Возвращение колокола

Возвращение колокола

10 марта 1701 года, 318 лет назад, Петр I указал возвратить из Пушкарского приказа в Троицу колокол, отлитый, согласно имевшейся на нем надписи, при игумене Никоне, «и за тот колокол иной меди колокольной или какой не имать, и велеть им тот колокол в монастыре беречь». По приказу Петра I произведена подробная опись имущества Троице-Сергиева монастыря.

Колоколам на Руси с древних времен относились с особым почтением и любовью, в нашем отечестве они получили небывалое распространение.

В звоне монастырских колоколов звучал призыв к единству, предостережение против распрей, тревожным набатом сообщали они о приближении врага, звали на борьбу с иноземцами, в случае необходимости созывали под защиту монастырских стен. Колокольный звон пугал и раздражал захватчиков. <…>

В 1420 году 15 августа при игуменстве преподобного Никона к празднику Успения Пресвятой Богородицы был отлит древнейший Чудотворцев колокол, позже его стали называть Никоновским, который впоследствии своим благовестом знаменовал важнейшие события последующих времен.

Надписи на колоколах всегда были их неотъемлемой частью. Они отражали время создания колокола, ими прославляли государя, при котором он был отлит. О времени создания Никоновского колокола сообщается в литой надписи такими словами: «ис. хс. нк. В славу стыя и живончальныя Троица сврши си колокол в лета блгочиваго великого князя Василия Дмитриевича и архиепискпа Фотия, митрополита Киевского всея Руси, во обитель прдобнаго отца нашего Сергия, при настоятельстве от[ца] ншего Никона игумена, в лето 6928 [1420], индикта 13, мца августа 15, на Успение пречистыя Влаца нашея Богородица Мария». Итак, Чудотворцев колокол был отлит при великом князе Московском Василии Дмитриевиче, сыне Дмитрия Ивановича Донского, 15 августа 1420 года в честь праздника Успения Божией Матери при игуменстве преподобного Никона.

Надпись сообщает о том, что к этому времени Троицкий монастырь сам организовал литейное производство, а оно было очень и очень непростым. Собственное литье колоколов на Руси началось перед тем всего за 80 лет. Видимо, этот «колокол чюдотворцов» был первым колоколом в Троицкой обители. До него, в игуменство преподобного Сергия, в монастыре благовестили только в била: колокола были тогда очень дорогой и редкой роскошью. «Блаженный яге повел в било ударити», – говорится в одном месте «Жития» преподобного («Сергия, составленного его учеником Епифанием. Однако била находились в употреблении в обители еще долго после того, когда не было уже недостатка в колоколах. Известно, что била применялись еще в 20-х годах XX века во время богослужений в Троице-Сергиевой Лавре, а также в лаврском Гефсиманском скиту.

Этот древний Никоновский колокол имеет необычный для тех времен силуэт, напоминающий цветок колокольчика, единственным его украшением является надпись. Именно ему было суждено 5 июля 1422 года оповестить православную Русь о великом событии – обретении в Троицкой обители святых мощей преподобного Сергия. Благовестом этого колокола сопровождалось и торжество освящения Троицкого собора – первого каменного храма, возведенного в 1422–1425 годах.

Чудотворцев колокол был первым большим благовестником лавры и висел на деревянной звоннице, обычной для Руси XIV–XVI веков. Скорее всего конструкция была незамысловатой – столбы и перекладина. Для того чтобы легче было согласовывать колокольный звон с ходом богослужения, звонница располагалась рядом с Троицким собором. Лишь в 1476 году немногочисленные колокола монастыря были подняты на первую в истории лавры колокольню, устроенную над церковью Сошествия Святого Духа на апостолов (Духовской церковью). Поднят на нее был и Чудотворцев колокол.

Одним из самых известных чудес с колоколами является чудо, случившееся в 1701 году. В тексте начала XVIII века «Чудо с колоколами Троице-Сергиева монастыря» рассказывается о том, что в 1700 году после неудачи русских под Нарвой Петр I издал указ собирать с монастырей колокольную медь для литья пушек, чтобы компенсировать потери затонувшей под Нарвой артиллерии. От каждого монастыря было потребно по одной четверти от общего веса всех колоколов. Повелено было лить орудия из тех колоколов, которые признаны будут лишними.Власти монастыря, конечно, противиться государю не могли и старались его приказ исполнить. Однако воспротивились сами колокола. Сначала исчез старинный колокол, приготовленный к отсылке в Москву. Другой же, когда его хотели разбить, ударам молота не поддался и гудел аж трое суток. Еще два колокола, «братевники именуемы», никак не снимались с крючьев, а потом сами пали, обломав стены. Тот же пропавший чудесным образом древний колокол был через время отыскан в довольно неожиданном месте: его нашли в пруду за монастырем, когда монахи кололи лед для монастырских погребов.

