Память мученика Даниила Черкасского

 Память мученика Даниила Черкасского

8 мар­та 1994 г. Свя­щен­ный Си­нод Укра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви по­ста­но­вил: «При­чис­лить Да­ни­и­ла Куш­ни­ра к ли­ку мест­но­чти­мых свя­тых Чер­кас­ской епар­хии… День па­мя­ти св. му­че­ни­ка Да­ни­и­ла уста­но­вить 29 июля по ста­ро­му сти­лю (11 ав­гу­ста по но­во­му сти­лю)… Служ­бу свя­то­му му­че­ни­ку Да­ни­и­лу со­вер­шать по об­ще­му чи­но­по­сле­до­ва­нию свя­тым му­че­ни­кам» [1].

По­сле Хмель­нич­чи­ны и Ру­и­ны, укра­ин­ское Ле­во­бе­ре­жье Дне­пра и Ки­ев с окру­гой на пра­вом бе­ре­гу на­хо­ди­лись в со­ста­ве Рос­сии, Пра­во­бе­ре­жье без Ки­е­ва – оста­лось в со­ста­ве Поль­ши, а над зем­ля­ми ав­то­ном­но­го За­по­рож­ско­го ка­за­че­ства был уста­нов­лен сов­мест­ный кон­троль обе­их дер­жав [2]. В этой свя­зи, в кон­це XVII – пер­вой по­ло­вине XVIII в. Пра­во­сла­вие на Пра­во­бе­ре­жье, за ис­клю­че­ни­ем Ки­е­ва и За­по­рож­ских зе­мель, пе­ре­жи­ва­ло но­вую вол­ну при­тес­не­ний со сто­ро­ны ка­то­ли­че­ско­го и уни­ат­ско­го ду­хо­вен­ства, под­дер­жи­ва­е­мо­го по­ли­ти­че­ской эли­той Поль­ши [3].

В унию бы­ли при­ну­ди­тель­но об­ра­ще­ны мно­гие пра­во­слав­ные при­хо­ды. В 1761 г. пра­вя­щий ар­хи­ерей Пе­ре­я­с­лав­ско-Бор­исполь­ской епар­хии (с ка­фед­рой в ны­неш­нем г. Пе­ре­я­с­ла­ве-Хмель­ниц­ком на Ле­во­бе­ре­жье и тер­ри­то­ри­ей на обо­их бе­ре­гах Дне­пра), учре­дил для пра­во­бе­реж­ных пра­во­слав­ных Чи­ги­рин­ское ду­хов­ное прав­ле­ние, а цен­тром свя­зей с Пе­ре­я­с­ла­вом опре­де­лил Свя­то-Тро­иц­кий Мат­ро­нин­ский мо­на­стырь. По­сле это­го на­ча­лось мас­со­вое воз­вра­ще­ние уни­ат­ских при­хо­дов Пра­во­бе­ре­жья в ло­но Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Это дви­же­ние вы­зы­ва­ло со­про­тив­ле­ние ка­то­ли­че­ско­го и уни­ат­ско­го ду­хо­вен­ства, а так­же зна­чи­тель­ной ча­сти свет­ских вель­мож и чи­нов­ни­ков Поль­ши. В Поль­ше уси­лил­ся раз­дор меж­ду сто­рон­ни­ка­ми ли­бе­раль­но­го от­но­ше­ния к пра­во­слав­ным и сто­рон­ни­ка­ми ис­ко­ре­не­ния Пра­во­сла­вия в стране лю­би­мы­ми ме­ра­ми.

Пред­ста­ви­те­ли вто­рой груп­пы об­ру­ши­ли вол­ну во­ору­жен­но­го на­си­лия на пра­во­слав­ных, но от­ве­том ста­ло про­ка­тив­ше­е­ся по Пра­во­бе­ре­жью в 1768 г. вос­ста­ние Ко­ли­ив­щи­ны.

