Митрополит Московский Филарет и Троице-Сергиева Лавра

Митрополит Московский Филарет и Троице-Сергиева Лавра
Назначенный в 1821 году на Московскую кафедру, приснопамятный святитель Филарет (Дроздов) стал, тем самым, и Свято-Троицкия Cepгиевы Лавры священноархимаидритом. В данном случае это не было простой официальной формальностью. Нет, это было началом почти полувековой тесной связи, точнее, общей жизни великого иерарха и обители Преподобного Сергия. С этого времени и до своей блаженной кончины Высокопреосвященный Филарет считал себя «от дому Преподобного Сергия». И по кончине своей он не расстался с дорогой его сердцу Лаврой, покоясь телом в ее стенах, в той земле, по которой некогда ходил Преподобный Сергий и которой однажды коснулись стопы Богоматери.

Сближение Митрополита Филарета с Лаврой Преподобного Сергия началось еще за два десятка лет до того, как он, в сане Московского архиерея, стал ее свящепноархимандритом.

В 1800 году в правление Троицко-Лаврской семинарии в числе других поступило прошение коломенского священника о. Михаила Дроздова о принятии в семинарию его сына Василия. Последний до этого обучался в коломенской семинарии и был уже там студентом философии. Но так как эта семинария, за упразднением Коломенской епархии, была переведена в Тулу, отец студента Дроздова просил разрешить его сыну продолжать учение в семинарии Троицкой Лавры. При прошении была приложена справка, в которой говорилось, что «студент философии Василий Дроздов... дарований, прилежания и успехов похвальных». 9 марта Высокопреосвященный Митрополит Платон наложил на прошение отца студента Дроздова резолюцию о принятии последнего в тот класс, в какой он окажется способным по испытании.

Благодаря неусыпным заботам Митрополита Платона семинария Троицкой Лавры стояла в учебном отношении выше других. Поэтому неудивительно, что Дроздову вместе с другими его коломенскими товарищами было объявлено, что они будут понижены одним классом. Отец Василия Дроздова потребовал для своего сына экзамена. Семнадцатилетний юноша, окруженный преподавателями, в присутствии ректора семинарии и наместника Лавры должен был написать по латыни работу на заданную тему - «О врожденных идеях». Молодой Дроздов быстро справился со своей задачей и был принят в философский класс.

В Лаврской семинарии он показал себя весьма прилежным и даровитым учеником. Успехи его были так блестящи, что в следующем же 1801 году он был переведен в богословский класс с такими отзывами преподавателей: «отлично остр, прилежен и успешен»; «преимущественно успевает»; «прекрасно успевает»; «laudabillimos exhibuerit progressus» («выказывает успехи, достойные высшей похвалы»).

В Троицкой семинарии студенты богословия упражнялись в произнесении проповедей в классах. Лучшие же из них назначались проповедывать и с церковной кафедры. В их числе был и Василий Дроздов.

В 1802 году он был посвящен в стихарь, что еще более расширило перед ним поле для упражнения в проповедывании. Будущий великий проповедник стал ревностно заниматься делом проповеди. Он приобретает только что вышедшие тогда в свет «Поучительные слова» знаменитого русского проповедника, архиепископа Белорусского и Могилевского Анастасия (Братановского). В коломенской семинарии он имел прекрасного учителя высшего красноречия и риторики в лице иеромонаха Мисаила (Орлова), а в лаврских храмах слышал не умолкший еще в ту пору голос Митрополита Платона.

По-видимому, в Лаврской семинарии придавалось большое значение упражнениям студентов богословия в составлении и произнесении проповедей. Студенты богословия, по заведенному в Лавре обычаю, должны были произносить проповеди поочередно каждый воскресный и праздничный день. В среднем на каждого студента богословия приходилось тогда по три проповеди в год, не считая классных упражнений в проповедывании.

Итак, амвон Трапезной церкви Троице-Сергиевой Лавры был первой проповеднической кафедрой будущего великого иерарха Русской Церкви.

