Несколько слов о неверии наших дней

Несколько слов о неверии наших дней

Аще знамений и чудес не видите,

не имате веровати…

Ин. 4, 48

Если смотреть вокруг себя на то, как истины святой веры нашей подвергаются все большим и большим искажениям, как одни сомневаются в божественном Откровении, другие гласно даже отвергают его; если взглянуть на то, как яд неверия проникает во все слои общества, распространяясь дальше и дальше, то невольно может придти на мысль: не лучше было ли, если бы Всеблагой Бог еще и теперь, как некогда при первом насаждении Церкви, противодействовал этому неверию чудотворениями? Как оживилась бы вера во многих охладевших к ней душах, если бы люди снова увидели чудеса и знамения, сопровождавшие апостольскую деятельность первых провозвестников Евангелия – исцеление болезней, воскресение мертвых и так далее! Почему же Господь не действует ныне видимыми дарами своего животворящего Духа, не смотря на ежедневно усиливающееся неверие? На этот вопрос, который может возникнуть в душах многих, мы ответим, говоря, что чудеса для неверующих настоящего времени ни необходимы, ни даже полезны.

1. В Святой Церкви нашей чудеса собственно никогда не прекращались и доныне не прекращаются. Мы и ныне встречаем около себя чудесное исцеление неизлечимых болезней через чудотворные иконы [1], нетление святых мощей и другие видимые дары божественной благодати. Но эти дары сделались уже давно гораздо более редкими, чем во времена первобытной Церкви, когда Христианству нужно было путем чудес доставить вход в очерствелые сердца иудеев и язычников. Пока святая вера наша была, подобно нежному растению, только что насажденному и не укоренившемуся, Господь обильно орошал ее благодатными водами видимых чудес, подобно заботливому садовнику, который часто поливает молодое, еще не окрепшее деревцо, но потом прекращает это поливание, коль скоро дерево, укрепившись, в нем более не нуждается. Так точно и чудеса ныне сделались редкими, не будучи более необходимыми для насаждения веры, так как истины евангельские провозвещены уже во всем мире и Христианство прочно укоренилось на земле.

Но как? Не представится ли, тем не менее, многим, что видимые дары Святого Духа и теперь необходимы для противодействия усиливающемуся неверию, для возвращения в лоно Церкви заблудших овец и для утверждения слабых в вере? Если теперь такая значительная часть людей, даже из именующих себя христианами, шествует в глубоком мраке ересей и заблуждений, то не нужно ли Господу вновь возбудить чудодейственную силу Церкви своей во всем ее блеске, дабы заблудшие, увидев свет сей, снова возвратились к познанию истины? Нет, скажем, нет в этом никакой необходимости; нет нужды ни в каких новых чудесах для того, чтобы неверующие и неправоверующие наших дней могли убедиться в божественной истинности Христианства вообще и в частности Святой Православной нашей Церкви. Они и без видимых даров Святого Духа могут найти вполне достаточно доказательств на то, что святая вера наша есть Откровение Божие и Святая Церковь наша – учреждение божественное. Мало того, нет даже недостатка и в чудесах, истинная вера и Церковь окружены ими. Лишь бы только неверующие открыли очи ума и сердца своего, увидели бы они благодатные действия, которые не могут быть объясняемы путем естественным, и которые потому гласно пред всем светом могут засвидетельствовать истинность нашей веры.

В самом деле, святая вера наша сама есть чудо или видимый дар Святого Духа, как по своему распространению, так и по своему существованию в течение более 18-ти веков, так и по влиянию своему на человечество. Кому не известна, по крайней мере, в общих чертах, история первого распространения Христианства! Двенадцать неученых рыбарей из презреннейшей области презренной Палестины вышли ко всем народам, проповедовали веру, тайны которой столько же непостижимы для человеческого разума, сколько заповеди ее противны похоти испорченного сердца. При всем том тысячи и тысячи из иудеев и язычников принимали эту веру. Число обращенных, не смотря на тягчайшие гонения, постоянно возрастало, пока, наконец, спустя не более трех столетий, мир из языческого сделался христианским! Так совершилось введение Христианства, и кто может объяснить это явление естественным образом, кто не увидит в нем чуда, кто, взвесив все обстоятельства, не воскликнет: от Господа бысть сие, и есть дивно во очесех наших (Пс. 117, 23). Не человеческий ум, и не земные средства, но одна Премудрость и сила Божия могли доставить такой вере вход в сердца людей. Вот неверующие, вот вам чудо неопровержимое, следствия которого еще и теперь пред вами!

