Об иконе Божией Матери «Одигитрия» в византийском окладе из Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря (XV в.)

Е.К. Гусева

Икона Божией Матери Одигитрия в византийском окладе (ПТ Инв. 22722. ОС 118; 40 х 32) [1] поступила в Государственную Третьяковскую галерею из Загорского историко-художественного музея в 1930 г. (ил. 1, 2). Согласно Описи 1641 г., икона находилась в Троицком соборе Троице-Сергиева монастыря в числе других небольших образов за правым клиросом на стене, то есть вблизи раки преподобного Сергия [2].

odigitriya_.jpg

Ил. 1. Икона Божией Матери «Одигитрия».
Дионисий. Посл. четв. – кон. XV в.

Оклад: серебро, чеканка, золочение. Византия.
Кон. XIII-XIV в. Из Троице-Сергиевой Лавры. ГТГ

Благодаря прекрасному окладу константинопольской работы с фигурами донаторов [3] (византийского придворного Константина Акрополита и его супруги Марии Комнины Торникины Акрополитиссы) икона издавна привлекала внимание исследователей: Лихачев Н.П., 1906 и 1911; Кондаков Н.П., 1906, 1914/1915, 1915. Т. 2; Diehl, 1910; Олсуфьев Ю.А., 1920; Антонова В.И., Мнева Н.А., 1963. Т. 1; Nicol, 1965; Банк, 1966, 1973, 1978; Velmans, 1971; Grabar, 1975; и др. [4].

Датировка оклада иконы не вызывала разногласий: византинисты единодушно датировали его концом XIII – началом XIV в. и по близким стилистическим аналогам, и благодаря изображению донаторов. В собрании Музеев Кремля, в Оружейной палате, ближайшей аналогией является окладиконы Одигитрии из Благовещенского собора XIV в. [5].

В отличие от оклада живопись иконы не была предметом специального исследования, о ней говорилось, чаще всего, только в связи с окладом. До раскрытия иконы в 1919 г. мнения о живописи высказывались приблизительные, определявшие ее или тем же временем, что и оклад (Н.П. Лихачев), или, полагавшие, что древняя живопись не сохранилась, дошедшую считали подновлением XVI-XVII вв. (Кондаков, Банк).

Н.П. Кондаковым особо отмечены изображения поясных архангелов по сторонам (он их видел под потемневшей олифой), считая, что это живопись высокого византийского стиля, современная окладу.

После раскрытия живописи иконы ее атрибуировали как произведение русского мастера, датируя XIV-XV или XVI вв. (Олсуфьев, Свирин, Банк).

odigitriya72.jpg

Ил. 2. Икона Божией Матери «Одигитрия».
Дионисий.
Деталь

В.И. Антонова и Г.В. Попов уточнили атрибуцию, отнеся живопись иконы к «московской школе». Антонова датировала икону XIV в. [6], Попов – второй четвертью – серединой XV в. [7].

Обследование произведения в Третьяковской галерее в последние годы позволило уточнить соотношение оклада и живописи. Удалось с уверенностью определить доску иконы как более позднюю по отношению к окладу. Через сквозные утраты в металлическом окладе можно увидеть, что доска иконы липовая, с характерными признаками конца XIV – начала XVI в. для икон московского круга, с плавной лузгой и неглубоким ковчегом.

Видимо, древняя икона, современная окладу, или была сильно повреждена, или вовсе утрачена. Поэтому и был написан новый образ на новой доске, но строго под прежний оклад, с учетом его особенностей, ценный не только сам по себе, но, как можно предположить, представляющий особую ценность для заказчика.

Серебряный чеканный золоченый оклад является типичнейшим произведением византийской работы. Он составлен из пластин: цельной в пределах средника и пятнадцати отдельных на полях.

В среднике оклада – прорези по контуру поясного образа Богоматери с Младенцем и поясных профильных архангелов, но не в кругах, а с характерной прямой линией внизу – особенность, восходящая к древней иконографической традиции на богородичных иконах (например, резной образок XIII в. из монастыря Ватопед, вставленный в живописную икону, и другие).

