О влиянии жизни родителей на жизнь детей

О влиянии жизни родителей на жизнь детей

Жизнь родителей имеет весьма важное влияние на их детей. Кому не известна эта истина? Кто не знает, что каждое семя приносит плод по роду своему, что из горького источника не текут воды сладкие? Но она так важна, что нужно для блага собственного и для блага детей – существ столь дорогих для нас – чаще углубляться в нее, и особенно не неблаговременно это в наше время, когда многие заняты вопросом о воспитании, о том, как бы улучшить образование юношества, чтобы будущие поколения сделать более счастливыми и более достойными высокого назначения, указанного человеку Провидением.

Надобно сознаться, что самые мудрые улучшения в деле воспитания, самые усердные попечения о детях со стороны воспитателей немного принесут пользы будущим поколениям, если не будут деятельно заботиться об этом сами родители, если из собственной их жизни не будет вытекать благотворное влияние на детей.

Каково дерево, таков и плод его. Так в природе вещественной, так и в человечестве. В самом деле, не видим ли мы часто, что на детях в большей или меньшей степени отпечатлевается образ их родителей? Но не одни только внешние черты родители передают детям. Они сообщают им свою кровь, свои соки и даже нередко, по тесному соединению души с телом, свои душевные расположения. Кто всю жизнь проводит в чувственных наслаждениях, не знает сытости в них и чрез то нещадно губит крепость и свежесть естественных сил своих и неизбежно приобретает болезни, повреждается все существо его, тот, сделавшись отцом, может повредить будущий род свой в его корне. Или иной безукоризненно проводит жизнь внешнюю, степенен и воздержен относительно удовольствий чувственности, но в душе его гнездятся внутренние страсти – корысть, гнев, зависть, злость, тщеславие, честолюбие, которые не дают ему покоя, беспрестанно волнуют кровь его, сушат соки и разливают желчь. И от такого немало опасности для его поколения. А что сказать о тех примерах, когда иная мать, нося плод под сердцем, совершенно забывает об этом, забывает, что своим невоздержанием, своей неосторожностью, тщеславием, страстью к суетным требованиям мира и моды она вредит не одной своей жизни, но и жизни своего дитяти, еще не наслаждавшегося жизнью? Жалко и тяжело становится на душе, когда подумаешь, что неразумные существа, по одному инстинкту так любят детей своих, что часто жертвуют своей жизнью для сохранения их жизни. А тот, кто поставлен быть владыкой тварей, кому дан ум, нередко не хочет отказаться от каких-либо пустых, ничтожных наслаждений, не смотря на то, что чрез это существенно вредит и себе самому и будущему роду своему!

Итак, влияние жизни родителей на детей начинается еще до их рождения. Но вот новое разумное существо явилось на свет Божий, наступает новый период бытия его. Младенец начинает расти, развиваться, у него раскрывается смысл, укрепляются телесные силы. Он начинает рассуждать, действовать, приобретает познания, убеждения, склонности и навыки. Как много может значить для него в это время жизнь его родителей! Домашняя семья – это первая сфера, его окружающая. Счастливо дитя, если в этой сфере веет дух порядка, добра и правды, если она пропитана благовонием святой добродетели. И на неудобной почве семя, прозябшее, пустившее из земли росток свой, нередко оживляемое благотворными лучами солнца, орошаемое благовременным дождем, производит стройный стебель, приносит полный колос и дает плод добрый. Но как несчастно это дитя, когда рождается в такой семье, в которой живет не Дух Божий, но дух мира. Когда родители, на которых оно, прежде всего, устремит мыслящий взор свой, которые первые будут помогать развитию его слова и разума, будут первыми образцами для его жизни. Когда эти ближайшие к нему существа не верные рабы Христовы, не покорные сыны Святой Церкви, не бескорыстные слуги Царя и Отечества, но рабы мирской суеты, невольники своих страстей, поклонники мамоны! Какого ожидать добра от дитяти, возрастающего в такой семье, окружаемого такими примерами?!..