В кон­це XVIII в. по­чти все Пра­во­бе­ре­жье бы­ло при­со­еди­не­но Рос­си­ей. Сим­во­лом стой­ко­сти пра­во­слав­ных Пра­во­бе­ре­жья в тя­же­лые 1760-е гг. ста­ла му­че­ни­че­ская кон­чи­на Да­ни­и­ла Куш­ни­ра – ста­ро­сты Успен­ско­го хра­ма ме­стеч­ка Мли­е­ва близ Сме­лы [4].

«Ле­та­ми не млад, бла­го­го­ве­ен к Бо­гу, во всем бес­по­ро­чен»

Же­лая вер­нуть­ся в Пра­во­сла­вие, об­щи­ны двух при­ход­ских церк­вей ме­стеч­ка Мли­е­ва – Свя­то-Тро­иц­кой и Успен­ской – пред­ло­жи­ли сво­им свя­щен­ни­кам, бра­тьям Ва­си­лию и Фе­о­до­ру Гды­шиц­ким, от­речь­ся от унии. Встре­тив от­каз, при­хо­жане обо­их хра­мов об­ра­ти­лись к ар­хи­ерею в Пе­ре­я­с­лав с прось­бой на­зна­чить для них дру­гих свя­щен­ни­ков [5].

Кро­ме то­го, при­хо­жане Успен­ской церк­ви ре­ши­ли спря­тать бо­го­слу­жеб­ные об­ла­че­ния, кни­ги и со­су­ды. При этом, од­на­ко, ни­кто не дер­зал ка­сать­ся Да­ро­хра­ни­тель­ни­цы – со­су­да на Пре­сто­ле, где хра­ни­лись Свя­тые Да­ры для при­ча­ще­ния боль­ных. Снять с Пре­сто­ла Да­ро­хра­ни­тель­ни­цу по­про­си­ли «од­но­го че­ло­ве­ка ле­та­ми уже не мла­да, бла­го­го­вей­на к Бо­гу, во всем бес­по­роч­на, над все­ми же ты­ми ис­крен­ня­го и пер­вей­ша­го рев­ни­те­ля ко бла­го­че­стию, име­нем Да­ни­и­ла Куш­ни­ра». По­ви­ну­ясь об­ще­му ре­ше­нию, Куш­нир «со стра­хом и бла­го­го­ве­ни­ем при­сту­пил к Пре­сто­лу Бо­жию, и пред Пре­сто­лом по­ло­жил три по­кло­на до зем­ли, и за­ве­сою цер­ков­ною ру­ки обер­нул», взял Да­ро­хра­ни­тель­ни­цу и уста­но­вил в сун­дук с дру­ги­ми свя­щен­ны­ми пред­ме­та­ми, ко­то­рый за­тем был спря­тан в кла­до­вой под ко­ло­коль­ней.

Узнав о при­част­но­сти Куш­ни­ра к ис­чез­но­ве­нию Да­ро­хра­ни­тель­ни­цы, Ва­си­лий Гды­шиц­кий об­ви­нил стар­ца в свя­то­тат­стве и при­гро­зил смер­тью. Он от­пра­вил­ся в Сме­лу к сво­е­му от­цу, уни­ат­ско­му про­то­по­пу Афа­на­сию Гды­шиц­ко­му и окле­ве­тал Куш­ни­ра, ска­зав, буд­то ста­рец пил из Да­ро­хра­ни­тель­ни­цы вод­ку в хар­чевне и при­нял с нею Свя­тые Да­ры (в дей­стви­тель­но­сти Да­ни­ил не упо­треб­лял вод­ки). По­сле это­го отец и сын Гды­шиц­кие яви­лись к мест­но­му гу­бер­на­то­ру Вон­жу и под­го­во­ри­ли его аре­сто­вать Куш­ни­ра.

Да­ни­ил был взят под стра­жу, за­ко­ван «в же­ле­за» и по­са­жен в Сме­лян­ский за­мок, в ко­то­ром то­мил­ся с кон­ца мар­та до ле­та 1766 г. [6].

Опа­са­ясь ли­шить­ся сво­их при­хо­дов, Ва­си­лий и Фе­о­дор Гды­шиц­кие по­се­ти­ли Мат­ро­нин­ский мо­на­стырь, где при­твор­но объ­яви­ли о при­со­еди­не­нии к Пра­во­сла­вию. Вер­нув­шись в Мли­ев, они тай­но от при­хо­жан про­ник­ли в за­пер­тый Свя­то-Тро­иц­кий храм и со­вер­ши­ли бо­го­слу­же­ние.