На верхнем поле, в середине, рельефное изображение Этимасии («Престола уготованного»), по углам – полуфигуры апостолов Петра и Павла (пластина с изображением Петра является поздней вставкой).

odigitriya.jpg

Ил. 3. Икона Божией Матери «Одигитрия»
с избранными святыми.
Круг Дионисия.
1482 г. Из Троице-Сергиевой Лавры. ГТГ

На боковых полях поясные изображения евангелистов Иоанна Богослова, Луки, Матфея и Марка, а ниже – фронтальные, целителей Козьмы и Дамиана.

На нижнем поле, в центре, представлена фронтально полуфигура целителя Пантелеимона. По сторонам, точнее, по нижним углам – две фигуры в рост донаторов: Константина Акрополита и его супруги Марии Комнины Торникины Акрополитиссы. Фигуры донаторов сопровождают греческие колончатые надписи, именующие их. По заключению Б.Л. Фонкича, все надписи современны окладу, то есть рубежа XIII-XIV вв. и исполнены мастером-ювелиром, греком [8].

Известно, как ценились подобные византийские оклады во всем христианском мире. Их тщательно берегли, реставрировали, поновляли, заменяя поврежденные части новыми или с помощью накладок, с ктиторскими надписями поновителей. Известно также, что некоторые оклады использовались по несколько раз (так, Катя Ловерду-Цигарида показала на примере иконы Богоматери Виматариссы из монастыря Ватопед обновление оклада шесть раз, с XII по XIX вв.) [9].

На окладе иконы из Троицкого собора тоже есть поздние вставки: изображение апостола Петра в левом верхнем углу оклада, видимо, взамен утраченного, а также справа от головы Акрополита и на фигуре Пантелеимона.

odigitriya10.jpg

Ил. 4. Икона Божией Матери «Одигитрия»
с избранными святыми.
Круг Дионисия. Деталь.

При очевидности, по крайней мере, вторичного использования оклада для новой иконы XV в. обращает на себя внимание сохранение на нем изображений донаторов, что, по-видимому, имело особое значение для заказчика иконы и как-то было связано с вкладом образа в Троицкий собор Троице-Сергиева монастыря. Это наводит на мысль, что икона могла быть семейной реликвией и был особый повод вложить ее в Троице-Сергиев монастырь.

Следует отметить, что византийский оклад изначально создавался для иконы Одигитрии характерного византийского константинопольского типа с фронтальным изображением персонажей и поясными архангелами по сторонам. Обращает также внимание, что по пропорциям силуэт изображения в среднике обладал характерными признаками византийского «просторного» формата, близкого к квадрату, в отличие от икон Одигитрии формата более узкого. Известно по паломническим наблюдениям, на которые ссылается Н.П. Кондаков, что большая византийская икона из монастыря Одигон, которую носили в крестные ходы, была также широкая, приближающаяся к квадрату. Такой она изображена на миниатюре Псалтири Гамильтона (около 1300 г.), а также в росписи XIII в. Влахернской церкви около Арты в Греции [10]. Сходными особенностями обладает знаменитая икона Одигитрии Вознесенского монастыря Московского Кремля, поновленная после пожара Дионисием в 1482 г. (ил. 3) [11]. Согласно летописным свидетельствам, эта икона является точной копией чудотворного образа константинопольского монастыря Одигон («якоже в Царьграде чудная») [12].

По-видимому, будучи связан условиями заказа, мастер должен был сохранить впечатление от обветшавшего или утраченного образа. Так, крупная фигура Младенца с широким ликом и обширным лбом вызывает в памяти сходное пропорциональное и типологическое решение образа Христа в греческой иконе Одигитрии XIV в. Благовещенского собора Московского Кремля в византийском окладе (ГОП) [13].

00001184.jpg

Ил. 5. Икона Божией Матери «Одигитрия»,
Смоленская.
Дионисий. Посл. четв. XV в.
Из Троице-Сергиевой Лавры. ГТГ

Но впечатление от образного содержания лаврской иконы – не византийское, а русское. Характер образа смягченный, созерцательный. Ему свойственны интонации русских богородичных икон, восходящие к рублевскому наследию. Строгое, контрастное письмо византийских ликов сменилось нежной плавью, сближенными тонами светло-оливкового санкиря и светлого золотистого, с легкой подрумянкой охрения, с короткими изящными движками, завершающими моделировку личного.

