К 78-летию начала Великой Отечественной войны: «Мы должны возносить Господу благодарность за Победу»

Ко Дню памяти и скорби, когда 78 лет назад началась Великая Отечественная война, предлагаем нашим читателям рассказы духовных чад приснопоминаемого отца Кирилла о военных воспоминаниях их духовника.

Рассказывает Александр Викторович Недоступ, профессор-кардиолог, доктор медицинских наук (Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова): 

«Всегда старец Кирилл интересовался делами армии. В нем живет военная косточка.

Показывали старый фильм 1970-х гг., где он заснят в Крыму на прогулке. В группе прогуливающихся были женщины, матушки... Батюшка шел во главе этой группы. Тогда он был моложе, подтянутый, стройный, в сапогах и подряснике. Не просто шел впереди. Он распоряжался – кому, где построиться и как идти по горным дорожкам. С живыми, острыми глазами. С командирскими повадками. Было видно, какая в нем военная закваска и жизнь. Потом и осанка стала другая, но его глаза — это такая глубина. В них читается мудрость невероятная.


Александр Викторович Недоступ

Он очень уважает маршала Жукова. Утверждает, что он был – дар Божий. Без Жукова мы бы не выиграли войну. Однажды он встречался с Жуковым, и тот рад был встрече.

Батюшка говорил всегда, что мы должны возносить Господу большую благодарность за победу в войне. В первые годы войны попущено было наказание Божие народу, многие люди отреклись от Господа. Мы должны были пройти через время огненных испытаний, а когда очнулись от партийного угара, Бог стал нам помогать. Мы стали одерживать победы. Началось послабление к Церкви и верующим. После этого ход войны резко переломился. Батюшка часто вспоминал мемуары маршала Г.К. Жукова, где тот писал: «Мы не узнавали некоторых немецких генералов. Они, опытные военачальники, стали делать крупные ошибки, одну за другой. А мы стали продвигаться шаг за шагом вперед». 


Архимандрит Кирилл (Павлов)   

День 9 Мая – это День великого поклонения Господу за Победу в Великой Отечественной войне. День поминовения. Я был потрясен указанием отца Кирилла о молитве в этот день и пошел в храм. Церковь была почти пустой, и все же служба совершалась. Думаю, что при осторожной подсказке старца было утверждено общецерковное богослужение в День Победы, со служением панихиды и поминовением павших воинов. Сейчас это уже обычай. Не так давно стали служить не только панихиды, но и благодарственные молебны. Это и есть народная память.

Три года назад*, когда батюшка еще разговаривал, келейница поведала: «Был такой момент. Батюшка лежал. Перед его глазами, видимо, проходили разные воспоминания. Он молился и вздыхал: «Война, война...» Очень скорбно это проговаривал».

Чудом Божиим, или Там, где страшнее ада

Игумен Сергий (Амуницын): «Отец Кирилл вспоминал, как зимой 1942 г. он с однополчанами два месяца в Сталинграде пробыл в открытом поле. Два метра снега. Вкапывались лишь на метр, так и мерзли, закутавшись в свои шинели да еще в трофейные, немецкие. Еду подвозили только ночью, остывшую, мерзлую. Как выжили?.. Чудом Божиим!»

Игумен Филарет: «Кто-то завел разговор про войну, отец Кирилл пристально посмотрел почему-то на меня и сказал: «Кто там не был, тот ничего не знает. Порой это было хуже ада. Пережить такое крайне тяжело». Думаю, вот еще почему. Как-то он мне рассказывал, что «особенно тяжело было переносить подлость и трусость человеческую. На войне в минуты смертельной опасности резко проявляются как самые лучшие, так и самые низменные человеческие качества. Это и предательство, и доносы в органы, и подленькие переходы с передовой в тыловые службы... Не было, по существу, чувства надежного тыла. Враг был перед тобой, но и рядом с тобой были новые люди, которых ты не знал и в которых не был уверен. Это и было хуже ада». Еще старец Кирилл сказал: «В армии теперь отслужат год — и все, поезжай домой. А мы шли служить, не зная конца срока службы. Сколько война продлится? Никто не знал».

