Красногорский рынок в конце XIX – начале XX веков

img021.jpg 
Вид на Троице-Сергиеву Лавру с Сергиевской улицы. Фото конца XIX в.

Рынок на Красногорской площади по убеждению властей Троице-Сергиевой Лавры появился одновременно с постройкой Троицкой обители и распространением славы ее основателя преподобного Сергия Радонежского: «Святая жизнь его привлекла к нему людей, искавших от него слова назидания. Потребности душевные не могли быть без удовлетворения и жизненных потребностей телесных. Здесь пред его обителью являлись... с пищею для богомольцев – с хлебом, калачами и прочими потребностями» [1]. Так объясняли власти Лавры не только происхождение торговли на Красногорской площади, но и историческую принадлежность самой этой рыночной площади Троице-Сергиевой Лавре.

img022.jpg 
Пятницкая площадь перед странноприимным домом. Начало Красногорского рынка. Фото начала XX в.

После секуляризации в 1764 г. большей части лаврских земель Красногорская площадь была оставлена в ведении Лавры, а в 1777-1779 гг. отмежевана в ее пользу. В 1793 г. по ходатайству митрополита Платона московский главнокомандующий князь А.А. Прозоровский не только подтвердил зависимость Красногорской площади от Лавры, но и отдал распоряжение местным властям охранять все то, «что учредится от Лавры на сей площади», и не позволять «противное лаврскому учреждению». Император Николай I повелел оставить распоряжение князя Прозоровского на будущее время в полной силе [2].

img023.jpg 
Торговые лавки между Пятницкой и Красногорской площадями. Фото начала XX 

К концу XIX в. на Красногорской площади от Лавры «учредились» как капитальные здания гостиниц, флигелей, так и многочисленные лавки. Длинный ряд каменных лавок начинался от странноприимного дома, поднимался по склону Красной горы до угловой Пятницкой башни и далее, вдоль крепостной стены, доходил до Архангельской башни (так называлась тогда Сушильная башня). В этом ряду, часть которого непосредственно примыкала к лаврской стене, насчитывалось 77 лавок постройки 1858-1873 гг. Параллельно названному ряду, начиная от ограды подольных церквей и далее, вдоль шоссе и вверх часовни, тянулся «лоскутный ряд» из 37 подвижных деревянных палаток. Подвижные палатки располагались также вокруг Красногорской часовни и выше нее, вдоль шоссе, отделяя от шоссе Красногорскую площадь. Среди подвижных лавок на площади находилась городская важня (весы), а неподалеку – отапливаемая полицейская будка. Многочисленные торговые лавки, особенно деревянные подвижные палатки, не служили украшением площади и, кроме того, по признанию самих торговцев, представляли собой легковозгораемый материал, «который от ничтожной причины может весь моментально воспламениться и сделать нас нищими» [3].

img023...jpg 
Торговые лавки на южном склоне Красногорской площади. Фото начала XX в.

В январе 1901 г. торговцы и арендаторы лаврских подвижных лавочек обратились к настоятелю Лавры митрополиту Владимиру с просьбой побудить Духовный Собор или от себя построить на Красногорской площади «безопасные от огня и приличные видом» торговые помещения, или же разрешить таковую постройку самим торговцам. Опасаясь, что городское здание на Красногорской площади усилит позиции Посада в столетнем уже споре за площадь, Лавра приняла решение построить каменные торговые помещения своими средствами в надежде на будущие арендные сборы, которые окупят постройку. Проект нового торгового здания был заказан архитектору А.А. Латкову.

img024.jpg 
Красногорская площадь до постройки новых торговых рядов. Вид с лаврской колокольни. Фото конца XIX в.

В сентябре 1901 г. созданная по распоряжению московского губернского правления для выбора места под торговые здания комиссия изучила состояние застройки Красногорской площади и обнаружила, что все деревянные лавки «расположены в беспорядке, заслоняют собой вид на Святые врата Лавры и устраняют удобный к ним проезд, примыкают к лаврской Красногорской часовне, стоящей близ шоссе, и многие из лавок уже ветхи...» [4]. Комиссия признала необходимым постепенно, по мере окончания срока контрактов с торговцами, снести временные лавки в центре площади и нашла возможность построить новые каменные торговые помещения вдоль шоссе, выше Красногорской часовни. Выбранное место, отрезая Красногорскую площадь от городских владений на противоположной стороне шоссе, делало ее более замкнутой и защищенной от возможных посягательств Посада. Кроме того, при этом не затруднялся обзор Лавры с таких важных видовых осей, как Переяславская, Вифанская, Сергиевская и Московская улицы. Для утвержденного комиссией места архитектором А.А. Латковым было спроекти­ровано значительное по размерам каменное двухэтажное здание новых торговых рядов. Здание заложили весной 1902 г. и завершили в ноябре 1903 г. На строительство пошло 670 000 штук кирпичей, общая стоимость работ составила 60 993 руб. 7 коп. [5].

img025.jpg 
Красногорская часовня в окружении лавок лоскутного» ряда. Фото конца XIX в.

