О первой неделе поста. Из писем о богослужении А. Муравьева

О первой неделе поста. Из писем о богослужении А. Муравьева

Первую неделю Великого поста святые отцы особенно посвящали безмолвию и подвигам духовным.

Один из великих отшельников, соотечественник и почти современник св. Иоанна Дамаскина, святой Андрей, сперва просиявший славою своих добродетелей в пустыне Палестинской, а потом, как ревнитель веры, на шестом Вселенском Соборе в Царьграде, и, наконец, на архипастырском престоле Крита, сложил в уединении своего вертепа, умилительный канон покаяния, который с любовно приняла Церковь. Она узаконила читать его, как верное выражение чувств всякого христианина, сокрушенного духом, дважды в течение поста: на великом повечерии первых четырех дней его, по частям, и весь сполна на утрени в четверток пятой недели; сюда же присоединен и малый канон Марии Египетской, бывшей образцом совершенства, какого может достигнуть раскаянный грешник, при содействии благодати.

Из всех канонов, которыми так богата наша Церковь, самый пространный и замечательный это Великий канон св. Андрея Критского, потому что он, духовными весьма возвышенными созерцаниями, объемлет оба Завета и в особенном свете освещает некоторые из важнейших лиц Священной истории, извлекая назидание даже из их падений и растворяя плач их собственными слезами. Каждая песнь начинается молитвенным воззванием, потом, как некое духовное зрелище, выступают перед нами праотцы, патриархи, судьи, цари и пророки ветхозаветные, связанные между собою цепью глубоких созерцаний; наконец, как бы изнемогая под их бременем, пустынный писатель обращается вновь на молитву и, в изречениях Евангельских притчей, ищет достойного выражения души своей к Богу. Вся же девятая песнь, как венец канона, исключительно посвящена воспоминанию деяний Спасителя. Я не могу описать подробно всего творения, хочу, однако же, представить некоторые разительные черты, чтобы ты с большим вниманием слушал его чтение.

Откуду начну плакати окаяннаго моего жития деяний? Кое ли положу начало, Христе, нынешнему рыданию? Но яко благоутробен даждь ми прегрешений оставление.

Грядя, окаянная душе, с плотию твоею, Зиждителю всех исповеждся и устранися отныне прежнего безсловесия и принеси Богу в покаяниe слезы.

Так начинает плачь свой Андрей Критский и хор, от лица народа, на каждый стих жалобно ему отвечает: Помилуй мя, Боже, помилуй мя!

И вот потекли из уст его горькие, но вместе высокие по духу обличения: мы поревновали преступлению праотца Адама, и подобно ему познали себя обнаженными от Бога; вместо Евы чувственной, Евой мысленной был для нас страстный помысл плоти, показующий сладкое, но напояющий горьким. Мы превзошли Каина убийством, произвольно сделавшись убийцами совести душевной, и не принесли, подобно Авелю, ни чистой жертвы, ни жития непорочного Богу.

Вонми небо, и возглаголю, земле внушай глас, кающийся к Богу и воспевающий его.

Душа моя, ты одна разверзла все хляби гнева Божия и потопила ими тело и жизнь, как некогда потоплены земля и все оставшееся вне спасительного ковчега.

После этой страшной картины потопа наших страстей, зовет он окаянную душу, не наследовавшую ни благословение Симона, ни пространного владычества Иафетова, зовет, от языческой земли Харран, от грехов ее, в обетованную землю нетления, и велит ей быть вольным пришельцем в мире, подобно Аврааму; уразуметь новую жертву Исаака, тайно всесожженную Господу, и подражать его сердечному расположению; беречься, чтобы ласкаемая плоть, как другая рабыня Агарь, не родила нового Измаила, дерзости во грехе, который должен быть изгнан из дома Божия. Он дает ей образцом мирное житие священника Божия и царя уединенного, Мельхиседека, который был подобие Христово; велит бегать от возгорающейся чувственной похоти, как от пожара Содомского и не озираться вспять, чтобы не сделаться столпом сланым, как жена Лотова, но спасаться горе в Сигор.

Приближается, душе, конец приближается и не радиши, не готовишися, время сокращается, близ при дверях Судия есть; яко соние, яко цвет, время жития течет, что всуе мятемся?

Глубоко изображено видение Иакова и страдальческое его поприще: лествица, которую видел древле великий в патриархах, о душа моя, есть указание деятельного восхождения и разумного восшествия; и так, если хочешь вступить в жизнь деятельную, разумную, то обновися.