Соглашаясь с исследователями, датировавшими живопись иконы XV в., мы находим возможным сблизить ее со стилем Дионисия и датировать последней четвертью XV в. Живописная манера ликов близка богородичным иконам круга Дионисия: Одигитрии из ризницы Троице-Сергиевой Лавры с изображением Троицы и избранных святых (ил. 4, 5), Одигитрии из церкви села Гуменец близ Ростова (Ростовский музей) [14], а также трем изображениям Одигитрии в росписи Рождественского собора Ферапонтова монастыря. Наиболее убедительно это подтверждается сопоставлением ликов нашей иконы с другим образом Одигитрии Смоленской, также вкладом в Троице-Сергиев монастырь и связываемой с творчеством Дионисия, упоминаемой выше иконой с изображением на полях Троицы и избранных святых [15]. При просмотре в бинокулярный микроскоп выявить общность живописной системы и состава пигментов, а также близкое сходство по тем же показателям с дионисиевской иконой «Спаса в силах» 1500 г. из Павло-Обнорского монастыря [16].

Некоторое несходство ликов в типологическом плане обеих богородичных икон объясняется их разной сохранностью. На лике Одигитрии в византийском окладе при просмотре в бинокулярный микроскоп обнаружены повреждения слоев охрения и их неровная поверхность, а также повреждения белильных движек, укорачивающих их длину. Обнаружена также между линиями губ Богоматери горизонтальная трещинка со впитавшейся потемневшей олифой, изменяющая впечатление от формы рта, что усилено утратами, видимо, в процессе реставрации, уголков губ. Благодаря этим дефектам лики кажутся несколько различными [17].

Атрибуция живописи иконы Одигитрии в византийском окладе Дионисию позволяет предположить, что заказчиком ее могло быть лицо из духовной или светской среды высокого положения.

52754554.jpg

Ил. 6. Икона Божией Матери «Одигитрия»,
Смоленская.
Дионисий. Деталь

По-нашему мнению, вкладчиком такой иконы в Троицкий собор могла быть София Фоминична Палеолог. Н.П. Кондаков, комментируя особенности оклада (Кондаков, 1906) [18], привел сведения о донаторах, в частности, о происхождении Марии Торникины Акрополитиссы. Согласно мнению французского византиниста Дюканжа, она являлась дочерью префекта Пелопонесса и Феодоры из рода Торникиев, по матери называлась Пелеологина. Отец Софии Палеолог был морейским деспотом до 1460 г. Не могла ли фамильная икона в старинном окладе, принадлежащая пелопонесской аристократке, родственнице Софии, оказаться в приданом дочери последнего Палеолога?

В 1479 г. у Софии родился наследник, Василий III, что имело важное значение для ее положения. Перед этим, следуя традиции, она молилась о даровании наследника престола у гроба преподобного Сергия. Позже (до 1542 г.) на основе дворцовых устных сведений было составлено «Сказание о чудесном зачатии и рождении великого князя Василия Ивановича всея России самодержца», где повествовалось о хождении на богомолье в Троице-Сергиев монастырь великой княгини и о явлении преподобного Сергия, «ввергшего отроча ей в недра» [19]. Известно нескольков кладов Софии в Троице-Сергиев монастырь: пелена с Голгофским крестом, праздниками и избранными святыми 1499 г. и поручи с изображениями Благовещения (сохранился только один). Василий III родился на «Собор архангела Гавриила», на следующий день после Благовещения, и его второе имя было Гавриил. Василия крестили в Троицком соборе. На пелене 1499 г. во вкладной надписи София именуется «царевна царьгородская» [20].

Формировавшаяся в это время идея «Москва – Третий Рим» обосновывала преемственность великокняжеской власти от византийских императоров, богоизбранность и право на престол Василия III и была особенно актуальна во время дворцовых нестроений (венчание на царство внука Ивана III Димитрия). Палеологовский фамильный оклад «Одигитрии», покровительницы Константинополя и императорского рода, согласно нашему предположению, подтверждал права на престол сына «царевны царьгородской». О своем сыне Василии III и молилась великая княгиня «Троице Живоначальной и Сергию Чудотворцу».


Источник: Троице-Сергиева Лавра в истории, культуре и духовной жизни России. Материалы III международной конференции / Сост.: Т.Н. Манушина, С.В. Николаева. – Сергиев Посад: Весь Сергиев Посад, 2004. С. 267-279.