Из путеводителя по Лавре и окрестностям: «Посреди площади стоит каменная часовня, против святых ворот монастыря, построенная в 1770 г. вместо деревянной... Эта часовня окружена разбросанными в беспорядке грязными лавочками, набитыми железными, мануфактурными и другими мелочными товарами».

Здание «Новых» торговых рядов, построенное в формах архитектуры «русского» стиля и решенное в виде огромного красочного терема, стало подлинным украшением Красногорской площади. Особую живописность и своеобразие придавали зданию высокая четырехскатная, раскрашенная «в шахмат» кровля, а также башенки с шатровыми завершениями, увенчанные шпилями и прапорами. По своей архитектуре и расположению на Красногорской площади относительно Лавры здание торговых рядов А.А. Латкова напоминало «Верхние» торговые ряды на Красной площади Москвы [6]. Здание лаврских торговых рядов 1902-1903 гг. также, кстати, иногда называли «Верхними», «Красногорскими», или «Красными», в отличие от сергиевопосадских «Белых» городских торговых рядов первой четверти XIX в.

img026.jpg 
Красногорская площадь после постройки новых торговых рядов. Вид с лаврской колокольни. Открытка начала XX в.

Новое лаврское торговое здание еще не было построено, а 28 его помещений уже распределили среди желающих сдать их в аренду. И это несмотря на высокую арендную плату в 300 руб. в год за одно и 600-700 руб. за два помещения, что в 3-6 раз выше арендной платы за подвижную лавочку.

img027.jpg 
«Новые» лаврские торговые ряды. 1902-1903 гг. Открытка начала XX в.

Построенный в 1902-1903 гг. Красногорский торговый ряд заменил собой только те подвижные лавочки, которые размещались выше Красногорской часовни. Лоскутный ряд лавочек ниже часовни сохранился. Арендная плата составляла здесь 50 руб. в год. Три вышеуказанных торговых ряда вместе со зданиями «Старой» и «Новой» гостиниц, с доходным домом на углу площади и Вифанской улицы составили в начале XX в. на территории Красногорской площади обширный торгово-гостиничный комплекс с самым широким выбором товаров и услуг.

img028.jpg 
Лавка часовщика в лоскутном ряду. Фото конца XIX в.

Выяснить, что и почем можно было купить на Красногорском рынке в конце XIX – начале XX в., позволяют сохранившиеся среди архивных документов Лавры списки торговцев и огромное количество выписанных ими счетов. Во всех трех рядах имелись лавки по продаже муки и других бакалейных товаров. Пуд пшеничной муки в зависимости от сорта стоил от 1 руб. 20 коп. до 1 руб. 95 коп. или от 7 до 12 коп. за килограмм; пуд пшенной крупы продавался за 1 руб.20 коп. или 7 коп. за 1 кг. В мясных лавках близ Пятницкой церкви – их держали купцы Мамаевы – за 3 руб. 89 коп. можно было купить пуд говядины (23 коп. за кг). Пуд подсолнечного масла стоил от 4 руб. 40 коп. до 6 руб. 50 коп. или от 26 до 39 коп. за кг. Дороже, как и положено, платили за сливочное масло: русское шло по 85 коп. за кг.

img028...jpg 
Счет из мясной лавки Н.И. Мамаева. 1907 г.

Не было на Красногорском рынке проблем и с молочными продуктами: ведро молока стоило 50 коп. или 4 коп. за литр, пуд сметаны – 4-5 руб. или 24–30 коп. за кг. Десяток куриных яиц на Красногорском рынке зимой можно было купить за 23 коп., а летом за 17 коп. Пуд антоновских яблок осенью стоил 2 руб. 20 коп. (по 13 коп. за кг), мешок картошки – 40 коп. Не забывали на рынке любителей свежей рыбы, так необходимой в постные дни: пуд свежих карасей продавался за 5 руб. (30 коп. за кг). Осетрина, тоже свежая, предлагалась по 16 руб. за пуд (97 коп. за кг). Паюсная и зернистая икра отвешивалась фунтами: паюсная за 1 руб. 80 коп., зернистая за 1 руб. 40 коп. Имелись на Красногорском рынке магазины колониальных товаров. Зайдя в такой магазин, можно было вдоволь поглазеть на ананас по 6 руб. за штуку и купить лимон к чаю за 5-6 коп. На рынке продавалось и пиво: ведро «черного» стоило 1 руб. 50 коп. или 12 коп. за литр.