Укажу вам и другое чудо: посмотрите на Православную Церковь, учрежденную Господом для сохранения и сообщения людям Его учения и животворящей благодати. Сам Основатель ее сказал, что врата ада, конечно, будут бороться с нею, но никогда ее не одолеют (см. Мф. 16, 18). Длинный ряд более 18-ти веков показывает нам, как это двойное пророчество исполняется. Ни одно из дел Божиих не выносило такой непрерывной, упорной и многообразной войны с адом, как Святая Православная наша Церковь. Силой и хитростью, преследованием ее членов, отнятием у них имущества, ересями и расколами, язвительными насмешками неверия и хитросплетенными возражениями ложно направленных наук, всеми средствами ад усиливался смутить и уничтожить нашу Церковь. Он пробуждал против Православия нашего и страсти человеческие – гордость, чувственность, корысть и властолюбие. Часто ад уже думал достигать своей цели, часто казалось уже, что Церковь должна уступить неистовству многочисленных и сильных врагов своих. Что же мы между тем видим? Подпала ли Православная Церковь ударам своих врагов? Нет. Чем настоятельнее была нужда, тем ближе всегда была помощь Божия; чем сильнее Церковь была угнетаема, тем выше поднималась она в новом блеске и с новыми силами. Она устояла во всех опасностях, вышла победительницей из борьбы, пережила многих врагов своих, врата ада не одолели ее. Это ли не чудо? Это ли не видимый и для всякого очевидный дар Святого Духа? Кто не узнает в сохранении Православной Церкви дар премудрости и разума Божия? Итак, вот второе чудо, стоящее пред очами всех и громко свидетельствующее о божественности нашей веры, Святой Православной нашей Церкви.

И таких чудес во свидетельство божественной истинности нашей веры можно бы привести несколько. Мы ограничимся еще только указанием на то нравственное преобразование человеческого рода, которое произведено святой нашей верой. Какое чудо может сравниться с тем, что эта вера привела погруженный в глубочайшее нравственное падение мир к познанию своих грехов, к покаянию, исправлению и к дотоле неведомой чистоте нравов? Если ныне, например, какому-либо пастырю Церкви удается обратить ожесточенного грешника или бесстыдного вольнодумца, то всякий удивляется и готов называть это чудом. Даже мир не решается приписать такое дело слабым силам частного человека. Но если, таким образом, даже обращение частного, заблудшего христианина кажется нам чудесным, то что же сказать о том, когда целый мир идолопоклонников обращается к Христианству и из безнравственных, жестоковыйных, лживых и гордых язычников делаются смиренными, целомудренными, кроткими, миролюбивыми и правдивыми христианами! Какую истинно божественную силу должна иметь вера, производящая подобные преобразования!

Да, неверующий! Эту чудотворную силу Христианства ты и сам можешь испытывать на себе. Ты можешь собственным опытом убедиться в том, имеет ли это учение значение божественной истины или простого человеческого учения. Решись только, хоть на время, добросовестно следовать христианским предписаниям, и в точности устроить жизнь свою по его заповедям – и ты увидишь сам, от Бога ли это учение или нет. Христос сам указал на исполнение своих заповедей, как на пробный камень для познания божественности Его учения. Он говорит: Аще кто хощет волю Его (Отца Моего) творити, разумеет о учении, кое от Бога есть, или аз от себе глаголю (Ин. 7, 17), т. е. каждый, кто верно следует моему учению, убедится сам в его божественности. Пусть теперь всякий неверующий нашего времени скажет нам, делал ли он подобное испытание, следовал ли он в точности когда-либо учению Христову? Или, наверное, можно сказать, что никто из неверующих и вольнодумцев этого не делал, и даже не попытался делать, находя подобное испытание для себя неудобным. Но как же они после этого дерзают отрицать божественность этой веры, или для убеждения своего требовать чудес, говоря: аще знамений и чудес не видим, не имамы веровати (см. Ин. 4, 48)! Много других доказательств имеют они пред очами, нет даже недостатка и в чудесах, как мы сейчас показали, а потому не нужно им и не заслуживают они никаких других чудес. Для просвещения неверующих, для язычников Господь по милосердию Своему творил чудеса, ибо они шествовали во тьме неверия не столько по собственной вине, сколько потому, что они родились в языческом мире и воспитаны были в идолопоклонстве. Напротив, наши вольнодумцы и неверующие большею частью отпали от веры по собственному гибельному произволу и намеренно закрывают очи свои, дабы не видеть свидетельств, ясно выражающих истинность святой веры нашей. Поэтому Бог для обращения их не употребляет никаких новых чудес. Но мало того, не будучи необходимы в настоящее время, чудеса были бы ныне для неверующих даже бесполезны и недейственны.

