Об открытии Лавры

Г.А. Пыльнева
В Лавре преподобного Сергия. Из дневника (1946-1996)

В детстве о подробностях открытия Лавры мне мало что удавалось услышать, а позже в письме од­ного из первых послушников (впоследствии архи­епископа Ярославского) получила довольно подроб­ные и интересные сведения. Переписываю целиком.

 

Из письма архиепископа Михея

«В 1945 году Патриарх Алексий [1] из Ташкента вызвал архимандрита Гурия [2], которого знал по Ленинграду, и за восемь месяцев до открытия Лавры назначил его на­местником. А пока он был назначен в Ильинскую цер­ковь г. Загорска [3] почетным настоятелем. Отец Гурий стал служить каждое воскресенье утром, а вечером в вос­кресенье — акафист преподобному Сергию и обязатель­но проводил беседу. Служил он и во все большие празд­ничные дни, и часто в малые праздники и неизменно проповедовал. Служение и проповедь отца Гурия так расположили к нему народ, что верующие приезжали на его службы из Москвы и из других мест. Каждый втор­ник отец Гурий ездил на прием к Патриарху. В 1946 году на Страстную Седмицу во Вторник он также явился к Патриарху и тот сообщил ему, что на следующий день передадут ему ключи от Успенского лаврского собора и нужно, чтобы на Пасху уже была служба.

Епископ Гурий (Егоров).jpg 
Епископ Гурий (Егоров)

В Великий Четверг после литургии отец Гурий в Ильин­ском храме объявил, что от­крывается Лавра, и просил всех, кто может, прийти по­мочь прибрать храм, приго­товить его к службе. Лавру за­крыли в 1920 году. Можно себе представить, сколько пыли, грязи накопилось в закрытом соборе за 26 лет. Мы вошли в собор. Стекла в барабанах вы­биты, на полу снег, лед. И ко­нечно, неимоверный холод. Собор не отапливался, да и Пасха тогда была ранняя. В со­боре стояла карета Елизаветы Петровны, на паперти — чуче­ло медведя... Впрочем, работ­ники музея вскоре все лишнее убрали. Благодаря тому что отца Гурия знали и уважали многие прихожане Ильин­ского храма, на его призыв откликнулись. Пришли в собор с ведрами, тряпками, стали протирать, чистить иконостас, паникадила, мыть полы. Престол в собо­ре из кирпича сложен, он был разоблачен. Надо сроч­но шить одежды на престол и жертвенник. Ольга Пав­ловна (дочь отца Павла Флоренского [4]) взялась пошить облачение, верхнее и нижнее, на престол и жертвен­ник. Патриарх дал парчу, а остальной материал пожерт­вовали верующие. Из ризницы музея выдали Плащаницу, сосуды, облачения, кадила, напрестольное Евангелие, кресты. Кое-что дал Патриарх, часть необходимой утва­ри — Ильинский храм. Патриарх назначил временно для служения в помощь отцу Гурию архимандрита Илариона [5] (он был на Афоне, и во время имяславской смуты в 1913 году его вернули в Россию. Он поселился в Москве, был назна­чен настоятелем Страстного монастыря. Позже он служил в селе Виноградово, на станции Долгопрудной, в храме Владимирской иконы Божией Матери вместе со своим братом, целебатным священником). Вторым священником был игумен Даниил, диаконом — иеродиакон Иннокен­тий [6] , обладавший громким и красивым голосом.

В Великий Четверг вечером уже служили утреню с чтением 12-ти Евангелий, а в Великую Пятницу днем был вынос Плащаницы и вечером — Чин погребения и все последующие службы. И вот некоторые чудесные детали (для несведущего человека многое ускользает от внимания): нужен хор, нужны люди, которых можно поставить за ящик, нужны свечи, просфоры, нужны люди, которые бы пекли просфоры, убирали храм. По­истине чудо, что за один день все смогли организовать! В Ильинской церкви был любительский хор, которым руководил Сергей Михайлович Боскин [7]. Сам он в юные годы был послушником в Зосимовой пустыни. Он хоро­шо знал традиции и напевы Сергиевой Лавры. Его хор из любителей и стал первым лаврским хором. Незадол­го до открытия к отцу Гурию пришла женщина и принес­ла канцелярскую папку. Она сказала, что у нее после за­крытия Лавры жил последний наместник архимандрит Кронид [8]. Он дал ей эту папку на хранение, сказав: "Передай ее следующему наместнику". Отец Гурий открыл ее. Там был антиминс Успенского собора. [9]