Ко­гда при­хо­жане по­тре­бо­ва­ли объ­яс­не­ний, Гды­шиц­кие за­яви­ли, что при­ня­ты в Пра­во­слав­ную Цер­ковь. Чув­ствуя неис­крен­ность Гды­шиц­ких, при­хо­жане со­гла­си­лись при­нять их лишь вре­мен­но и про­дол­жа­ли про­сить пра­вя­ще­го ар­хи­ерея о за­мене свя­щен­ни­ков.

«Еже­ли на унию не при­станет, то каз­нен бу­дет смер­тию»

Скор­бя о стар­це Да­ни­и­ле, мли­ев­цы не раз ез­ди­ли в Сме­лу с хо­да­тай­ством об осво­бож­де­нии уз­ни­ка, но гу­бер­на­тор от­ве­чал: «Пус­кай са­ми те едут и вы­ру­чат, кои его за­са­ди­ли». В свою оче­редь, бра­тья Гды­шиц­кие ста­ви­ли при­хо­жа­нам усло­вие: «Ко­гда нас по-преж­не­му прий­ме­те к се­бе за ду­хов­ных от­цев, то то­гда вы­ру­чим з оков его».

Ле­том на Сме­лян­щи­ну при­шли поль­ские вой­ска, чтобы по­да­вить пра­во­слав­ное дви­же­ние, и бра­тья Гди­шиц­кие вновь от­кры­то ста­ли уни­а­та­ми [5].

Мли­ев­цы по­пы­та­лись вы­ку­пить Куш­ни­ра, но Афа­на­сий Гды­шиц­кий при­бег к шан­та­жу: «Еже­ли на унию при­станет, то от­пу­щен бу­дет, а еже­ли нет, то каз­нен бу­дет смер­тию». Узнав об этих сло­вах во вре­мя сви­да­ния с мли­ев­ца­ми в тюрь­ме, Да­ни­ил ска­зал: «Я го­тов за ве­ру Пра­во­слав­ную и умре­ти, а на унию при­стать не хо­чу». Он так­же про­сил зем­ля­ков пре­кра­тить хо­да­тай­ства о его осво­бож­де­нии и при­зы­вал быть вер­ны­ми Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Ви­дя тщет­ность сво­их уси­лий, Гды­шиц­кий, с со­гла­сия Вон­жа, от­пра­вил Куш­ни­ра в поль­ский во­ен­ный ла­герь у ме­стеч­ка Оль­ша­ной и ве­лел пре­дать стар­ца пыт­кам и каз­ни [6].

По сло­вам ру­ко­пис­но­го ска­за­ния о му­че­ни­ке Да­ни­и­ле, рас­пра­ва над стар­цем про­ис­хо­ди­ла 29 июля 1766 г. [6] Над­гроб­ное сти­хо­твор­ное сло­во ука­зы­ва­ет 29 июня [4] – да­ту, во­шед­шую так­же в ряд пуб­ли­ка­ций [5].

От­верг­нув со­вет мно­гих во­ен­ных не пре­вра­щать казнь в изу­вер­ство, Гды­шиц­кий по­тре­бо­вал, чтобы ру­ки Да­ни­и­ла обер­ну­ли пень­кой, об­ли­ли смо­лой и за­жгли. Пе­ред тем, как за­жечь пень­ку со смо­лой, к стар­цу на­пра­ви­ли уни­ат­ско­го свя­щен­ни­ка для при­ня­тия ис­по­ве­ди, но Да­ни­ил, вновь за­сви­де­тель­ство­вав вер­ность Пра­во­слав­ной Церк­ви, от­ве­тил: «Я вас уни­а­тов от­ри­ца­ю­ся, уче­ния ва­ше­го и ис­по­ве­да­ния слу­шать не хо­чу. Я уже на то при­го­то­вил­ся и Свя­тых Та­ин при­об­щил­ся, а вы де­лай­те на­до мною, что хо­ще­те».