Под образами двух жен Иакова, разумей двоякую жизнь, деятельную и созерцательную: Лия, как многочадная, изображает деятельность, Рахиль же, как многотрудная — созерцание; но без трудов не будет успеха ни в деятельности, ни в созерцании.

Вот и великое лице Моисея является на обличение души. Она не убила, подобно ему, египтянина, убийцу сына Израилева, то есть не умертвила в себе чувственного помысла, от которого страждет и изнемогает ум духовный: как же вселится, через покаяние, в пустыню оставления страстей, чтобы там быть в созерцании Бога, которого видел в купине неопалимой Моисей! Жезл, его, ударяющий море, был образцом Креста божественного, коим и ты, душа, можешь совершить великое. Да будут слезы мои купелью Силоама, – восклицает певец, – проникнутый величием развивающихся пред ним судеб Божиих, да и я умою зеницы сердца, и вижу мысленно Тебя, Свет превечный.

Цари Иуды и пророки Израиля, один за другим, сходят со ступеней своего престола или выходят из глубины своих пустынь, чтобы, по зову пастыря Критского, беседовать к душе нераскаянной, или поражать ее своими деяниями. Величествен, в стихах канона, этот ряд помазанников Божиих, которые, как пестуны Ветхого Завета, ведут ее к Новому, чтобы она не предпочла кладези Хананейских мыслей живым струям камня, точащего Божию премудрость.

Давид, избранный на царство, царски помазался рогом божественного мира; и ты, о душе, если хочешь царствия вышнего, помажься слезами, как миром.

Страшными примерами представляются ей Саул и Авессалом и Соломон, утративший премудрость, Ровоам и Иеровоам, разделившие царство, и прокаженный святотатец Ocия, и Ахав нечестивый, гонитель пророков.

Если, подражая ему, не покоришься словам Илии Фесвитянина, то и тебе, о душа, заключится небо, и тебя постигнет, глад Божий; но уподобися вдовице Сарептской и напитай пророчью душу.

Дни мои исчезли, как сновидения пробуждающегося, и я плачу на ложе моем, как царь Иезекия, дабы приложились мне лета жизни: но какой Исаия предстанет тебе, о душа, если не всех Бог?

И к этому жизнедавцу, Спасителю душ, восходит, наконец, духовный дееписатель, прешедши все ветхозаветное, вопия, как разбойник: Помяни мя! Взывая, как мытарь: Боже милостив буди мне грешному! Подражая в неотступности Хананеи и слепцам на распутье: Помилуй мя, сыне Давидов! Источая слезы, вместо мира, на главу и ноги Христовы, подобно блуднице, и горько плача над собою, как Марфа и Мария над Лазарем.

Закон изнемог, торжествует Евангелие, Христос вочеловечился, призвав, к покаянию разбойников и блудниц, душа покайся! отверста уже дверь Царствия и прежде тебя вторгаются в нее мытари и фарисеи, и грешники кающиеся!

Когда же, в некоем духовном ужасе, издали следуя за чудесами Спасителя и умиляясь над каждым подвигом земной его жизни, доходит он до страшного заколения, крепость сердца его оскудевает и, вместе со всей тварью, он умолкает на трепещущей Голгофе, в последний раз воскликнув: Судие мой и ведче мой, хотяй паки приити со ангелы, судити миpy всему, милостивым твоим оком тогда, видев мя пощади; ущедри мя, Иисусе, паче всякаго естества человека согрешивша.

Внимая чтению этого умилительного канона, невольно воскликнешь из глубины сердца: Господи, если бы мы не имели святых Твоих за себя молитвенниками и твою благость, милующую нас, как дерзали бы мы воспевать тебя, Спаситель, которого непрестанно славословят ангелы.

И эту молитву произносит Церковь, вслед за хвалебным псалмом, прерываемым трогательным пением: «Господи сил с нами буди!..» на том же великом повечерии, которое называется мефимóнами, от греческого: Мéф имóн о Феóс, «С нами Бог!», ибо этот стих повторяется несколько раз.