В 1803 г. Василий Дроздов окончил курс учения в Лаврской семинарии, 8 (20) ноября произнес «экзаменационную» проповедь, а 22 ноября (4 декабря) был назначен учителем греческого и еврейского языков в той же Лаврской семинарии.

Таким образом и по окончании семинарии юный Дроздов, к его великой радости, не порвал с обителью Преподобного Сергия. Он не хотел расставаться с Лаврой; любимой его мечтой тогда было удостоиться со временем стать «гробовым» у раки Преподобного Сергия.

В 1803 году на долю учителя греческого и еврейского языков приходилось, по расписанию, две проповеди; в следующем, 1804 году — шесть проповедей, вероятно, столько же и в 1805 году. Эти проповеди молодого учителя Лаврской семинарии были как бы подготовительной школой к последующей славной поре его проповедничества. 1806 год показал, какой замечательный проповедник возрос в стенах обители Преподобного Сергия.

12 января (ст. ст.) 1806 года в Троицком соборе Лавры Василий Михайлович Дроздов произнес проповедь, озаглавленную «Слово на день торжества освобождения обители Преподобного Сергия от нашествия врагов». По своим достоинствам эта проповедь далеко выходила из ряда обычных проповедей. Такой знаменитый и опытный проповедник, как сам Митрополит Платон, прочитав эту проповедь, удивился таланту проповедника. В письме к своему викарию, епископу Августину, он пишет: «а у меня проявился отличнейший проповедник - учитель Дроздов. Я сообщу его проповедь, - и удивитесь». Митрополит Платон неоднократно читал эту проповедь разным лицам, как достойную общего внимания и удивления. Знаменитый вития по одной этой проповеди увидел в молодом учителе задатки великого проповеднического таланта. Подарив ему экземпляр своей только что вышедшей «Церковной Истории», маститый иерарх, всегдашний, покровитель и поощритель талантов, надписал на нем: «Господину Дроздову— отличному проповеднику». В письме к своему отцу Василий Михайлович пишет об этом: «подарок получен по случаю проповеди, которая, неизвестно почему, была потребована и принята благосклонно». Но Митрополит, конечно, знал, что и почему требовал. Проповедь от 12 января 1806 г. дышит горячим патриотизмом; нравоучение в ней изложено полно, красноречиво и убедительно; она богата глубокими мыслями, содержит много красочных образов и в отношении стиля не уступает словам опытнейших из проповедников того времени.

Митрополит Платон, желая сделать Дроздова проповедником в Лавре, повысив его при этом и в учительской должности, предложил ему составить и произнести |проповедь на Великий Пяток. Молодой учитель блестяще выполнил поручение своего высокого покровителя. Его слово на Великий Пяток еще более замечательно, чем предыдущее. Оно проникнуто сильным религиозным чувством и пламенным красноречием, полно возвышенных и глубоких мыслей и тщательно отработано стилистически. Эта проповедь сделала бы честь и не такому еще молодому и начинающему проповеднику, каким был тогда Василий Михайлович Дроздов. Проповедь произвела сильное, потрясающее впечатление на слушателей, - как на простых богомольцев, так и на людей образованных. Среди последних были и начальники, н сослуживцы Дроздова по семинарии, и учащиеся; все они почти в полном составе пришли в этот день в Троицкий собор Лавры, зная, что «слово» будет говорить уже прославившийся своей январской проповедью учитель Дроздов. Выслушав «слово», они должны были отдать Дроздову пальму первенства перед всеми лаврскими проповедниками. Сам митрополит Платон, по словам его биографа И.М. Снегирева, «не обинулся при вcex окружавших его, с прирожденной ему откровенностью и благодушием, отдать ему первенство над собою в проповедании и сравнивал его с Афанасием Александрийским». На рукописном экземпляре этой проповеди Митрополит надписал: «Ргох, linguae hebraicae et graecae praeceptor! Ргох, memento: ргох! Cum gnorimus te esse in Laurensi seminario principem praeconum» (т.е. - «прекрасно, учитель еврейского и греческого языков прекрасно! заметь: прекрасно! потому что мы знаем тебя как главного из проповедников в Лаврской семинарии»).