Правда жизни

Можно снимать заказные пасквили, писать проплаченные статьи, но тайное все равно становится явным (см.: Мк. 4:22; Лк. 8:17). Рассказывает священник Николай Кравченко: «На праздник Троицы произошел один памятный случай. Был я тогда звонарем в Лавре. Мы отзвонили и спустились вниз. Людей было очень много, и мы попытались зайти в Троицкий собор через Никоновский придел. Тут подбегает к нам человек и говорит:

– Здравствуйте! Мне нужен Павлов! Павлов мне нужен!

Мы не сразу сообразили, кого он имеет в виду. Потом, уразумев, подумали, что он из числа поклонников батюшки, один из тех, кто хочет что-то выяснить у отца Кирилла или решить с ним какой-нибудь вопрос. Однако не вовремя, большой праздник, народу столько! Да и по виду проситель был явно не из духовных лиц, к тому же еще и напористый.

– Батюшка в соборе. Мы сами хотим туда пройти, да не знаем как, – говорим ему.

– Я видел, что он туда зашел с другими священниками.

– Если пройдем, что передать отцу Кириллу?

Пробрались мы в собор, заходим в алтарь. Отец Кирилл уже разоблачается, уставший. Сообщаю ему о просителе:

– Батюшка, вас там внизу ждет человек. Хочет узнать судьбу одного из ваших друзей.

Отец Кирилл, продолжая разоблачаться, не разобрал, спросил:

– Каких друзей?

– Не знаю. Он на старой фотографии его показывал.

– А как он себя назвал?

– Татарином...

Надо было видеть преображение отца Кирилла!


От дома Павлова остался только фрагмент стены 

– Татарин?! Где? Ведите меня к нему!

Мы быстро спустились вниз. Я указал на обратившегося к нам человека.

Они крепко обнялись, потом молча постояли, разглядывая друг друга, похлопывая по плечам, и стали оживленно беседовать.

После этой истории я уже не сомневался, что наш батюшка – тот самый Павлов, который защищал дом в Сталинграде, названный впоследствии его именем. Этот татарин был одним из тех, кто сражался с ним плечом к плечу в доме Павлова. Для меня эта встреча и фотографии, которые я видел, – главное доказательство, кем был отец Кирилл во время Великой Отечественной войны. Ничего, кроме недоумения, не вызывает лживый фильм, демонстрировавшийся по НТВ. Показали участникам боев в Сталинграде фотографии 80-летнего отца Кирилла и спросили, знают ли они этого человека. Те, разумеется, ответили:

– Не знаем.

Еще бы! Покажите мне через 50 лет фотографию моего одноклассника с бородой, и я его наверняка не узнаю. Тоже скажу: «Я не знаю этого дедушку». А почему создатели фильма не показали фотографии сержанта Ивана Павлова военных лет?
Дополняет кинорежиссер Сергей Князев:

«В 1996 г. мы написали сценарий об отце Кирилле «Дом Павлова». Сценарий был настолько убедительным, что успешно прошел все инстанции на Мосфильме. Однако в то же время появились другие люди, которые решили снять свой фильм об отце Кирилле, на эту же тему. Им в Госкино сказали, зачем, мол, нужен ваш фильм, да еще за государственный счет, когда есть уже готовый сценарий, который прошел все наши комиссии и вот-вот должен быть запущен в производство? Тогда те люди, имея сильную поддержку влиятельных должностных лиц, организовали травлю нашего фильма. Нас же никто не пожелал поддержать. Таким образом, фильм был снят с производства, и вместо нашего была снята лживая лента, где доказывали, что отец Кирилл не тот сержант Павлов, кто защищал знаменитый дом в Сталинграде. Несмотря на то, что они не были профессионалами, их трактовка получила развитие, имела прокат, демонстрировалась на телевидении благодаря мощной административной и финансовой поддержке очень влиятельных структур. НТВ несколько раз показывало их лживую версию. Мы же верили и верим, и доказали это фактами, что архимандрит Кирилл и сержант Павлов – один и тот же человек. Это вне всяких сомнений».