Счета и визитки торговцев Красногорского рынка. Конец XIX — начало XX в.

Сохранившиеся счета посадских торговцев не только несут информацию о товарах и ценах, но и свидетельствуют о развитии торгового дела и культуре торговли в Сергиевском Посаде. Так, представленные здесь счета и визитки рубежа XIX-XX вв., вы­полненные типографским способом, украшенные художественными виньетками и шрифтами, значительно отличаются от счетов 60-70-х годов XIX в., целиком написанных от руки на листах простой бумаги.

Кроме продовольственных, в каждом торговом ряду имелись лавки и магазины мануфактурных и галантерейных товаров, одежды и обуви. Суконную фуражку здесь можно было купить за 32 коп., шевиотовый пиджак за 1 руб. 20 коп., шерстяную тройку за 5 руб. 92 коп. Примерно, столько же стоила пара кожаных сапог.

img030.jpg 
Купец И.В. Моисеев. Фото начала XX в.

И.В. Моисеев владел обувным магазином в посадских «Белых» торговых рядах на Красногорской площади.

Имелись в торговых рядах на Красногорской площади лавки глиняно-фаянсовых, железных и скобяных изделий, парфюмерии, мебели и киотов. Крестьянин Елов торговал книгами и открытками с видами Лавры, коломенский мещанин Кузьмин – гробами, московский часовой Чагин предлагал часы. В торговом ряду вдоль крепостной стены к услугам посетителей были две иконные лавки, две парикмахерские и чайная. Еще одна большая чайная занимала центральную часть верхнего этажа нового торгового ряда. Ее содержало «Попечительство народной трезвости», ежегодно на общих основаниях внося в лаврскую казну 1800 руб. арендной платы.

img030...jpg 
Лавка купца Шишкина в новом торговом ряду. Фрагмент фотографии начала XX в.

В чайных, устав от экскурсии по лавкам и магазинам Красногорского рынка, можно было заказать «пару чая»: два фарфоровых чайника – один, средних размеров, с заваренным накрепко чаем, другой, очень большой, – с кипятком. При «паре чая» полагались четыре куска сахара на блюдечке. Выпив чайник кипятку, посетитель имел право требовать кипятку еще сколько угодно, докуда не «спивал» весь заваренный чай. «Пара чая» стоила 5 коп. [7].

img032.jpg 
Лавки торговцев игрушками вдоль крепостной стены Лавры. Фото начала XX в.

img032...jpg 
Лавки торговцев игрушками вдоль крепостной стены Лавры. Открытка начала XX в.

Многочисленностью и красочностью своего товара среди всех торговых заведений на Красногорской площади выделялись лавки игрушечников. Большинство таких лавок помещалось в торговом ряду у крепостной стены, образуя в его составе собственный игрушечный ряд. Из путеводителя по Лавре и окрестностям: «...у самой монастырской стены, вдоль всей площади за бульваром, лепятся многочисленныя лавочки с детскими игрушками». Полки в лавках игрушечного ряда ломились от ярких и разнообразных поделок из ткани, папье-маше, мастики, дерева. И.С. Шмелев, ребенком побывав в игрушечных рядах у Троицы, много лет спустя вспоминал: «Всякое тут деревянное точенье: коровки и овечки, вырезные лесочки и избушки, и кующие кузнецы, и кубарики, и медведь с мужиком, и точеные яйца, дюжина в одном: все разноцветные, вложенные друг в дружку, с красной горошинкой в последнем – не больше кедрового орешка. И крылатые мельнички-вертушки, и волчки-пузанки из дерева, на высокой ножке; и волчки заводные, на пружинке, с головкой-винтиком, раскрашенные под радугу, поющие; и свистульки, и оловянные петушки, и дудочки жестяные, розанами расписанные... и всякие лошадки, и тележки, и куколки, и саночки лубяные, и... И сама Лавра-Троица, высокая розовая колокольня, со всеми церквами, стенами, башнями, – разборная» [8].

img033.jpg 
Сотрудники аптеки В. Гильберта. Фото начала XX в.