Ко­гда огонь за­пы­лал, стра­да­лец, кри­ча от бо­ли, взы­вал: «Гос­по­ди, Бо­же мой! Что сие мне по­дал еси?! Во­ля Твоя свя­тая на мне да бу­дет! О, Бо­же мой! При­и­ми дух мой!» Взи­рая на пра­во­слав­ных, со­гнан­ных к ме­сту каз­ни для устра­ше­ния, Да­ни­ил при­зы­вал их не ве­рить унии.

«Не бой­ся, ста­ри­чок! Бог с то­бою»

Ко­гда ру­ки му­че­ни­ка об­го­ре­ли, неко­то­рые из при­сут­ству­ю­щих вель­мо­ж у­со­мни­лись в ви­нов­но­сти Да­ни­и­ла и по­со­ве­то­ва­ли Гди­шиц­ко­му оста­но­вить казнь, от­пу­стив стар­ца «хо­тя и без рук»: «До­воль­но бы­ло бы с него и та­кой му­ки». Но го­ни­тель на­ста­и­вал, чтобы Куш­ни­ра обез­гла­ви­ли: «Еже­ли ему го­ло­вы не от­се­че­те, то мне от­се­кут».

За­вя­зы­вая му­че­ни­ку гла­за, па­лач мол­вил: «Не бой­ся, ста­ри­чок! Бог с то­бою». Да­ни­ил от­ве­тил: «Я не бо­юсь, а ты де­лай то, что те­бе ве­лят». От­се­чен­ную го­ло­ву па­лач на­са­дил на кол «и при­гвоз­дил гвоз­дем боль­шим же­лез­ным по­сре­ди го­ло­вы до па­ли» (ко­ла). За­тем, по­дой­дя к Гды­шиц­ко­му, вы­тер ру­ки об по­лы одеж­ды го­ни­те­ля и по­тре­бо­вал пла­ты. За­пла­тив, Гды­шиц­кий ве­лел сжечь те­ло Куш­ни­ра.

Поз­же, «по со­жже­нии пра­во­слав­ныи лю­де, вы­рыв ро­вик неболь­шой, толь­ко остав­ший­ся пе­пел с неко­то­рою ча­стию ко­стей за­греб­ли». Ви­дя про­ис­хо­дя­щее, уни­ат­ский свя­щен­ник, ко­то­ро­му по­ру­ча­ли ис­по­ведь стар­ца, «мно­го го­во­рил в слух всем лю­дям и вой­ску окрест та­мо со­брав­ше­му­ся»: «На­прас­но се­му че­ло­ве­ку та­ко­вое му­чи­тель­ство при­чи­ни­ли».

Явив­шись к вдо­ве Да­ни­и­ла, Ва­си­лий Гди­шиц­кий ци­нич­но по­тре­бо­вал де­нег на со­вер­ше­ние со­ро­ко­уста за упо­кой каз­нен­но­го, но услы­шал в от­вет: «Со­ро­ко­уст ваш за ду­шу стра­чен­но­го [каз­нен­но­го – ред.] му­жа мо­е­го бу­дет Гос­по­ду Бо­гу непри­я­тен. А ко­гда без­вин­но­го его за­му­чи­ли, то уже боль­ше нет че­го вам де­лать. Еже­ли угод­но, возь­ми еще и ме­ня».

Узнав о на­ме­ре­нии Гды­шиц­ко­го со­вер­шать со­ро­ко­уст, поль­ский вель­мо­жа и офи­цер Во­ро­нич (участ­во­вав­ший в по­хо­де на Сме­лян­щи­ну[5]), ска­зал: «Ру­ки его Ва­си­лия в кровь непо­вин­но­го оно­го зму­чен­но­го омо­че­ны, и так не толь­ко ему Ва­си­лию за его ду­шу чин от­прав­лять, но и до ол­та­ря и пре­сто­ла Бо­жия до­сту­пать и кос­нуть­ся не сле­ду­ет».