Митрополит Платон определил Дроздова в должность проповедника при Лавре, а в семинарии назначили его учителем поэзии. С этим назначением труды Дроздова в Лавре удвоились. «Пробыть около шести часов в классе», - пишет он в письме к своему отцу, и в две недели сказать одну проповедь, не считая тех, которые обыкновенно назначаются в праздники, - вот та должность... То истинно, что она разнообразнее прежней, интереснее, и может занять меня с большим удовольствием: но и вы согласитесь, что она есть немалое бремя».

В начале 1808 года Василий Дроздов, по указанию Митрополита Платона, назначается учителем высшего красноречия и риторики, с оставлением в должности проповедника, а временно и в прежней должности учителя поэзии. «Теперь два класса, - пишет он своему отцу, - развлекают меня так, что всегда недостает времени... Мне трудно,... но я был бы (непотребный раб, если бы не старался оправдать доверенность милостивейшего архипастыря. Во мне примечают перемену здоровья, но Бог поможет; или - дай Бог ослабить здоровье лучше, исполнением должности, нежели каким-нибудь пороком». Так ревностно Василнй Михайлович Дроздов исполнял свои обязанности в Лавре Преподобного Сергия.

Из многих проповедей Василия Дроздова, произнесенных им за эти годы в Троицкой Лавре, нам известна лишь незначительная часть. Но и то, что нам известно, показывает, какой высоты достиг уже тогда будущий знаменитый проповедник. В обители Преподобного Сергия будущий великий иерарх прошел прекрасную подготовительную школу проповедничества, и начал проповедывать и пожал первые лавры на этом поприще.

К этому времени относится также юношеская поэма Василия Дроздова «Старость», помещенная в сборнике статей, речей и стихотворений, поднесенном Лаврской семинарией Митрополиту Платону в день его тезоименитства. Поэма обратила па себя благосклонное внимание Митрополита, который сделал в конце ее, под подписью автора, надпись на латинском языке, начинавшуюся словами «Quo additae sunt versiones de variis materiis, eo, ut plurimum me oblectarint» («здесь содержатся также суждения о различных предметах, доставившие мне величайшее удовольствие»).

За восемь лет своего пребывания в Лавре Преподобного Сергия будущий Митрополит Московский Филарет получил общее и специально богословское образование, стал проповедником слова Божия и подготовил себя к иночеству. В ноябре 1808 года, в канун праздника Преподобного Никона, в Трапезной церкви Троице-Сергиевой Лавры Василий Михайлович Дроздов был пострижен в монашество с именем Филарета. Через пять дней, в канун праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы, Митрополит Платон хиротонисал инока Филарета во иеродиакона.

Недолго молодой иеродиакон оставался в любимой им Лавре, - вскоре ему пришлось расстаться с нею, так как он был вызван указом Синода в Петербург. По свидетельству современников, много горячих слез пролил он, покидая обитель Преподобного Сергия. Сокрушался об этом и Митрополит Платон, тщетно ожидавший возвращения Филарета в Лавру. Филарет вернулся только спустя девять лет после кончины своего высокого покровителя, уже как его преемник. Вернувшись, он уже не расставался с Лаврою до своей праведной кончины.

***

В 1821 году, в осенний праздник Преподобного Сергия, Филарет впервые посетил Лавру как московский первосвятитель и священноархимандрит Лавры. «Когда я в первый раз, - вспоминает он, - вошел в комнаты митрополита в Лавре Преп. Сергия, у меня покатились слезы, горькие, сладкие. За 12 лет перед сим я входил сюда с трепетом, как один из малых подчиненных Митрополиту Платону. Мог ли я вообразить, что сам буду на его месте?».

Любовь Митрополита Филарета к Преподобному Сергию, «питомца к своему духовному тайно-наставнику», к месту своего окончательного воспитания, к своей второй, духовной родине, к священным окрестностям Лавры, к своему учителю и покровителю Митрополиту Платону и другим лицам, имена которых связаны с воспоминанием о Лавре, выражена во многих его проповедях. За период с 1821 по 1858 г. он произнес 26 слов в честь и память Преподобного Сергия. В 1822 году он написал Житие Преп. Сергия и в канун летнего праздника Преп. Сергия прочел это Житие во время богослужения.