Правда, для нравственного воспитания людей поставлены от Бога в Святой Церкви Его пастыри. Их долг возвещать людям Закон Божий и учить их жить по сему Закону. И многие из них с полным усердием стараются прояснить христианам их нравственные обязанности. В домах, в школах, в храмах Божиих они проповедуют, что цель жизни человека – Богообщение, что средство к этой цели или путь ко спасению – жизнь крестная, что руководство к такой жизни – воля Божия, выраженная в заповедях о любви к Богу и ближнему. Но слабо прививаются к сердцам людей юного поколения эти спасительные истины, когда они не видят последования им со стороны людей, достигших совершенного возраста. Еще труднее для них согласие на эти священные правила, когда они видят явное противоречие этим правилам со стороны лиц, ближайших к ним – их родителей. В самом деле, как научить юношу достойным образом святить дни Господни, когда домашними его эти-то собственно дни и избираются для мирских удовольствий? А между тем это одна из важнейших наших обязанностей: важна и по предмету своему, как обязанность к Богу, и по значению своему в жизни человека. Скажите также, как научить юношу, чтобы он был послушный сын Церкви, свято исполнял все ее уставы, когда в родной семье его не только не соблюдают, но и не знают этих уставов? Или научите, как расположить его к христианскому смирению, бескорыстному человеколюбию, искренности и справедливости, степенности и целомудрию? Когда в той же семье и делом, и словом проповедуется, что гордость, украшаемая впрочем именем благородной, есть добродетель, что для сохранения чести благородный человек должен платить оскорблением за оскорбление, что иногда лесть, иногда скрытность пред ближними необходима для успеха в жизни. Что молодому человеку не столько нужно стараться о том, чтобы быть скромным и степенным, сколько о том, чтобы уметь нравиться другому полу. И это последнее искусство почитается одним из лучших качеств юноши, и пр. и пр. Нет, трудно воспитать молодых людей, чтобы они жили по Евангелию, пока не перевоспитают себя и не станут так жить те, кои даровали им жизнь.

Впрочем, как бы ни были худы мы сами, не желаем, однако же, чтобы другие люди были так же худы, как мы. По крайней мере, мы никогда не пожелаем видеть своих пороков в существах, близких к нам, дорогих для нас. Вследствие этой-то вложенной в нас Богом и еще не совершенно истребившейся в нас ненависти к явным порокам зло еще не берет совершенного перевеса над добром. Поэтому нередко бывает, что и родители, самые порочные, стараются внушить детям своим некоторые добрые правила. Но напрасен этот труд, если их жизнь не соответствует внушаемым ими правилам! Дети не будут слушаться их наставлений. Если же и выслушают, то не примут их к сердцу, не обратят себе в правило для жизни. Даже если бы и стали жить согласно с этими наставлениями, но не потому, что это наставления их родителей, а потому, что это же внушает им собственный рассудок, или потому, что так живут другие, уважаемые ими люди. Слова родителей, как и вообще всех нравственных воспитателей, только тогда имеют силу убеждения, когда сын или воспитанник не может сказать учителю своему: «Врачу, исцелись сам!» (Лк, 4, 23). Иначе всякое доброе наставление их не имеет силы назидания. Это светлый луч без тепла, он не живит растения или поддельный цвет без аромата: пленяя только зрение, он не касается внутреннего чувства – обоняния. Почему так? Потому что пороки родителей, очевидные для детей, заглушают в последних уважение к ним, подрывают доверие, охлаждают любовь. А без этого можно ли иметь на кого-либо нравственное влияние? Таким образом, нехристианская жизнь отцов и матерей, несогласная с Святым Евангелием, лишает их, при всем их желании, возможности быть полезными для нравственной жизни тех, которые получили от них жизнь физическую.