Чест­ная гла­ва му­че­ни­ка оста­ва­лась на ко­ле до кон­ца сен­тяб­ря, а за­тем в од­ну из но­чей бы­ла уне­се­на пра­во­слав­ны­ми. До­ис­ки­ва­ясь, кто бы мог взять гла­ву Да­ни­и­ла, его род­ных, вклю­чая же­ну и де­тей, аре­сто­ва­ли и до­про­си­ли, од­на­ко со­сед­ние жи­те­ли сви­де­тель­ство­ва­ли, что в ту ночь ни­кто из по­до­зре­ва­е­мых срод­ни­ков Да­ни­и­ла не вы­хо­дил из до­му, и по­то­му они бы­ли от­пу­ще­ны [6].

4 ок­тяб­ря гла­ву му­че­ни­ка, до­став­лен­ную в Пе­ре­я­с­лав, по­греб­ли в ка­фед­раль­ном Воз­не­сен­ском со­бо­ре го­ро­да [4]. О стра­да­ни­ях Да­ни­и­ла Куш­ни­ра бы­ли сло­же­ны ру­ко­пис­ное ска­за­ние [6] и сти­хо­твор­ное над­гроб­ное сло­во, за­вер­шен­ное стро­ка­ми:

Кты­тор Да­ни­ил, пре­тер­пев­ши в ко­нец,
Стра­даль­че­ский в Небе по­лу­ча­ет ве­нец,
До ко­то­ро­го он тес­ним пу­тем ишол,
Чрез огонь, чрез меч по­кой Веч­ной Сла­вы най­шол [4].


Опре­де­ле­ни­ем Освя­щен­но­го Ар­хи­ерей­ско­го Со­бо­ра 30 но­яб­ря 2017 го­да имя му­че­ни­ка Да­ни­и­ла Куш­ни­ра бы­ло вклю­че­но в ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Вла­ди­слав Дят­лов. Пра­во­сла­вие на Укра­ине

***

В 2016 году Украинская Православная Церковь отметила славную дату 250-летия со дня мученической кончины Даниила Млиевского. Начались торжества в воскресенье, 31 июля, в Михайловском соборе города Городище, а кульминацией стала родина мученика – Млиев, где 11 августа в Успенском храме была отслужена Литургия и освящен памятник страстотерпцу.

Памятник, как и проект композиции, изготовлен скульптором из Канева Николаем Толстопятовым. После Божественной литургии в Городище протоиерей Богдан Жигало представил свою новую историческую монографию о жизни и подвиге мученика Даниила Кушнира из Млиева.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Жур­нал № 1 За­се­да­ния Свя­щен­но­го Си­но­да УПЦ от 8 мар­та 1994 г. // Ар­хив Кан­це­ля­рии Ки­ев­ской Мит­ро­по­лии УПЦ

[2] Вер­над­ский Г.В. Мос­ков­ское цар­ство. В 2-х чч. - Москва-Тверь, 1997.

[3] Кри­жанівсь­кий О.П., Плохій С.М. Історія церк­ви та релігійної дум­ки в Україні: у 3-х кн. Кн. 3 (кінець XVI – се­ре­ди­на XIX століття). - Київ, 1994.

[4] Ла­стовсь­кий В.В. Між суспільством і дер­жа­вою. Пра­во­слав­на церк­ва в Україні на­прикінці XVII – у XVIIIстолітті в історії та історіографії. - Київ, 2008.

[5] Кр-ский Е.К де­лу о со­жже­нии по­ля­ка­ми и уни­а­та­ми мли­ев­ско­го жи­те­ля Да­ни­и­ла Куш­ни­ра 29 июня 1766 го­да // Ки­ев­ские епар­хи­аль­ные ве­до­мо­сти, 1864, 1 июня, № 11, от­дел 2, с. 346-363.

[6] Мли­ев­ский ста­ро­ста Да­ни­ло Куш­нир // Мак­си­мо­вич М.А. Со­бра­ние со­чи­не­ний. Т. 1. - Ки­ев, 1876. - С. 565-571.


Смотрите также:

Радуйся Данииле! Веры Православной непобедимый защитник – 250-летие со дня мученической кончины Даниила Млиевского


STSL.Ru


Источник:azbyka.ru
11 Августа 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...