Во все течение Четыредесятницы, на утренних и вечерних служениях, читаются книги Ветхого Завета; так с самой первой вечерни, предлагаются в услышание верным книга Бытия и книга Притчей Соломоновых, поставляющая началом премудрости страх Господень. Одна, историческая, открывает нам высокое происхождение и первобытные судьбы мира, другая нравственная, руководствует нас в делах жизни. А на шестом часе, чтение Исаии, столько же Евангелиста, сколько и пророка, потому что он ясно говорит, как бы современникам, о грядущем Искупителе, соединяет собою оба Завета. Эти три книги, полнотой исторических, нравственных и духовных созерцаний, питают душу на пути покаяния.

Услыши небо! и вонми земля, – так начинает Исаия, – ибо Господь возглаголал: сынов родил я и воспитал, а они меня отверглись; знает вол стяжавшего и осел ясли господина своего; а Израиль меня не знает и люди меня не уразумеют!.. Измойтесь и чисты будьте, отымите лукавства от душ ваших; научитесь добро творить, взыщите правосудие, избавьте обидимого, судите сирому и оправдайте вдовицу, и тогда приидите и состязимся, и если будут грехи ваши, как багряница, как снег их yбелю.

Далеe, от обличения ветхого человека, в Ветхом Завете, переходя к отрадным чаяньям нового человека в Новом Завете, пророк говорит: В последние дни явлена будет гора Господня и дом Господень наверху горы, и вознесется превыше всех холмов, и приидут к нему все языки (народы), и пойдут языки мнoгие и рекут: приидите и взыдем на гору Господню и в дом Бога Иаковля, и возвестит нам путь свой и пойдем по нем. Так глаголет Господь: от Cионa изыдет закон и слово Господне от Иерусалима, и судить будет посреди языков и изобличит людей многих.

В среду этой великой недели совершается первая Преждеосвященная литургия, соединенная с вечерней. Трогательные стихиры поются в назидание Церкви, во время первой великопостной обедни, особенно располагающей душу к молитве.

Братие, постясь телесно, станем поститься и духовно: развяжем всякий узел неправды, всякое писание неправедное рездерем, дадим алчущим хлеб да нищих безкровных введем в домы, да приимем от Христа Бога велию милость.

Если есть какая добродетель или какая похвала, то они подобают святым: они преклонили выю свою под меч, ради Тебя, преклонившего небеса и к нам сошедшего; они излияли кровь свою ради Тебя, истощившего Себя для нас и приявшего образ раба, и, подражая нищете Твоей, смирили себя даже до смерти. Их молитвами, Боже, по множеству щедрот Твоих, помилуй нас.

Особенно замечательно в этот день чтение притчей, которыми Соломон, поучая, нас, говорит: Если ты призовешь премудрость, если подашь голос твой разуму, если громогласно будешь звать к себе сокровенное духовное чувство, если будешь искать премудрости, как сребра, и доискиваться, как сокровища, то уразумеешь страх Господень и обретешь познание Божие: ибо Господь дает премудрость и от лица Его нисходит познание и разум. Если же придёт премудрость в мысль твою, если душа твоя найдет прекрасным нравственное духовное чувство, то доброе намерение сохранит тебя и святое помышление сбережет тебя; ибо правые вселяются не земле и святые останутся на ней, пути же нечестивых погибнут.

Чтение Бытия, по дням, следует по порядку самой книги, но достойно примечания, что в дни Литургии, когда собирается более народа в храм, предложены две важнейших сказания, о судьбе всего человечества: в среду – сотворение по образу Божию и по подобию, а в пятницу – горькое его преслушание и изгнание из рая.

В пятницу же, перед окончанием обедни, выносится посреди церкви и благословляется кóливо, т. е. вареные хлебные семена с сухими плодами, и поется канон на память св. Феодора Тирона, бывшего ратником и мучеником во дни гонений. Когда Юлиан Отступник, ругаясь над христианами, велел однажды, чтобы все продаваемое для пищи, на торжищах Цареградских, окроплено было кровью идольских жертв, тогда св. Феодор явился во сне пaтpиapxy, чтобы сохранить верных от осквернения и предложил ему эту простую пищу, для употребления в домах; с тех пор Церковь установила совершать ежегодно воспоминание его благой помощи.

Постную пучину преплыти тихо сподоби мя, Христе, 

утишая волны мысли моея, и в пристанище 

воскресения окорми (направи).

Тропарь 5-й песни трипеснца на утрени в пятницу 2-й седмицы Святой Четыредесятницы


Источник: Вечное/«L'Éternel». Православный журнал. Аньер (Франция), 1948. – С. 9-15.


STSL.Ru


11 Марта 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...