

16 (29) июля в со­бор при­нес­ли на но­сил­ках рас­слаб­лен­но­го. На­хо­дясь вбли­зи мо­щей, боль­ной по­чув­ство­вал, что его по­крыл яр­кий свет, и по­лу­чил об­лег­че­ние в стра­да­нии.

С дет­ских лет стра­да­ет спа­сти­че­ским па­ра­ли­чом (за­де­та цен­траль­ная нерв­ная си­сте­ма (бо­лезнь Лит­ля) ра­ба Бо­жия А-ко, ис­пы­ты­вая му­чи­тель­ные бо­ли. По­сле неод­но­крат­ных по­се­ще­ний Свя­то-Ильин­ско­го со­бо­ра и мо­литв у мо­щей пре­по­доб­но­го Гав­ри­и­ла Афон­ско­го она по­лу­чи­ла зна­чи­тель­ное об­лег­че­ние, бо­ли по­чти про­шли, по­явил­ся нор­маль­ный сон, без по­мо­щи дру­гих на­ча­ла пе­ре­дви­гать­ся.

Чу­де­са у чест­ных мо­щей со­вер­ша­ют­ся ино­гда при мно­гих сви­де­те­лях, ино­гда в со­кро­вен­ной тайне по ве­ре при­те­ка­ю­щих к свя­тыне.

«Бла­го­да­рим су­ще недо­стой­нии ра­би Твои, Гос­по­ди, о Тво­их ве­ли­ких бла­го­де­я­ни­ях на нас быв­ших...» Все­мо­гу­щий Бог да­ро­вал пра­во­слав­ным но­во­го мо­лит­вен­ни­ка и пред­ста­те­ля.

Се­го­дня к пре­по­доб­но­му Гав­ри­и­лу при­хо­дят ве­ру­ю­щие, про­ся его мо­литв о се­бе и сво­их близ­ких. При­хо­дят про­стые лю­ди, ар­хи­ереи, иереи, мо­на­хи. Он мо­лит­ся о всех, он мо­лит­ся о на­шей Церк­ви и о на­шей зем­ле.

Идут пра­во­слав­ные к свя­тым мо­щам Гав­ри­и­ла, чтобы пре­по­доб­ный мо­лит­вен­ник, уте­ши­тель и отец по­мог нам все при­ни­мать от Бо­га с ве­рой и тер­пе­ни­ем, по-хри­сти­ан­ски. Дабы Гос­подь на­учил нас сми­ре­нию и дал нам си­лы в борь­бе с уны­ни­ем, со­блаз­на­ми и гре­хом.

Его чест­ные мо­щи ис­то­ча­ют ис­це­ле­ния всем, с ве­рою к ним при­те­ка­ю­щим, ибо там, в се­ле­ни­ях небес­ных, мо­лит Гос­по­да пре­по­доб­ный Гав­ри­ил о чту­щих его свя­тую па­мять, чту­щих лю­бя­щим серд­цем, чту­щих сво­ей жиз­нью и в мо­лит­ве с на­деж­дой взы­ва­ю­щих:

Пре­по­добне от­че наш Гав­ри­и­ле, мо­ли Бо­га о нас!

Тропарь преподобному Гавриилу Афонскому, глас 6

От суетнаго и многомятежнаго мира удалився, к немерцающему свету горы Афонския притекл еси, чистотою и говением, молитвами и трудом прославил еси Бога, храмы православныя во славу Трисвятаго имене Его воздвигл еси, преблаженне Гаврииле, мы же святых мощей твоих обретение празднующе, с верою и любовию взываем: моли Христа Бога, да сотворит нас победители греха и храмы Духа Святаго.

Кондак преподобному Гавриилу Афонскому, глас 1

Стяжал еси дух мирен в житии твоем,/ пожил еси желанием Божественным и любовию Господа твоего,/ Гаврииле преблаженне,/ от Него же венец приял еси,/ и Христу со ангелы предстоя,/ моли спастися нам.

Молитва преподобному Гавриилу Афонскому

О преподобне и богоносне отче наш Гаврииле, угодниче Христов, теплый о нас молитвенниче и скорый помощниче! Се ныне мы, грешнии и недостойнии, с благоговением притекающе к раце мощей твоих, усердно молим тя: яко имеяй дерзновение ко Христу Богу, потщися богоприятным твоим ходатайством испросити у Господа сил, яко да пробавит великия и богатыя милости Своя на нас грешных, да подаст нам дух правыя веры, дух ведения и любве, дух мира и радости о Дусе Святе. Моли, отче священне, милосерднаго Бога, да возсияет свет благодати Его сущим во тьме лжеверия, и да познают Христа, Бога истиннаго, да возсияет свет сей блуждающим на распутиях раскола, да вразумятся и приидут во ограду Православныя Церкве, в нейже единой несомненно содевается вечное спасение верных. Помози нам, угодниче Божий, да призовет Господь народ наш к великому покаянию и плачу о гресех отечества нашего, да не погибнем со беззаконии нашими, да утолит шатания и раздоры в земле нашей, оградит нас от гнева, убийства, вражды и злобы, да паки возлюбим друг друга и едино пребудем в Господе и Спасителе нашем, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение, со Безначальным его Отцем, и Пресвятым и Благим и Животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


STSL.Ru


Источник:azbyka.ru
22 Июля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...