Обращение ко Христу преподобного Иоасафа Царевича

Обращение ко Христу преподобного Иоасафа Царевича

Индийский царь Авенир был жестоким гонителем индийских христиан. Многие, страшась мучений, отрекались от веры; иные удалялись в горы и пустыни, и там тайно служили Богу истинному. Когда у Авенира родился сын, названный Иоасафом, царь, по восточному обычаю, спрашивал у волхва о будущей судьбе сына. Волхвы предрекли ему множество благ, но один из волхвов сказал: «ребенок сей будет премудр, но не земной мудростью, ибо примет христианскую веру». Царь опечалился и, чтобы уберечь сына от принятия истинной веры, стал изгонять христиан из своей страны. Сын царя воспитывался в великолепном дворце, окруженном роскошными садами; был окружен юношами, которые должны были стараться о том, чтобы царевич не испытывал ничего неприятного, не видел никакой печали, не слышал бы ни о болезни, ни о смерти; заболевших из его свиты тотчас заменяли здоровыми. О Христе и о христианах говорить царевичу строго запрещалось. Устроив все таким образом, царь надеялся удалить от сына всякую возможность сделаться христианином.

Иоасаф достиг юношеского возраста и не слышал ничего о печалях житейских, о страданиях людских. Он знал только удовольствия. Воспитатели и товарищи люби ли его; он был добр, умен и красив; все старались угождать ему. Однажды царевичу захотелось выйти за ограду дворца и посмотреть на незнакомый ему мир. Томимый этим желанием, царевич стал грустен и задумчив. Когда царь спросил его причине грусти, сын рассказал ему о своем желании. Царь опечалился и сказал ему: «Чего не достает тебе для счастья? Здесь все – к твоему удовольствию. В мире ты увидишь предметы, которые опечалят тебя, а я желаю, чтобы ты всегда был весел». Но сын повторял отцу свою просьбу. Наконец, царь дал позволение, чтобы своим отказом не опечалить сына. Царевич стал часто выезжать из дворца, на прекрасных конях с блестящей свитой. Отец повелел приближенным Иоасафа смотреть, чтобы царевичу не встретилось на пути ничего неприятного. Но, вопреки всем заботам царя, сын его однажды встретил двух несчастных: слепого и прокаженного. На вопрос царевича об этих людях ему ответили, что несчастья иногда постигают людей. «Всем ли суждено испытывать их, спросил царевич, и те, которых постигают несчастья, знают ли о том заранее?» «Будущее сокрыто от нас» – отвечали ему. Царевич замолчал, но сделался грустным и задумчивым. Несколько времени спустя он встретил седого и согбенного старца, и на вопрос его: «Что с ним, и какая это болезнь?» ему ответили, что этот человек давно живет на свете и что силы его ослабели. – «Что же будет с ним потом?» – спросил царевич. Ему сказали: «Его постигнет смерть, т. е. конец всему!» Удивленный царевич спрашивал: «Неужели все осуждены на страдания и смерть, и нет ли средства избавиться от этих бед?» Ему отвечали: «Смерть неизбежна; каждого человека ожидает старость и упадок сил». – «Как грустна наша жизнь! – воскликнул Иоасаф, – когда мы знаем, что нам предстоит смерть, которая может постигнуть нас ежечасно».

С этого времени царевич погрузился в печальные мысли о недолговечности всего земного, а его сердце стремилось к чему-то вечному, непреходящему. Свою грусть он скрывал от отца, но, открыв ее любимому наставнику, расспрашивал его, все ли кончается этой жизнью, и нет ли еще другой загробной жизни? Наставник не мог дать ему ответа, но сказал, что «здесь были люди, называемые христианами, которые верят в вечную жизнь за гробом, жертвуют для нее всеми радостями мира и проводить дни в молитве и посте; теперь их нет, потому что царь выгнал их из этой страны».

