Новооткрытые иконы с изображением преподобного Сергия Радонежского из частных собраний

И.А. Бусева-Давыдова

В последнее время активно идет пополнение частных собраний произведениями иконописи, которые ранее не фигурировали на антикварном рынке и не были известны специалистам. Среди таких произведений имеются и памятники выдающегося музейного и научного значения, а также историко-культурные раритеты. К их числу, безусловно, относится икона «Явление Богоматери преподобному Сергию» из частного собрания в Москве.


Преподобный Сергий Радонежский

По сведениям, сообщенным предшествующим владельцем, она происходит из Холмогор. В настоящее время икона не расчищена из-под олифы (сделаны только фрагментарные пробные расчистки), однако она никогда не была записана и под олифой просматривается авторская живопись. В 2002 г. в Музее древнерусского искусства им. Андрея Рублева О.С. Никольской и В.М. Сорокатым на памятник было составлено экспертное заключение с датировкой «1520-е годы». Э.С. Смирнова, ознакомившаяся с этим произведением в тот же период, не исключила несколько более ранней даты, которая может быть уточнена после реставрационного раскрытия живописи.

Случилось так, что автор настоящих тезисов оказался первым московским искусствоведом (а может быть, и вообще первым искусствоведом), визуально изучившим описываемый памятник. В данном случае не вызывает сомнений ни подлинность, ни датировка в пределах конца XV – первой четверти XVI вв., ни отнесение живописи к московскому художественному кругу. Однако даже до раскрытия можно попытаться локализовать икону в том иконографическом ряду, который был скрупулезно составлен применительно к «Сергиеву видению» Э.К. Гусевой. Характерная особенность нашей иконы – изображение преподобного Сергия и его ученика коленопреклоненными, причем Михей частично находится в келии – прямоугольном здании с двумя проемами. Богоматерь со склоненной головой держит посох, апостол Иоанн Богослов за ее спиной оборачивается к апостолу Петру, показанному в трехчетвертном повороте. Палаты на втором плане прямоугольны, с двускатными кровлями, расписанными «в шахмат»; левая палата охристая с красной кровлей, правая – розовая с синей. Изображение «Св. Троицы» в верхней части отсутствует.

Т.В. Николаева считала, что иконографический вариант со стоящим преподобным Сергием был наиболее ранним (Николаева Т.В. Древнерусская живопись Загорского музея. – М., 1977. С. 25), однако Н.А. Маясова на примере памятников шитья отметила одновременное существование двух изводов уже в XV в. и справедливо заключила, что они могли появиться параллельно, поскольку отражали разные моменты события (Древнерусское искусство: Сергий Радонежский и художественная культура Москвы XVI–XV вв. – СПб., 1998. С. 48.). Э.К. Гусева уделила большое внимание трансформации облика палат на втором плане композиции. По ее наблюдению, в памятниках XV в. левая палата изображается как скромная небольшая экседра. К концу XV в. она обретает двускатную кровлю, иногда с пониженными боковыми стенками, а «в памятниках начала XVI в. возникает новый вариант, в котором изображается высокое башнеобразное сооружение, иногда двухуступчатое, с полуциркульным кессонированным сводом» (Гос. ист.-культур. музей-заповедник «Московский Кремль»; Материалы и исследования. Вып. 12. – М., 1999. С. 128.). Если исходить из этих посылок, то палата на представленной иконе соответствует иконографии конца XV в. Правая палата-келия преподобного Сергия изображается по-разному, но со второй половины XV в. превалирует компактное здание, крытое на два ската, с пониженными боковыми частями и окном над проемом в центре фасада. Именно такое сооружение изображено и в данном случае. В целом палатное письмо находит наиболее близкую аналогию в известной пелене второй половины XV в. из музея «Московский Кремль». Повторим, что до раскрытия уточнять датировку памятника преждевременно, но, учитывая иконографию и колорит, скорее всего, это самая ранняя икона «Сергиева видения», написанная в темперной технике, которая дошла до наших дней.

Второй памятник не может не удивить поразительным сходством с иконой «Преподобный Сергий Радонежский» кисти Симона Ушакова из Троице-Сергиева монастыря, ныне находящейся в экспозиции ГТГ. Совпадают и размеры, и общая композиция, и большинство деталей, и стилистика изображения. Произведение поступило в другое частное московское собрание как копия XIX в. с ушаковской иконы. Однако подобные копии в XIX в. неизвестны: она написана на старой доске с соблюдением практически всех особенностей оригинала и воспроизводит даже шрифт надписи на фоне (притом что до 1930-х годов эта надпись была закрыта окладом). Живописные приемы соответствуют традиционным и свидетельствуют, по предварительному заключению М.М. Красилина, об исполнении иконы профессиональным иконописцем. Сам характер копирования, довольно точного в целом и разнящегося в деталях (например, кресты на параманде Преподобного сплошь закрашены красным пигментом, а у Симона Ушакова они сетчатые), отвечает обычной иконописной практике. В то же время анализ пигментов обнаружил некоторые составляющие новейшего происхождения (1930-е годы). Можно было бы предположить, что новооткрытый памятник – копия-вариант, который исполнили в период пребывания оригинала в ТЦХРМ, имитировав при этом признаки старения. Тем не менее ряд особенностей противоречит такому предположению. Возможно, более детальное исследование прольет свет на датировку и обстоятельства возникновения этого загадочного произведения.