В здании «Старой гостиницы» постояльцев и всех желающих ожидал буфет с большим высоким двухсветным залом, с огромной стойкой и таким же огромным горячим самоваром. Рядом с гостиницей в двухэтажном флигеле, как и сейчас, принимала болящих аптека. Здание аптекарского флигеля арендовал у Лавры почетный потомственный гражданин В.Г. Гильберт. Внимание к себе аптека привлекала большим двуглавым орлом на фасаде. В.Г. Гильберт, кроме аптеки, содержал еще лавку минеральных вод и мелочного товара у крепостной стены. С заведениями Гильберта отчаянно и малоуспешно конкурировал «Первый Троице-Сергиевский аптекарский и парфюмерный Магазин 3.Я. Дыбко». Магазин помещался в новых торговых рядах, предлагались «Парфюмерия высшего качества русских и иностранных фирм. Аптекарские товары».

img033...jpg

Копия рецепта («сигнатура») из аптеки В. Гильберта. 1899 г.

В здании «Новой гостиницы» работали сберкасса, буфет, трактир, булочная. Здесь за 2,5 коп. можно было купить калач, за пятачок – французскую булку или вяземский пряник, за 5-7 коп. – фунт «ситника» (пшеничного хлеба) [9]. В здании «Новой гостиницы» размещалась также фотомастерская А.П. Платонова. Открытки с видами Лавры и Посада, портреты, наклеенные на картон с оттиском фамилии А.П. Платонова, имелись, наверное, в каждом посадском доме. На рубеже XIX-XX вв. большинство известных открыток с видами Лавры и Сергиева Посада, портретов горожан выполнено фотографом А.П. Платоновым.

Из путеводителя по Лавре и ее окрестностям: «В Посаде на Базарной площади есть много меблированных комнат и две большие монастырские гостинницы, из них можно рекомендовать так называемую Новую монастырскую гостиницу, в ней больше 70 нумеров (от 75 коп. до 3 руб. в сутки)». 

img034.jpg 
«Старая гостиница» (1822-1825) и аптекарский флигель (1866). Фото рубежа XIX-XX вв.

Каменный двухэтажный дом на углу Красногорской площади и Александровской улицы на рубеже XIX-XX вв. целиком арендовался под трактирное заведение посадским купцом Г.В. Ногтевым или Кохтевым (такое написание фамилии также допускалось). Г.В. Когтеву, кроме названного трактира, принадлежал еще один в «Новой гостинице».

img035.jpg 
«Новая гостиница» на Красногорской площади. 1862-1864 гг. Открытка рубежа XIX-XX вв.

В будние дни трактиры работали с 7 утра до 22 вечера; в праздники они открывались по окончании Литургии в Троицком соборе и работали также до 22 часов. В любом трактире можно было заказать «пару чая», обед из одного – трех блюд. В трактире при «Новой гостинице» по требованию Лавры обед из трех блюд для небогатых постояльцев стоил не дороже 75 коп., из одного или двух блюд – не больше 30 коп. [10]. Крепкие напитки в трактирах Когтева отпускались распивочно и на вынос по вольной цене, но обязательно дороже казенной (с 1896 г. в России действовала винная монополия). По требованию Лавры в трактирах Когтева, как в ближайших к Лавре, не допускались музыка, пение и крики. Надо думать, что выполнение этого требования при одновременной продаже вина представляло немалые трудности для хозяина.

img036.jpg 
Фотограф А.П. Платонов. Фото начала XX в.

На рубеже XIX-XX вв. Г.В. Когтев, без всякого сомнения, был первым торговцем Красногорского рынка. В 1896 г. он, кроме трактиров, содержал еще и 8 лавок. В 1903 г. арендовал под кондитерское заведение два помещения в новых торговых рядах. Одной только арендной платы в лаврскую казну Г.В. Когтев выплачивал не менее 8000 руб. ежегодно. Для сравнения укажем, что сумма арендного сбора со всех лавок торгового ряда вдоль крепостной стены не превышала 4000 руб.

img038...jpg 
Торговец игрушками вразнос. Открытка из серии «Типы России».

img038.jpg 
Торговец мелочным товаром вразнос. Открытка из серии «Типы России».

С владельцами и арендаторами лавок на Красногорской площади конкурировали торговцы-разносчики и лоточники.