В это время в одной пустыне жил один отшельник Варлаам. Он по внушению Божию захотел увидеть царевича и, переодевшись купцом, проник во дворец и сказал любимому наставнику царевича: «Скажи питомцу твоему, что я пришел из далекой страны и принес ему драгоценный камень, который превосходит ценностью все сокровища мира. Он дает слепым зрение, больным здравие, печальным утешение». Наставник хотел увидеть камень, но Варлаам сказал, что покажет его одному царевичу. Когда привели Варлаама, то на вопрос царевича о драгоценном камне, Варлаам сказал ему: «прежде чем доказать тебе сокровище, я должен знать, как ты примешь его». Потом, рассказав ему евангельскую притчу о семени и сеятеле, продолжал: «Что я найду в сердце твоем? Если камень и терние, то не буду сеять в такую почву драгоценное семя; если найду добрую землю, найду сердце, готовое принять истину, то не поленюсь посеять в него божественное семя. Тогда ты получишь драгоценный камень и просветишься светом истины». – «Старец честный! – воскликнул царевич, – я давно желаю услышать слово истинное, сердце мое давно жаждет благодати, но я не встречал человека, который наставил бы меня; не скрой от меня того, что тебе известно. Слова твои я поэтому с благодарностью и сохраню их в своем сердце». Варлаама стал ему говорить о Боге, Создателе вселенной, о сотворении мира и человека, о грехопадении человека и о спасении его чрез Иисуса Христа. Царевич слушал старца с любовью и умилением; со слезами обнимал он и благодарил Варлаама. Посещая царевича, Варлаам говорил ему о блаженстве праведников на небе; о жизни их на земле, о вольной нищете их и непрестанных молитвах. Все это так подействовал» на царевича, что он захотел идти с Варлаамом в пустыню; но старец сказал, что этим поступком он навлечет на христиан новое гонение, что он должен жить с отцом, потому что можно и здесь исполнять заповеди Христовы. Если Богу угодно, чтобы я служил Ему здесь, – сказал Иоасаф, – то дай мне, по крайней мере, святое крещение и возьми часть моего богатства: отдай его бедным пустынникам» – «Убогий не дает богатым, – отвечал Варлаам, – мы богаты небесными дарами; нам не нужно твоего золота. Притом, ты еще язычник; приготовься ко крещению постом и молитвою». Чрез несколько дней Варлаам окрестил царевича и, причастив его Святых Таин, удалился в пустыню, подарив ему, на прощанье, свою власяницу. Царевич стал ревностным христианином; проводил все время в молитве, на душе чувствовал спокойствие и радость.

Царь, узнав, что сын его стал христианином, разгневался на него, долго искал Варлаама и, не найдя его, предал казни многих христиан. Сына своего он старался отвлечь от христианства, но: тот оставался непреклонным, и только мудрыми и кроткими, словами доказывал отцу ложь язычества. Тогда царь созвал, для состязания о вере, всех индийских мудрецов и христианских отшельников. Мудрецов собралось много, а из христиан явился один старец, искусный в Святом Писании. Прочие были рассеяны недавним гонением. Из мудрецов индийских царь особенно надеялся на одного волхва. И что же произошло? Тот, на кого царь особенно надеялся, сам убедился в истине христианства и стал красноречиво доказывать ложь и суету язычества. Число верующих стало умножаться, и все уверовавшие стали приходить к Иоасафу за наставлениями и советами. Сам царевич желал оставить мир и посвятить себя на служение Богу. Он не увлекался ни обольщениями, ни внушениями царя, чуждался земных радостей и, среди богатства и роскоши, томился желанием жить в нищете, труде и где-нибудь, в отдаленной пустыне, проводить дни в постоянной молитве.

Царь, по совету одного из приближенных, отдал сыну половину своего царства, в надежде, что заботы о делах государственных отвлекут царевича от его постоянных мыслей. С этих пор жизнь царевича изменилась: он понял, что может служить Богу и не удаляясь в пустыню. Он стал заботиться о благе подданных, особенно же о том, чтобы просветить их учением истинной веры. И не напрасны были его труды. При содействии мудрых служителей церкви, он многих подданных обратил ко Христу. Наконец, уверовал и сам царь. Он отдал сыну остальную часть государства и; приняв святое крещение, провел последнее годы в благочестии и покаянии. По смерти отца, Иоасаф, упрочив мудрыми распоряжениями благосостояние подданных, передал правление в другие руки, а сам, оставив роскошь царского двора и надев власяницу, оставленную ему Варлаамом, пошел по пустыням отыскивать своего наставника. Долго искал он его, наконец, нашел в одной пустынной пещере. С радостью услышал Варлаам, как Господь благословил благое семя, посеянное им в сердце царевича, и прославил Бога за обильный плод, который оно принесло. Долго прожил царевич с престарелым Варлаамом и, когда тот скончался, похоронил его и, прожив еще около десяти лет в подвигах поста и молитвы, скончался и был погребен подле своего наставника.

Память преподобного Иоасафа Царевича совершается в Православной Церкви 19 ноября / 2 декабря.


Источник: Вечное/«L'Éternel». Православный журнал. № 11. Аньер (Франция), 1952. С. 16-20.


STSL.Ru


2 Декабря 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...