Но изобразим себе приятную картину семейства истинно благочестивого. Супруги, достойно принявшие венцы на себя в Таинстве, освятившем брачную жизнь их, дают своим детям жизнь с залогом сил естественных и нравственных. Родители, верные внушениям совести, заповедям евангельским, уставам Церкви, своему долгу в быту общественном, примером своим утверждают дух благочестия не только в детях, но и в домочадцах, даже во всех тех, с кем они входят в сношения. Дети таких родителей, исполненные любви к ним, почтения, преданности, охотно повинуются их воле, верят их внушениям, покорны их наставлениям. Без труда, без особенных чужеземных приставников, они воспитываются в правилах благочестия. Мало того, добрая жизнь родителей служит для них не только руководством, но и охраной на пути добродетели. Мысль, что тот или другой поступок, противный благочестию, может оскорбить отца или мать, удерживает от этого поступка юношу, сына благочестивых родителей. Добрые правила и убеждения родителей для него священны и в летах зрелых, в его жизни, самостоятельной и независимой, он хранит их до своей смерти и завещает своим детям, потомкам, чтобы и они не нарушали их, и не унижали своего рода поведением, несогласным с правилами истинного христианского благочестия.

Правда, бывают случаи, что и благочестивым родителям дети, увлекаемые дурным обществом, доставляют скорбь своим поведением, точно также как и происшедшие от порочных отцов и матерей, по особенному действию на них благодати Божией, бывают людьми добрыми и благочестивыми. Но это исключения. И притом, большей частью эти заблудшие чада благочестивых родителей рано или поздно возвращаются па путь правый. Семена добра, вложенные в них в детстве, возрастают и приносят свой плод. Точно также как и терния пороков, западающие в душу с самых ранних лет в домашнем быту, нередко, разрастаясь, заглушают собой благодатные внушения и благочестивые расположения, возникающие в нашей душе. И много нужно усилий и труда, чтобы искоренить их и дать добру одержать перевес над злом.

Так важно влияние жизни родителей на жизнь их детей!