2. У многочисленных, встречающихся между христианами, вольнодумцев и неверующих причина неверия большей частью скрывается не в голове, а в сердце, не в уме, а в воле. Они отрицают христианские истины не столько потому, как они говорят, что ум их не может постигнуть эти истины, сколько напротив потому, что развращенная воля их желает, чтобы эти истины не были истинами в том виде, в каком они открыты Богом и исповедуются Его Святой Церковью. Мы имеем здесь в виду особенно те страшные истины, которые не могут не колебать даже величайшего грешника, если он только не совершенно уже ожесточен, и не могут не производить в нем спасительного страха. Итак, как же поступить тому, кто хочет грешить без страха, без угрызения совести и без сердечного трепета? Если он в состоянии довести себя до сомнения в тех истинах, которые касаются загробной жизни, вечного осуждения грешников и страшных адских мучений, то он этим сделает шаг, который наверно заглушит в нем голос совести и неприятное для него чувство страха. Этим путем большинство неверующих доходит до жалкого своего состояния; они, как говорит Апостол, отринули благую совесть, и тем от веры oтпадоша (1 Тим. 1, 19). Сколько между ними найдется таких, которые прежде пленяли разум свой в послушание веры (2 Кор. 10, 5), и некогда не сомневались в том, что открыто Богом и преподано св. Церковью; но долго ли питали они в себе эту веру? До тех лишь пор, пока они еще оставались послушными заповедям Божиим. Коль же скоро они начали сбрасывать с себя благое иго Христово, коль скоро они вкусили от ядовитых плодов гибельной свободы и прикоснулись устами к чаше греха и беззакония, – они восхотели вместе с тем простираться дальше по избранному ими пути без страха наказаний и внутренних угрызений. Но для этого им нужно было, прежде всего, подвергнуть сомнению и затем совершенно отвергнуть то, что может сделать греховные наслаждения страшными страхом вечных наказаний. Вот начинают они говорить о вечности как о чем-то слишком отдаленном или неведомом, чтобы из-за нее беспокоиться или ограничить свои страсти. «Никто не возвращался из загробной жизни и не давал нам о ней никаких положительных сведений», – говорят они, стараясь заглушить в себе последние остатки веры. Таковы мысли и речи этих неверующих: они сначала хотят сами видеть, чтобы затем уже веровать. Почти необходимо, чтобы Бог Сам для каждого из них подтвердил Свое Откровение особым, видимым чудом. Нет нужды говорить о том, как преступно подобное требование. Но можно даже прямо сказать, что эти люди и тогда не уверовали бы, когда Бог действительно совершил бы какое-либо чудо пред очами их. Не нашла ли бы воля, ожесточенная произвольным неверием, достаточно поводов к тому, чтоб и в этом случае противиться, отрицать действительность совершившегося чуда и доказательную его силу?

Еще во время земной жизни нашего Спасителя мы видим примеры подобного ослепления и ожесточения. Сколько несомненных чудес совершал Господь пред очами всех! Он даровал слепым зрение, глухим слух, немым дар слова. Он возвращал больным здравие и мертвым жизнь. Между тем уверовали ли в Него книжники и фарисеи? Нет. Учителю, говорили они, хощем от Тебе знаменье видети (Мф. 12, 38). Как? Знамения, чудеса хотите вы видеть? Идите же только и посмотрите на больных, исцеленных Иисусом; идите и спросите прокаженных, мгновенно очищенных Им; идите в дом Иаиpa и взгляните на дочь его, воскрешенную Иисусом из мертвых. Ужели вам мало этих чудес, чтоб уверовать в великого Чудотворца? Да, эти чудеса не убедили их, они требовали от Господа знамения с небесе (Мк. 8, 11), не доверяя действительности всех прочих чудес Господних. Но когда затем при крестной смерти Спасителя потребованное ими знамение с небес действительно явилось в виде чрезвычайного солнечного затмения и глубокого мрака среди дня, то уверовали ли они? Нет, и это знамение с небес, равно как последовавшее за ним величайшее из всех чудес – Воскресение Господне, остались тщетными и бесплодными для ожесточенных в неверии своем книжников и фарисеев.