В отличие от Г.В. Когтева, большинство красногорских торговцев-арендаторов содержало одну, реже две лавки, отчаянно конкурируя между собой и с торговцами-разносчиками и лоточниками. О том, каким тяжелым хлебом была торговля, свидетельствует отношение купца С.М. Масалина, поданное в Собор в апреле 1897 г. Книжную лавку Масалина в торговом ряду у крепостной стены отделяли от Святых ворот четыре лавки. В своем Отношении торговец писал, что совершенно лишился пропитания как из-за неудачного располо­жения лавки в стороне от Святых ворот, так и из-за новых конкурентов – разносчиков. О конкурентах-разносчиках содержатель книжной лавки отзывался следующим образом: «Переходят с места на место или раскладывая свой товар на земле; или же нося на себе, куда идет богомолец, и он (разносчик) туда же, или встречает его на каждом месте, предлагает ему свой товар, навязывая каждому. Не довольствуясь сим, они ходят по номерам меблированных комнат, а также и по трактирам и блинным как зимой, так и летом» [11]. В заключение купец Масалин просил снизить арендную плату с его книжной лавки со 100 до 25 руб.

Двухэтажное лаврское здание, занятое трактиром Когтева, было построено в 1822 г. для размещения лаврской богадельни. В 1910-1913 гг. на его месте построили лаврский доходный дом, сохранившийся до настоящего времени.

img037.jpg

Трактир Г.В. Когтева на углу Красногорской площади и Александровской улицы. Фрагмент фотографии конца XIX в.

Действительно ли купец лишился пропитания от своей торговли, проверить невозможно из-за отсутствия в дореволюционной России системы подоходного налогообложения. Но о том, что такая опасность была реальна, свидетельствует прошение, поданное в Духовный Собор вдовой парикмахера Киселева. Из прошения следует, что Киселев, содержа парикмахерскую, «получал доходу так мало, что онаго едва хватало на прокормление семьи и на уплату за аренду помещения, остатков же никаких не получалось, и по смерти его при нем найдено денег только 12 коп.» [12].

Духовный Собор, отказав в уменьшении арендной платы Масалину, простил долг умершего парикмахера Киселева его вдове и даже сохранил за ней помещение парикмахерской.

img038.1.jpg

Отношение Духовного Собора к полицмейстеру по вопросу о торговцах-разнос­чиках. 1912 г.

Одни торговцы богатели, другие разорялись, но Красногорский рынок под древними крепостными стенами Троице-Сергиевой Лавры продолжал свою кипучую жизнь. Особенное оживление воцарялось на рынке в дни больших монастырских праздников, когда на Красногорскую площадь устремлялось множество крестьянских возов с мукой, зерном, овощами, деревянной и глиняной посудой, с лаптями и игрушками. Среди торговых рядов возникали балаганы с «красным» деревенским товаром. Балаганы, торговые ряды, Красногорскую площадь и саму Лавру заполняли тысячи людей. Людской говор, крики зазывал, споры торгующихся, звуки песен и шум из ближайших трактиров смешивались с торжественным звоном лаврских колоколов.

          
img023.jpg

Красногорский рынок. Фото рубежа XIX-XX вв.

Из путеводителя по Лавре и окрестностям: «В большие монастырские праздники, когда сюда стекаются тысячи народа, площадь принимает вполне ярмарочный характер. Тут появляются возы, нагруженные овощами, мукой, хлебным зерном, деревянной и глиняной посудой, железными изделиями и всякой крестьянской утварью, тут же открываются новые балаганы с красным деревенским товаром, чулками, лаптями, обувью, и вообще всем, чего требует неприхотливый крестьянский обиход; все это за­громождает площадь, и торг ведется целый день в полном разгаре».


Источник: Сергиев Посад. Страницы истории. XIV-начало XX века / Сост.: Н.Соловьёв, К.Филимонов. – М., ИД "Подкова", 1997. С. 160-180.


Примечения

[1] РГАДА ф: 1204. Oп. 1. Ед. хр. 10835 (1868).

[2] Там же. Ед. хр. 25262 (б/д).

[3] Там же. Ед. хр. 15931 (1901). Л. 2-3.

[4] Там же. С. 33-34. В состав комиссии входили: эконом Лавры игумен Досифей, городской староста Н.Ф. Каптерев, гражданский инженер М. Литвинов, полицмейстер Н. Савельев.

[5] Там же. С. 57-58.

[6] Архитектор А.Н. Померанцев. 1889-1893 гг.

[7] Дурылин С.Н. В своем углу. Из старых тетрадей. – М., 1991. С. 60.

[8] Шмелев И.С. Указ. соч. С. 262-263.

[9] Цены на хлебные изделия даны по кн. Дурылина С.Н.

[10] РГАДА. Ф. 1204. Oп. 1. Цд. хр. 15814 (1900). Л. 4.

[11] Там же. Ед. хр. 16183 (1902). Л. 26-28 об.

[12] Там же. Ед. хр. 16349 (1903). Л. 22.


STSL.Ru


9 Сентября 2018

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...