Архимандритт Кронид (Любимов).jpg 
Преподобномученик Архимандрит Кронид (Любимов)

Во время войны ураганом снесло главный крест с Успен­ского собора. Еще до откры­тия Лавры музей отреставри­ровал крест. И вот накануне подъема креста пришел к отцу Гурию старший рабочий Баринов и сказал: "Я человек ста­рый, помню, с каким торже­ством в прежнее время ставили крест наверху храма, соверша­ли молебствие. Вы освятите мне иконочку и дайте, я вде­лаю ее в крест". Отец Гурий совершил чин поставления креста перед малой иконкой преподобного Сер­гия, освятил ее и отдал Баринову, который вделал ее в середину креста, и таким образом Успенский собор был увенчан освященным крестом. В другое время при­шел к отцу Гурию некий Константин Иванович [10] и ска­зал: "Я — последний в Лавре звонил перед ее закры­тием, разрешите мне и начать звон". Так и звонарь нашелся.

Жила тогда в Загорске схиигумения Мария [11]. Ее послушницы взялись печь просфоры, артосы, хлеб­цы. Отец Гурий жил тогда у церковного старосты Иль­инской церкви Ильи Васильевича. Он очень помог Лавре на первых порах свечами, гарным [12] маслом, ка­дильным углем, ладаном, обеспечил необходимыми рабочими и материалом. В то время все очень труд­но было достать. За свечным ящиком поставили Ива­на Сергеевича Булычева, верующего человека, сопро­вождавшего схиархимандрита Илариона. В алтаре прислуживать стали Игорь и я. Храм убирали веру­ющие загорчане».


Г.А. Пыльнева. В Лавре преподобного Сергия. Из дневника (1946-1996). - М., Издательство Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 2006.


ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Алексий I (Симанский; 1877-1970), Патриарх Москов­ский и всея Руси в 1945-1970. Учился в Лазаревской гимна­зии института восточных языков, в Николаевском лицее, на юридическом факультете Московского университета (окончил за три года). В 1913 архиерейская хиротония. В 1922-1925 в ссылке. С 1926 архиепископ. Затем служил в гренадерском Самогитском полку. Окончил МДА, на II кур­се которой, в 1902 году, принял монашество, иеродиаконство и в 1903 — иерейский сан. Кандидат богословия. В 1913 хи­ротонисан во епископа. С 1926 архиепископ и член Синода. С 1932 митрополит. В 1944-1945 патриарший местоблюсти­тель. Избран Патриархом на Поместном соборе открытым голосованием единогласно. Похоронен под Успенским со­бором ТСЛ в храме Всех святых, в земле Российской про­сиявших.

[2] Гурий (Егоров; 1891-1965), архимандрит. Окончил Петровское коммерческое училище в Петербурге, Санкт-Пе­тербургскую ДА (кандидат богословия), в 1915 принял мона­шество и вскоре был посвящен в сан иеромонаха. С 1917 насельник (казначей) Александро-Невской Лавры, с 1922 архимандрит, с 1925 настоятель Лаврской киновии и заведу­ющий Богословско-пастырским училищем. Первый намест­ник возрожденной Лавры (1945 - август 1946). С 1946 епископ Ташкентский и Среднеазиатский. С 1952 архиепис­коп. С 1959 митрополит. Скончался в 1965 в сане митропо­лита Симферопольского и Крымского.

[3] Загорск. Город Сергиев Посад в 1930-1991 годах носил название Загорск (в честь коммуниста В. М. Загорского). Ав­тор книги, рассказывая о своих поездках в Лавру, не всегда следует хронологии, упоминая оба названия города. В этих местах мы сохранили авторскую редакцию текста.

[4] Флоренский Павел Александрович (1882-1937), свя­щенник, профессор МДА, ученый, религиозный философ, богослов. Постоянно служил в домовом храме во имя рав­ноапостольной Марии Магдалины Сергиево-Посадской общины сестер милосердия Красного Креста. В 1918-1920 хранитель Ризницы и ученый секретарь Комиссии по охране памятников искусства и старины ТСЛ.

В сочинении «Столп и утверждение истины. Опыт право­славной теодицеи» разрабатывал учение о Софии (Премуд­рости Божией) как основе осмысленности и целостности мироздания. В работах 1920-х годов стремился к построению «конкретной метафизики» (исследования в области лингви­стики и семиотики, искусствознания, философии культа и иконы, математики, экспериментальной и теоретической физики и др.). Репрессирован, погиб в Соловецком лагере особого назначения; реабилитирован посмертно.