Кому не известно повествование о евангельском богаче и бедном Лазаре? Богач, находясь уже среди адских мучений, обратился очами к той блаженной обители, где бедный Лазарь почил на лоне Авраамовом. Он знает, что для него самого нет более надежды на искупление, но он вспомнил, что пять братьев его на земле еще продолжают вести такую же рассеянную жизнь, которая была виной собственной его погибели. Он не хочет иметь их соучастниками своих мучений и потому просит Авраама обратить их на путь спасения. Он думает, что чудесное явление мертвеца привело бы их к лучшему образу жизни. Пошли, взывает он, блаженного Лазаря к ним, чтобы он увещевал их и дал им знать, что происходит здесь, за гробом. Тогда они, наверное, покаются и избегнут тех мучений, которым я безвозвратно подвергся. Но что на это отвечает Авраам? Не имут верыимут Моисеа и пророки (Лк. 16, 31). Если они не веруют в закон, данный Богом через Моисея, если они не внимали увещаниям пророков, то они, без сомнения, не уверуют и тогда, когда бы даже мертвый воскрес и явился им. Если они среди ожесточения своего дерзают отвергать божественное Откровение, запечатленное столь многочисленными знамениями и чудесами, то они найдут повод и к тому, чтобы отвергнуть подобное явление. Они скажут: «Это призрак, действие разгоряченного воображения и обман глаз». И если бы они даже устрашились на несколько времени, то этот страх, однако, кончился бы с концом совершившегося пред очами их чуда. Не имут веры.

Так точно было бы и ныне. Люди, дерзающие отвергнуть слово Божие и святые истины божественного нашего учения, потому что эти истины не согласуются с злыми страстями их, они так глубоко уже погрязли в пагубном неверии, что способны отрицать и то, что видят своими очами или слышат своими ушами, если это последнее несогласно с их несчастным настроением. Если бы Бог для обращения их действительно совершил чудо, то возгорались ли бы в них вера в учение Христа Спасителя и намерение исполнять Его заповеди? Не думаю. Чудеса были бы для них также бесполезны, как для тех, которые в Египте видели чудеса Моисея, и, однако, не позволяли израильтянам отправиться в путь; для тех, которые во времена земной жизни Спасителя не только видели чудеса Его без веры, но даже назвали их делом веельзевула, князя бесовского; для ожесточенных жителей Содома, которые видели ясные предзнаменования близкого суда Божия, и, однако, не обращали на них внимания. Уже Господь решил погубить город Содомлян. Некоторые из них, зятья праведного Лота, могли бы избегнуть общей погибели. они слышали слово Господне: Господь погубляет град сей (Быт. 19, 14). Они знали о совершившемся пред дверями Логова дома чуде, о поражении слепотой буйных Содомлян. Лот предлагал им выйти с ним из осужденного на погибель города, но они осмеяли его, считали предсказания его безумством и угрозы его несбыточными. Они не верили ему, и уверовали уже тогда, когда они увидели падающих на Содом жупел и огнь от Господа с небес и когда уже спасение было для них невозможно.

Увы, чтобы и наши неверующие не были приведены к вере подобным, но еще более ужасным образом, тогда т. е., когда адский огонь обоймет их, – тот огонь, в котором они начнут веровать вместе с падшими духами, но для того лишь, чтобы этой вынужденной верой еще больше увеличилось их отчаяние, вечный плач и трепет их. И беси веруют (ибо они видят и чувствуют то, во что веруют), но вместе трепещут (Иак. 2, 19). Они веруют, что Бог есть Господь правосудный, который без лицезрения отвергает грешника от лица своего так, как Он отринул от Себя их, принадлежавших некогда к разряду высших его тварей. Они веруют, что Бог есть Господь вечно неизменный, Который навсегда отвергает и осуждает нераскаянных грешников, для которых после смерти уже нет более места покаянию. Они веруют, что Бог непреложен во всех судах своих, и что Он на всю вечность закрывает врата ада за осужденными людьми и падшими ангелами. Вот во что веруют бесы и трепещут. Эта вера есть для них не побуждение к покаянию, но неисчерпаемый источник самого ужасного отчаяния, самого страшного богохульства и вечно продолжающегося трепета. Бесы веруют, ибо они видят и чувствуют то, ВО ЧТО веруют, – и трепещут. Вы же, неверующие, не хотящие верить без знамений и чудес, остерегитесь, чтобы не пришлось вам уверовать уже там, где вы увидите страшное чудо праведного суда и наказания Божия, ибо тогда вера ваша будет бесплодна, и трепет ваш бесконечен.


Источник: Христианское чтение / Изд-е СПбПДА. – СПб., 1859. Ч.1. С. 415-427.


ПРИМЕЧАНИЕ

[1] Смотрите например: Повествование о чудесном исцелении одной купеческой жены пред чудотворною иконою святителя Христова Николая // Духовная беседа. – СПб, 1889. № 2. С. 60.


3 Февраля 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...