Одним из великих благодеяний, оказанных Высокопреосвященным Филаретом Лавре Преподобного Сергия, было назначение в наместники Лавры архимандрита Антония (Медведева). В его лице великий святитель обрел достойного сотрудника и советника в деле управления Лаврой. Известно, как много сделал для Лавры архимандрит Антоний; но не забудем, что, обладая предоставленной ему полной свободой действий, он всегда и во всем советовался с Митрополитом Филаретом. Деятельность архимандрита Антония в Лавре есть в то же время, в известном смысле, и деятельность Митрополита Филарета.

Изданные четыре тома писем Митрополита Филарета к архимандриту Антонию показывают, как близка была святителю Лавра Преподобного Сергия. Он входил во все подробности ее жизни. Не стесняя деятельности о. Антония, питая к нему полное доверие. Митрополит, однако, требует донесений обо всем, что делается в Лавре. При всяком случае он высказывает свои 'мысли, свои соображения, хотя и не делает их безусловно обязательными для наместника.

За время своего пребывания на Московской кафедре Высокопреосвященный Филарет внимательно следил за иноческими подвигами лаврской братии. Всегда с любовью указывал он пути к духовному преуспеянию, радовался успехам в духовном делании и глубоко скорбел, если иногда бывали уклонения от иноческих обетов. Строгий прежде всего к самому себе, святитель и от иноков Лавры требовал неуклонного исполнения их иноческих обязанностей. Но и здесь начальническую строгость он всегда смягчал отеческою любовью, стремился больше врачевать духовные язвы, чем наказывать виновных.

Митрополит Филарет был для Троицкой Лавры и заботливым хозяином, пекущимся и о нуждах братии, и о благоустройстве обители. Вот несколько примеров таких забот, взятых из писем Митрополита Филарета к архимандриту Антонию. «Как учредить особый общий стол в больнице, напишите обстоятельнее: из общей ли поварни брать туда, пищу, или там готовить?», «За трапезою надобно хорошо посмотреть...», «Пора сделать в Лавре и праздничную ризницу...», «Если просят о взятии больного мальчика, думаю, не должно отказать», «Одна печь для двух комнат - хорошо ли будет?...», «Надобно, чтобы покрытие не отставало далеко от прочих работ, чтобы каменная работа не потерпела от дождей...», «Призванным на служение общественное нельзя не пещись о порядке и земных вещей. Если Савватий не печется о порядке братских щей, братия не будут довольны...», «Академия хочет делать каменную подземную трубу. Я говорю ректору, - чтобы он переговорил с вами. Посмотрите, чтобы не сделалось дела неполезного, или неудачного...», «Возобновлять стенное писание в Троицком соборе по прежнему - подлинно безопаснее... в возобновлении старого оправдает самая старина...», «Об осушении грунта подумать не забудьте...», «О каком величии говорите вы между монахами? Болий в вас да будет вам слуга. Куда же мы денем сие слово?...»

Памятуя о своем смертном часе. Митрополит Филарет сначала высказывал пожелание быть похороненным в Гефсиманском скиту Лавры. Но когда наместник Лавры о. Антоний указал ему, что в этом случае лица женского пола будут лишены возможности приносить о нем. молитвы над его гробницей, он переменил свое решение и согласился. быть положенным в стенах самой Лавры.

Осенью 1867 года Высокопреосвященный Филарет совершил последнее свое богослужение в Лавре, а с небольшим через месяц вернулся, в нее уже лежащим во гробе. С глубокой скорбью, но и с приличным событию великим благолепием встретила и проводила κ месту вечного упокоения незабвенного своего священноархимандрита Троице-Саргнева Лавра.

И. Хибарин 

Источник: Журнал Московской Патриархии № 4, 1958. С. 63-68.


2 Декабря 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...