Когда же государю доложили о напасти с колоколами Троице-Сергиева монастыря, тот сразу прибыл в монастырь. Учитывая нрав Петра I, это было необычайным шагом с его стороны. Вообще между государем и Троице-Сергиевым монастырем были особые отношения. Судя по некоторым данным, Петру всегда приходилось считаться с обителью. Все эти сообщения восходят именно к тому дню, когда Петр, взбудораженный колокольными знамениями, приехал в лавру на поклон Сергию.

Когда же колокола из лавры прибыли в Москву, оказалось, что один из них был лит в 1427 году. Этот колокол нередко путали с колоколом 1420 года. Он значился среди других больших колоколов «пуд по сту и болше». На нем была надпись, свидетельствующая о том, что «он лит в лето 6935-е [1427] при благочестивейшем великом князе Василье Васильевиче и при архиепископе Фотии Киевском и всеа Русии во обители преподобного отца Сергия при настоятельстве отца игумена ж Никона». В это время при игумене Никоне в Троицком монастыре появляются ремесленники разных специальностей, среди которых были и мастера колокололитейного дела.

Сам Петр для переплавки брать его не стал, а повелел за тот колокол иной меди колокольной или какой не имать, и велеть им тот колокол в монастыре беречь. Интересна и судьба этого старого колокола, который, противясь переплавке, сокрылся в водах пруда. Назад в Троицкую лавру он не поехал, его отвезли в Троицкое подворье в Московском Кремле, где через некоторое время он пострадает при пожаре. Тогда Петр I издает указ о переплавке его в новый для обители Сергия и Никона Радонежских. Вес его составил 161 пуд, а прозвище ему дали Баран. На нем была следующая надпись:«перелит сей колокол в пречестную обитель Сергию и Никону, Радонежским чудотворцам, и прибавлено меди 40 пуд, а лето от сотворения мира 7216, от рождества по плоти Бога Слова 1708марта мес. 1 день. А весу в нем 161 пуд. Лил сей колокол мастер Иван Моторин». Этот колокол, отлитый знаменитым мастером, также просуществовал недолго. К 1746 году он был уже разбит и в конце концов использован в литье троицкого «Царь-колокола» 1748 года, звон которого был слышен аж в Мытищах.

Никоновский же «Чудотворцев» колокол 1420 года сохранился до наших дней и в настоящее время находится в западном пролете третьего яруса звона лаврской колокольни.

День за днем, год за годом, век за веком этот глас Церкви созывает верующих в храмы. В звоне этого колокола, неизменном с древности до наших дней (издаваемый колоколом звук не меняется веками), слышится живой голос наших предков, напоминая о радостях и печалях Руси, призывая потомков сохранить и преумножить духовное богатство Русской земли – веру православную.


Источник: Житие и подвиги преподобного Никона Радонежского. – 2015. С. 209215.


STSL.Ru


10 Марта 2019

< Назад | Возврат к списку | Вперёд >

Интересные факты

Начало строительства Каличьей башни Лавры
Начало строительства Каличьей башни Лавры

4 июня (22 мая) 1759 года в Троице-Сергиевой Лавре началось строительство Каличьей башни (1759–1778). Строилась она по проекту московского архитектора И. Жукова на деньги, сэкономленные при возведении колокольни (РГАДА. Фонд Лавры. Балдин В.И. - М., 1984. С. 210) (Летопись Лавры).

Первая Пасха
Первая Пасха
21 апреля 1946 г., в праздник Светлого Христова Воскресения, в Троице-Сергиевой Лавре состоялось первое после 26-летнего перерыва праздничное богослужение. С этого дня в Троицкой обители был возобновлен богослужебный круг церковного года... 
Первый благовест Троицкой обители
Первый благовест Троицкой обители
20 апреля 1946 года в Великую Субботу Страстной седмицы из Троицкого собора в Успенский собор Лавры в закрытой серебряной раке перенесены мощи Преподобного Сергия. В 23.00 часов вечера того же дня впервые за четверть века с лаврской колокольни раздался благовест...
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
Визит великой княгини Александры Петровны Романовой
20 апреля 1860 г., по свидетельству исторических хроник, в Троице-Сергиеву Лавру, по дороге в Ростов, прибыла великая княгиня Александра Петровна Романова, известная своей обширной благотворительной деятельностью...
Первое богослужение в возрожденной Лавре
Первое богослужение в возрожденной Лавре
19 апреля 1946 г. в возвращенном братии Троице-Сергиевой Лавры Успенском соборе прошло первое богослужение – утреня Великой Субботы с обнесением Плащаницы вокруг собора...