Еще раз про дом Павлова

В №7 2014 г. журнала «Покров» мы уже публиковали свидетельства о том, что тем самым сержантом Павловым, который в течение двух месяцев защищал четырехэтажный дом – важный стратегический плацдарм, и является старец Кирилл (Павлов). Рассказывает Геннадий Павлович:

«Про батюшку, архимандрита Кирилла, я спрашивал. Тот ли он человек, кто защищал дом в Сталинграде? Особенно четко мне на это ответил отец Петр Бахтин, тоже фронтовик, всего на два года моложе батюшки. И он – духовное чадо батюшки, Царствие ему Небесное. Он четко сказал, что отец Кирилл – Герой Советского Союза, но его заставили, и он дал расписку не разглашать эту тайну, чтобы не смущать никого, почему у нас герой пошел в монахи. Власти сделали хитро, мол, да, он – герой, но за другое, а не за дом в Сталинграде. И еще мне рассказывали: братья в Лавре просили отца Кирилла надеть все его фронтовые ордена. Иногда в День Победы он соглашался на это, надевал и утешал братию своим фронтовым видом».

Обычно в качестве причины молчания старца указывают монашеское смирение или подписку, которую требовали от отказавшегося от вступления в партию и ушедшего в монахи героя сотрудники органов. Но есть еще и сокровенные мотивы. Рассказывает отец Николай Седов:


Защитники дома Павлова

«Как-то, в минуту подходящую, я решился и говорю батюшке:

– Батюшка, вы же Герой Советского Союза.

Он палец ко рту поднес и сказал:

– Ты меньше кому об этом говори.

Мы разговорились, и он произнес: 

– Я не хочу никому ничего говорить. Не хочу потерять благоговейного чувства. Когда я был еще там, на фронте, то видел образ Божией Матери. И чтобы не потерять этого благодатного чувства — не хочу никому рассказывать об этом времени».
Монахиня Вероника свидетельствует:

«Пришла ко мне сестра Н. Мама ее из Сталинграда. Во время войны она работала в подвале разрушенного мелькомбината. Там бой был за каждый еще оставшийся дом. Она работала через дорогу, где стоял тот дом Павлова. Они пекли хлеб для наших солдат, а из оставшейся муки делали лепешки и под обстрелом, ползком переправляли их через дорогу к нашим солдатам, в окруженный немцами, обороняемый ими дом. Вот так старшая сестра мамы ее погибла. Тогда мама этой инокини, взяв к себе сына убитой сестры, стала сама выпекать и переправлять лепешки в тот дом, к солдатам Ивана Павлова. Когда мать Н. узнала, что архимандрит Кирилл тот самый сержант Иван Павлов, мой духовник, она попросила взять ее с собой в Лавру. Сказала, что хочет с ним познакомиться.

Когда батюшка ее увидел, то, ни о чем ее не расспрашивая, сразу сказал ей: «Иди ко мне. Я хочу поцеловать руки твоей мамы». Поцеловал ей руки. Он сразу в ней провидел, узнал все. Кто она, откуда и чья дочь. И сказал ей еще при этом: «Я целую твои руки, и ты поцелуй так же руки своей мамы». Дал ей подарочек, старенькой маме ее передал и свое благословение».



Просите жизни старцу Кириллу

Это свидетельство передается из уст в уста. Вот как о нем рассказывает отец Николай:

«Один генерал армии мне рассказал, что, когда взял благословение у болящего батюшки, руку его поцеловал и пошел к дверям, старец остановил его и поведал, чтобы мы молили Бога, дабы он как можно дольше прожил. Пока он будет хоть так вот, в скорбях жить – будет мир. Стоит Господу его призвать – начнется война.