Третья икона происходит из коллекции Александра Ивановича Палийчука, начавшей формироваться только в нынешнем году. Преподобный Сергий на ней представлен в рост, держит развернутый свиток с надписью: «Оудалихся бегая и водворихся в пустыни чаяхъ о Г[оспод]а спасающаго мя...». В правой части пейзажного позема изображен лес, в левой – Троице-Сергиев монастырь, обнесенный беленой стеной со Святыми воротами и башнями. На нижнем поле в удлиненной дробнице имеется надпись красной краской в пять строк: «Сия стая икона написана Его Высоко / родию Сергею Сергеевичу Г[осподину] Шилкину, на па / мять посещения имъ сибирской Таиги и живу / щихъ в ней старцевъ. Июня е [5]. АЦ [1900] года. / Изуграфомъ Иеродиакономъ Амфилохиемъ.». Стилистически живопись ориентируется на искусство Мстеры. Не исключено, что ее автор учился у одного из мстерских мастеров и усвоил такие приемы, как «набрызг» на поземах, характерное письмо облачков, орнамент по лузге. В то же время икона имеет признаки «сибирских писем», исходящих уже от «академической» живописи XIX в., но преломляющих ее сквозь призму народного мировосприятия.

Подчеркнутое двуперстное благословение ангелов «Св. Троицы» и необычная надпись в свитке преподобного Сергия свидетельствуют о том, что икона написана художником-старообрядцем. Слова о бегстве в пустыню непосредственно с текстом надписи на нижнем поле, говорящей о старцах из сибирской тайги. Действительно, из опубликованных документов ясно, что иеродиакон Амфилохий являлся заметной фигурой в истории старообрядчества. Он родился около 1872 г. в деревне Старорямовая Ишимского уезда Тобольской губернии, в миру носил имя Афанасия Семеновича Журавлева. В 1891 г. Афанасий ушел в таежные скиты в 90 верстах от Томска и через пять лет постригся с именем Амфилохия. В 1903 г. в сане иеродиакона (принадлежал к белокриницкому согласию) исполнял обязанности уполномоченного епископа Пермского Антония на Освященном Соборе Древлеправославной Церкви Христовой. В 1910 г. основал Ново-Архангельский скит в 120 верстах от Томска, с 1913 г. был его игуменом. В 1916 г. избран епископом Уральским и Сибирским. Осуждал советскую власть, в 1921 г. организовал на базе типографии журнала «Сибирский старообрядец» в Ново-Архангельском скиту печатание антисоветских листовок. В 1933 г. в сане епископа Пермского был арестован и, по свидетельству очевидца, в 1938 г. утоплен в реке Амур вместе с епископом Томским Тихоном.

Подписная икона создана в 1900 г., когда иеродиакон Амфилохий жил в таежном скиту под Томском (в литературе нам не удалось найти упоминаний об иконописных трудах Амфилохия, но нет сомнений, что именно он является автором этой иконы). Из надписи следует, что она предназначалась в дар Сергею Сергеевичу Шилкину. В адрес-календаре за 1900 г. сообщается, что С.С. Шилкин имел чин коллежского секретаря, состоял при канцелярии Кабинета министров и служил в Комитете Сибирской железной дороги (благодарю за эту информацию сотрудника РГАДА М.В. Николаеву). Строительство дороги велось с 1891 г., ее первый участок проходил между Томском и Челябинском. Очевидно, Шилкин посетил скит, оказавшись в связи с этим строительством поблизости от старообрядческой обители.

Итак, достаточно обычная на первый взгляд икона приобретает особую ценность как подписной и датированный памятник малоисследованной художественной культуры старообрядчества. Кроме того, она фактически является священной реликвией, созданной руками одного из Новомучеников Церкви Русской (хотя официально и не причисленного к лику святых).

На наш взгляд, все три представленные памятника обогащают наши представления об иконографии преподобного Сергия и представляют интерес для истории русского церковного искусства.

Источник: Троице-Сергиева Лавра в истории, культуре и духовной жизни России / Сборник материалов IV международной конференции. – М.: Индрик, 2007.

Теги: Иконопись
17 Мая 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

По указу для Приказа
По указу для Приказа
6 февраля 1701 года, исполняя указ Петра I о сборе с церквей и монастырей
103 года Доходному дому
103 года Доходному дому
103 года назад Троице-Сергиева Лавра завершила строительные и отделочные работы в четырехэтажном каменном здании на углу Красногорской площади и Александровской...
Возвращение Лавре монастырских зданий
Возвращение Лавре монастырских зданий
2 сентября 1956 года Постановлением Совета Министров РСФСР №577 Свято-Троицкой Сергиевой Лавре возвращено 28 зданий ( с учетом переданных в 1946 -1948 годах)...
Освящение надвратной Церкви после пожара
Освящение надвратной Церкви после пожара
14 июня (н.ст.) 1763 года в присутствии Екатерины II...
Визит Петра I
Визит Петра I
10 июня (н.ст.) 1688 года шестнадцатилетний Петр I посетил Троице-Сергиев монастырь. Юного царя сопровождала свита из тридцати думных людей...