Примечания

[1] Антонова В.И., Мнева Н.Е. Каталог древнерусской живописи [ПТ]. – М.,1963. Т. 1. Кат. №221 (с библиографией).

[2] Олсуфьев Ю.А. Опись икон Троице-Сергиевой Лавры до XVIII века и наиболее типичных XVІІІ-ХІX в. Сергиев, 1920. С. 97, 98.

[3] Изображения донаторов на византийских чеканных иконах крайне редки. Издавший византийские оклады А.Н. Грабар привел кроме нашей иконы только один такой случай – икону XIV в. из венецианской церкви св. Самуила с фигурой донатора Иоанна Кантакузина, в рост. (Grabar А. Les revetementsen or ef en argent des icons Byzantines du Money Age. Venise, 1975, № 18.) Известны, но также крайне редки, изображения донаторов на грузинских чеканных иконах.

[4] Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. – М., 1995. T. 1., № 166 (оклад); с библиографией.

[5], [13] ГОП. Инв. 15489 охр. См.: Искусство Византии в собраниях СССР; Каталог выставки /Государственный Эрмитаж, Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. – Л., 1975; – М., 1977, № 1010, С. 159. Существует мнение, что это одна из икон, привезенная в Москву из Смоленска и оставленная «на память» после увоза главной святыни «смоленского плена» Одигитрии в 1456 г. См.: Маясова Н.А. Памятник шитья московской великокняжеской светлицы XV века // Материалы и исследования. Гос. Музеи Московского Кремля. – М.,1980. III. С. 66, 67. Вл. 4; Византия. Балканы. Русь. – М., 1991. № 20 (Яковлева А.И.).

[6] Антонова Я.И. Мнева Н.Е. Указ. соч. № 221.

[7] Попов Г.И. Живопись и миниатюра Москвы середины XV – начала XVI века. – М., 1975. С. 16-17.

[8] Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. – М., 1995. – Т. 1. № 166. С. 220 (Атрибуция).

[9] Ловерду-Цигарида К. Оклад иконы Бородицы Виматариссы из монастыря Ватопед // Древнерусское искусство. Византия и Древняя Русь. К 100-летию Андрея Николаевича Грабара. – СПб., 1999. С. 449-450.

[10] Cormack R. Painting the Soul. – London, 1997. II. 9, 15.

[11] Дионисий «живописец пресловущий». К 500-летию росписи Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря. (Каталог выставки). – М., 2002. № 1. С. 78 – 81 (Гусева Э.К.).

[12] ПРСЛ. – СПб., 1853. Т. VI. С. 234; ПРСЛ. – СПб., 1910. Т. XX (1 пол). С; 348; ПРСЛ. – М., 1965. Т. XIII. С. 153.

[14] Дионисий «живописец пресловущий» ... № 41 (Гусева Э.К.); № 39 (Вахрина В.И.). См. также: Гусева Э.К. Московские и смоленские иконы «Богоматери Одигитрии» и сложение общерусской иконографии «Одигитрии Смоленской» в XV – начале XVI века // Материалы и исследования. Гос. Историко-культурный музей-заповедник «Московский Кремль». – М., 1998. XI. С. 105-114.

[15] Там же.

[16], [17] Там же. № 7. Исследование указанных икон под бинокулярным микроскопом осуществлено Т.М. Мосуновой в процессе подготовки выставки «Дионисий «живописец пресловущий». О результатах этого исследования Т.М. Мосуновой был прочитан доклад на научной конференции в январе 2003 г. в ГПТ, посвященной творчеству Дионисия, и готовится научная публикация.

[18] Кондаков Н.П. Изображение русской княжеской семьи в миниатюрах XI века. – СПб., 1906. С. 81. Прим. 2.

[19] Филатов В.В. Икона с изображением сюжетов из истории Русского государства / ТОДРЛ. – М.-Л., 1966. 22. С. 279-281. Рис. 2.

[20] Маясова Я.Л. Древнерусское шитье. – М., 1971. С. 29-31; Манушина Т.Н. Художественное шитье Древней Руси в собрании Загдрского музея. – М., 1983. № 26, 27.


16 Января 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...