Этот генерал пытается создать резерв в армии. Если что случится – у нас служить некому. Он считает, что надо служить, как раньше, не меньше чем три года».


Старец Кирилл почитал воинское служение. Вспоминает священник Николай Кравченко:


«Вдруг он спрашивает меня:

– Ты военный? Оружие есть?

– Нет.

– Ну, слава Богу, пойдем.

Пошел я за ним.

Пришли мы в Троицкий храм.

– Было бы оружие сейчас, благословил бы, молитву прочитал бы на оружие. А если нет, то давай руки.

Подаю ему руки. Помазал мне руки и говорит:

– Благословляются руки, держащие оружие, на защиту других людей. Смотри, как в Евангелии сказано: «Никого не обижай, довольствуйся своим жалованьем».

– Слава Богу, – отвечаю». 



«Кто не был на войне, тот ничего не знает. Порой это было хуже ада. Пережить такое крайне тяжело». Архимандрит Кирилл (Павлов) 
 

Вспоминает Петр Рябов:

«К празднованию 9 Мая отец Кирилл очень благоговейно относится. Хоть и редко рассказывает батюшка, неохотно, как многие фронтовики, о своей военной жизни, но всегда на День Победы у него много посетителей, подарки, цветы. Сколько подарков отцу Кириллу ни приносят, он старается не оставлять их у себя, а раздает всегда людям. Так и всего себя он щедро, безоглядно раздает всем нуждающимся и страждущим. Тем, кто во множестве к нему притекает. Ищут его утешения, и он, не жалея себя, помогает. Хотя все знают, сколько отец Кирилл претерпел, перестрадал сам. Сколько болезней и недугов он приобрел на фронте. И мы должны стоять, как и он, не сгибаясь, до конца, следуя его правилу: «С креста не сходят. С него снимают!»


Свидетельства духовных чад старца Кирилла записал священник Виктор Кузнецов


*)  Интервью записано в 2015 году



22 Июня 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Пожар в Гостином дворе
Пожар в Гостином дворе

27 июня (ст. ст.) (9 июля нов. ст.) 1838& года в верхнем конце Переславской улицы, севернее Троице-Сергиевой лавры, начался пожар. Огонь уничтожил почти всю северо-восточную и восточную часть города вплоть до Рождественской церкви рядом с Красногорской площадью.

Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость
Превращение Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость

В годы правления Ивана Грозного придавалось большое значение превращению Троицкого монастыря в мощную подмосковную крепость, имевшую важное значение на северных подступах к Москве.

Распоряжение императрицы
Распоряжение императрицы

Летом 1732 года в Троице-Сергиевой Лавре шло строительство каменной церкви «над гробом святаго преподобнаго Михея Радонежскаго, ученика святаго преподобнаго отца Сергия…». Возвести храм распорядилась императрица Анна Иоанновна во время своего последнего визита в обитель.

Публичное наказание на Красногорской площади
Публичное наказание на Красногорской площади

29 июня (н. ст.) 1746 года на Красногорской площади перед въездными в Лавру Успенскими воротами состоялось публичное наказание плетьми нескольких человек. Они были пойманы с чужим имуществом 18 мая, на следующий день после сильнейшего в истории города пожара. Приговор вынес Учрежденный Собор Лавры. Он имел право административной и судебной (кроме уголовных дел) власти над жителями окружавших обитель Троицких слобод.

Новая паперть Успенского собора
Новая паперть Успенского собора

28 июня (н. ст.) 1781 года началась разборка старой паперти перед Успенским собором. Ее планировалось заменить каменным крыльцом в соответствии с фасадом, утвержденным владыкой Платоном. Строительство крыльца завершилось в сентябре того же года