[5] Иларион (Удодов; 1863-1951), схиархимандрит. В те­чение 20 лет подвизался на Афоне, неся послушание куз­неца. Затем оказался в России и из-за революции уже не смог вернуться на Святую Гору. С 1936 до своей кончины был настоятелем подмосковного храма в честь Владимирс­кой иконы Божией Матери в с. Виноградово, где и погребен. В 1946 при открытии Лавры схиархимандрит Иларион при­ехал по поручению Святейшего Патриарха Алексия I для передачи главы преподобного Сергия, которая в 1920-1946 тайно хранилась отдельно от святых мощей из-за опасения уничтожения мощей большевиками. См. примеч. № 15.

[6] Иннокентий (Коляда; 1905-1982), иеродиакон. С 1923 послушник на Подворье Валаамского монастыря в Москве. В 1925 пострижен в монашество, в 1926 рукоположен во иеродиакона. Участник Великой Отечественной войны. После демобилизации был в братстве ТСЛ. В 1953 рукопо­ложен в иеромонаха и проходил пастырское служение в Тульской епархии. В 1957-1962 регент и солист хора Тро­ицкого собора Александро-Невской Лавры, затем в брат­стве Псково-Печерского монастыря до 1971. До 1978 слу­жил на приходах Владимирской и Архангельской епархий. С 1978 за штатом.

[7] Боскин Сергей Михайлович. Художник; регентовал и читал на первых службах открытой Лавры. Впоследствии про­тодиакон. Автор воспоминаний о Лавре. См. примеч. № 20.

[8] Кронид (Любимов; 1858-1937; память 27 ноября /10 де­кабря), архимандрит, преподобномученик. Наместник Лавры в 1915-1919. После ее закрытия был оставлен как староста охраны до 26 января 1920. В 1920-1922 жил в с. Братовщина у старосты храма, в 1922-1926 — в Гефсиманском скиту, в 1926-1929 —в Параклитском скиту, в 1929-1937—у Кокуев- ского кладбища. Расстрелян в Бутово. Причислен к лику новомучеников Российских в 2000.

[9] По воспоминаниям С. М. Боскина, также бывшего очевидцем и участником всех описываемых событий, ан­тиминс Успенского собора, сохраненный архимандритом Кронидом, передал отцу Гурию Т. Т. Пел их — будущий про­тоиерей Тихон (1895-1983), который, проживая в Загорс­ке, был духовно близок к преподобномученику Крониду.

[10] Константин Иванович Родионов родился в Ростове Великом, с юности учился звонить на колокольнях Росто­ва и ТСЛ.

[11] Мария (ок. 1880-1961), схиигумения. В возрасте 16 лет поступила в женский монастырь. В мантию пострижена в 1900 году с именем Арсения во Владимирском монастыре г. Вольска Саратовской губ., где затем была настоятельни­цей. После октябрьского переворота вместе с несколькими сестрами-послушницами проживала в г. Загорске в неболь­шом домике. Матушка имела много духовных чад, которые часто приезжали в Загорск, обращаясь к ней за помощью и советом. Ее домик становился приютом для разогнанных из обителей монахинь. Многие отмечали прозорливость ма­тушки и вместе с тем — необычайную простоту и детскую наивность. За советом к ней обращались не только миряне (в том числе и верующая интеллигенция), но и священни­ки, среди которых были и катакомбные, в частности архи­мандрит Серафим (Батюгов), протоиерей Петр Шипков. О ней см.: Досифея (Вержбловская), мон. О матушке Марии // Василевская В. Я. Катакомбы XX века. Воспоминания. М., 2001. С. 279-306; Васин И. В. Схиигуменья Мария и подпольный женский монастырь // Χ ρ ι σ τ ι α ν ο ξ. Рига, 1998. Вып. 7.

[12] Гарное масло — так в просторечии называли лампад­ное масло.



8 Апреля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Пожар в Гостином дворе
Пожар в Гостином дворе

27 июня (ст. ст.) (9 июля нов. ст.) 1838& года в верхнем конце Переславской улицы, севернее Троице-Сергиевой лавры, начался пожар. Огонь уничтожил почти всю северо-восточную и восточную часть города вплоть до Рождественской церкви рядом с Красногорской площадью.

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года