Понимая эту истину, люди давно придумывают различные средства к тому, чтобы избавить детей от соблазна жизнью своих родителей. Есть моралисты, которые советуют родителям, по крайней мере, при детях не делать и не говорить ничего для них соблазнительного. Средство по цели похвальное, но неблагонадежное. Иные родители сами воспитывают детей своих в совершенном отдалении от себя, редко и только в определенные минуты допуская их к своей руке. Жалкие родители! Они лишают себя самых священных и самых понятных душевных ощущений, какие знакомы и матерям из рода существ неразумных. Они отдаляют от себя самые сильные побуждения к нравственности, какие способны подавать святость и невинность детского возраста. Они не дорожат, не блюдут на глазах своих самого высшего дара Божия, каким Господь благословил их супружеский союз. Еще несколько извинительно такое отношение отца к детям, когда он муж государственный и весь предан служению для блага Отечества, но никогда и ничем нельзя извинить такого отдаления от своих детей матери, которой существенная обязанность, возлагаемая на нее Богом и природою, блюсти детей своих, как зеницу ока своего. Жалки и дети таких родителей! Они в отцовском доме живут, как чужие, в родной семье воспитываются, как приемыши, сироты. Имея отца и мать, не испытывают ласк родительских, и не платят им за эти ласки своею нежностью, своей услужливостью, своей чистою, ангельской любовью. Они даже не знают этих чувств, общих всем живым существам. Были люди, которые, понимая нравственное повреждение современных им обществ, чтобы предохранить от него юные поколения, положили совершенно удалять детей из домов родительских, на время их воспитания. Для сего устроены особенные заведения. Конечно, это – лучшие и благодетельнейшие учреждения. Но без предварительного доброго настроения сердца детей в домах родителей, они при всех усилиях или совсем не достигают своей цели, или достигают ее только в половину. Ибо положим даже, что зараза мира не проникает в эти приюты чистоты и невинности. Что здесь в сердцах детей, вместе со святыми правилами веры, не укореняются мирские предрассудки, суетные обычаи, тщеславие, любовь к играм и роскоши. Положим, что здесь во всем возможное совершенство, что ничто непристойное, суетное, тем более нечистое сюда не может иметь входа. Но эти юные существа, здесь воспитывающиеся, навек ли остаются в затворе? Не должны ли они, по истечении известных лет, быть выпущены в то же общество, из которого были исторгнуты? Не повеет ли на них и не поразит ли тотчас мир своим тлетворным дыханием? Не возымеют ли тотчас своей обаятельной силы над чистыми сердцами их его обольстительные соблазны, его моды, обычаи, нега, роскошь, забавы, удовольствия? И даст ли им это удаленное от мира воспитание ту твердость духа, крепость разума, силу воли, с которыми они могли бы вступить в борьбу с этими соблазнами и выйти из этой борьбы победителями?.. Нет, при всем нашем уважении к подобным воспитательным учреждениям, мы однако ж должны сознаться, что их одних недостаточно для того, чтобы достигнуть нравственного улучшения в будущих поколениях человеческих! К этому самое верное и могущественное средство в улучшении жизни людей современного поколения. Все люди живут подражанием, и более других любят подражать неопытные дети. Они способны подражать всему прекрасному, особенно когда образец совершенства представляется им в существах, ими любимых и уважаемых. Итак, пусть не только безукоризненная, но и благочестивая жизнь родителей будет всегда открыта для них, и это для них будет самой лучшей школой благочестия. Пусть сын видит, как отец его с презрением отталкивает руку, подносящую ему незаслуженный дар, и с любовью простирает свою руку к нищему, чтобы подать ему милостыню. Пусть он знает, что отец его всегда доволен своим, назначенным ему от Бога, положением и всегда верно исполняет свое общественное служение. Пусть, находясь всегда на глазах родителей, он никогда не замечает в них ни гнева, ни вражды, ни скупости, ни расточительности, ни воздержания. Пусть дома их будут открыты только для людей честных и благоговейных, собирающихся не для празднословия, тем менее для шумных забав и разорительных игр, но ради христианского общения и братолюбия, для скромных, искренних и разумных бесед о делах семейных, хозяйственных, о предметах знания, веры и благочестия. Пусть родители никогда не забывают святого долга своего начинать и оканчивать каждый, даруемый им от Бога, общей со всеми своими детьми молитвой. Пусть в дни праздничные они ищут не удовольствий и развлечений в суетных мирских увеселениях, а истинного душевного утешения за христианским богослужением, самоуглубления и сосредоточения всех своих мыслей на душеспасительных предметах в храмах Божиих. Когда мать христианка, окруженная своими детьми в ночной тишине перед иконою Спасителя, при тусклом мерцании лампады, с горящим светильником веры и любви в сердце совершает свою вечернюю молитву. О, тогда Сам Дух Святой ходатайствует вместе с ней воздыханиями неизглаголанными о счастье и благочестии детей ее. Небесные Ангелы, которым Господь заповедал хранить детей, невидимо окружают это благочестивое семейство и вместе с ним возносят свою молитву за него к Престолу Божию, и премилосердный Бог внимает им и предуказует этим детям благой путь жизни – путь чести и правды, путь истинной доблести. Вот истинное средство к улучшению будущих поколений! Не удаление от детей соблазна, не отдаление их самих от соблазна, но – очевидный опыт торжества благочестия над соблазном – вот что может приготовить их к борьбе и к победе всюду разлившихся мирских соблазнов. Истинно благочестивая христианская семья, не увлекающаяся соблазнами и предрассудками во зле лежащего мира, но неуклонно следующая путем веры и совести – вот самая лучшая и даже несравненная школа для приготовления людей, достойных своего человеческого и даже христианского достоинства. Без этого никакие воспитатели, никакое воспитание не образуют людей, лучших настоящего поколения. При этом самое лучшее образование будет не первым средством для детей к улучшению их нравов, но лишь легким пособием. Только из этой школы, благочестивой семьи, могут выйти истинные патриоты, мудрые правители, мужественные воины, бескорыстные судьи, честные граждане, добрые отцы, нежные матери – словом, настоящие христиане.

Источник: Христианское чтение / Изд-е СПбПДА. – СПб., 1859. Ч. 1. С. 14-25.


1 Июня 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...